Проклятие Рейнстронга

Наташа Эвс
Проклятие Рейнстронга

Часть первая

Пролог

Когда-то давно, по вечерам, когда густые лапы ночи вползали в город и пугали детей в пижамах, бабушка рассказывала мне об одной маленькой принцессе, которая появилась на свет не просто так. Росла она послушной, умной и красивой, любила рисовать и мечтать. Но когда принцесса подросла, случайно попала в чужое королевство, где ее ждали два принца. Да, именно ждали. И очень давно. Потому что королевство это заколдовал злой чародей, и разрушить заклятие было под силу только принцессе. Как? Она должна выйти замуж за сына короля, родить наследника и этим сокрушить замысел злого чародея. Но в замке – два принца. Кого же выбрать? Ведь если принцесса ошибется, колдовские чары победят…

На этом месте я каждый раз проваливалась в царство сна и не слышала продолжения. Но мне всегда хотелось знать – какой выбор сделала принцесса и кто победил. И только повзрослев, поняла: эта сказка про меня. Это я должна сделать трудный выбор – подарить людям из «заколдованного королевства» жизнь или смерть.

Глава 1. Гостья

Я шла, не разбирая дороги. Грязь хлюпала под ногами, всасывая обувь, как болотная жижа. Казалось, ледяной ветер продувал до костей. О чем я только думала, когда собралась в такую даль? Ехать за несколько километров от города, чтобы найти дальний хутор и попасть на прием к потомственному магу! Что меня дернуло среагировать на это объявление в газете! В жизни к ним не обращалась.

Наконец, поднявшись на возвышенность, я втянула носом холодный воздух и остановилась. Вдалеке виднелся массивный каменный дом. Из печной трубы тянулась тонкая полоса дыма, временами разрываемая ветром. Позади дома просматривалась еще одна крыша, вероятно, каменный великан был не одинок. Рядом с домом, как гриб на поляне, красовался огромный вековой дуб.

Где-то сбоку от меня раздались резкие хлопки, я вздрогнула и повернулась: на ветке засохшего дерева складывал свои крылья большой черный ворон. Он боком посмотрел на меня своим глазом-бусинкой. Его взгляд был таким внимательным и пристальным, что мне стало не по себе. Я с трудом отвела взгляд от птицы и снова вгляделась в дом. Видимо, это и есть жилище мага.

Приблизившись, я взялась за кольцо и три раза стукнула им об дверь, та бесшумно отворилась, и мой взгляд упал вниз, потому что передо мной стоял маленький кривоногий карлик, ростом чуть больше метра. Из-под его растянутой вязаной шапочки висели темные пряди волос до плеч. Карлик почесал горбатый нос маленьким скрюченным пальцем и осмотрел меня сверху вниз. Задержав осмотр на моих ботинках, к которым кусками прилипла грязь, он спросил:

– Что привело вас сюда, юная леди?

Вытащив из сумки газету с объявлениями, я собралась объяснить, по какой причине пришла, но не смогла отыскать то место, что обвела красным маркером.

– Я… По объявлению.

– По какому объявлению, детка? – искренне удивился незнакомец.

– Ну как же… «потомственный маг решит все ваши вопросы…»

Недоумение застыло на лице карлика.

– Хм, – улыбнулся он. – Очень странно. Похоже, ты ошиблась.

Я растерянно моргнула.

– О, нет… Неужели перепутала направление? Простите.

Повернувшись к двери спиной, я с тоской посмотрела на бескрайний простор, покрытый грязью, по которому предстояло возвращаться обратно. Но картинка вдруг закружилась перед глазами, и наступила темнота.

– Кажется, приходит в себя, – сказал мужской голос.

Я подняла тяжелые веки, изображения расплывались, лоб обжигало что-то горячее. Черное пятно впереди стало обретать очертания, открывая взору высокого мужчину. Он стоял в стороне, сложив руки на груди, и хмуро смотрел на меня. Мужчина был очень красив: его белое лицо оттеняли черные, как смоль, волосы до плеч, глаза, словно два угля, пристально смотрели на меня. На белоснежной левой руке красовался большой перстень с массивным черным камнем, на запястье такой же браслет, выложенный по кругу камнями поменьше.

Я потянулась ко лбу, пытаясь понять, что так жжет кожу.

– Позволь мне, – стоящий рядом карлик протянул руку и снял сложенную мокрую тряпку с моего лба. – Тебе лучше? – он участливо заглянул мне в глаза.

Приподнявшись на локте, я оглядела комнату. Она казалась просторная, но какая-то мрачная. В ней было мало света, несколько свечей и свет от огня в камине.

– Что ты искала в наших краях? – ледяным голосом спросил черноволосый мужчина.

Содрогнувшись, я проглотила комок в горле, мне было здесь неспокойно: странное место, странные люди и обстановка, будто попала в другой мир.

– Я искала мага. Объявление о его услугах прочла в газете.

– Как ты нашла наш дом? – продолжил мужчина.

– Я же говорю, по объявлению. Адрес был указан…

– Адрес?! – будто усмехнулся белокожий красавец. – Покажи, где это написано?

Я стала искать глазами свою сумку. Карлик короткими шажками, переваливаясь, подбежал к лавке напротив, взял сумку и передал ее мне. Достав газету, я бегло просмотрела страницу, где своей рукой обвела это чертово объявление красным маркером, но оно словно растворилось среди печатных строк. Я медленно подняла глаза на мужчину, чувствуя, как стыд заливает мое лицо.

– Не могу найти. Но оно было, я его сама обвела.

Обменявшись странным взглядом с мужчиной, карлик молча заковылял в конец комнаты и скрылся за дверью.

– Это она? – спросил кто-то.

Я вздрогнула и обернулась на голос. У стены в темном углу появилась фигура. В том краю комнаты света почти не было, но сквозь тьму выделялось белое лицо в обрамлении черных волос, очень похожее на лицо мужчины, с которым я разговаривала, но намного моложе.

– Еще не знаю, – ответил тот, что постарше. – Я отправил Марка.

В этот момент дверь отворилась, и появился еще один человек. Молодой мужчина, похожий на предыдущих двоих, но возрастом как тот, что стоял в темном углу. Его черные волосы были гладко зачесаны и собраны в «хвост». Все трое одеты в черное и удивительно похожи.

Вошедший мужчина приблизился к тому, что постарше, сложил руки на груди и зло посмотрел на меня. На его руке я заметила такой же перстень с браслетом, что и у моего собеседника.

– Что она здесь делает? – нервно спросил он, глядя на меня.

– Владимир, сейчас не время, – отозвался старший красавец.

Владимир метнул взгляд в темный угол комнаты.

– Что? Ждешь? – ядовито спросил он и, с презрением глянув на меня, бесшумно исчез за дверью.

Я чувствовала себя, как овца на бойне. Страх сковывал все мое тело. Пришлось тайком ущипнуть себя, чтобы проснуться от этого кошмара.

Свесив ноги, я собралась встать с лавочки, на которой все это время лежала, и когда потянула ремень сумки к себе, боковым зрением заметила едва уловимое движение в темном углу. Стоявший в темноте исчез, будто растворился.

– Должно быть, это моя ошибка. Сожалею, что принесла вам беспокойство. – Я стала искать обувь, потому что остро захотелось сбежать.

– Ты собираешься уйти? – вдруг спросил старший мужчина.

– Да, простите, а где мои туфли?

– Но ты ведь хотела попасть к магу, – напомнил черноволосый красавец.

Меня изумила такая перемена в настроении и даже застала врасплох, но тут в дверях появился карлик и едва заметно кивнул мужчине.

– Он ждет тебя! – вежливо произнес мой изменившийся собеседник и протянул руку к дверям, приглашая последовать туда.

– Марк, подай обувь даме, – раздался голос с другой стороны.

Я повернулась и увидела у камина того исчезнувшего молодого мужчину, который скрывался в темной стороне комнаты. Он что, перенесся в пространстве?

Карлик поставил передо мной вычищенные туфли. Я обулась и посмотрела на молодого незнакомца, увидев теперь его полностью: белая кожа, черные блестящие волосы до плеч, алые губы. На левой руке браслет и перстень. Его черные глаза смотрели не так холодно, как глаза старшего, и не так брезгливо, как у второго младшего. «Какой он красивый…» – мысленно восхитилась я и шагнула в распахнутую дверь.

Меня вели по длинным темным коридорам. Наш путь освещал факел, который нес Марк, высоко подняв свою маленькую руку. Он шел впереди, за ним шла я, а позади бесшумно передвигался черноволосый мужчина, который был старший. Удивило изобилие комнат и коридоров, хотя с виду дом был не таким большим.

Наконец мы спустились по каменной извилистой лестнице. Марк отворил одну из дверей, и мы вошли внутрь. Темная комната освещалась лишь факелами на стенах. В центре стоял деревянный стол, за которым сидел необычный старик. Его седые длинные волосы лежали на плечах, густые белые брови отросли так, что прикрывали глаза. Один глаз был черным, как уголь, другой поражен бельмом и оттого выглядел молочно-мутным. Старик протянул ко мне руку.

– Это Яков, – пояснил черноволосый мужчина. – Он расскажет обо всем, что тебя интересует.

Мое сердце заколотилось от волнения, ноги сами понесли к старику, отчего на стенах заплясали тени горящих огоньков факелов.

– Вы маг? – недоверчиво спросила я, присев на стул напротив и разглядывая собеседника, похожего на сказочный персонаж.

Тот протянул скрюченные артритом костлявые пальцы и взял мои ладони, ощупывая их и глядя куда-то перед собой. Обернувшись, я увидела, что старший красавец все еще стоит у двери. Не обращая на меня внимания, он ожидающе следил за стариком.

– Ступай, Богдан, – хрипло сказал старец.

Мужчина повиновался и исчез за дверью. Не отпуская моих рук, старый Яков направил глаза на меня.

– Слушаю тебя, дитя, – начал он. – Что ты хочешь знать?

Я озадаченно пожала плечами:

– Мне иначе представлялся маг.

– Я не маг, – нахмурился старик. – Но это уже неважно. Можешь так думать.

– Понимаете, раньше мне не приходилось обращаться к таким людям. Это впервые. Но одно событие заставило решиться…

 

В этот момент старик покачал головой, будто знал, о чем речь, и я продолжила:

– Меня беспокоит странное существо. Оно является по ночам в разных образах: то покрытое волосами, то с крыльями за спиной. Но всегда этот образ мужской. Он ходит по комнате, возле кровати, дурманит мое сознание, заставляя видеть разные галлюцинации. Недавно умерла бабушка, которая воспитала меня, а больше в моей жизни никого нет. Как рассказать кому-то об этом ночном видении? Меня ведь сочтут сумасшедшей. Поэтому приехала к вам.

Старик внимательно выслушал и спросил:

– Что ты хочешь знать?

– Что это за существо?

Яков отпустил мои ладони. Его мутный левый глаз будто выворачивал наизнанку.

– Это инкуб, – ответил он.

– Что, простите? – я машинально нагнулась ближе, будто не расслышала.

– Тебя посещает инкуб, ночной демон, очень нехороший. – Яков закашлялся, а я так и застыла, подавшись вперед. Старик вытащил платок, вытер им губы и продолжил: – Если он завладеет твоим сознанием, будет плохо.

Растерянно моргнув, я попыталась вместить услышанное.

– Инкуб? Зачем? И что мне теперь делать?

– Ты не должна его бояться, Виктория.

– Вы знаете мое имя? – удивилась я.

– Для колдуна имя пришедшего к нему не может быть тайной. Не позволяй демону копаться у тебя в голове, – продолжил старик. – Твоя воля – преграда для инкуба. Эти существа не имеют большой силы, но они имеют возможность воздействовать на человека через сознание. Если ты поддашься – он победит.

– Он убьет меня? – ужаснулась я.

– Нет, – покачал головой Яков. – У него нет на это разрешения. Но ты будешь мучиться. Иногда от союза инкуба и человека рождаются дети. Родив такого ребенка, женщина умирает.

Я растерянно уставилась в стену. Страшная новость воткнулась в мой мозг, как осколок стекла.

Яков медленно поднялся и с сожалением произнес:

– Бедная девочка. Я хочу помочь тебе. – Он подошел к полке на стене и достал коробочку. Костлявыми пальцами стал что-то вылавливать со дна, пока наконец не вынул цепочку с кулоном. – Повесь на шею, – старик протянул украшение мне.

Кулон выглядел как потемневшая бронза и имел форму многогранного овала с замочком сбоку. Раньше я видела подобные, их можно было открыть и вставить в обе половинки по фотографии.

– Не снимай его и не открывай, – добавил Яков. – Он поможет тебе в борьбе с инкубом.

В этот момент в комнату вошел черноволосый старший.

– Богдан, пусть ее проводят до холма, – сказал Яков и обратился ко мне: – Если станет плохо, можешь прийти сюда снова. Помни, что я сказал тебе, и не бойся, Виктория.

– Да, все поняла, – кивнула я и полезла в сумку. – Сколько с меня?

Яков остановил мои руки, достающие кошелек.

– Ступай с миром, дитя.

Тепло сжав его сухую прохладную ладонь, я улыбнулась:

– Спасибо вам.

Мы с Богданом направились к двери, а за спиной послышалось бормотание старика:

– Твоя оплата последует позже. И она будет бесценна.

В коридоре ждал Марк с факелом в руке. Карлик быстро заковылял впереди, освещая нам путь. Богдан бесшумно следовал позади, и когда мы вышли в светлую комнату с большим окном, мужчина произнес:

– Проводите Викторию до холма.

Я увидела обоих младших красавцев. Тот, что Владимир, стоял у окна, сложив руки на груди. Второй грациозно сидел в кресле, обитом красным бархатом, с золотыми резными подлокотниками. Он выглядел как принц из какой-нибудь сказки: статный, молодой, ослепительной красоты брюнет. На секунду я залюбовалась им.

– Я не поеду, – отрезал Владимир, хмуро глянув на мою шею. Вероятно, он заметил цепочку с кулоном, потому что тут же нервно выдохнул и вышел из комнаты.

– Я отвезу, – вызвался второй, поднимаясь с кресла.

– Спасибо, Александр, – кивнул Богдан и, задержав на мне взгляд, учтиво склонился: – До свидания, Виктория. – Затем прибавил: – Сынок, возьми Варлена.

Во дворе Александр на минуту исчез и вновь появился, ведя высокого черного жеребца, затем помог взобраться на коня, лихо запрыгнул сам и дернул поводья. Конь медленно побрел по мокрой глиняной дороге. Устроившись позади, молодой брюнет удерживал повод, ограждая меня руками с обеих сторон.

Вся ситуация была более чем странной. Эти люди никак не вписывались в двадцать первый век, отчего создалось впечатление, что я пребываю в глубоком сне.

– Не обижайтесь на моего брата, – вдруг сказал Александр. – Владимир на самом деле не такой, каким показал себя сегодня.

Мое сердце взволнованно заколотилось. Я не могла обернуться, чтобы видеть собеседника, но прекрасно знала, что он сказочно красив. Разглядывая браслет на левой руке наездника, я решила спросить:

– Владимир ваш родной брат?

– Мы близнецы, – пояснил Александр.

– Кажется, Владимир меня заведомо невзлюбил.

Мне так хотелось задать еще кучу вопросов, но пришлось промолчать.

– Поверьте, это совсем не так, – продолжил брюнет, как вдруг сверху раздался шум, и мы подняли головы. Раскинув огромные крылья, над нами завис черный ворон, как коршун над жертвой.

– Держитесь! – крикнул Александр и пришпорил коня.

Я вцепилась в руки наездника, а он сжал меня ими с обеих сторон и наклонился, прижавшись вплотную, его дыхание я ощущала щекой. Конь понес нас, швыряя копытами куски грязи.

Мы мчались по бескрайнему полю, ворон летел параллельно нам, то отставая, то нагоняя. Скоро показался холм с одиноко торчащим сухим деревом, и когда мы достигли вершины, Александр ослабил поводья, отстранился от меня и спрыгнул на землю, помогая спуститься мне.

Вдруг на ветку сухого дерева опустился ворон. Ловко сложив крылья, он склонил голову набок и поглядел на нас своим глазом-бусинкой. Обернувшись на птицу, Александр посмотрел на меня и улыбнулся:

– Очень рад был познакомиться с вами.

– Можно на «ты», – предложила я.

– Хорошо, с тобой, Виктория.

– Я тоже рада, что познакомилась со всеми вами.

В это время ворон громко каркнул, Александр снова оглянулся на него и торопливо взял меня за руку.

– Если вдруг захочешь вернуться сюда, найди этот холм с сухим деревом. Запомни.

Сжав мою ладонь на прощание, высокий брюнет запрыгнул на коня и рванул обратно.

Дорога в город показалась незаметной. Что со мной произошло? Куда я попала, когда очнулась в том странном доме, и что за загадочная семья хозяйничает в его стенах? Почему один из близнецов так нетерпимо относится ко мне, а самый старший подарил кулон и не взял оплату?

Невероятное путешествие спутало все мои мысли, не давая прийти в себя до позднего вечера. Шагнув под горячий душ, я желала смыть ступор от воспоминаний, и отчасти это удалось.

Вечером пришлось вернуться к незавершенному заказу на картину. Я прошла в мастерскую, которая располагалась в одной из спален моей квартиры, встала у мольберта и взяла кисть. Неторопливо нанося мазки на пейзаж, поняла, что вижу совсем другое. Пришлось бросить кисть, вытащить огромный лист ватмана и вставить его в подставку. Выбрав мягкий карандаш, я начала водить им по бумаге. Мои движения становились все точнее и быстрее. Как завороженная, я штриховала изображения на рисунке, придавая форму и глубину.

Когда моя рука оторвалась от бумаги, я будто очнулась и отошла назад, оглядев свое творение. С рисунка смотрели красивые лица Александра, Владимира и Богдана. В нижнем углу расположился старый Яков и сухое дерево, на ветке которого сидел огромный ворон.

Удивляясь сама себе, я переводила взгляд с одного лица на другое, будто автором был кто-то посторонний.

* * *

– Ну, что ты скажешь, отец? – спросил Богдан старика Якова. – Это она?

Владимир и Александр нетерпеливо ждали ответа.

– Похоже, что да, – старик покачал головой.

Владимир сокрушенно выдохнул и отошел к камину.

– Ты уверен? – спросил Богдан.

– Ты же знаешь, обычный человек не сможет отыскать наш дом, – напомнил Яков. – Ее ведет судьба. Более того, я видел ее прошлое, и знаю, каким может стать ее будущее. Мы все об этом знаем. Мне жаль девочку.

– Она еще вернется? – спросил Александр.

– Думаю, да, – Яков постучал пальцами по столу. – В одиночку ей не справиться. Он отправил к ней инкуба, хочет убить сразу двух зайцев: через нее уничтожить нас и погубить ее саму.

Александр опустился в кресло и закрыл лицо руками, на что Владимир зло ухмыльнулся.

– Сынок, не надо. – Богдан сжал плечо Александра. – Отец дал ей кулон, это поможет.

Яков закашлял и продолжил:

– У Виктории есть своя защита, поэтому инкуб не смог до сих пор ее одолеть. Он бьется возле нее, не понимая, что его не пускает. Но она не знает об этом.

– Может, привезти ее к нам? – предложил Александр, вскочив с кресла. – Будет под охраной круглыми сутками!

– Ну уж нет! – прошипел Владимир, сверкнув глазами.

Братья смотрели друг на друга, как будто собирались сцепиться насмерть.

– Это не поможет нам, – не обращая внимания на внуков, сказал Яков. – Выбор всегда должен быть только ее. Каждое желание и действие должно родиться в ее голове. Тогда будет результат, который мы ждем. Возможно тот, который нужен нам. Так что наше дело ждать. И если она появится здесь опять, мы сможем ей помочь.

Александр с горечью посмотрел на огонь в камине, тени от языков пламени заплясали на его белоснежном лице.

– Она, наконец, появилась, – грустно произнес молодой брюнет. – Это событие мы ждали не одно столетие. И теперь будем спокойно ждать, наблюдая за этой битвой, кто кого одолеет… Демон ночи и слабая девушка. Какие равные силы!

Яков вытер губы платком и объявил:

– Виктория не такая уж слабая. Она сама рождена от инкуба. – Все тут же устремили удивленные взгляды на старика. – Но ее проклятие отмолено. Она чиста.

Глава 2. Знакомство с семьей

2.1

Каждый последующий вечер я со страхом ждала появления ужасного существа. Но пока все ночи проходили нормально. Я уже стала привыкать и засыпать спокойно, поэтому старалась полностью погрузиться в творчество, работая над заказами картин. Временами, поднимая белую ткань с одной из подставок, я любовалась красивыми лицами странных брюнетов, поражаясь самой себе в таланте.

В эту ночь мне не удавалось уснуть, казалось, в комнате не хватает воздуха. Решив подняться и распахнуть еще одну створку окна, я вдруг увидела у подножия кровати его. Глаза кровавого цвета уставились на меня, а по комнате распространился неприятный запах его кожи. Демон приблизился и прыгнул на кровать, мотая длинным хвостом из стороны в сторону. Уродливая рука инкуба коснулась моей щеки длинным острым когтем, и я вздрогнула, понимая, что от взгляда огненных глаз мое сознание заволакивает туманом.

Выпустив раздвоенный на конце змеиный язык, демон потянулся к моему лицу. Подрагивая и болтаясь вверх-вниз, язык оставил влажный след на моем подбородке, отчего стало трудно дышать. Я машинально схватилась за горло и коснулась цепочки с кулоном. «Не бойся…» – вспомнились слова Якова, и это напутствие придало сил. Неожиданно для себя я вдруг оттолкнула мерзкое существо. Отлетая, инкуб расправил крылья, поднялся под потолок и стал кружить вокруг кровати. Я схватила подушку и метнула ее в демона с криком:

– Пошел прочь! Прочь!

Инкуб зашипел, извергая ужасную вонь, схватил меня за горло и с силой сжал. Когда изображение перед моими глазами поплыло, демон вдруг отпрянул, зашипел и затряс рукой в воздухе, будто повредил ее. Огненные глаза оглядели мою шею, где висел кулон, после чего инкуб вскинул голову и дико зарычал. Рев был такой силы, что стакан, стоявший у меня на тумбочке, лопнул и рассыпался. В следующую секунду демон поднялся под потолок и растворился в воздухе.

Я опустилась на пол, отрешенно глядя в открытое окно и сжимая в руке висящий на шее кулон. Легкий ветерок колыхал шторку на окне, через которое виднелся кусочек ночного неба с мерцающими звездами. От шока тело мое содрогалось мелкой дрожью, а мысли совершенно перепутались. «Не бойся, – снова вспомнились слова старого Якова. – Твоя воля для него преграда».

Луч солнца заставил меня открыть глаза. Сжимая кулон в руке, я сидела на полу, опершись о спинку кровати. Видимо, так и задремала под утро. Пришлось подняться и побрести в ванную с тяжелой головой. В зеркале я увидела изможденное лицо с растрепанными волосами, а на шее появилась царапина с засохшей кровью. Потрогав рубец, я брезгливо сморщилась, после обработала рану, залепила ее пластырем, выпила чашку кофе и ушла в мастерскую. Инкуб – инкубом, а картины это мой единственный доход, на который я существую.

Прошло несколько дней. Рана на моей шее воспалилась. Лекарства и мази, что назначил врач, мало помогали. Рану дергало, стала болеть голова.

 

Однажды утром я проснулась с температурой. Кости в теле ломила боль. Собираясь сменить пластырь, я подошла к зеркалу и увидела струйку густой зеленой массы, вытекающей из воспаленной раны. Кожа вокруг царапины почернела, от этого вида меня чуть не вырвало. Я выпила жаропонижающую таблетку и легла на диван. Прошел час, но мне не стало легче. Почему-то в голове возник образ пустынной долины с высохшим деревом на холме. «Может, нужно обратиться к Якову? – промелькнула мысль. – Он, наверное, знает, как лечить рану от когтя инкуба».

Пришлось собраться с последними силами. Путь мне предстоял далекий. С вокзала я уехала на электричке, вышла на нужной станции и зашагала километра три по пустырю, ориентируясь по лесополосе. Я чувствовала, как силы покидают меня. Временами садилась на землю, чтобы отдышаться, а потом поднималась снова. Перед глазами все плыло, во рту пересохло, рану больно дергало. Вот впереди показался холм с сухим деревом. Двигаясь к нему, я несколько раз спотыкалась и падала. Ноги не хотели меня слушаться. Кое-как добравшись до сухого дерева, вдали увидела каменный дом. Сделав несколько шагов, снова упала и уже больше идти не смогла. Я лежала, смотрела в небо и плакала. Ветер проносил мимо белые облака, тело мое горело в лихорадке, страшно хотелось пить. Зачем я родилась на этот свет? Не живу, а мучаюсь.

В небе появился ворон, он кружил надо мной, зависая в воздухе. «Пусть лучше он выклюет мои глаза, и наступит смерть…» – пронеслось у меня в голове, после чего наступила темнота.

Что-то прохладное покрыло мой лоб. Открыв глаза, я увидела женщину, она макала марлю в чашку с жидкостью и обтирала мне лицо.

– Где я?

Женщина тепло улыбнулась:

– Уже все хорошо, ты в безопасности.

– Она очнулась! – услышала я знакомый голос и повернула голову, но жуткая боль тут же пронзила мою шею, отчего я схватилась за горло, зажмурившись от боли.

– Сынок, Яков знает, о чем говорит, не стоит так изводить себя. – Второй голос был мне тоже знаком.

Опасаясь боли в шее, я обвела комнату глазами и спросила:

– Кто это говорит? Где я?

Лицо Александра склонилось надо мной.

– Виктория, ты у нас в доме, не нужно беспокоиться.

Рядом с молодым брюнетом появился Богдан, он улыбнулся, как бы приветствуя.

– Мне удалось добраться до вас? – спросила я, вспоминая, что упала почти на холме.

– Влад нашел тебя, – ответил Александр. – Яков лечит твою рану.

– Давно я здесь?

– Сегодня третий день.

Женщина вдруг подала мне кружку с пенистой жидкостью, заставляя выпить, но я отпрянула, недоверчиво глянув на содержимое.

– Это Анна, – пояснил Богдан, – она ухаживала за тобой все это время по указаниям Якова. Если ты хочешь встать с постели, делай то, что она велит.

Пришлось выпить жидкость, пахнущую травами, и это оказалось приятным на вкус.

– Анна, можешь отдохнуть, мы побудем здесь, – обратился к женщине Богдан. Та поднялась и, взяв в руки пустые пузырьки, вышла за дверь. На ее место опустился Александр.

– Тебе что-нибудь нужно? – спросил он, осторожно убирая прилипший локон с моего лба.

Мне хотелось видеть, как я выгляжу, поэтому попросила зеркало.

Богдан вышел из комнаты и когда вернулся, передал небольшое овальное зеркало в золотой оправе с ручкой, которое я тут же повернула к себе. На меня смотрело синюшное лицо, сосуды в одном глазу лопнули, губы потрескались, волосы сосульками прилипли к голове.

Я ужаснулась:

– Кошмарный вид…

Александр заботливо поправил одеяло.

– Тебе было очень плохо, но Яков заверил нас, что ты выживешь.

Шли дни. Кожа на моем лице снова приобрела розовый цвет, раны на губах зажили. Только ноги все еще отказывались двигаться.

Как-то Богдан отнес меня в комнату, которая служила им банной, и посадил в приготовленный таз. Анна помогла вымыть голову и обмыться. После, сидя в постели, я смотрела на себя в зеркало: мои длинные каштановые волосы стали блестящими и завились в кудри, на щеках появился румянец. Теперь мне не будет стыдно перед семьей ослепительно красивых брюнетов за свой внешний вид. Неприятный шрам на шее затянулся, чернота исчезла – указания Якова помогли. Хорошо, что в таком состоянии я попала в эту семью. Только жаль, что ноги не слушаются, хотелось бы сходить к старику Якову и поговорить.

В комнату заглянула Анна, и я приветливо махнула ей рукой.

– Вам что-нибудь нужно? – спросила она.

– Да, позовите кого-нибудь из мужчин. Может, Богдан заглянет, если не занят?

Анна кивнула и исчезла. Ее долго не было. Но вот дверь распахнулась, и в комнату вошел Владимир. Брюнет встал передо мной, сложив, как всегда, руки на груди.

– Что тебе нужно? – спросил он, надменно глядя на меня.

От внезапного появления гордого красавца я вздрогнула и растерялась.

– Хотела увидеть Якова, мне нужно с ним поговорить.

Влад усмехнулся, глядя на меня сверху вниз.

– Ну, говори, раз нужно.

Не зная, что ответить, я опустила глаза и выдохнула:

– Владимир, почему ты так относишься ко мне? Просто не могу понять.

Смерив меня взглядом, брюнет медленно направился к камину, присел перед ним и поправил горящие полена железным крюком. Его гладко зачесанные волосы отражались от огня, красиво переливались и блестели. Он молчал.

– Спасибо, что спас меня, – тихо произнесла я.

– Тебя спас Яков, – сухо ответил Влад, продолжая смотреть на огонь. – Я только нашел тебя.

– Но ты меня не бросил. А мог бы пройти мимо, судя по твоему отношению.

Неторопливо поднявшись, Владимир развернулся, и я вдруг заметила глубокую печаль в его глазах.

– Так что тебе нужно от меня? – повторил брюнет.

– Лично от тебя ничего. Мне нужен Яков.

– И? Ты хочешь, чтоб я привел его к тебе?

– Нет-нет, просто я не могу сама передвигаться, вот и подумала, что Богдан поможет добраться до него. Но вместо Богдана вошел ты…

Владимир с горечью усмехнулся:

– Отца с братом нет в доме. Ты ждала их, а вместо этого к тебе пришел монстр. – Он снова отвернулся и стал смотреть на огонь в камине.

Я украдкой оглядела высокого брюнета, его широкие плечи, обтянутые черной материей одежды, выдавали учащенное дыхание. Он волнуется? Что кроется в его мыслях? Было очевидно, что в этой душе засела какая-то боль. Иногда сквозь надменную маску мне удавалось видеть его истинное лицо.

Владимир нервно постучал пальцами по планке над камином и развернулся.

– Могу отнести тебя к Якову. Если хочешь, – вдруг предложил он.

Я растерялась от внезапной перемены, но тут же согласилась.

Осторожно взяв меня на руки, брюнет мельком оглядел мое лицо и легко двинулся по коридорам. Обнимая его за шею, я затаила дыхание, только искоса поглядывая на помощника. Его белая кожа, казалось, светится от контраста с черным волосом. Прямой нос, чувственные губы, волевой подбородок… Мечта художника-портретиста!

Владимир заметил мой тайный осмотр и перехватил его, устремив на меня пристальный черный взгляд. Не выдержав, я опустила голову.

Тем временем мы добрались до комнаты Якова, где Влад усадил меня перед колдуном и исчез. Старец протянул ко мне сухую руку, и я в ответ протянула свою.

– Спасибо, что спасли меня.

– Ты сильная, Виктория. Яд от когтя инкуба так подействовал, потому что твоя кровь непростая. Но уже все позади. Молодец, что пришла к нам, – старик покачал головой и вытер губы платком.

– Это странно, но у меня появилась какая-то сила. В этот раз казалось, что мерзкое существо слабее меня. Временами мой страх пропадал, это от кулона, что вы дали?

Яков закашлялся, снова вытер губы и посмотрел мне в глаза.

– Виктория, у тебя сила не меньшая, чем у инкуба. Но ты отмолена твоим дедом, священником-экзорцистом.

– Вы знаете моего деда? – удивилась я.

Яков неопределенно пожал плечами:

– Его многие знали.

– Он что, умер? – Я заволновалась, ведь кроме бабушки, которая взяла меня из дома малютки, о родственниках больше ничего известно не было. Бабушка всегда уклончиво и неохотно изъяснялась на эту тему.

– Вижу, что на его месте другой, его нет в живых, – задумчиво произнес Яков, будто разглядывая картинку.

– Как его звали?

– Отец Илия… Все звали его отец Илия.

– А моя мама? Вы знаете, где моя мама?

Яков поднял глаза.

– Она отдала жизнь за твое рождение. Ее звали Софья. Илия отмаливал тебя, когда мать тебя рожала. Он обеспечил своей внучке защиту небес. Тебе покровительствуют силы света.

Я растерянно смотрела на Якова, его слова не вмещались в моей голове.

– Поэтому говорю тебе – не бойся, – добавил старец. – Ты сильнее инкуба, твоя мощь способна раздавить демона, только не теряй волю.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru