Жизнь как загадка

Мишель Кондер
Жизнь как загадка

Глава 1

Лучшим решением в этой жуткой ситуации было бы выйти в стеклянную дверь стильного бара в Сиднее. Именно здесь сидела Миллер Джейкобс, одетая в красивый костюм.

Напротив нее расположился напыщенный банкир. Ему следовало перестать пить как минимум два часа назад.

– Ну, красотка, что за услугу я должен тебе оказать?

Миллер попыталась сдержать отвращение и повернулась к своей подруге, Руби Кларксон, с улыбкой, словно говорившей: «Чем ты думала, решив, что этот неудачник может сойти за моего парня на выходные?»

Руби выгнула бровь, как бы извиняясь, и сделала то, на что была способна лишь истинно красивая женщина: ослепила банкира улыбкой в тридцать два зуба и попросила пойти куда подальше. Не в такой форме, конечно. Возможно, ей придется работать с ним в будущем.

Миллер облегченно вздохнула, когда кандидат без лишних споров важно прошел по битком набитому сумрачному бару и исчез из вида.

– Ничего не говори, – предупредила Руби. – На бумаге он был идеальным вариантом.

– На бумаге большинство мужчин идеальны, – мрачно произнесла Миллер. – И только когда ты узнаешь их ближе, начинаются проблемы.

– Это слишком пессимистично. Даже для тебя.

Миллер нахмурилась. У нее были причины рассуждать пессимистично. Она только что потратила час своего бесценного времени, распивая белое вино с каким-то пьянчугой, но так ничего и не добилась.

Проблема требовала немедленного решения. Миллер соврала боссу, Декстеру, что у нее есть парень, который будет рад приехать с ней на бизнес-уик-энд.

А Тиджей, один из клиентов, влез не в свое дело и предложил Миллер «пригласить своего женишка» на празднование его пятидесятилетия, где она также представит бизнес-предложение их компании.

Теперь ей надо найти мужчину к завтрашнему вечеру. Наверное, она поспешила отвергнуть мистера Пьяницу.

Руби оперлась подбородком на руку:

– Должен быть еще какой-то вариант.

– Почему бы просто не сказать, что мой парень заболел?

– Твой босс и так не доверяет тебе. И даже если ты наградишь своего фальшивого парня фальшивой болезнью, тебе все равно придется разбираться с влюбленным клиентом весь вечер.

Миллер скорчила гримасу:

– Не путай намерения Тиджея с влюбленностью. Это не более чем распущенность.

– Может быть, но Декстер в тебя точно влюблен.

– Декстер женат.

– Разведен. И ты знаешь, он от тебя без ума. Это одна из причин, почему ты соврала насчет парня.

Миллер откинула голову и измученно вздохнула:

– Я работала всю неделю почти без перерыва, поэтому неудивительно, что я сорвалась.

– Сорвалась? Ты? Да боже упаси. – Руби изобразила нервную дрожь.

– Я ждала сочувствия, а не сарказма, – проворчала Миллер.

– Но ведь Декстер предложил быть твоим «защитником», разве не так? – поинтересовалась подруга.

Миллер вздохнула:

– Да. Мы ведь знакомы с университета. Думаю, это простая вежливость. Он случайно услышал заявления пьяного Тиджея, похвалившего мою задницу.

Руби закатила глаза.

– Не важно. Ты сказала, что у тебя есть парень, и теперь его надо найти.

– Совру, что у него пневмония.

– Миллер, Тиджей Лайонс очень влиятельный бизнесмен с внушительной репутацией, а Декстер изо всех сил пытается быть альфа-самцом. Ты работала слишком много, чтобы позволить кому-то из этих двоих решать твою судьбу. Если будешь одна в эти выходные, а Тиджей станет к тебе приставать, ближайшие несколько месяцев тебе придется просматривать объявления о вакансиях. Я знаю подобные случаи. Людей вроде Тиджея никогда не наказывают за сексуальное домогательство.

Миллер провела шесть нелегких лет в компании «Оракл консалтинг групп», которая стала для нее вторым домом.

– Тиджей не домогался меня, Руби, – напомнила она подруге.

– Во время последней встречи он сказал, что наймет «Оракл», не раздумывая, если ты будешь «хорошо себя вести».

