Срочно требуется муж

Мишель Кондер
Срочно требуется муж

Michelle Conder

Duty at What Cost?

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

© 2013 by Michelle Conder

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

Глава 1

Рассматривая из окна пейзажи сельской местности Франции, Ава думала о том, как было бы замечательно проехать расстояние в тысячу миль. А еще лучше – в миллион. Туда, где никто бы не знал ее имени, не знал об ожиданиях ее отца по поводу ее замужества.

«Время твоего безделья в Париже окончено, ты должна вернуться в Андерс».

В голове словно эхом раздавались слова отца, перекрывая даже звуки радиоприемника, из которого, словно в насмешку, звучала песня о возвращении домой. Для Авы же дом был последним местом на свете, куда бы ей хотелось вернуться.

Нельзя сказать, что гнев отца являлся для Авы сюрпризом. Нет, скорее она к нему привыкла.

Конечно, отец был разочарован, что ее избранник влюбился в другую. Отец считал, что женщина не должна тратить время впустую. А любовь бывает только в сказке.

Но Ава хотела влюбиться! Она хотела выйти замуж по любви! Но только не за Жиля, друга детства, который был для нее скорее братом. Они проводили много времени вместе с тех пор, как их отцы пообещали друг другу, что рано или поздно их дети сыграют свадьбу. Каждый из них рассчитывал получить с этого мероприятия свою выгоду.

О, как ее отец хотел бы услышать, что…

Так или иначе, после того, как пятнадцать лет назад умерла мать Авы, ее отношения с отцом, которые и до этого не были идеальными, пошли на спад. А в последнее время Ава созванивалась с отцом лишь иногда.

Конечно, если бы Ава родилась мальчиком, все было бы иначе. Ава была бы кронпринцем, правда, без какого-либо желания управлять их маленькой европейской страной. Но, по крайней мере, отец уважал бы ее. Возможно, у него даже возникла бы хоть какая-то привязанность к ней. В конце концов, Фредерику, ее брату, наследнику престола, он уделяет времени больше, чем ей, пусть даже все их совместные дела касаются обсуждения вопросов правления.

Поворачивая на узкой проселочной дороге к поместью Жиля, Ава сильнее сжала руль своего хетчбэка.

В течение восьми лет она была счастлива в Париже: окончила университет, открыла собственный бизнес, иногда, в отсутствие Фредерика, выполняла свои королевские обязанности. Теперь же, когда Жиль, маркиз де Басон, принял решение жениться на другой, она почувствовала, что все изменится.

Жиль и Энн влюбились друг в друга с первого взгляда два месяца назад и были счастливы, как никогда прежде. Ава же не почувствовала даже укола ревности. Жизнь шла своим чередом, у нее была своя художественная галерея – «Галери Модерн», которая заслужила положительные отзывы в престижном художественном журнале, и Ава отдавала любимому делу все свое время.

Конечно, она хотела любви, но, расставшись три года назад с Колином, Ава ощутила эмоциональное истощение. Будучи на двадцать лет старше, Колин являлся воплощением буржуазного интеллектуализма. Его совершенно не интересовал статус Авы. Он любил ее такой, какая она есть. Аве понадобилось несколько лет для того, чтобы понять, что его тонкая критика в ее адрес и желание постоянно поучать было не чем иным, как эгоистичным проявлением контроля. Эгоизмом и неумением слушать Колин напоминал Аве ее отца. Она была рада, что это выяснилось до того, как они совершили самый главный шаг в своей жизни, до свадьбы, хотя и чувствовала себя ужасно. Но недаром говорят, что время лечит. Сколько можно позволять прошлому омрачать будущее! Ава чувствовала себя несчастной, только когда гуляла в одиночестве вдоль Сены, наблюдая за парами, которые не могли пройти и двух шагов, чтобы не поцеловать друг друга.

У Авы никогда не было такого, и она часто задавалась вопросом: почему счастье есть у всех, кроме нее? После Колина она встречалась с несколькими мужчинами, для которых патриархальные семейные ценности были в приоритете. К этим мужчинам Ава испытывала лишь дружеские эмоции.

К счастью, она была слишком занята своим бизнесом, чтобы зацикливаться на неудачах…

Тьфу!

Регулируя громкость на приемнике и думая о своих невзгодах, Ава переместила ногу на тормоз, чтобы немного замедлиться, поскольку дорога начала изгибаться, но ничего не произошло. Подумав, что вместо тормоза нажала на акселератор, Ава собралась исправить оплошность, но автомобиль уже начало заносить на гравийной дороге. Запаниковав, Ава изо всех сил постаралась выровнять машину, но, не справившись с управлением, врезалась на полной скорости в дерево. На несколько секунд Ава потеряла сознание. Издавая стоны, она потрогала голову в том месте, где ударилась о руль. Посидев мгновение и пытаясь понять, что произошло, лишь пару минут спустя поняла, что все еще давит на педаль акселератора.

Отпустив педаль, Ава заглушила мотор. Осмотревшись, она поняла, что машина застряла среди вереска. Убедившись, что не пострадала, Ава сразу же представила отца, сокрушенно качающего головой. Конечно же он начнет говорить о том, что она должна ездить с личным водителем, но Ава никогда не слушала его. Делать все наперекор отцу стало для нее своеобразным смыслом их отношений. Это было одной из причин, по которой она поступила в колледж в Сорбонне. Оставшись в Андерсе, Ава не смогла бы выполнить обещание, данное умирающей матери, – не портить отношений с отцом.

Но теперь Ава не могла возвратиться в Андерс. Что она там будет делать? Сидеть без дела и ждать, когда ей выберут подходящего кандидата в мужья? От таких мыслей по телу пробежала дрожь.

Отбросив мысли об отце, Ава открыла дверь и вышла из машины, тут же застряв острыми каблуками в земле. Отлично. Как владелица галереи, она должна выглядеть безупречно. Отказавшись от выплат на свое содержание, Ава вконец поссорилась с отцом, оставшись без свободных средств. Именно поэтому ей никак нельзя испортить свои сапоги от Прада.

Переместив свой вес на носочки, Ава наклонилась за сумкой. Заметив, что из нее выпал телефон, она наклонилась за ним и обнаружила, что экран устройства поврежден. Поняв, что телефон бесполезен и позвонить Жилю не получится, Ава закинула его обратно в сумку. Конечно, можно позвонить в экстренную службу, но тогда о ее небольшой аварии будут трубить все СМИ. В общем-то можно дойти до поместья, но, прикинув, что до него еще далеко и в этом случае сапогам точно придет конец, Ава решительно отвергла эту мысль. Кроме того, дойдя туда пешком, она вряд ли будет выглядеть безупречно. Не хватало еще попасть на страницы газет в таком нелепом виде…

Размышляя о том, что ей делать дальше, Ава бесцельно смотрела по сторонам, и вдруг ее взгляд зацепился за внешнюю стену поместья, на которой в детстве она играла со своим братом Фредериком, кузеном Баденом и Жилем. Впервые за день Ава улыбнулась. Она конечно же понимала, что это несколько безрассудно, но ей всегда нравилось там играть. Кроме того, Ава лучше всех лазила по стене, да и кто сказал, что она не может влезть на эту стену лишь потому, что она уже взрослая?

– На южной стене женщина, босс. Что прикажете делать?

Вульф остановился посреди арочной прихожей и сильнее прижал трубку к уху.

– На стене?! – ошарашенно переспросил он.

– На самом верху, – повторил Эрик, самый молодой член команды безопасности, которой управлял Вульф.

Вульф напрягся. Прекрасно. Скорее всего, это какая-нибудь журналистка, стремящаяся получить сенсационный материал. Они весь день мельтешат возле поместья, стараясь выведать хоть что-нибудь, но ни один из них не обладал достаточной смелостью и наглостью, чтобы попытаться перелезть через стену. Тем более женщина?!

– Назови мне ее имя.

– Говорит, что она Ава де Веерс, принцесса Андерса.

Час от часу не легче!

Принцесса, взбирающаяся по кирпичной стене высотой в сорок футов? В такие подробности Вульфу верилось с трудом.

– Паспорт?

– В сумочке его нет. Говорит, что попала в аварию и, вероятно, он выпал.

– Замечательно. Проверь камеры, может, они что-нибудь зафиксировали.

Даже внутри замка Вульф слышал раздражающий шум вертолетов.

– Конфисковать, если обнаружим у нее что-нибудь подозрительное?

– Нет.

Вульф в ярости запустил пятерню в волосы, он предпочел бы самостоятельно снять эту странную особу со стены, избежав дополнительного повода для сплетен.

– Пусть эта сумасшедшая остается на месте.

– Постараемся исполнить, босс.

– И, Эрик, пригрози ей пистолетом, пока я не приду. Это научит ее хорошим манерам.

– Вы предлагаете оставить ее на стене?

По тому, как растерялся Эрик, Вульф понял, что женщина очень привлекательная.

– Да, именно это я и имею в виду.

– Но…

– И не разговаривай с ней, пока я не прибуду на место.

 

Вульф доверял своим людям, но все же предпочел перестраховаться.

– Да, сэр.

Вульф раздраженно спрятал телефон в карман. Он должен был сейчас играть в поло в качестве гостя на мальчишнике, но, выбирая между работой и возможностью развлечься, он всегда отдавал предпочтение работе.

На улице он встретил Жиля с веселой компанией. Вульф окинул взглядом белого арабского скакуна, которого ему одолжил Жиль. Он уже и так пропустил утреннюю тренировку, чтобы приноровиться к нему, а теперь еще эта странная женщина…

– Как его зовут? Великолепный конь!

– Ахиллес.

У Вульфа на губах заиграла улыбка, Жиль пожал плечами:

– Думаю, вы поладите.

Несколько лет назад он и Жиль вместе тренировались для отбора в элитную военную оперативную группу, для них обоих это были нелегкие времена, и с тех пор они подружились. В то время Жиль увлекся мифами Древней Греции, и это увлечение до сих пор не прошло.

Вульф же всегда отличался упрямством и прямотой. Позднее эта черта сослужила ему хорошую службу при разработке программного обеспечения, и он придумал и воплотил самую сложную компьютерную программу-шпион на планете. Созданная им компания «Вульф инкорпорейтед» занималась распространением и усовершенствованием этой программы. Когда к бизнесу присоединился его младший брат, они вместе смогли расширить сферу своего производства и влияния. Теперь практически всем, что касалось технической стороны, заведовал Адам, его брат. Вульф же предпочитал заниматься делом, путешествуя по миру. Таким образом на его плечи ложились переговоры и, иногда, непосредственное участие в расследовании дела.

– Я присоединюсь к вам немного позже, мне нужно решить один небольшой вопрос.

Вульф произнес это как можно беззаботней, чтобы не нервировать своего товарища, которому нужно было сосредоточиться на предстоящей свадьбе и которому совсем не обязательно было знать о том, что его бывшая невеста сидит на стене его поместья.

Нужно признать, что идея перелезть через стену уже не казалась Аве такой уж замечательной, мышцы рук болели. Кроме того, она обнаружила, что дерево, по которому она собиралась спуститься, исчезло. К тому же за ней следили два охранника с пистолетами, направленными прямо на нее. Ава и предположить не могла, что Жиль удвоит охрану. Естественно, никто не верил, что она действительно попала в аварию.

«Во всем виноват Жиль», – думала Ава, глядя на то место во дворе, где, по ее расчетам, должно было стоять дерево. Она покосилась на двух охранников, больше похожих на уличных бандитов. Ни один уважающий себя француз никогда не смешает в своем гардеробе фланель и вельвет.

– Я могу в тысячный раз объяснить вам то, что вы уже слышали. Если вы пройдете пару сотен метров, то найдете мою машину и поймете, что я говорю правду. Зачем мне врать?! – Ава попыталась собрать остатки самообладания.

– Извините, мэм, мы всего лишь выполняем приказ босса.

– Прекрасно. И кто же является вашим боссом?

– Это конфиденциальные сведения, мэм.

– Но у меня болит голова, и я хотела бы спуститься.

– Простите, мэм, у нас приказ.

Ава закатила глаза. Интересно, что эти двое будут делать, если она спрыгнет. Хотя это, конечно, не вариант, поскольку такой прыжок, скорее всего, закончится как минимум переломом лодыжки.

Закрыв глаза, Ава потрогала лоб, почувствовав огромную вздувшуюся шишку. Ее накрыла волна раздражения, и лишь оружие, направленное на нее, заставляло рационально оценивать ситуацию, в которую она попала по собственной глупости.

– Ну и где ваш босс?

– Скоро будет, мэм.

– Если я умру от дикой головной боли, это будет на вашей совести, запомните.

– Непременно, мэм.

Низкий раскат грома заставил Аву поднять голову, но за высокими деревьями она могла видеть лишь самые вершины замка. Внезапно вспышка белого света озарила породистого скакуна, мчащегося по открытой местности, и его наездника. Ава смогла разглядеть песочные волосы, надменный наклон головы, широкие плечи и худой торс под черной рубашкой поло и длинные мускулистые ноги в белых галифе и гольфах. Наряд всадника довершали ботинки со шпорами.

Ава чувствовала волну ярости, исходящую от наездника, хоть он и не выказывал ее ни одной мышцей своего тела. Он направил взгляд, полный ненависти, в сторону Авы, лошадь под ним нетерпеливо гарцевала. Сердце Авы бешено стучало, и она вцепилась в стену, которая моментально стала горячей.

– Так это из-за вас я торчу на стене? – язвительно бросила Ава, прежде чем поняла, что сказала это вслух. Она хотела быть любезной, чтобы эта неприятная история скорее закончилась, но не смогла совладать со своими истинными эмоциями.

Вульф окинул ее взглядом и понял, что был не прав, когда решил, что эта женщина привлекательная. Нет, она не была привлекательной, она была сногсшибательной. Высокие скулы, золотистая кожа, синие как небо глаза, густые темные волосы, затянутые в конский хвост, пухлые розовые губы, как будто созданные для того, чтобы целовать их без остановки. Чтобы он целовал их.

Отгоняя эту неожиданную мысль, Вульф скользнул взглядом дальше, по белой хлопчатобумажной рубашке, джинсам, обтягивающим ее длинные тонкие ноги, и, наконец, по сапогам на высоких каблуках.

Ахиллес ударил хвостом по воздуху, будто соглашаясь с мыслями Вульфа. Лишь сейчас Вульф обратил внимание на ее вопрос, заданный с надменной царской интонацией.

– Нет, причина, по которой вы все еще на стене, вы сами.

– Вы мне угрожаете?

– Ни в коем случае.

До Вульфа донесся раздраженный выдох, когда он отвернулся от нее и направил лошадь к своим людям. Ему нужно было поговорить с Эриком, чтобы до конца понять всю ситуацию.

– Неужели вы правда считаете, что против меня нужно применять оружие? – донеслось до него.

– Все возможно.

– Но я не преступница! Неужели вы не видите?

– Очевидно, нет, мэм. И держите свои руки так, чтобы я их видел.

– Но вы не имеете права!

Проигнорировав это заявление, Вульф приступил к осмотру ее сумочки.

– Обнаружили что-нибудь противозаконное?

– Нет, босс. Обычные женские штучки, помада, салфетки, заколки. Но никакого намека на удостоверение личности, как я и говорил.

Вульф услышал ее раздраженный вздох:

– Я уже говорила вашим подчиненным, что попала в аварию и паспорт, должно быть, выпал из сумки, когда я выбиралась из машины.

– Ну конечно.

– Зачем мне врать?

– Это нам еще предстоит выяснить. – Вульф одарил Аву пронзительным взглядом, от которого, он знал, бегут мурашки даже у мужчин. – В вашем положении это очень умный ход.

– Я – принцесса Андерса Ава де Веерс, и я требую, чтобы меня немедленно сняли отсюда.

Вульф вновь окинул ее взглядом, теперь для того, чтобы оценить ее положение.

– Что же вы делаете на стене, принцесса? Учитесь летать?

– Я почетная гостья на свадьбе, и вы, вероятно, потеряете работу, если продержите меня на этой стене, где я нахожусь у всех на виду. К слову, я, наверное, обгорела.

– Поверьте, на вашей коже это незаметно. И почетные гости обычно входят через главные ворота. На кого вы работаете?

Ава нахмурилась:

– Что вы имеете в виду?

– Очевидно, что вы – представительница СМИ, случайно оказавшаяся на этой стене в поисках интересных подробностей.

– Что?! Вы в своем уме?

– Я уже сказал. Газета? Журнал? Телевидение? Хорошая камера, между прочим. Не возражаете, если я посмотрю?

– Возражаю.

Вульф положил ее сумочку на траву и начал просматривать снимки.

– Я смотрю, вас совершенно не волнует мое мнение. И вообще, зря вы разговариваете со мной таким тоном.

– Я должен убедиться, что то, что вы говорите, правда. И если это так, то вам не о чем волноваться.

– Учтите, что потом вам придется извиняться передо мной.

– Это мы еще посмотрим.

По ее бормотанию Вульф понял, что, если бы девушку не сдерживали рамки воспитания, она давно вступила бы с ним в драку. Хмуро просмотрев снимки, он поднял на нее взгляд:

– Замечательные снимки знаменитостей. Спрошу еще раз: на кого вы работаете?

Ава закатила глаза:

– Я не репортер, сколько раз мне еще повторять.

– Нет? Вам лучше признаться сразу.

– Нет, я действительно не журналистка. Я являюсь владелицей картинной галереи, и эти фотоснимки с недавней презентации новой выставки. Так что я говорю вам правду, и моя машина находится в нескольких сотнях футов от этой стены, и если бы ваши подчиненные послушали меня, то они бы уже вернулись и подтвердили мои слова, вместо того чтобы держать меня на мушке, как какую-нибудь террористку.

– О, примите мои искренние сожаления.

При этих словах он даже не потрудился скрыть свое презрение, поскольку уже понял, что представляет собой эта девушка.

– Разве я вам не сказал, мои люди подчиняются мне, а не вам? Увы.

– О, ну конечно же, босс.

Он пропустил мимо ушей ее остроту, поскольку был не в настроении.

– Эрик, найдите ее автомобиль.

У Авы затекло тело, и она переместилась на стене.

– Я сказал вам держать руки так, чтобы я видел их.

Ава возмущенно закатила глаза:

– Вы все еще считаете, что я вру? Что ж, возвращение ваших подчиненных принесет вам сюрприз.

Воздух вокруг Вульфа и Авы искрился от напряжения, и ее сексуальный акцент только усугублял положение. Ава была воплощением красоты и сильного духа, но и этого недостаточно, чтобы Вульфа охватила волна сумасшедшего возбуждения.

Но, когда глаза Авы опустились на уровень его губ, он почувствовал непреодолимое желание и между ними словно пробежала искра. Взглянув в ее глаза, Вульф на секунду подумал, что она прочитала все его мысли, но конечно же это было невозможно. После четырнадцати лет в охранном бизнесе Вульф знал, как скрывать то, что он чувствовал, да что там, он начал проделывать этот трюк, как только научился ходить. Возможно, она почувствовала некое волнение, как и он, но не более. Если бы эта девушка была журналисткой, она бы уже использовала все свои умения, чтобы попытаться управлять им.

Взгляд Вульфа скользнул по ее невозможно тонким запястьям и не менее тонкой кисти. Инстинктивно он понимал, что, скорее всего, она говорит правду, но почему-то у него было сомнение. Хотя ее выдавало поведение, то, как она держалась, смотрела на него, ее королевская осанка – все служило оправданием ее слов. Его распутная мать часто смотрела на отца таким же взглядом, и Вульф всегда чувствовал жалость к бедному ублюдку. Но взгляд этой девушки не вызывал у него таких чувств. Это был взгляд человека королевских кровей.

Ава снова передвинулась чуть дальше:

– Может, вы подумаете о том, как спустить меня отсюда?

– Думаю, я могу достать лестницу из заднего кармана и вы сможете спуститься по ней. Как вам идея? – усмехнулся Вульф. Он раскрыл ладони и сложил их в замок: – Прыгайте, принцесса, я вас поймаю. Это ведь такое удовольствие – поймать принцессу.

Его лошадь тихо ржала, и Ава использовала пару минут для того, чтобы посмотреть на нее.

– Возомнили себя Зорро? – сладким голосом спросила она.

Губы Вульфа дрогнули в усмешке.

– Лишь потому, что забыл надеть костюм Бэтмена.

– Позабыли у Робина?

Несмотря на мрачное настроение, Вульф улыбнулся:

– Симпатичные сапожки. Боюсь, вам придется их скинуть перед тем, как будете прыгать.

Последнее, что ему хотелось, так это быть порезанным этими каблуками, о чем, судя по взгляду, девушка просто мечтала.

– У меня есть идея получше. Почему бы мне просто не вернуться на ту сторону стены, с которой я поднялась?

– Нет.

– Но это имеет смысл. Я могу…

– Только попробуйте, и я пристрелю вас.

– Чем?

– У меня есть пистолет.

– И что, вы действительно сможете меня убить?

– Хотите проверить?

Взгляд Авы скользнул по его телу и ногам, и Вульф почувствовал неожиданный прилив волнения, будто она прикоснулась к нему своими тонкими руками.

– Но это самый приемлемый вариант.

– Если вы сдвинетесь с этой стены, я вас засужу.

– Это я вас засужу, если вы меня сейчас же не спустите с этой стены нормальным, удобным для меня способом.

– Не будем терять время на пустую болтовню. Ну же, снимайте вашу обувь.

Недовольно пыхтя, она скинула сапоги.

Интонация голоса Вульфа подразумевала, что никаких возражений он не потерпит, внутренний голос же кричал, как он мечтает о том, чтобы эта женщина скорее оказалась в его объятиях. Вульф не собирался вступать в романтические отношения, тем более что его последние отношения оставили неприятный след в его душе. Но он был мужчиной, а она женщиной, очень привлекательной женщиной.

– Я бы предпочла дождаться момента, когда принесут лестницу.

– В таком случае вы проведете на этой стене еще полдня. Я начальник охраны безопасности, а не спасателей.

 

Ава с сомнением взглянула вниз.

– Раньше думала, что эта стена гораздо меньше. И что произошло с каштаном, который здесь рос?

– Теперь вы путаете меня с садовником, принцесса. Неужели я действительно на него похож?

– Нет, нисколько.

– Что же будет дальше?

Ава прищурилась:

– Ну, за хорошего человека я вас уж точно не приму. И, кстати, ко мне нужно обращаться «ваше королевское высочество». Это мой титул.

Конечно же Вульф знал об этом. Он не был королевской крови, но не раз сталкивался с представителями королевской знати…

– Спасибо за информацию. Но я не могу торчать тут вечно, так что прыгайте.

«Пора прекратить думать о ее груди и горячих губах».

– У вас нет времени? А знаете ли вы, что благодаря вам я дико опаздываю? – пожаловалась Ава.

– Мое сердце просто кровью обливается.

– Вы грубиян.

– Добиваетесь того, чтобы я оставил вас здесь? На виду?

– Верю, что вам не составит это никакого труда.

– Я грубиян, но не настолько.

– Извините, просто мне немного не по себе.

Вульф вздохнул и вновь подставил руки.

– Тогда я сознаюсь, что и мне не по себе, я никогда раньше не ловил принцесс, – улыбнулся он.

– О, вероятно, у вас не было времени на такие забавы.

Вульф покачал головой:

– А вы, я смотрю, любите поязвить.

Ава что-то пробормотала себе под нос на французском языке, вызвав у Вульфа непреодолимое желание засмеяться. Она была такой прекрасной и жизнерадостной!

Балансируя на руках, Ава подняла сначала одно бедро, затем другое, удостоверившись, что джинсы не прилипли к стене.

– Может, досчитать до трех? – насмешливо осведомился Вульф.

Ава бросила на него взгляд, полный ненависти, и оторвалась от стены. Вульф поймал ее у самой земли, ощутив, как невесомо ее стройное тело. Он почувствовал, как поднялась ее грудная клетка при вдохе и соприкоснулась с его мускулистой грудью. Когда девушка оплела руками его шею, он уловил чудный цветочный аромат ее духов. Обычно Вульфу не нравились такие ароматы, но этот был для него словно воздух. Именно по этой причине он держал ее намного дольше, чем было нужно. Ему казалось, что он держал ее на руках всю свою жизнь. На ум пришла неожиданная мысль о том, как он будет чувствовать себя внутри ее. Тесно. Горячо. Влажно.

Наконец Вульф сфокусировал взгляд и обнаружил, что на него смотрят темно-синие, широко распахнутые глаза, и почувствовал себя так, словно в него врезалась ракета.

– Может, вы меня поставите на землю? – немного сбивчиво поинтересовалась Ава.

Смущенный и раздосадованный своими мыслями и желанием поцеловать ее, Вульф неуклюже поставил ее и поспешно отошел. Сделав над собой усилие, он снова взглянул на нее и только теперь заметил шишку над ее правым виском.

– Вы поранились, вам нужно показаться врачу, – указал он на лоб.

Ава подняла на него взгляд, ее дыхание участилось, как и пульс.

– Я в порядке.

– Что ж, тогда обувайтесь, нам пора.

Вульф стал поправлять седло Ахиллеса, стараясь собрать свои мысли. По правде говоря, он должен обыскать ее, чтобы убедиться, что она чиста.

– Думаю, вы несколько лукавите, когда говорите, что с вами все в порядке, – произнес он, намеренно растягивая слова.

Ава удивленно подняла брови, и Вульф понял, что непреднамеренно показал, что она ему небезразлична. Несомненно, она уже привыкла к такому вниманию и, как и все женщины, обязательно воспользуется этим преимуществом, чего он совсем не планировал. Он уже собирался было попытаться выкрутиться из создавшегося положения, когда зазвонил телефон.

– Мы обнаружили автомобиль, босс, та девушка не сумасшедшая. Она сказала правду. И мы также нашли ее кошелек и паспорт, который, похоже, действительно выпал из сумки, так как он валялся под передним сиденьем.

Вульф отдал приказ ждать его в доме. Он тянул время перед тем, как поднять на нее взгляд, зная, что она подслушала разговор и наверняка собирается что-нибудь съязвить.

– Что ж, кажется, вы действительно та, кем представились. Советую в следующий раз воспользоваться главными воротами.

Вульф подвел к ней Ахиллеса и схватил стремя.

– Дайте мне ногу.

– Не хотите принести извинения?

В ее тоне читалось плохо скрываемое превосходство, которое быстро отбило у него любые мысли о том, чтобы извиниться, показав тем самым свое поражение.

– Вашу ногу, – повторил он холодно.

Отбросив волосы назад, Ава поставила ногу на импровизированную подставку из его рук, и он подкинул ее, помогая сесть в седло.

– Не пытайтесь использовать свою сексуальность для того, чтобы добиться желаемого, принцесса.

– Уж поверьте, что прикасаться к вам – это последнее, что бы мне хотелось делать.

– Чем же я вам так не угодил, принцесса?

– Я, кажется, уже сказала вам, что вы – грубиян.

Повернувшись к Вульфу спиной, Ава собрала поводья и приготовилась пустить лошадь вскачь.

Вульф не мог понять, то ли он в восторге от нее, то ли она просто злит его. Но, к счастью, он был не настолько глуп, чтобы связываться с этой своенравной женщиной.

– Двигайтесь.

Ни в коем случае нельзя оказаться позади нее. Это будет свидетельствовать о двойном поражении.

– Вы, несомненно, самый раздражающий человек, которого я когда-либо встречала.

Вульф собирался ответить ей взаимностью, когда она вонзила пятки в бока Ахиллеса, который тут же понесся галопом. Вульф не мог поверить в это! Мало того что он из-за нее никак не может собраться с мыслями, так еще и последнее слово осталось за ней.

Никогда раньше такого не случалось!

«Черт бы тебя побрал». Выругавшись про себя, Вульф резко свистнул. Если Жиль обучал своих лошадей, то он должен немедленно остановиться.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru