Ходатаи пред Богом за Россию

Нина Николаевна Гайкова
Ходатаи пред Богом за Россию

Часть первая. «Второе Крещение Руси» и заступничество Прославленных Святых.

«Святые Земли Русской, молите Бога о нас!


Глава первая. Нравственная основа становления человека.

Понятие «образование» изначально происходит от слова «образ» и означает – восстановление в человеке Образа Божьего, а не накопление знаний, зачастую лишённых какой-либо системы и высшего смысла. А потому, конечно, истинное образование не может быть без нравственного воспитания, без духовного развития личности. Известный русский мыслитель И.А.Ильин сказал, что «образование без воспитания есть дело ложное и опасное…оно создаёт…людей полуобразованных…заносчивых спорщиков, беззастенчивых карьеристов…развязывает противодуховные силы…поощряет в человеке «волка». Да и Д. И. Менделеев, род деятельности которого был вроде бы далёк от духовной сферы, пришёл к тому же выводу: «знание без воспитания – меч в руках сумасшедшего». Всё это, к сожалению, наблюдается в нашей повседневной жизни, но всё же освобождение от недавно ещё довлеющей над сознанием большинства людей коммунистической, безбожной, а потому материалистической идеологии даёт возможность каждому обратиться к своим духовным истокам.

Итак, чуть более двадцати лет назад, наконец-то, было покончено с официальном атеизмом! (Кстати, совершенно очевидно, что отделение Церкви от государства и преподавание при этом научного атеизма – и беззаконие, и абсурд, с точки зрения здравого смысла; да и подобное словосочетание само по себе является химерой, потому что фундаментальная наука возникла именно в лоне христианской цивилизации – и многие великие и русские, и европейские учёные были глубоко верующими людьми. Но это-отдельный и очень глубокий вопрос).

А вслед за тем естественным образом изжили себя и метод соцреализма, с изучение «партийности» литературы и объяснение в литературной энциклопедии гуманизма как классового понятия. И вот мы стали обращаться к нашим духовным истокам и хоть с трудом, но начали понимать, что реальность есть ещё и духовная. И не «ещё», а по сути определяющая нашу повседневную жизнь. Недаром, тот же И.А.Ильин в другой своей книге написал, что внутреннее, сокровенное определяет внешнее и поверхностное и что понятие «Культура» глубже и сокровеннее, чем понятие «Цивилизация». (А не наоборот).

Ныне многие люди, причём, разного возраста, хоть и не сразу, часто, пройдя через большие испытания, даже скорби, но всё же пришли к Богу или хотя бы стали понимать на уровне разума, что без веры, без Церкви невозможно возводить прочный фундамент для нормальной, человеческой жизни. А огромную воспитательную роль Церкви всегда понимали даже пусть и не воцерковлённые, но просто культурные, порядочные люди, не утратившие способности мыслить люди.

И вот однажды, мне удалось наблюдать, как перед экзаменом в храм вошли человек десять учеников и спросили женщину за свечным ящиком, где находится икона Сергия Радонежского. Маленькие иконки с его изображением находилось и на партах у тех, кто сдавал вступительные испытания в техникум. Значит, хоть во дни серьёзных испытаний, и дай Бог не только, вспомнили о том, что Святой Сергий – покровитель тех, кто овладевает знаниями, о том, как не давалась ему изначально книжная грамота, а потом, по трудам и молитве открылась ему Мудрость, и не только книжная. (Возможно, во многом, благодаря великому М.В.Нестерову, о чём разговор ещё впереди).

Обращение к Пресвятой Богородице в молитве пред Образом Её Песчанским и окропление святой водой помогло изгнать странные явления, происходящие по вечерам в кабинете литературы одного из московских колледжей, забывших о своём предназначении, – и многие студентки безо всякой иронии говорили, что этот кабинет «святой». Преувеличение, конечно, но хорошие девочки, очевидно, ощутили тот разящий контраст, который был между намоленным кабинетом и остальным пространством.

А молитва Пресвятой Богородице пред образом Иерусалимским и обращение к Преподобному Сергию и Святому Тихону Задонскому, о котором речь пойдёт позже, помогли мальчику из коррекционной группы, которого хотели отчислять или отправить в академический отпуск из-за постоянных болезней, в дальнейшем практически не пропускал занятий и проходил без болезней всю зиму.

Незадолго же до рассказанных событий, по молитве Святых Заступников, после окропления экзаменационной аудитории святой водой на вступительных экзаменах один очень старательный, но страдающий природной безграмотность слушатель подготовительных курсов сделал в диктанте всего две-три пунктуационных ошибки, а в течение нескольких месяцев все его работы были исчерчены красным цветом! При этом юноша специально сел на первую парту – и списывать никакой возможности не имел! Действительно чудо! Ведь в те благословенные дни в конце мая Церковь вспоминала и Евангелиста Иоанна Богослова, и Святителя Николая, и Святых Учителей Словенских – Кирилла и Мефодия.

И, конечно, во время экзамена всем благочестивым студентам, абитуриентам, школьникам, да и учителям незримо помогал и помогает Преподобный Сергий Радонежский, 700-летие которого отмечается в 2014 году. (Автор исторического романа "Похвала Сергию" Д.М.Балашов, а также писатель – эмигрант Б.К.Зайцев в книге «Река времён» – в главе, посвящённой Преподобному Сергию высказывают версию, что Святой родился на восемь лет позже, но через 700 лет вряд ли это играет какую-то роль.

Главное – то огромное значение, которое имеет Образ Преподобного Сергия в жизни России, да и каждого верующего человека). И, конечно, очень важен он для тех, кто учит и учится – о чём говорят даже приведённые выше примеры, – и уверена, что их многократно больше.

Глава вторая. Преподобный Отче Сергие.

Думаю, что нет человека, который ничего не знал бы о Преподобном Сергие, о Троице Сергиевой Лавре; знают о нём даже люди иной веры, хотя бы из курса истории России. В 90-ом году, ещё до официального воцерковления, которое позже будет названо Вторым Крещением Руси, в институте на занятиях по литературе преподаватели говорят об огромной роли Сергия Радонежского в объединении Русских Земель. А потом, несколько лет спустя, житие Сергия Радонежского включается в школьную программу. Наконец-то, становится очевидным огромное воспитательное значение житийного жанра как такового, как было это во все времена…

А потому мы сейчас мысленно перенесёмся на двадцать с небольшим лет назад…Итак, на дворе 90-е годы 20-го столетия. Общее настроение, состояние – это ощущения падения в какую-то бездну или того, что все мы летим под откос на потерявшем тормоза поезде. Многие отвергают всё, что не поможет, по их словам, «выжить» и поклоняются только доллару. Кажется, что Россию целенаправленно уничтожается, чтобы не стояла на пути «мирового разврата», именуемого «свободой». Рушатся казавшиеся незыблемыми ценности; «опоры нет, чтоб руки к ней простерть»,– как писал когда-то А.А.Фет. Позволю себе высказать личное ощущение, что всё это, говоря стихами М.И.Цветаевой, – «мракобесие, смерч, содом» посланы нам, как и в начале 20-го века, за богоотступничество! И тогда, после Октябрьского переворота, последствиями отречения от Бога стали повсеместные «Иудин грех», как писал ещё в 20-годы М.А.Волошин, и «пиры Валтасара»; замена Образа Пресвятой Троицы триадой «сатанистов», «сотворение кумира» в виде КПСС и тоже повсеместное «неоязычество»; замена Соборности безликим коллективом, как писал И.С. Шмелёв; повсеместный грех лжи и создание ложных идеалов, которые в одночасье рухнули в те самые «лихие 90-е»!

Но нельзя «выжить» только плотью! В предисловии к житию Святого Иоасафа Белгородского и Акафисту Пресвятой Богородице пред Образом Её Песчанским говорится, что за годы официального безбожия растратился тот духовный капитал, который был накоплен со времён Крещения Руси, который позволял сохранять человеку живую душу. (Всем хорошо известно о переписи населения, когда, невзирая на угрозу репрессий, подавляющее большинство объявило себя православными людьми, когда, несмотря на запреты, посещали русские люди храмы и святые источники, сохраняли иконы из разорённых храмов и тайно крестили детей А роль Православной Церкви во время Великой Отечественной войны – вообще отдельная тема, требующая особого размышления). И потому-то и приходит мысль о том, что неслучайно именно в те разрушительные 90-е годы начинается возрождение Церкви. Господь как будто даёт великой некогда России последний «спасательный круг», чтобы не утонула в пучине беззакония, безнравственности, безразличия к человеческой жизни…

И вот, пожалуй, в самом страшном 1992г. в Доме Художника, устраивается огромная выставка, посвящённая 600-летию преставления Преподобного Сергия. Многочисленные иконописные образы Преподобного и, конечно, Пресвятой Троицы среди беснующегося вокруг «Содома». Удивительно, непостижимо, что выставка вообще могла состояться тогда, когда денег у властей не было ни на что, кроме откровенного разврата. И народу много – а кто-то приходят даже по несколько раз! А на многих московских улицах – и не только рядом с выставкой – растяжки со словами: «Преподобный Отче Сергие! Моли Бога о нас»! Это – крик души, мольба о спасении, последняя надежда на то, что мы не просто выживем физически, но и останемся людьми! И вот прошли эти годы. Мы всё-таки живы! И дай Бог хоть какие-то выводы иногда делаем, о чём уже говорилось ранее. Думаю, во многом, благодаря незримому заступничеству Преподобного…

А ровно за сто лет до того, в год 500-летия со дня Преставление Преподобного, звонили колокола по всему 70-километровому пути от Москвы до Троице Сергиевой Лавры. Конец 19-го века – время тоже очень непростое – но почитание Святого Сергия неизменно! О том же свидетельствуют и написание М.В.Нестеровым целого цикла хорош всем известных образов Преподобного Сергия, и приведённые ниже отрывки из повести «Богомолье» И.С.Шмелёва и из книги «Из жизни православной Москвы 20-го века» звонаря Свято-Данилова монастыря М.И.Макарова, книгу которого по праву можно считать «продолжением» «Лета Господня» и «Богомолья» через 30 лет. И все герои – тоже реальные люди.

 

Конечно, нам – современным людям почти невозможно представить эти духовные переживание, такое ощущение духовной реальности, того, что человек – часть всего творения Божьего, эту кровную связь со святынями. Только оказывается, что и после 70-летнего безбожия Преподобный Сергий не забыт русским народом, несмотря на все старания «новоявленных иуд», как было сказано о большевиках в одной из песен!

Ныне по милости Божьей устраивается немало выставок, посвящённых духовной культуре нашего Отечества, например, в известном во всём мире музее Древнерусского искусства им. Андрея Рублёва, расположенном на территории Спас – Андроникова монастыря, созданного учеником Святого Сергия Радонежского – Святым Андроником по благословению Преподобного. Но тогда, в страшном 1992г. первая выставка такого масштаба, доступная всем, была событием, с которым мало что сравнится по значению. Одним словом, спасибо Преподобному Сергию!

А потому хотелось бы осмыслить некоторые наиболее важные аспекты жития Преподобного Сергия Радонежского и отражение его образа в искусстве – естественно, не только иконографии, хотя это, конечно,– основа.

Икону с клеймами, по аналогии можно было бы назвать «житием для неграмотных».

На клеймах многочисленных икон Преподобного Сергия мы видим и рождение и Крещение Варфоломея (Думаю, все знают, что имя Сергий он получил в монашестве,а крещён был Варфоломеем, уж хотя бы благодаря великому полотну того же М.В.Нестерова, о чём ещё будет сказано), и основание Святым храма в честь Пресвятой Троицы, и исцеление бесноватого, и воскрешение умершего уже отрока. И изведение из земли источника, и благословение Дмитрия Донского на Куликовскую битву, и Отказ Святого Сергия возглавить Митрополичью кафедру. И явление ему и ученику его Михею Пресвятой Богородицы со апостолами, и сослужение Преподобному ангела и стоящий за Сергием огненный стлп во время Литургиии, и видение перед представлением Святого, и обретение Святых Мощей, и явление Преподобного Сергия, часто вместе с Преподобным Никоном болящим и тем, кто попал в беду, и явление его заступничества во время осады Троице-Сергиевой Лавры поляками. Это – лишь самые распространённые клейма!

Хотелось бы остановиться на некоторых событиях жизни Варфоломея – будущего Святого Сергия, которые, думаю небесполезно осмыслить. А также привести в связи с этим и известные литературные примеры, а также и живописи.

«…Небо над Лаврой – святое, голубое. Носятся в нем стрижи, взвизгивают от радости. И нам всем радостно, денек-то послал Господь! Только немного скучно: сегодня домой идти.

После ранней обедни прикладываемся к мощам, просим благословения Преподобного, ставим свечу дорожную. Пригробный иеромонах все так же стоит у возглавия, словно и никогда не сходит. Идет и идет народ, поют непрестанные молебны, теплятся негасимые лампады. Грустно выходим из собора, слышим в последний раз:

Преподобный отче Се-ргие, Моли Бога о на-ас!..

Мы крестимся. Все желают нам доброго пути. Из-за двора смотрит на нас розовая колокольня-Троица. Молча выходим за ворота. – Крестись на Троицу, – говорит мне Горкин, – когда-то еще увидим!..

Видно всю Лавру-Троицу: светит на нас крестами. Мы крестимся на синие купола, на подымающийся из чаши крест:

Пресвятая Троица, помилуй нас!

Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас!.. Вот и тихие улочки Посада, и колокольня смотрит из-за садов. Вот и ее не видно. Выезжаем на белую дорогу. Навстречу – богомольцы, идут на радость. А мы отрадовались – и скучно нам. Оглядываемся, не видно ли. Нет, не видно. А вот и перелески с лужайками, и тропки. Мягко потукивает тележка, попыливает за ней. А вот и место, откуда видно – между лесочками. Видно между лесочками, позади, в самом конце дороги: стоит колокольня-Троица, золотая верхушка только, будто в лесу игрушка. Прощай!..

– Вот мы и помолились, привел Господь… благодати сподобились…говорит Горкин молитвенно. – Будто теперь и скушно, без Преподобного… а он, батюшка, незримый с нами.

Скушно и тебе, милый, а? Ну, ничего, косатик, обойдется… А мы молитовкой подгоняться станем, батюшка-то сказал, Варнава… нам и не будет скушно. Зачни-ка тропарек, Федя, – «Стопы моя направи», душе помягче.

Федя нетвердо зачинает, и все поем:

Стопы моя направи по словеси Твоему,

И да не обладает мно-о-ю-у…

Вся-ко-е… безза-ко-ни-и-е-э!..

Потукивает тележка.

Мы тихо идем за ней».

Это – финал повести «Богомолье» известного ныне писателя-эмигранта И.С.Шмелёва, главная тема творчества которого – Святая Русь.

Повесть эта, можно сказать, «кровеносными сосудами» связана с его великим и знаменитым «Летом Господним». Она также создавалась в течение многих лет вдали от любимой России и закончена незадолго до того, как писатель оставил мир. Произведение тоже во многом автобиографично. Итак, хорошо известные читавшим «Лето Господне» персонажи – реальные люди, имеющие непосредственное отношение к семье Шмелёвых, идут на богомолье в Троице Сергиеву Лавру – к Преподобному, как говорят они сами. И, конечно к Пресвятой Троице! Идут пешком – и маленький Ваня, и старичок Горкин – а телега только так, на всякий случай. Тогда – в далёком 14-ом веке сам Преподобный, будучи уже немолодым, ходил пешком из Лавры в Москву и обратно. Даже этот небольшой отрывок даёт проникнуться тем глубоким неподдельным чувством благоговения, которое испытывало русское верующее сердце к Святому Сергию – Заступнику Земли Русской! И небо над Лаврой «святое» – потому что смотрит на нас с любовью Сам Господь во Святой Троице и святой угодник Его – Преподобный Сергий! («Звёзды смотрят, словно Божьи очи», – написал в стихотворении «Ночь» известный православный философ и поэт А.С.Хомяков – а в повести И.С.Шмелёва также «смотрит» небо над Троице – Сергиевой Лаврой). И, конечно, одна из ключевых мыслей, вложенная в уста благочестивого Горкина: «Вот мы и помолились, привел Господь… благодати сподобились…говорит Горкин молитвенно. – Будто теперь и скушно, без Преподобного… а он, батюшка, незримый с нами». И объяснений никаких не нужно! Ведь это «говорит» душа самого русского православного народа!

«Навстречу – богомольцы, идут на радость. А мы отрадовались – и скучно нам», – даже не говорит, а думает маленький Ваня – и слова: «скучно», «грустно» – звучат неоднократно при прощании с почитаемой всем народом святыней – Троице-Сергиевой Лаврой. Всё проникнуто светлой грустью и умиротворением. Все преисполнены благодатью, но грустно расставаться с Обителью Преподобного – «видением Града Божьего», как говорил о русских монастырях известный философ – князь Е.Н.Трубецкой. Давайте вдумаемся: чистому сердцем ребёнку (Будущему писателю тогда ему было не более 10 лет) скучно не без детских игр и развлечений, даже не без отца, которого он очень любил, а без Преподобного Сергия! Объяснять, наверное, нечего – и незачем!

«Утро было свежее, прозрачное, чистое, умытое. На траве роса. Вокруг все сияло, все дышало необыкновенным единством. У Лермонтова есть прекрасные слова: «пустыня внемлет Богу», а тут было другое – природа молилась Богу: вторят росы, вздыхают травы: – Свете тихий святыя славы. И эта молитва наполняла радостью и восторгом душу…Солнце совсем уже было близко к горизонту, когда мы пришли в Городок – так назывался в то время Радонеж. Перед нами раскинулись обширные долины, окруженные лесами. Воздух был напоен смолистым запахом леса и росным запахом свежих трав…

Деревянный сельский храм был еще открыт, но служба в нем уже закончилась. Мы зашли в храм перекреститься и посмотреть его внутри. Меня поразил и навсегда запечатлелся в памяти лик Ангела в верхнем ряду иконостаса, освещенный лучом заходящего солнца. Казалось, что это не изображение, а видение Ангела, сходящего в вечернем свете на землю. Много лет спустя я как-то раз услышал стихотворение, взволновавшее удивительным совпадением с неизгладимым воспоминанием:

В сельском храме простом, убогом

Свет вечерний на лике строгом —

Ангел сходит к земле с приветом,

весь одетый вечерним светом…

Тихо молвят леса, долины:

«Небо гаснет, но свет единый

Ждите завтра, молясь с утра вы,

Свете тихий святыя славы.

Свете тихий святыя славы.

Все сразу ярко встало в памяти: и сияющий в вечернем свете Ангел; и гаснущее небо; и тихие сумеречные долины, благоухающие росным запахом трав; и Свете тихий святыя славы, освещавший тогда наши детские души».

Это – тоже детские воспоминания человека, который в преклонном возрасте станет звонарём Свято-Даниловой обители, а до того будет обыкновенным служащим советского учреждения, – М.И.Макарова.

Воспоминания эти запечатлены в замечательной его книге «Из жизни православной Москвы 20-го века», которую, как уже говорилось, можно во много считать продолжением «Лета Господня» и «Богомолья» И.С.Шмелёва. (Только родился М.И.Макаров через 30 с лишним лет – в начале трагического 20-го века). В приведённых отрывках рассказывается, как целый класс 10-летних мальчишек с одним лишь молодым учителем Сергеем Александровичем едет в Троице – Сергиеву Лавру, а до посещения самой Лавры учитель решил повести мальчишек поклониться мощам родителей Преподобного – Святым Кириллу и Марии в Хотькову обитель. Какая глубинная духовная преемственность земной жизни, переходящей в Вечную!

Весь класс ночует в доме священника и его матушки – родителей Сергея Александровича. Тоже удивительно символично: отец – священник, а сын его – учитель, служащий в школе при Свято-Даниловом монастыре (Именно с этой – самой древней Московской Обителью связана вся жизнь и самого автора книги).

Итак, возвратимся к воспоминания автора книги. По сути, он описывает паломничество, причём, целого класса! Не семьи или друзей, как у И.С.Шмелёва, а тех, кто вместе овладевает знаниями – и под руководством учителя! Думаю, сейчас такую ситуацию и представить почти невозможно! К самой поездке мы ещё несколько позже возвратимся, а сейчас хотелось бы остановиться именно на том чувстве, на ощущении мира Божьего, которым проникнуто и всё произведение – и, в частности, приведённые выше отрывки. Здесь, можно сказать, «звучат» и утренняя и вечерняя молитвы! И «результат» этих приносимых от чистого детского сердца молитв – «видение Ангела, сходящего в вечернем свете на землю». (Может быть, того самого Ангела, который стоял за спиной Преподобного Сергия во время совершения им Литургии).

Как и в произведениях И.С.Шмелёва, всё проникнуто ощущением Святости – причём не только в храме, но и в окружающей природе, которая. по словам М.В.Ломоносова, воплощение Величия Божьего! Конечно, здесь нет грусти, потому что они не «отрадовались», а только «идут на радость», говоря языком героев повести «Богомолье».

«За завтраком Сергей Александрович сказал, что мы сейчас отправимся пешком в Лавру. До Лавры примерно двенадцать верст. У крыльца нас ждала телега, на которую иногда в пути садились отдохнуть те из нас, кто уставал. Дорога шла с горы на гору. Но это были какие-то странные горы. Видишь, что дорога пойдет под гору, а потом – на крутую гору. Когда идешь, вроде и горы никакой нет, и лишь когда подымешься и оглянешься назад, видишь: вон на какой крутой горе мы были» -

Как маленький Ваня, старичок Горкин, и их домочадцы, идут дети вместе с учителем в Лавру пешком, пусть и не так далеко, как герои «Богомолья» – всего лишь из Радонежья. И телега у них только так – на всякий случай, и крутых подъёмов во время пути замечать не будут, потому что это – Дорога к Храму!

Разумеется, всё мысли и чувства, отражённые в произведениях обоих авторов, могут быть связано с любым Прославленным Святым, но здесь они навеяны именно Образом Преподобного Сергия.

И ещё, думаю, следует сказать вот о чём: возможно, роль Сергея Александровича несколько меньшая, чем роль М.П.Горкина – всё-таки рядом с ним целый класс в чём-то очень разных детей, а не своя семья; да и сам учитель, в отличие от М.П.Горкина, ещё молод; но, бесспорно, совершает он очень большое и благое дело. А этих столь разных детей объединяет вера, благочестие и чистота сердца.

Возможно ещё, что и само изложение у М.И.Макарова несколько менее эмоционально, чем у И.С.Шмелёва; и всё же нельзя не увидеть, не почувствовать, что оба произведения, да и жизнь их создателей, объединена главным – присутствием Бога и Святости, заступничества Матери Божией и Святых в повседневной жизни, в каждый час жизни, потому что оба автора – истинно русские, православные, глубоко верующие люди! И роль Преподобного Сергия в том огромна!

Глава третья. «Залог величья человека, сомостояние его». (А.С.Пушкин).

Итак, Ваня – будущий писатель И.С.Шмелёв воспитывался в православной благочестивой семье, чего нельзя не увидеть, читая его замечательные повести; как и Миша – будущий звонарь М.И.Макаров, которого в какой-то степени можно считать последователем И.С.Шмелёва, о чём уже говорилось. Так же благочестиво воспитывались и будущие религиозные философы: В.С.Соловьёв, Е.Н.Трубецкой, И.А.Ильин. В благочестии рос и сам Святой Сергий, и многие Святые Земли Русской – Преподобный Серафим Саровский, о котором ещё будет сказано особо;

 

Святитель Тихон Задонский и Святитель Митрофан Воронежский, к которому прислушивался даже Пётр Первый; Святитель Иоасаф Белгородский, которому Матерь Божия явила Песчанский Свой Образ; Святой Митрополит Филарет Московский, без которого гениальный А.С. Пушкин мог бы утонуть в пучине страстей.

Рейтинг@Mail.ru