Миллер выдохнула:

– Хорошо. У меня есть план.

Руби приподняла бровь:

– Ну-ка, давай послушаем.

– Я воспользуюсь эскорт-услугами.

Идея пришла ей в голову, когда подруга читала нотации. Миллер включила телефон:

– Мадам Хлое предлагает сдержанных, опытных и чутких молодых людей для выполнения прихотей современных гетеросексуальных девушек.

– Дай-ка посмотреть. – Руби взяла телефон. – О боже. Этот парень точно переспит с тобой. И они прислушиваются к фантазиям! – продолжила Руби.

– Я не хочу, чтобы он спал со мной, – раздраженно вскрикнула Миллер. Последнее, что ей было нужно, – это секс.

– Ты можешь заказать полицейского, пилота, бухгалтера – уфф, я увидела достаточно. О, и этого. – Руби захихикала и понизила голос. – Жесткий, но честный торговец. Или этот – ненасытный качок.

Миллер поморщилась. Какая нормальная женщина станет фантазировать о ненасытном качке?

– Руби! Веди себя серьезнее. Речь идет о моем будущем. Мне нужен достойный парень, который был бы вежлив и мог действовать по моему плану. Кто-то, кто впишется в коллектив.

– Хмм. – Руби ухмыльнулась над одной из фотографий. – Этот, кажется, может вписаться в коллектив гей-бара.

Миллер укоризненно посмотрела на подругу.

– Это не поможет. – Она кликнула еще по нескольким анкетам. – Все они выглядят одинаково.

– Загорелые, подкачанные и горячие, словно ад, – согласилась Руби. – Где только они взяли этих парней?

Миллер покачала головой, глядя, как подруга развлекается. Потом она увидела цену возле одной из анкет.

– Господи, надеюсь, это за месяц?

– Забудь об эскорте, – скомандовала Руби. – Большинство из них не могут составить предложение сложнее, чем «Вот так?» и «Насколько жестко ты хочешь сделать это?». Не самый убедительный вариант для будущего партнера в стремительно развивающейся австралийской фирме.

– Тогда мне конец.

Руби просканировала взглядом редеющую толпу.

– Птичий грипп? – предложила Миллер, потирая лоб.

– Никто не поверит, что у него птичий грипп.

– Я о себе, – вздохнула она.

– Подожди. Как насчет этого?

– Кого? – Миллер бросила взгляд на телефон и увидела лишь погасший экран.

– Милый парень возле бара. Справа по курсу.

Она закатила глаза:

– Пять лет университета, шесть лет профессиональной карьеры, и мы все еще используем морские термины, выслеживая парней.

Руби посмеялась:

– Мы уже тысячу лет не выслеживали парней.

– И пусть пройдет еще тысяча лет без этого, – умоляюще пробормотала Миллер, после чего посмотрела в указанном направлении.

Она увидела высокого мужчину, опирающегося на край деревянной стойки. Взгляд Миллер поднялся по длинным, мускулистым ногам и подтянутой талии прямо к широкой груди, обтянутой поношенной футболкой с провокационной надписью красными буквами. Ее губы скривились от отвращения, как вдруг незнакомец посмотрел прямо на нее.

Взгляд мужчины был сонным, почти ленивым, и сердце Миллер забилось чаще. Дыхание сбилось, а щеки загорелись. Пораженная собственной реакцией, она моментально опустила глаза, как ребенок, пойманный за кражей печенья.

Не обращая внимания на то, что мужчина, казалось, все еще наблюдает за ней, Миллер повернулась к Руби:

– У него дырявые джинсы и футболка с надписью «К тебе или ко мне?». Сколько бокалов этой дряни ты выпила?

– Не этот, хотя в своей футболке он выглядит как Аполлон. Я говорю о парне в костюме, который сидит рядом.

Миллер послушно посмотрела на мужчину в костюме, которого поначалу не заметила. Да, к счастью, он был больше в ее вкусе.

– О, да я, кажется, его знаю! – воскликнула Руби.

– Мистера Рваные Джинсы?

– Нет. – Подруга улыбалась мужчине в костюме. – Сэм… Не помню фамилию. Я уверена, он адвокат из нашего офиса в Лос-Анджелесе. И он как раз тот, кто тебе нужен.

Миллер заметила, что высокий, темный и неопрятный парень отвернулся, но предчувствие подсказывало исчезнуть как можно скорее.

– Нет! Я не собираюсь идти с кем попало, даже если тебе кажется, что вы знакомы. Подожди, я сбегаю в уборную, а потом возьмем такси до дома. И хватит на них пялиться. Эти парни решат, что мы хотим переспать с ними.

– Так мы и хотим!

– Судя по внешнему виду первого, ему только этого и надо.

Руби мечтательно закатила глаза:

– Но это и делает его таким привлекательным.

– Не для меня. – Миллер отправилась в туалет, чувствуя себя немного лучше оттого, что решила отложить свои проблемы на завтра.

– Можешь перестать смотреть на них? Мы пришли сюда не девочек снимать, – прорычал Тино Вентура, обращаясь к брату, Сэму.

– Мне кажется, это могло бы решить твою проблему. Это ведь тебе нечем заняться на выходных.

Тино фыркнул:

– В тот день, когда я спрошу у своего маленького братца, как мне развлечься, можете положить меня в гроб.

Сэм промолчал, потом поинтересовался:

– Как там починка машины?

Тино проворчал:

– С ходовой частью нужно повозиться, и балансировка ни к черту.

– К воскресенью будет готова?

– Да, будет.

– А колено?

Вернувшись после долгого рабочего дня, Тино слишком устал, чтобы развлекать брата занудными разговорами.

– Знаешь, это пойло шло гораздо лучше, пока ты не начал засыпать меня вопросами о работе.

Он мог бы обойтись и без напоминаний о том, как его гоночная карьера стала рушиться. Все, что было нужно, – это выиграть следующую гонку.

– Если бы я был на твоем месте, я бы переживал, вот и все, – настаивал Сэм.

– И поэтому ты адвокат в костюме за четыре тысячи долларов.

– За пять.

Тино поднес бутылку к губам.

– Тебе стоит попросить вернуть деньги, парень.

Сэм фыркнул:

– Кто бы говорил. Мне кажется, или эту футболку ты купил еще в старшей школе?

– Эй, не трогай мою счастливую футболку, – смеялся Тино, которому куда приятнее было спорить с братом, чем обсуждать проблемы его карьеры.

 

Он знал, что Сэм беспокоится за него.

– Простите, мы знакомы? – послышался приятный голос.

Тино бросил взгляд на блондинку, которая смотрела в их сторону последние десять минут. Он удивился, что девушка обратилась к его маленькому братцу, а не к нему.

– Не уверен, – ответил Сэм красотке. – Я Сэм Вентура, а это мой брат Валентино.

– Я точно знаю тебя! – уверенно заявила она. – Ты работаешь в «Клэйтон Смит» – корпоративные судебные процессы, офис в Лос-Анджелесе. Я права?

– Абсолютно, – улыбнулся Сэм.

– Руби Кларксон – дискриминационное право, сиднейский офис. – Девушка протянула руку. – Пожалуйста, скажи, что будешь в городе в эти выходные.

Тино подумал, что Сэму нечего переживать. У блондинки была сногсшибательная улыбка и отличная грудь, но девушка казалась слишком самоуверенной.

Тем временем появилась вторая девушка. Она посмотрела на свой пустой столик, окинула взглядом зал и от удивления открыла рот, заметив подругу, которая уже вовсю болтала с мужчиной.

Незнакомка перевела взгляд на Тино и резко выпрямилась. Он ухмыльнулся, когда она повернулась к двери, очевидно собираясь сбежать. Однако в тот же миг передумала и приблизилась к их компании.

Тино обратил внимание на идеально прямые каштановые волосы, сияющие под лампами бара, и на кожу приятного кремового оттенка. Маленький розовый ротик и голубые глаза покорили его.

– Руби, я вернулась. Идем. – Голос, который мог бы разжечь огонь.

Такая женщина рождена для того, чтобы шептать мужчине на ухо непристойности.

– Эй, расслабься. Давай я закажу тебе выпить? – предложил Тино.

– Я совершенно расслабленна. – Ее взгляд был холодным. – И если бы я хотела выпить, то заказала бы сама.

– Миллер! – тут же вступила подруга, чтобы загладить неловкость. – Это Сэм и его брат Валентино. И – хорошие новости! Сэм свободен в эти выходные.

Миллер не шелохнулась, но губы ее сжались. Казалось, она готова была убить подругу.

– Здравствуйте, Сэм и Валентино. Очень приятно с вами познакомиться, но, к сожалению, нам с подругой пора идти.

– Миллер, – укоризненно покачала головой Руби, – это прекрасное решение для тебя.

Последние слова были произнесены почти шепотом, и Тино непонимающе посмотрел на брата.

– Кажется, Миллер нужна пара на выходные, – предположил Сэм. – Я согласен. До встречи?

– Не думаю, – вежливо ответила Миллер. – Простите, что потревожили вас, но теперь нам пора.

– Все в порядке. – Сэм сделал успокоительный жест рукой, к которому часто прибегал во время суда. – Я более чем рад предоставить свои услуги.

Тино ощутил, как волосы у него на затылке встали дыбом.

– Может, кто-нибудь объяснит и мне, в чем дело?

– Миллер нужно присутствовать на бизнес-уик-энде, и ей необходим парень, который способен разыграть пылкого возлюбленного, – заботливо пояснила Руби.

– Разве ты не едешь со своим клиентом на яхте в выходные? – напомнил Тино брату.

Тот нахмурился и с досадой хлопнул ладонью по стойке:

– Черт, я совсем забыл.

– О нет… – разочарованно протянула Руби.

– Вот видишь. Ну все, нам пора, – вмешалась Миллер.

– Почему бы тебе не сделать это? – вдруг предложил Сэм. – Ты сам говорил, что хочешь заняться чем-то новеньким в выходные. Это лучший вариант.

Тино выразительно посмотрел на брата.

– Я так не думаю, – скупо улыбнулась Миллер.

Ее дерзкий отказ раздразнил Тино.

– Я тебя чем-то обидел? – Он едва сдержался, чтобы не взять ее за подбородок и остановить таким образом ее ускользающий взгляд.

– Вовсе нет, – ответила Миллер, но ее тон был суровым, а лицо нахмуренным.

– А-а, – протянул он. – Я просто недостаточно хорош для тебя. Так, солнце?

Ее глаза загорелись, и Тино понял, что попал в яблочко. Ему хотелось засмеяться. Эта дерзкая девчонка не только не узнала его – что, в принципе, было не так уж удивительно, учитывая, что гонки были популярны в основном в Европе, – но она отвергла его из-за неряшливого вида.

– Нет. Просто я еще не настолько отчаялась, – ответила Миллер.

Она на секунду закрыла глаза, осознав свою ошибку, и улыбка Тино стала еще шире. Если бы Миллер узнала его, то давно дала бы свой номер.

– Вообще-то как раз настолько, – вмешалась подруга.

Тино невозмутимо потягивал пиво, а Миллер закипала:

– Руби, пожалуйста…

– Я могу поручиться за брата, – заговорил Сэм. – Конечно, он выглядит так, словно живет на дне болота, но, если его хорошенько отмыть, все будет отлично.

Теперь настала очередь Тино сердиться. Он уже собирался возмутиться, что ни за какие коврижки не станет сопровождать эту задаваку, но тут же замер. Она с нетерпением ждала его отказа. Так с какой стати он должен идти на поводу у незнакомки? Ее надменная манера выражаться раздражала его и в то же время заводила.

Сэм продолжил:

– Давай, Валентино. Представь, что Ди попала в такую же ситуацию. Тебе бы не хотелось, чтобы приличный парень помог ей?

Тино уставился на брата. Это было слишком личным: напомнить о сестренке.

– Ладно, – произнесла наконец Миллер. – Это было плохой идеей. Мы пойдем домой, а вы можете забыть об этом разговоре. – Ее голос был властным. Спокойным. Уверенным.

– Ты думаешь, у нас не получится стать милой парой? – Тино заметил вспышку гнева в глазах Миллер. – А я в нас верю.

Ее подвыпившая подруга почти хлопала в ладоши от счастья. Миллер не отрываясь смотрела на него, словно предупреждая.

– Нет, не думаю.

– И что будешь делать, если я не помогу? – подколол ее Тино.

Он проигнорировал заинтересованный взгляд брата и сконцентрировался на лице Миллер, слегка обиженной его грубостью. Ого, да она была устойчивее к ударам, чем его «феррари» на полной скорости, и, черт возьми, у него возникло странное желание разгадать ее тайну.

– Я согласен, – произнес Тино.

Миллер глубоко вздохнула и испепелила мужчину взглядом. Он был грубым, неотесанным и грязным, но у него было самое потрясающее тело из всех, что она видела. Прекрасные серо-голубые глаза обрамлялись черными как смоль, густыми ресницами, а чувственные губы, казалось, были всегда сложены в хитрую улыбку. Сексуальную хитрую улыбку.

Но он точно был сумасшедшим.

– Ну, солнце? Что ты решила?

Миллер ненавидела его глубокий голос и самодовольный тон. Собираясь шокировать его ответом, она тщательно подбирала слова для отказа, как вдруг осознала, что Тино бросал ей вызов. Он рассчитывал на отказ.

Миллер выдохнула, чувствуя, как внутри просыпается ярость. Этот саркастичный нахал и не думал помогать ей.

Сделав паузу для большей эффектности, она позволила себе снова окинуть его критическим взглядом.

– У тебя есть костюм? – мило улыбнувшись, поинтересовалась она.

Глава 2

Прохаживаясь по тротуару возле дома в Ньютрал-Бэй, Миллер снова проверила, нет ли пропущенных звонков. Она все еще не могла поверить, что согласилась на подобную авантюру.

Миллер не удивится, если Валентино Вентура не приедет. Кажется, такие поступки как раз в его духе.

Его имя было ей знакомо. Миллер точно его где-то слышала, только не могла вспомнить где.

Серо-голубые глаза совершенно выбили ее из колеи. Как и сон, который она запомнила. В нем был мужчина, выглядевший точь-в-точь как этот Тино. Он нежно уложил ее на кровать. Он смотрел на нее так, словно она была его истинной возлюбленной, самой желанной и драгоценной.

Миллер в очередной раз оглядела улицу, ища Тино. Хватит! Больше она не будет ждать мистера Рваные Джинсы.

В ту же секунду, когда она уже собралась сбежать, из-за поворота вынырнула спортивная машина и резко затормозила у тротуара. Миллер открыла рот, чтобы прочитать владельцу нотацию по поводу безумного вождения, но вдруг заметила, как из салона появился Тино. Она скрестила руки на груди и вздохнула. Он медленно подошел к ней, слегка ухмыляясь.

Тино источал сексуальность и уверенность в себе, а двигался с такой развязной грацией, что казалось, весь мир был у его ног. Как раз тот тип мужчин, который она ненавидела.

После странного и возбуждающего сна Миллер решила не думать о привлекательности нового «ухажера», но это оказалось невозможным: в облегающей белой футболке и низко посаженных джинсах он выглядел необычайно мужественно и соблазнительно.

Ей безумно хотелось протянуть руку и отвести от его лица выбившуюся прядь волос, которая придавала ему немного бесшабашный вид. Миллер попыталась успокоиться и поприветствовать Тино.

– Костюм лежит сзади. Как и обещал. – Первым все же заговорил он.

– Ты опоздал, – холодно ответила она.

– Извини. В пятницу всегда эти чертовы пробки.

– Тебе придется последить за языком в эти выходные. Я бы ни за что не стала встречаться с мужчиной, который ругается как сапожник.

Его глаза сверкали в лучах вечернего солнца.

– Этого не было в твоем досье. – Тино имел в виду заранее подготовленную личную анкету, на составлении которой настояла Руби.

– Не думала, что стоит упоминать о моей любви к хорошим манерам.

– Кажется, нам надо уладить кое-какие вопросы по пути.

Он специально строит из себя идиота? Его брат был адвокатом – хорошим, по словам Руби, но природа, видимо, наградила Валентино сногсшибательной внешностью и компенсировала это скудным умом.

– Ты заполнил анкету, приложенную к моему личному профилю? – спросила Миллер в надежде узнать, кем он работает.

– Не рискнул ослушаться. – Его насмешливый ответ разозлил ее.

– Я хочу добраться до шоссе Принсес до того, как там окажется куча других машин, выезжающих за город, так что поехали.

– Ты когда-нибудь слышала о слове «пожалуйста»? – поинтересовался Тино.

– Пожалуйста, – выдавила Миллер.

– Ты всегда такая властная?

– Я предпочитаю слово «решительная».

– Не сомневаюсь. – Тино отошел от машины и приблизился к ней. – Но у меня для тебя новость, солнце: я буду за рулем.

Миллер уставилась на него, взбешенная тем, что он заставлял ее ощущать себя такой маленькой и беззащитной.

– Ты взял машину напрокат?

– Вообще-то да. – Его, казалось, позабавил этот вопрос, и Миллер разозлилась еще больше.

– Поедем на моей машине, – твердо сказала она.

Тино скрестил руки на груди, и его бицепсы красноречиво напряглись. Легкое возбуждение пробежало по телу Миллер, и от неожиданности у нее закружилась голова.

– Это наша первая ссора в качестве пары? – невинно спросил он.

– Послушай, это очень серьезное дело, и я была бы признательна, если бы вы отнеслись к нему соответствующим образом!

Валентино приподнял бровь и отправился открывать для нее дверь:

– Нет проблем, мисс Джейкобс. Запрыгивайте.

Миллер не шелохнулась.

– Это уязвит мою мужественность. Я не могу позволить женщине сесть за руль.

Миллер ненавидела Тино. Не желая поощрять его раздутое эго, но ощущая себя не в своей тарелке, она наконец приняла решение:

– Что ж, не хочу быть виновной в оскорблении твоей мужественности, так что, разумеется, садись за руль. К тому же смогу поработать.

– То есть ты не впечатлена?

– Не очень.

– Что же тебя впечатляет?

Тино уперся руками в бока, и разум Миллер отключился при виде его мускулов. О чем он там спрашивал?

Она откашлялась.

– То же, что и всех. Манеры. Интеллект. Чувство юмора.

– Любишь, чтобы твои роботы были воспитанными и с чувством юмора? Интересно.

Миллер покраснела.

– Это несмешно. Ты собираешься испортить мне выходные?

Она ощутила легкое удовлетворение, увидев, как по его красивому лицу пробежало раздражение.

– Солнышко, если бы я хотел этого, я бы просто не приехал.

– Мне не нравится, что ты называешь меня солнышком.

– Все пары дают друг другу прозвища. Уверен, ты подобрала парочку для меня.

«Даже больше, – подумала она. – Но не таких, которые можно озвучить в приличной компании».

Валентино положил ее сумку в спортивную машину и придержал для Миллер дверцу.

– Тебе нужно понять, что в эти выходные я главная. – Ее голос звучал неубедительно, и все же она продолжила: – По дороге мы установим несколько общих правил, но в целом все, что от тебя требуется, – следовать моим указаниям. Сможешь?

Тино улыбнулся:

– Я выложусь по полной. Нормально звучит?

Ужасно. Это звучало ужасно.

Сделав глубокий вдох, Миллер отбросила эту мысль и принялась разглядывать стильный салон автомобиля: темный и слегка хищный, как и сам Валентино. Должно быть, ему стоило немалых денег арендовать такую машину, и Миллер снова задалась вопросом, кем он работает.

 

– Ты же не адвокат, как Сэм, так ведь? – с надеждой спросила она.

– Боже мой, нет! Я что, похож на адвоката?

Не очень.

– Нет. – Она попыталась скрыть разочарование. – Ты взял с собой анкету, которую я давала?

– Взял. Тебя нельзя обвинить в стремлении узнать меня. – Он передал Миллер анкету. Потом завел машину. – Обрати внимание на мои замечания, – объявил он, въезжая в центральный район.

Смущенная, она сосредоточилась на анкете. Любимый цвет – синий, любимая кухня – тайская. Вырос в Мельбурне. Хобби: плавание, бег и серфинг – понятно, почему он такой подтянутый! Никаких признаков интеллектуальных занятий – тоже неудивительно. Семья: две сестры и двое братьев.

– У тебя большая семья.

Тино промычал что-то, похожее на согласие.

– Вы близко общаетесь?

– Не очень.

Это было досадно. Миллер всегда считала, что в больших семьях царит счастье. Братья и сестры поддерживают друг друга и готовы сделать для другого что угодно.

– Что значит «Проживаю: везде»? – спросила она, глядя в анкету.

– Я много путешествую.

– Ходишь в походы?

Ее вопрос вызвал приступ смеха.

– Солнце, мне тридцать три – я слишком стар для походов. Я путешествую по работе.

Далее следовал пункт «Работа».

– Вождение? – Миллер не могла сдержать сарказма. – Вождение чего?

– Машины, чего же еще?

– Не знаю, автобуса, поезда? – Она попыталась не выдать раздражения. – Грузовика?

Боже, пусть он не будет таксистом. Декстер ни за что в такое не поверит.

– Только не говори, что ты одна из тех высокомерных женщин, что встречаются лишь с офисным планктоном.

– Конечно нет.

Хотя ей нравились мужчины в костюмах. Тино недоверчиво фыркнул, но ничего не ответил. Она решила пока оставить эту тему. Может, он согласится на роль дружелюбного специалиста по страховым расчетам? Никто точно не знает, чем они занимаются.

Миллер перевернула страницу и поморщилась:

– Мне не обязательно знать, какой вид нижнего белья ты носишь.

– Согласно твоим заметкам, мы встречаемся два месяца. Думаю, к этому моменту ты должна узнать, какое белье я ношу?

– Разумеется. Но это не важно, потому что мне не придется использовать такую информацию.

Он снова взглянул на Миллер:

– Ты не можешь этого знать.

– Я могла бы придумать что-нибудь при необходимости.

– Ты всегда ведешь себя нечестно?

– Нет. Я ненавижу ложь. И я ненавижу эту ситуацию. Более того, меня тошнит от мужчин, которые думают, что я доступна, потому что одинока.

– Причина в другом?

– Да, – согласилась она, думая о Тиджее. – Мой клиент на самом деле не увлечен мной. Его заводит слово «нет».

– Думаешь?

– Знаю. Это и помогло ему построить карьеру. Он самонадеянный, амбициозный и напыщенный.

– Доверюсь твоей оценке. Но, если хочешь услышать мое мнение, твой клиент скорее заводится от твоих блестящих волос, убийственных губ и точеной фигуры, нежели от отказа.

– Что? Эй! – Миллер уперлась руками в сиденье, когда машина, словно пуля, пролетела мимо автобуса, и их бы занесло, если бы Тино не перестроился в левый ряд за пару секунд до столкновения с минивэном.

– Расслабься. Я этим зарабатываю.

– Убийством пассажиров? – слабо произнесла она.

Он посмеялся:

– Вождением. Не думаю, что стоит говорить, будто мы встретились на йоге, – добавил он.

– Почему нет? – Она не могла поверить, что Тино заинтересовался ею.

Он удивленно посмотрел на нее:

– Потому что я не занимаюсь йогой.

– Тебя все это забавляет, не так ли?

– Сильнее, чем я думал, – согласился он.

Миллер разочарованно вздохнула. Никто не поверит, что у нее с этим парнем что-то есть.

– Возможно, нам просто не стоит разговаривать, – пробормотала она себе под нос. – Я знаю достаточно.

И она боялась, что, если Тино произнесет еще хоть слово, она попросит остановить машину, чтобы поскорее от него сбежать.

– Не думаю.

Она осторожно посмотрела на него:

– Все, что тебе нужно знать, есть в моем досье. Надеюсь, ты читал его?

– О, это было очень захватывающе. Ты любишь бег, мексиканскую кухню, клубничное мороженое и вышивание крестиком. Кстати, звучит как «танцы с шестом». Эти занятия как-то связаны?

– Нет, – раздраженно буркнула она.

– Какое облегчение. Еще ты любишь читать и посещать музеи. Но никакого упоминания о любимом фасоне нижнего белья.

– Потому что это не важно.

– Но ты знаешь о моем.

– Поверь, я не хотела этого. – Она отчаянно пыталась не думать о сексуальных боксерах, поверх которых были надеты обтягивающие джинсы.

– Так что предпочитаешь ты?

– Прости?

– Ты простая хлопковая девчонка или элегантная кружевная леди?

Миллер поперхнулась:

– Это не твое дело.

– Я не собираюсь вступать в беседу с твоим клиентом, не зная, любишь ли ты стринги или шортики.

– Потенциальным клиентом. И я думала, что мужчины говорят только о спорте?

– Иногда мы отходим от этой темы. – Тино озорно улыбнулся. – Пока ты не скажешь, мне придется использовать воображение.

– Фантазируй сколько угодно, – беспечно ответила она, но пожалела, когда увидела, как он пристально разглядывает ее грудь.

– Не каждый день мужчине делают такое предложение.

Миллер испепелила его взглядом, обеспокоенная тем, как напряглись ее соски, скрытые под кружевным бюстгальтером.

Пытаясь успокоиться, она совершила ошибку и прочитала следующий пункт анкеты, добавленный Тино, – «Любимая сексуальная позиция».

– Эй, я не закончил фантазировать о твоем белье, – пожаловался он. – Но я все же склоняюсь к кружеву, а не к хлопку. Я прав?

Миллер притворно зевнула, не понимая, каким образом он сумел узнать ее маленький секрет, но уверенная, что Тино не догадается о своем стопроцентном попадании.

– Ты написал: «Все».

Он изобразил звериную ухмылку.

– Возможно, я немного погорячился. Было уже поздно, когда я заполнял это. Хм, если бы нужно было выбрать одну… Нет, все-таки я одинаково люблю все позы.

– Я не спрашивала.

– Хотя «наездница» – это всегда весело, – продолжил он, как будто не услышав Миллер. – И есть что-то особенное в том, чтобы брать женщину сзади.

Его голос оборвался, и по спине Миллер пробежал холодок.

– Тебе так не кажется?

– Мне кажется, что тебе стоит сосредоточиться на управлении этим механическим чудовищем, чтобы мы случайно не влетели в один из этих домов, раз уж ты намерен нестись так быстро.

– Переживаешь, Миллер?

– Ты когда-нибудь бываешь серьезным?

– Очень часто. А ты когда-нибудь бываешь несерьезной?

– Очень часто. – Это было откровенной ложью.

Тино обогнал очередную машину, и Миллер рассеянно заметила, что после ее обеспокоенного замечания он ехал чуть медленнее.

Решив не обращать на него внимания до конца поездки, она вытащила ноутбук.

– А как же наше знакомство друг с другом? – Тино сексуально улыбнулся.

– Я знаю, что ты плаваешь, бегаешь, делаешь упражнения и пьешь черный кофе. Твой любимый цвет – синий, у тебя два брата и две сестры…

– И я не против объятий после секса.

– И ты несерьезен. Я же, напротив, отношусь к жизни серьезно, и мне неинтересно, любишь ли ты заниматься сексом стоя или вися на люстре. Это не имеет значения. Все, что мне нужно на эти выходные, – человек, который мог бы маячить где-нибудь на заднем плане и как можно меньше болтал. Начиная с этой минуты.

Тино улыбнулся, маневрируя на шикарном «астон мартине» вокруг туристического автобуса. Давно он так не развлекался.

Он несся по широкой загородной дороге теплым весенним вечером, свободный от необходимости отвечать на вопросы.

Если повезет, в Тино не признают гонщика-неудачника.

Он бросил взгляд на свою суровую попутчицу и вздохнул. Миллер возбуждала его. Он разглядывал идеально прямые волосы, скрывавшие ее профиль, струившиеся по изящной шее и опускавшиеся на приятную выпуклость груди. Было ли на ней кружевное белье? Можно было предположить, что да.

Она была чувственной, не прикладывая никаких усилий, и это заводило Тино. Когда он смотрел на Миллер, огонь сексуального возбуждения буквально обжигал его тело.

Им было бы хорошо вместе, он это знал. Жаль, что он не собирался использовать эти выходные для проверки своей теории. Сейчас Тино не искал отношений, сексуальных или каких-то еще, и у него были строгие требования. Последнее, чего он хотел, – это вмешательства женщины в свое личное пространство.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru