Последняя наира проклятого королевства

Мика Ртуть
Последняя наира проклятого королевства

Марго погладила потрепанную кожаную обложку, шероховатую и растрескавшуюся, и осторожно открыла первую страничку. Где-то в подсознании, той частью разума, которая верила в сказки, она ожидала фейерверка, искр, сияния или хотя бы тихой торжественной мелодии, но все оказалось до банального прозаично. В книжке были заполнены всего пять страничек. Мелким неровным почерком на незнакомом Марго языке были записаны формулы, какие-то непонятные слова и рисунки. Бесполезное умение, если ты даже прочесть ничего не можешь. Но ведь Маргешка как-то прочитала, значит, знание языка было в ее памяти, и остается только уповать на его возвращение.

И все равно Марго расстроилась: тонкий мостик, связывающий ее с прошлой жизнью, истончался прямо на глазах. «Не отчаиваться, – приказала она себе. Раз сосуд-недоучка смогла, значит, в этом мире живут те, кто тоже умеет, а это повышает шанс вернуться домой». Если думать по-другому, то свихнуться можно, поэтому Марго будет считать, что у нее все получится! И точка! А пока будем узнавать этот мир и проверять его на прочность!

Дракон поднял голову, ярко-голубые глаза мерцали, как осколки льда, он пристально смотрел на черный блокнот, и Марго поспешила убрать книжечку в котомку.

– Это дневник, – зачем-то сказала она дракону. – Личные записи, понимаешь? Девочки любят делиться сокровенным с бумагой. Кстати, у тебя опять глаза голубые.

Дракон моргнул и уставился на Марго звериными желтыми глазами с вертикальными зрачками. Чудеса, да и только! Но не может же у нее быть такая избирательная галлюцинация?

Ехали они долго, часа два. За это время Марго успела передумать множество страшных и не очень мыслей, подремать и ужасно проголодаться. Влад всю дорогу спал, видно, добирал за все время путешествия, дракон делал вид, что дремлет, но Марго часто ловила на себе его быстрые взгляды, мол, я настороже, не расслабляйся.

Девушке ничего не оставалось, как тоже попытаться заснуть, потому что за окном была скучная снежная равнина, посеребренная первыми лучами солнца. Смотреть на монотонный пейзаж Марго быстро устала и, накрывшись плащом, закрыла глаза.

Проснулась оттого, что карета остановилась и в дверь постучали.

– Ваша светлость, остальные сани прибыли! – крикнул мужской голос.

Влад открыл глаза. Только что он спал – и вот уже стоит у распахнутой двери, надевая короткую белую куртку, отороченную пушистым мехом.

– Хорошие новости. Обедаем и уходим порталом. Ты голодна? – повернулся он к моргающей спросонья Марго.

– Очень, – честно ответила девушка, надевая плащ.

С улицы тянуло холодом, и Марго поежилась, ее наряд совсем не грел, но не сидеть же в тепле кареты, когда в воздухе так вкусно пахнет жареным мясом.

Влад дождался, когда она спустится по ступеням, свистнул дракону и кивком предложил следовать за собой в сторону большого бревенчатого здания.

– Смотрите! – непосредственно воскликнула Марго. – Такие же сани, как наши. Даже рисунок на коврах такой же.

– На них прибыли те сосуды, что я отобрал раньше, ваш пансионат был последним. Ты не знала?

– Нет.

Марго с интересом смотрела по сторонам. Особенно ей понравился вид. Вдали виднелись белоснежные горы, а на пригорке рос исполинский лес. Вот бы побродить по нему. Маргарита любила лес, любила его в любое время года и с удовольствием ездила в выходные в пригород, чтобы погулять по сосновому бору. Даже хотела собаку завести, чтобы была компания, но, к счастью, не успела.

– Нравится?

Маг с интересом за ней наблюдал.

– Никогда не видела таких деревьев. Знаете, а ведь они живые и с ними можно обмениваться энергией…

– Вот как, – задумчиво произнес Влад и тут же подозрительно уточнил: – Кто тебе это рассказал?

Марго удивленно на него посмотрела: она сказала что-то не то? Это же истина, которую знают даже дети.

– Кто тебе рассказал о силе снежных вязов?

В голосе мага появилась очень опасная сталь.

– Не помню.

Глава 3. А вы не ждали нас, а мы пришли

– Лэр маг! Ваша светлость!

Марго от расспросов спасли две девушки в шубках и меховых сапожках. Они с улыбками подбежали к ним и изящно присели перед мужчиной, потупив взгляды.

– Мы уже заждались! – весело произнесла блеклая блондинка, бросая на Марго неприязненный взгляд. – Без вас здесь такая скука!

– Хочешь сказать, что я для вас шут? – холодно и высокомерно ответил герцог, и Марго вздрогнула, почувствовав едва сдерживаемую ярость в голосе мага.

– Что вы, ваша светлость! – В отличие от Марго блондинка совершенно не испугалась. – Просто вы настолько умный и тонко чувствующий собеседник, что без вас в этой дыре даже поговорить было не с кем! Мы так скучали, так скучали!

– Все три дня! – добавила ее румяная подружка и поправила на запястье тонкий обруч браслета, точно такого же, как на руке Марго, при этом она посмотрела на девушку с превосходством. – Ваш столик готов, позвольте мы проводим вас, ваше мажество? – елейным голоском добавила она.

Марго фыркнула, ей были смешны эти неумелые заигрывания. Она оглянулась, белый дракон сидел позади лэра Влада и с интересом рассматривал всю компанию, судя по выражению хитрой морды, зверя весьма забавлял разговор. Марго тихонько свистнула, привлекая внимание белого красавца.

– Не соизволит ли ваша драконья милость, – девушка слегка присела в легком подобии реверанса, – сопроводить меня к обеду?

А про себя подумала, что лучше обедать в обществе молчаливого дракона, чем наблюдать за высокомерным магом. Чем дальше от него, тем спокойнее.

Желтые глаза зверя округлились, он несколько секунд смотрел на Марго, а затем зарычал.

– Отойди от него! – зашипела одна из девушек. – Сумасшедшая, тебе жить надоело?

Дракон тем временем резко вильнул хвостом и встал, не спуская с Марго предупреждающего взгляда.

– Это значит «нет»? – Марго расстроенно вздохнула, не веря в то, что зверь может напасть, слишком умные у него были глаза. – А я хотела вам за ушком почесать… после обеда.

Дракон захлопнул пасть, задумчиво посмотрел на молчаливого мага и плавно двинулся в сторону корчмы. Проходя мимо Марго, он довольно ощутимо потерся боком о ее бедро, едва не повалив девушку в снег. Но ее это не расстроило, она с улыбкой поспешила за драконом, который, легко толкнув дверь, первым проскользнул внутрь придорожного заведения.

– Ух, как аутентично, – пробормотала Марго, оглядывая огромный полутемный зал, заставленный крепкими деревянными столами.

Четыре узких окна на четыре стороны, большой камин, в котором догорало огромное полено. Дракон уже растянулся вдоль камина у стола, накрытого на одного человека. Марго с завистью втянула аромат зажаренной бараньей ноги, грибного супа, свежего хлеба. Пахло все умопомрачительно, но… предназначалось явно не ей. И она оказалась права.

– Приятного аппетита, ваше мажество. – Невысокий полный мужичок в сером переднике забрал у Влада меховую куртку и отодвинул мягкое полукресло. – Горячее вино сейчас принесут.

Марго бы тоже не отказалась от горячего вина, но ей его никто не предложил, пришлось, глотая слюни, идти к длинному столу, за которым уже сидели девушки в серых платьях.

– Марго, тебе за стол наир, – раздался в спину насмешливый голос герцога.

– Иди за нами, деревенщина, – процедила презрительно блондинка, отталкивая Марго с прохода. – Не стой столбом, ушастая.

Марго пожала плечами и неторопливо направилась следом. Обижаться на злобные выпады малолеток она не собиралась. Пока гавкают, они безопасны.

– Маргешка, приходи потом поболтать, – прошептала Кася, когда они проходили мимо длинного стола, заставленного тарелками с кашей, щедро приправленной мясом.

Марго кивнула, мечтая только об одном: получить такую же тарелку восхитительной каши с мясом, а еще лучше мяса без каши, но со свежим белым хлебом… а потом большую чашку горячего чая, и хорошо бы с булочкой. Какое счастье, что не нужно думать о диете. Это тело могло есть сколько угодно и чего угодно. Она так размечталась, что, когда уткнулась в стол, за которым сидели пять девушек, ни о чем, кроме еды, уже не думала.

– Как оказалось, лэр маг нашел еще одну наиру, – бросая шубку на свободный стул, громко заявила блондинка, привлекая к ним внимание. – Альтарку.

– И чего ты бесишься? – флегматично спросила полная рыжеволосая девушка, покрытая веснушками. – Разве не знаешь, что повелитель ненавидит альтар? У нее нет шансов стать его сосудом.

– И это радует меня безмерно. – Марго тоже сняла плащ и аккуратно сложила его на спинку стула. – Всем приятного аппетита. Это что? А где еда? – тут же возмущенно поинтересовалась она, оглядывая стол.

– Наиры его величества питаются только полезной пищей. Чтобы сохранить ясность ума и отменное здоровье, – высокомерно сообщила ей блондинка.

– Хочешь сказать, что ваш повелитель любит полуобморочных злых доходяг?

Марго скептически оглядела стол. Что-то зеленое кашеобразное, моченые яблоки, склизкая серая каша, похожая на манку, сваренную на воде, и никакого мяса!

– Молодому растущему организму нужен кальций, магний и витамины.

– Чего? – спросила толстушка.

– Мясо! – гаркнула Марго и, решительно отодвинув стул, направилась за стол к остальным девушкам.

– Его мажеству это не понравится, – сказал кто-то тихо в спину.

«Это проблемы его мажества, – зло подумала Марго. – Сам мясо ест и вином запивает, а бедных девиц на силосе держит!»

– Есть у вас лишняя тарелка с кашей?

Лишняя тарелка нашлась, как и большой ломоть хлеба с теплым подтаявшим маслом и кусочком восхитительного дырчатого сыра.

– Счастье есть! – вздохнула Марго, с наслаждением отправляя в рот кусок тушеного мяса. – Мм-м, вкуснотища.

– Ты же мяса не ела, – удивилась Кася.

– Я пересмотрела привычки. – Марго улыбнулась. – Расскажи, что значит этот браслет?

Она показала взглядом на запястье.

 

Кася глянула на нее с укоризной.

– Ты всегда была странная, – покачала она головой. – Это браслет наиры.

– А наира у нас – кто?

– Дура!

– Ага, я тоже так подумала, – согласно кивнула Марго, доедая кашу. – Они все там с приветом, но зато с большим самомнением.

Кася закатила глаза.

– Ты дура, а они просто из зажиточных семей, с родителями жили, в храме обучение прошли, вот норов и показывают. Видела, как одеты? Не то что мы. У них наверняка и деньги есть.

– Кася, ты не отвлекайся. – Марго потянулась к меду, щедро добавила себе в чай и не удержалась, взяла еще один кусочек сыра. – Так кто такие наиры?

– Придуриваешься? – начала злиться Кася, глядя на Марго с подозрением.

– Да нет, – макая сыр в мед, медленно ответила Марго. – Я после вчерашней встречи с герцогом так перенервничала, что в обморок свалилась, а как очнулась, обнаружила, что в памяти прорехи появились. Тут помню, тут не помню… Странно так.

Кася вздохнула.

– Вот в это я поверю, с твоим характером удивительно, как ты с башни не сиганула, после того как герцог тебя осматривал.

– А он меня осматривал?

– Да он всем велел платья снимать, а рубахи мало что прячут, – хихикнула Кася. – Девчонки вчера вовсю красовались перед его мажеством, только ты рыдала. Я еще тогда решила, что точно прыгнешь.

– Не дождетесь! – процедила Марго сквозь зубы и оглянулась на герцога.

Его мажество пил вино и смотрел на огонь, дракон догрызал баранью ногу, со стола уже убрали, оставив лишь кувшин и блюдо с фруктами. Герцог, видно, почувствовал взгляд и резко оглянулся. Марго подняла чашку, отсалютовала мужчине и опять повернулась к Касе.

– Да, наверное, от переживаний память и пропала. Я слышала, что так бывает.

– Память пропала, а наглость появилась, – усмехнулась подруга. – А еще пропал страх перед мужчинами. Ох, Маргешка, что-то ты темнишь, силой поклянись, что не врешь!

– Не вру, зачем мне врать? Силой клянусь, что память не восстановилась. – Марго сказала правду, чистую правду. Память ведь действительно не восстановилась. – А вот насчет мужчин и прочего… Ну, видно, что-то во мне изменилось. Только и ты, Кася, поклянись, что не выдашь мой секрет, думаю, память вернется, а прослыть странной мне не хочется.

Кася согласилась поклясться, хотя на подругу смотрела, как на чокнутую.

– Наиры – это сосуды, с которыми королевский двор уже заключил контракт. Деньги за тебя в храм ушли, так что свезло тебе, Маргешка, ох как свезло, для самого повелителя тебя везут.

– Так наир аж восемь! – нахмурилась Марго. Не человек их повелитель, а бык-производитель. – Повелитель от всех детей хочет?

– Скажешь тоже! – рассмеялась Кася. – Одну выберет, самую сильную, а остальных своим ближайшим советникам раздаст.

Оба-на, какие перспективы вырисовываются…

Марго окинула длинный стол взглядом. Посчитала девушек, их было ровно пятнадцать, и тихонько спросила у Каси:

– А остальных куда везут, если для быка-производителя, ой – повелителя, выбрали уже наир?

– А мы не такие сильные, как ты, – с легкой завистью ответила подруга. – Нам предложили продать невинность и магию. На алтарь пойдем.

– Куда? – Марго, услышав про алтарь, подавилась, закашлялась, и Кася с огромным удовольствием похлопала ее по спине. – На какой алтарь?

– Маргешка, ты, часом, не ударялась темечком? – Подруга покачала головой. – Странная ты все же, разговариваешь, не рыдаешь, элементарных вещей не помнишь. Долг каждой одаренной девушки – передать силу новому магу льда или отдать ее на служение народу, – явно процитировала она какое-то правило. – Сама же знаешь, если не отдать силу, сгоришь к тридцати годам. А так и денежки, и жизнь.

– Но невинность-то зачем продавать? – глупо переспросила Марго, она пока не могла уложить знания в голове.

– Да я не знаю наверняка, – покраснела вдруг Кася и понизила голос: – Болтают, что только через… «это» можно магию отдать.

– Магию оргазма, ага, – хмыкнула Марго и подумала про себя, что лэры, скорее всего, просто совмещают приятное с полезным. Какие наглецы!

Кася укоризненно вздохнула, а потом легонько хлопнула себя по лбу.

– Слушай, не могу привыкнуть к тебе обновленной, все время кажется, что это не ты. А может, про магию снежных драконов правду рассказывают? – зашептала она горячо. – Ты до него дотронулась, и это тебя изменило! – У нее заблестели глаза. – Все сходится! Ух ты! – Она с восторгом смотрела на Марго. – А я не верила в сказки, смеялась, когда сестра мне их рассказывала.

Марго согласно кивнула, а что, эта версия ей нравилась. Она ни при чем, это все волшебный зверь виноват!

– Так что там с алтарем?

– Наше королевство охраняет магия Ледяного чертога, повелитель напитывает силой его артефакты. Ну и мы тоже, – гордо сообщила она. – У кого силы немного, а сосудом побыть не удалось, тот отдает магию артефакту. За это тоже платят, и хорошо платят. А еще это совсем безопасно, потому что ритуал проводит сам хозяин Ледяных чертогов. Говорят, он красивый и холодный, сердце у него ледяное, а в глазах видна снежная вьюга.

– И он всех лишает девственности сосулькой, – не удержалась Марго. – Силен мужик, ничего не скажешь.

– Ой, прекрати, – захихикала следом и Кася. – Еще услышит кто, накажут. Нельзя о повелителе плохое говорить.

– Он же еще не умер, чтобы о нем только хорошее, – пробормотала Марго себе под нос и поднялась. – Пойду прогуляюсь, надо немного растрясти еду.

И утрясти новые знания.

В том, что Кася выдала версию для народа, Марго не сомневалась, слишком все было красиво и стройно. Сосуд – это почетно и выгодно, девушки почти героини, спасительницы отечества, надежда и оплот. Их с детства воспитывали с этой мыслью, и они не сомневались в ее значимости и правоте. Если не сосуд, значит, батарейка, и главное, все очень хорошо оплачивается. Вроде бы логично, но отчего так неспокойно на душе?

На улице Марго оглянулась и, увидев чуть в сторонке сооружение, в назначении которого было трудно ошибиться, направилась к нему. А когда вышла и наклонилась за снегом, чтобы обтереть руки, заметила цепочку следов, ведущую к воротам. Белоснежный дракон, склонив голову набок, следил за Марго, в нетерпении переступая мохнатыми лапами по утоптанному снегу, словно приглашал девушку присоединиться к нему. Марго оглянулась, во дворе никого не было, а стоящего у окна Влада она не заметила.

– Меня ждешь? – улыбнулась девушка. – Надо спросить у твоего хозяина, как твоя кличка.

Она осторожно протянула руку, готовая в любой момент ее отдернуть, но зверь не шевелился, только следил за ней немигающими желтыми глазами, и Марго осмелела. Она осторожно провела пальцами по острым рогам, прижатым к голове, по ушам с кисточками и зарылась пальцами в густую шерсть на загривке, отогревая замерзшие руки.

– Какой ты красивый, – шепнула зверю. – И совсем не страшный. Умный, благородный, пушистый. А морда у тебя прохиндейская, – с улыбкой закончила она. – Интересно, на вас верхом ездят?

Дракон от такой наглости опешил, а затем в его глазах мелькнула хитринка, и он плавно присел перед Марго, явно приглашая покататься.

– Ты серьезно?

Девушка на мгновение испугалась: кто знает этого зверя и его хозяина, вдруг по законам этого мира сесть верхом на дракона, принадлежащего магу, – преступление? Зверь отрицательно качнул головой, и впервые в душе Марго шевельнулось подозрение.

– Ты меня понимаешь?

Дракон закатил глаза, точно как Кася полчаса назад!

– Ты точно хочешь меня покатать?

Кивок.

– Я чокнулась окончательно, – шептала Марго, усаживаясь боком на спину терпеливо ждущего зверя. – Пожалуйста, медленно и печально один круг по двору, а то я даже верхом никогда не ездила, мне страшновато.

Дракон плавно поднялся, замер на мгновение и вдруг сорвался с места и огромными прыжками понесся по снежной целине в сторону так понравившегося Марго леса. Девушка хотела завизжать, но холодный ветер в лицо отбил желание открывать рот и глаза, тогда она решила спрыгнуть, все же снег не камни, не расшибется, но не смогла соскользнуть со спины бегущего дракона. Ее словно приклеили! Пришлось, стиснув зубы и зажмурившись, вцепиться в загривок и получать сомнительное удовольствие от бешеной скачки. Хотя двигался зверь плавно, сбросить Марго не пытался, а все равно было страшновато…

До леса они добрались минут за пять, дракон вылетел на большую поляну и резко остановился, Марго с визгом улетела в сугроб, а когда выбралась из него, зверя рядом не было.

– Ну и черт с тобой! – прокричала она в сторону видневшегося вдали трактира. – Не буду больше тебя гладить! Так и будешь ходить не обласканный! Я думала, ты разумный, а ты глупое животное!

Кричи не кричи, толку мало, зверя видно не было. Марго огляделась, по полю тянулась цепочка следов, светило солнце, трактир был в поле зрения, заблудиться она не боялась, а коль так, то почему бы не воспользоваться возможностью и не погулять по зимнему лесу? В лесу снега было немного, не гулял ветер, было тихо и как-то торжественно. А еще Марго казалось, что за ней наблюдают. Без злобы, скорее с интересом. Она подняла голову и посмотрела вверх, туда, где соединялись макушки величественных вечнозеленых деревьев.

– Красота. Почему мне кажется, что я наконец попала домой?

«Потому что ты альтар, дитя природы», – раздалось у нее в голове.

– Я полукровка, – машинально поправила Марго говорившего и еще раз огляделась.

Голос в голове – это, конечно, здорово и весьма удобно, но чертовски пугающе. Сложно понять, это ты сошел с ума или весь мир такой?

«Так думают люди, но поверь нам, альтар не бывают полукровками, Марго. Кровь отца всегда подавляет любую примесь».

– Вы меня знаете, а я вас нет, мне кажется, что это несправедливо.

Марго поежилась, разговаривать с пустотой было странно.

«Мы – Лес».

– Разумные деревья? Как древни?

«Можно и так сказать. Хотя… – Собеседник задумался. – Нет, мы не древни, мы духи деревьев, обладающие коллективным разумом. Прости, но мы просмотрели твою память, Марго, чтобы понять, та ли ты девушка, кого мы ждем».

– Теперь вы знаете, что я…

«Ты можешь говорить мысленно, мы бы не хотели, чтобы о твоем появлении стало известно».

«Вы не удивлены».

«Мы не испытываем эмоции. Нам неведомы удивление, страх, ненависть, доброта. Лес хранит магию альтар и их знания, а чародеи хранят Лес. Полный симбиоз. Так было раньше. Мы разумны, когда нас определенное количество, стоит одному уйти, и мы засыпаем, пока не родится следующее дерево и не вольется в общий разум. Ты пробудила Лес после вековой спячки».

«Я? Я ничего не делала!»

Марго даже немного испугалась, мало ли что потребуют теперь от нее, вдруг стать вечным лесничим?

«Когда ты упала в снег, то сдвинула камень, прижимающий новый росток, малыш выпрямился, увидел свет, осознал себя, и наш разум пробудился».

«И что теперь?» – осторожно спросила девушка, рассматривая тонкий прутик на том месте, где она выбралась из сугроба.

«Ледяные маги не умеют созидать, только хранить и разрушать. Для созидания им нужны такие, как ты, Марго. Но ненависть слишком сильна. Альтар ушли из этого мира, прокляв врагов и их потомков. Твой отец был последним. Он хотел спасти Лес, дать нам шанс и дать шанс людям».

«Это не мой отец, это отец девушки, чье тело я заняла».

Вот не надо ей чужой славы и предназначения, и родственников сомнительных тоже не нужно.

«Нет, Марго, именно ты настоящая альтар, именно твоя душа пробудила нашу силу».

Лес замолчал, молчала и Марго, совершенно не желая ввязываться в разборки между альтар и ледяными магами. Ей своих проблем хватает, а тут очень уж прозрачно намекают о великой миссии, спасении мира и прочих подвигах, которые абсолютно не прельщают художника-фрилансера из двадцать первого века.

«Нам будет достаточно, если ты поделишься силой, это поможет Лесу вернуть прежнюю мощь и поддержать тебя в случае необходимости», – после длительного молчания произнес Лес.

«А взамен вы вернете мне память Маргешки?»

«Нет, Марго, этого сделать мы не можем. И воспоминания альтар о ледяных магах мы тебе не дадим. Слишком много в них ошибочных суждений, слишком много ненависти и обиды. Мы хотим, чтобы ты сама принимала решения».

«Как-то маловато плюшек», – недовольно подумала Марго, прикидывая, как деликатно отказаться от сомнительной чести.

«Ну почему же? – Девушке почудилось, что Лес улыбается. – Мы обещали последнему чародею дать тебе знание. Ты узнаешь секреты альтар, их тайны и умения, узнаешь, из-за чего началась война. Когда тебе будет нужно, ты вспомнишь. А сейчас мы прощаемся с тобой, девушка из чужого мира, наша следующая встреча случится нескоро».

 

– Но она случится? – произнесла Марго вслух, обнимая ствол ближайшего дерева и прижимаясь к нему щекой. – И почему мне хочется плакать? Это из-за расставания?

«Так и есть, малышка, так и есть, но мы обязательно встретимся. Мы надеемся, что ты справишься».

– Звучит страшно, – грустно пошутила Марго, поглаживая шершавую кору. – Скажу честно, мне совсем не хочется ни с чем справляться.

«Возьми подарок».

Ей в руку упал деревянный кулон в виде треугольника с маленьким зеленым камешком в центре. Кулон крепился на черный шнурок, и Марго сразу же повязала его вокруг шеи, затянув морским узлом.

– Что это?

«Ключ к знаниям, – последовал лаконичный ответ. – Инициация бывает болезненной, но ты выдержишь, юная альтар. Ничего не бойся, ни о чем не волнуйся, все идет как должно».

Марго хотела спросить, о какой инициации идет речь и на что она только что подписалась? Точнее, на что ее подписал невидимый Лес? Но не успела. Сильнейшая боль пронзила сердце, она непроизвольно прижалась к дереву, чувствуя, как из нее уходит жизненная сила, утекает через кожу в огромный ствол. Марго хотела отшатнуться, но не смогла, хотела закричать, но зубы сжались с такой силой, что ей не хватило сил открыть рот.

«Да что же это за напасть такая? Сначала дракон, теперь Лес. Вы решили меня угробить?» – с возмущением подумала она, прежде чем потерять сознание.

Марго медленно падала в черную бездну, скользя памятью мимо больших экранов, на которых мелькали кадры ее прошлой жизни. Возле одних она с удовольствием задерживалась, некоторые пролетала быстро, не желая вспоминать неприятные или печальные эпизоды. Смерть родных, разочарование в мужчине, медицинские заключения… Зачем помнить об этом? Лучше остановиться у экрана, где мама и отец молоды и счастливы, где бабушка улыбается, где Марго впервые целует парня…

Но вот кадры сменились, замелькали незнакомые лица, люди в непривычных одеждах, странные пейзажи, багряные деревья. Документальное кино стало черно-белым, и Марго поняла, что это жизнь Маргешки.

– Я не смогу остаться, – говорил красивый черноволосый мужчина, склонившись над колыбелью. – Если она будет слаба, то ей поможет это. – Он опустил на подушку рядом с головкой младенца черную книжечку. – Это даст ей покой и призовет на ее место сильную душу, ту, кто справится, кто сможет пробудить древнюю кровь альтар. Пока она просто заготовка, но время все решит. Воспитай ее правильно. – Худая заплаканная женщина зло сверкнула глазами, но кивнула. – Я оставлю достаточно денег и камней, чтобы вы ни в чем не нуждались, чтобы она смогла учиться. И вот, возьми это! – Он протянул женщине деревянный треугольный кулон с зеленым камешком в центре. – Лес будет хранить ее. Прощай…

– Будь ты проклят и твое отродье тоже! – Женщина с ненавистью швырнула кулон в глубокий заброшенный колодец и повернулась к трехлетней дочери. – Все мужики одинаковые, Маргешка, всем им нужно одно: опорочить и бросить! Запомни это!..

– Твоя мать совсем сдурела, значит. – Полный мужчина с глубокими залысинами, чертами лица похожий на худую женщину из предыдущего видения, потрепал девочку лет пяти по голове. – Отдала деньги храму, значит, а о дочери родной даже не подумала. Но ничего, сдохла дура, туда ей и дорога, а я уж точно не брошу дитя альтар, ты мне еще много денег принесешь. Смотри только, Маргешка, не пялься на мужиков, твоя невинность дорого будет стоить, значит. А то знаю, не успеешь оглянуться, как утащит на сеновал первый же красавчик. Держись от красавчиков подальше, Маргешка, от них зло!..

– Ушастая, ушастая! Уродина! Байстрючка! Выродок! Альтарская кровь! Мать твоя была шалава, и ты ею станешь! Будешь нас ублажать!

– А ну пошли вон отседова! – Старуха с клюкой в черном балахоне отогнала от рыдающей девочки стайку мальчишек. – Что ревешь? В храме сказали, что сила в тебе немалая, так что шиш им, а не твоего тела! Маг тебя ждет, Маргешка! И много денег! Вот выучит тебя твой благодетель в пансионате и продаст подороже. А то ты у нас бестолковая, счастье свое прогадаешь, ежели не направлять тебя строгой рукой.

– Не хочу мага, я их боюсь, – прорыдала девочка.

– Ой, потерпишь пару часов, – махнула рукой старуха. – Оно, конечно, больно и неприятно, зато потом в богатстве будешь купаться. Может, и замуж еще кто возьмет, за деньги-то и такую, как ты, взять не побрезгуют…

– Вот, Маргешка, здесь теперь жить будешь. В очень полезном пансионате, значит. Учиться, столоваться и ждать выбора. – Довольный дядька засунул за пазуху бумаги. – В храме счет на твое имя открыли, как купят тебя, так сразу и переведет маг денежку-то, а я ее сниму, чтоб, значит, сохранить на приданое, а может, и преумножить. Ты как, согласная? Тогда подпиши вот тут доверенность. Ну, прощевай, племянница, смотри, значит, не подведи меня!..

В последнем виденье Марго увидела, как заплаканная Маргешка режет вену, быстро, взахлеб читая заклинание из черной книжки…

Очнулась Марго от горячего дыхания на щеках. Открыла глаза и едва смогла сдержать вопль, увидев рядом с лицом оскаленную зубастую пасть. Изо всех сил отпихнула длинную морду и села, опираясь спиной о теплый ствол. Это сколько же сил из нее вытянуло дерево, что даже ствол потеплел?

– Что, Морозко, совесть замучила? Бросил девицу-красавицу замерзать под елкой и сбежал? – хрипло выговорила дракону, с трудом поднимаясь на дрожащие ноги.

Руки покраснели и озябли, в короткие сапожки набился снег, а под носом было подозрительно мокро. Простыла, что ли? Марго вытерлась рукой и недоверчиво уставилась на окровавленную ладонь.

– Ну вот, кровь из носа… Довольна, рожа драконья? – зло спросила и отпихнула от себя зверя. – Без тебя доберусь! Помог уже, спасибо!

И она решительно зашагала в сторону виднеющегося вдали здания, проваливаясь в снег почти по колено.

Зверь легко скользил рядом, виновато поглядывая из-под длинной челки и пихая Марго в бок, мол, садись, отвезу. Он совершенно не испытывал неудобства, передвигаясь по снегу так, словно ничего не весил. Но Марго была слишком зла, чтобы так быстро сдаться. Хватит, доверилась один раз, в итоге получила непонятную инициацию, слабость, долги и Великую Цель – неясную и сомнительную. Поэтому сесть на дракона еще раз не рискнула, а то окажется еще на дне ледяного озера, вдруг там рыбкам нужна помощь альтар?

– Нет уж, я лучше медленно, но своими ногами. Ты мне уже помог, выжить бы теперь после твоей помощи, – бормотала тихонько, прижимая к переносице комок снега.

А когда остановила кровотечение и оглянулась, дракон исчез, испарился, будто его и не было, лишь впереди появилась узкая цепочка знакомых следов, по ним Марго и пошла, кляня и дракона, и свое неуемное любопытство. Сама ведь на спину зверю залезла, никто не заставлял!

Марго механически переставляла ноги, подбадривая себя и считая шаги. Единственный шанс выбраться из белого плена – это идти, пока солнце не село, останавливаться нельзя, стоит на мгновение остановиться, и все, замерзнет. А так, с усилием пробираясь через заснеженную целину, ей даже удалось согреться, только руки щипало, хотя Марго и засунула их в карманы, да мокрое лицо покалывало.

– Представляю, какой буду красоткой, когда оттаю. Губы обветренные, лицо красное, руки в цыпках. Может, увидев меня, великий и ужасный повелитель льдов испугается и вычеркнет из списка наир? Ага, и отправит на алтарь силой делиться…

Примерно на середине пути Марго поняла, что если сделает еще хоть шаг, то упадет. Ноги дрожали, не желая никуда идти, каждый шаг по глубокому снегу давался с усилием, а здание трактира все никак не приближалось. Стало жалко себя до слез, из глубины души поднялась обида на Лес, который вытянул силы и ничего не дал взамен. Будь она полна энергии, насколько легче была бы дорога к людям.

Марго подняла голову как раз в тот момент, когда из ворот выехал всадник в сопровождении дракона и направился в ее сторону.

– Чип и Дейл спешат на помощь, – вздохнула она с облегчением и медленно побрела навстречу.

– Наира! – Влад остановил коня рядом с девушкой, осыпая ее колючими брызгами снега. – Я был лучшего мнения о твоих умственных способностях, но, видно, ошибался.

– Не могли бы вы придержать свое мнение для более располагающей обстановки?

Марго думала, что от холода и усталости у нее не будет сил язвить и огрызаться, но оказалось, что на глупости силы нашлись, и даже голос почти не хрипел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru