Сломанный лёд

Мария Карташева
Сломанный лёд

Глава 1

Зима щедро кутала в снежное кружево метели весёлых невест, которые стайками вились вокруг обязательных для молодожёнов мест фотографирования. Девицы мёрзли, но стойко выполняли все команды фотографов. Женихи мечтали поскорее отогреться в недрах ждущего ресторана, но всё-таки не рисковали портить первые семейные альбомы и терпели бесконечные постановки. А вот толпы родственников и друзей греться не стеснялись прямо на улице и поэтому усердно подбадривали криками юные пары и услужливо отнимали у них верхнюю одежду, чтобы не портить замечательные снимки.

– А когда уже можно заканчивать? Холод лютый! – намекнул Ксении новоиспечённый муж на то, что очень хочется в тепло.

– Я сама уже нос отморозила, – тихо ответила Ксения, – но ты посмотри, как всем весело? – она с виноватой улыбкой посмотрела на Игоря. – Потерпи немного. Я думаю, что они скоро утомятся наконец.

– Когда они угомонятся, я уже смогу, видимо, только в больницу поехать с пневмонией. И то, что на свадьбе гуляет такое количество врачей, меня вряд ли спасёт. Ладно, пойду немного в машине посижу, я совсем околел. – жених погладил молодую жену по щеке и проследовал в направлении, где их должен был ожидать свадебный экипаж. Но через несколько минут Игорь вернулся, изрыгая тихие проклятия.

– Согрелся уже? – игриво проговорила Марина, которая была в свите подружек невесты.

– Нет! – недовольно бросил он на ходу. – Но нашёл наскальные надписи на лобовом стекле нашего скакуна.

– Что случилось? – Ксения пыталась плотнее запахнуть коротенькую белую шубку, которую предусмотрительно купила ей мама, понимая, что погодные условия не оправдание для того, чтобы невеста выглядывала из-под многослойной одежды.

– Дорогая, машинка, которую ты наняла нас катать, сломалась! – раздражённый Игорь сунул ей записку от водителя, который таким оригинальным способом решил пресечь живое общение с молодожёнами и их гостями. – Он, видите ли, уехал, а за машиной приедет эвакуатор. Просто класс! Вот теперь звони и выясняй что за дела!

– Куда же я звонить буду? – растерянно проговорила Ксения. – У меня же даже телефона нет.

Свидетельница заметила, что невеста синеет от холода, перехватила её мятущийся взгляд и, коротко выяснив причину беспокойства, скомандовала погружение в автобусы, чем пресекла дальнейший уличный разгул.

Ксения быстро забралась в спасительное тепло, и снова у неё промелькнула мысль, что она так хотела свадьбу весной, когда всё цветёт, а главное, вокруг тепло и солнечно. Но Игорю приспичило срочно идти в загс, хотя жили же они полгода без похода в это учреждение.

– Спасибо, – дрожащими губами проговорила Ксения сложа руки в молитвенный жест, – Алиска, если бы не ты, я точно с этой свадьбы сбежала.

– Давно пора, – пробормотала девушка.

– Что? – Ксения вскинула на неё глаза.

– Я говорю, если бы не я, у тебя не было бы такой классной свидетельницы и тамады заодно. – тихо проговорила Алиса и тут же рявкнула так, что её услышали даже на самых дальних местах автобуса. – Дорогие мои, у молодожёнов сломалась машина, – она многозначительно сделала паузу, – поэтому свадебный кортеж печально побрёл в мастерскую, а наши дорогие Ксения и Игорь поедут дальше с нами. И давайте сейчас пожелаем, чтобы это была самая большая неудача, которая встретится на их совместном пути. Что нужно сказать?! Правильно! Горько!

Последний призыв был подхвачен сначала тихо и нескоро осел, потому что задние ряды слишком рьяно праздновали торжественное событие.

Ксения улыбалась, оглядывая родные и знакомые лица людей, которые были так ей дороги. Она радовалась тому, что Игорь как-то легко и свободно влился в их мир и стал частью её большой семьи. Она считала родными людьми друзей отца и матери, потому что они с самого раннего детства вместе встречали и радости, и печали. Среди этих людей были и те, кто научил её профессии, заниматься которой она мечтала ещё с тех пор, как декламировала стихи, стоя на стульчике. И теперь она осознавала, что даже стихи были на медицинскую тему. Да и сложно было представить другой мир, когда с утра до вечера Ксения проводила время в больнице рядом с родителями, которые были рьяными противниками того, чтобы дочь воспитывали пришлые няньки, они передавали её друг другу, спеша с операции на летучку, или доверяли медсёстрам, но ненадолго. И девочка обожала этот ворох событий, запах хлорки, ставший для неё родным. И она не понимала, почему даже само слово прозекторская так отталкивает людей. Окончив медицинский институт, в который по настоянию родителей она поступала безо всякого блата, она трудилась интерном тоже на общих основаниях, но уже по собственной инициативе. Ксения должна была быть уверенной, что общая хирургия – это её призвание, хотя допускала ситуацию, в которой с течением времени она всё-таки выберет специализацию.

Мягкий ход автобуса и терпкое тепло глинтвейна унесли за собой мысли Ксении, она задремала, и даже взрывы смеха не могли помешать ей окунуться в негу сна.

Кофейный аромат и хлопки салюта за окнами разбудили Ксению. Она увидела, что вокруг пусто, а водитель протягивает ей дымящуюся кружку.

– Вы задремали, – мужчина улыбнулся ей, – выпейте кофейку. Правда, он с капелькой коньяка, но вам можно.

– Спасибо, – она благодарно улыбнулась и посмотрела сквозь проступающие проталины на запотевших окнах на улицу, туда, где Игорь танцевал с Мариной цыганочку, а гости радостно хлопали.

Алиса забежала в автобус и с порога начала что-то тараторить водителю.

– Почему ты меня не разбудила? – Ксения почувствовала, что у неё нет сил даже двинуться с места.

– Отдохни, ты же отдыхать-то не умеешь. Вот работать по сто часов, это да! А от отдыха ты очень быстро устаёшь! – Алиса легко толкнула её в плечо. – Обойдутся без тебя, им и так весело. Мачо твой пристроен, с Маринкой пляшет, остальные тоже в надёжных руках, я себе помощника организовала.

– Кого? – Ксения поглядела по направлению руки Алисы.

– Петюню. – она помахала мужчине, который расплывался в улыбке, глядя на неё.

– Какой он тебе Петюня? – у Ксении даже пересохло в горле. – Обалдела, что ли. Это же мой куратор в интернатуре. Он меня живьём съест; я даже пошла против всех принципов, но попросила папу позвать его на свадьбу, чтобы он во мне человека разглядел, а не насекомое, каким он обычно меня считает.

– Ну, это он тебе куратор и зверь страшный, а мне он Петюня, – ласково помахала ему в ответ Алиса. – Пей кофе и грейся, скоро в ресторан поедем наконец. – она обернулась к водителю – Товарищ, спасибо. Вы просто находка.

Гости перетекли в автобус, и жених, который замыкал шествие, чуть не прошёл мимо Ксении вслед за Мариной, но Алиса вовремя нечаянно толкнула его.

– Мужчина занимайте места согласно купленным билетам! – Засмеялась она в ответ на злобный взгляд, который метнул в неё мужчина. – Друзья, внимание! Мы наконец едем навстречу к самой приятной экспозиции, ну кроме, конечно, само́й регистрации, нашей увлекательной экскурсии. Но у меня короткое объявление. Сначала все собираемся в первом янтарном зале, там будет предложен лёгкий аперитив.

– Аперитив – это хорошо, это дело! – донеслись голоса веселящейся профессуры со всех сторон.

– Стоп! – Алиса выставила ладонь вперёд. – Попрошу внимания, – она сделала торжественную паузу. – А также в качестве аперитива, нас ждёт ещё один сюрприз, поэтому я прошу никого не расходиться и ждать моих дальнейших свадебных распоряжений.

Алиса попросила пересесть мужчину, который рассказывал Марине весёлые истории и примостилась рядом.

– Марина, у меня мало времени и я человек прямой! – Алиса стала говорить совсем тихо. – Ты не забывай, чья здесь свадьба, и с кем ты шашни крутишь. Ты совсем ополоумела, что ли?

– В чём дело? – вскинулась стройная брюнетка.

– В тебе и твоём хвосте, которым ты усердно машешь перед женихом. Я тебе так скажу, Ксенька для меня как сестра, и если будет надо, я тебя по-тихому сплавлю со свадьбы и найду тех, кто мне поможет. Веди себя скромно.

– А сама-то ты? – начала повышать тон Марина.

– Сама-то я пошла программу вести. – Алиса развернулась и увидела встревоженный взгляд Ксениной мамы. – Всё хорошо, Наталья Ивановна, – она пожала ей руку, – просто свадьба, все немного не в себе.

– Друзья, мы у цели! – Алиса сделала широкий жест. – Прошу невесту и жениха первыми показать нам дорогу.

Пока Ксения с мужем весело переговариваясь шли к золочёным дверям ресторана, а остальные гости создавали суету, Алиса изловила из толпы своего сокурсника из театрального института. Анатолик таскался за ней везде, потому что сам занятия найти не мог никогда, а Алиса всё-таки придавала смысл его праздношатанию. На этот раз Алиса поручила ему приглядывать за Мариной, так сказать, очаровывать её. Алиса знала, кому можно доверить такую миссию. У Анатолика была бульдожья хватка, и хотя он не мог довести до конца ни одно дело, но он выпускал жертву, выданную ему для общения, только если той крупно повезёт. А так как Анатолика не смущали любые ситуации, то у Марины просто не было шанса в скором времени появиться на свадебном горизонте возле жениха.

Вскоре Алиса объявила, что гости могут веселиться хоть до наступления рассвета, но молодожёнам пришла пора отправлять в лазурную даль свадебного путешествия, которое преподнесли им родители невесты, кроме остального вручённого презента, в виде обеспечения их собственной большой квартирой и весьма неплохой машиной.

***

Отголоски свадьбы уже давно растворились в водовороте будничных дел, но Ксения, заваленная научной и практической работой почти не замечала, как понемногу утихало ледяное пламя зимы, и весна приветливо выглядывала вместе с утренним солнцем.

Хотя выходной день выгонял на улицу людей, которые соскучились по теплу, Ксения, продежурившая пару суток подряд, смогла прийти в себя только к полудню. Сегодня ей было особенно уютно, когда она касалась голыми ступнями тёплого пола, и пока кофемашина готовила ей любимый напиток, а в холодильнике были припрятаны пара пирожных. Именно так она любила начинать выходной день.

 

– Ау, проходной двор, – неожиданно из прихожей донёсся голос Алисы. – Есть кто дома?

– Алиска? Привет. – выбежала на зов Ксения. – Ты как попала?

– Я спрашиваю, чего у тебя двери нараспашку-то? Ждёшь кого?

– Да нет. Я только проснулась. – Ксения запахнула халат.

– А твой-то где? – Алиса стянула сапоги.

– А он к маме уехал, что-то случилось. Я не поняла, он по телефону сказал, а я такая замороченная была.

– Хм, а чего на свадьбе матери-то не было? – Алиса чмокнула Ксению в щеку.

– Ты помнишь, как та свадьба собиралась? Игорю вот приспичило тогда в разгар моей практики жениться.

– Ну да, – Алиса прошла на кухню, – я помню, как за тобой чувак из министерства начал ухлёстывать, после того как ты ему мастерски аппендикс чик и отрезала! – Алиса словно скальпелем помахала чайной ложечкой в воздухе. – Конечно, такая гарная невеста из-под носа уплывала.

– Хватит к нему цепляться. Не любит он говорить про своих родителей, а я и не спрашиваю. – Ксения достала коробочку со сладостями. – Позавтракаем? – она улыбнулась.

– Нормальный у тебя такой завтрак, «прощай диета» называется. – Алиса засмеялась. – А он сам откуда?

– Из Новгородской области, откуда-то.

– Так наш красаве́ц-молоде́ц ещё и лимита. – Алиса постучала ложечкой по блюдечку. – Впечатляет! Я вот понять не могу, как ты умудрилась выскочить в этот замуж. Стоило мне отлучиться на съёмки и на тебе. И муж готовенький, и будьте любезны Алиса, так сказать, засвидетельствовать всё это безобразие.

– Алиса, ну прекрати. И потом Игорь меня постоянно поддерживает, твой новый друг, между прочим, постоянно в каких-то разъездах меня держит. И получается, что я то на конференции, то в операционной. Другой на месте Игоря давно бы уже устроил мне прощание с Мендельсоном, а он терпит, потому что любит меня.

– Ладно, слишком много чести такое утро на него тратить. Петюня-то мой на медсестёр не заглядывается? – Алиса улыбнулась подруге.

– Когда ему? – Ксения закатила глаза. – Он либо строит козни интернам, либо из операционной не выходит, либо с тобой общается.

– Я вот думаю, а твой-то надолго в деревню свалил? – Алиса вопросительно посмотрела на неё.

– Не знаю, – Ксения пожала плечами, – а что?

– Да так, мероприятие у нас одно на днях намечается. Хочу тебя в первых рядах видеть.

– Ага, разбежалась, меня твой, прости, Петюня ни за что не отпустит.

– Ну на свадьбу собственной подруги ты же отпросишься? – Алиса протянула Ксении маленький венок, украшенный крохотными лентами, – приглашение на два лица. Бери кого хочешь с собой.

– Погоди, я присяду. – застывшая Ксения присела на краешек стула, – а как же Петюня? Он знает?

– Ну, как тебе сказать, – Алиса вздохнула и покачала головой. – Он сказал, что ребёнок без отца не должен воспитываться, точнее, это был один из аргументов, когда он убеждал меня в необходимости этого шага.

– Ой, какой кошмар! – Ксения закрыла лицо руками. – Но Алиса, зачем? Ведь вы так любили друг друга. Кто он?

– Ты сейчас, о чём? – Алиса, подперев голову рукой, смотрела на подругу.

– Из твоей среды?

– Баренкова, да скорее из твоей. Так, я всё поняла, – Алиса вложила приглашение в руку Ксении, – читай! – весёлые черти плясали в глазах Алисы.

– Дорогая Ксения и кто-нибудь ещё, – Ксения мельком взглянула на Алису и вздохнула. – Приглашаем Вас, Пётр Латанин и Алиса Егоренкова. – так ты за Петюню замуж выходишь?! – Ксения запрыгала по кухне. – Да ты что! То есть он всё-таки живой человек. Ты что же ничего не сказала. Сейчас праздновать будем. – Ксения вылетела из кухни и уже через минуту вернулась, неся перед собой две бутылки вина́. – Белое или красное?

– Ты совсем меня не слышишь? – Алиса вздохнула и снова покачала головой. – Мы ребёнка ждём.

– Ты что беременная?

– Нет, ждём, когда из школы придёт. Ксения, вот мой Петюня считает, что ты будущее российской хирургии, а я думаю ты тупочка.

– Он и правда так считает? – Ксения поставила вино на стол.

– Я тебе ничего не говорила, иначе за это он меня пришибёт. Ау, то есть две новости, которые я тебе принесла, меркнут перед твоей карьерной удачей.

– Нет, просто так всего много и всё такое немыслимое. Можно я тебя ещё раз обниму? – Ксения выдохнула, но вдруг в коридоре послышалась какая-то возня. – Кто там? – Ксения замерла и прислушалась.

– Ты дома, что ли? – в дверном проёме появился Игорь и было видно, что он явно «навеселе». – А я думал, ты на работе. Привет, – он кивнул Алисе. – О, винишко. Девчонки отжигают. Понятно, нормально ты устроилась, то на работе, то с подругами тусишь.

– Ты о чём? И почему ты пьян? Ты же только утром уехал? – Ксения услышала снова какой-то шум. – Ты не один?

– Имею право, ты же здесь разгул устроила. И я вот тоже встретил на вокзале твою, между прочим, подругу и подумал, дай-ка я любимой сюрприз сделаю. Марина, иди сюрприз делать. – прокричал он в сторону двери.

– Ты же думал, что Ксения на работе! – проговорила Алиса, заметив идущую на цыпочках Марину. – А ты чего там прячешься? Заходи, коли пришла.

– Чего ты здесь командуешь? Иди, вон, в своём театре погорелом командуй. А на мою женщину не смей разевать свой рот. – огрызнулся Игорь.

– На твою? – Алиса подняла брови. – И давно она твоей-то стала?

– Да не то я хотел сказать. Я говорю, чё ты Ксеню учишь, как ей жить. Ладно бабы, я устал и пошёл спать. Сами разбирайтесь. – Игорь махнул рукой и побрёл в спальню, по дороге скидывая ботинки.

– Поистине мужской поступок. Марина, ты с ним или с девочками посидишь? – Алиса посмотрела на Марину, которая держалась за дверной косяк.

– Привет. – Марина пожала плечами и улыбнулась. – А я тётю провожала на вокзале и вот встретились.

– Добрый день, Марина. – Ксения развела руками. – Рада видеть.

– Я бы тоже где-нибудь, если можно, легла. Мир как-то крутится. – покрутила указательным пальцем. – И мне сильно нехорошо.

– Иди в гостевую комнату. Направо по коридору. – Ксения стала машинально собирать тарелки и посмотрела на Алису. – Мне на смену вечером, я посуду помою, если ты не против. – на минуту Ксения остановилась и, не глядя Алисе в глаза, проговорила. – И можно я к тебе на свадьбу с мамой приду, она будет рада.

***

Небо за окном нахмурилось. Зима, собрав остатки сил, стала вытряхивать затерявшиеся в углах снежинки и скоро город снова окутала мгла, пронизанная строчками ледяного дождя.

Вода скатывалась по оконному стеклу, образовывала лужицы на карнизе и, срываясь, устремлялась дальше вниз. Марина проснулась рано, огляделась, и её накрыла волна удушающего стыда, но вместе с тем какая-то тихая радость. Игоря она не видела со дня свадьбы, а вчера и правда они встретились на вокзале. Конечно, он её не заметил и ей пришлось пропустить автобус, чтобы догнать его. Но это того стоило. Два волшебных часа в уютном ресторанчике, она вспомнила, как он поцеловал её в такси, как прижимал к себе.

Тихий разговор за дверью напомнил ей, что она в квартире его жены, и хорошее настроение сломалось, превратилось в труху, а серый день за окном дополнил мрачную картину. Марина понимала, что скоро она катастрофически опоздает на работу, но не могла заставить себя выйти из комнаты, которая стала для неё вре́менным укрытием. Ей была невыносима мысль, что придётся общаться с Ксенией. Особыми подружками в институте они не были, просто иногда общались, да и на свадьбу Ксюша позвала её чисто случайно. Но зато на этом торжестве Марина увидела Игоря, и мир в одно мгновение поменялся.

Вдруг хлопнула входная дверь, Марина вскочила, на цыпочках пробежала к окну и увидела, как Ксения пересекает двор. Девушка с облегчением вздохнула и, покрутившись перед зеркалом, пошла искать Игоря.

Уютная кухня была занавешена ароматом кофе, телевизор гудел каким-то спортивными новостями, а Игорь взбивал в миске яйца.

– Привет! – она неслышно подошла сзади.

– О, Маринка, привет, – Игорь отвлёкся от телевизора, – тебе Ксюха полотенце в ванной повесила. Я омлет себе пытаюсь сварганить, но не знаю, что выйдет, поэтому тебе не предлагаю.

– А можно я? – робко предложила девушка.

– Марина, да с удовольствием. Ненавижу кухонную возню и считаю, что это чисто женское занятие.

– Тогда оставь всё. Я на три минуты в душ и всё приготовлю. У вас овощи есть? – глаза Марины светились радостным огнём.

– Солнце моё, – ответил Игорь, который сгрузил с себя тяжёлую обязанность добывания еды, – холодильник в твоём полном распоряжении. Я ем всё.

– Хорошо. – Марина несмело потрепала его по волосам, проходя мимо, и скрылась в ванной.

Зайдя туда, девушка попрыгала на одном месте, так как радость переполняла её. Она быстро ринулась под горячие струи, но когда вышла, то перед тем как одеться остановилась. Она увидела на вешалке его рубашку. Девушку минуту размышляла, а потом решилась. Марина быстро накинула на себя одежду Игоря и пошла на кухню.

– Ты не против? – она подошла к нему. – А то после душа джинсы не надеть.

Игорь скользнул по ней взглядом, прицыкнул языком и покачал головой:

– Не против! Сегодня, мало того, что у меня будет хороший завтрак, так ещё и прекрасное зрелище.

Марина пошла к холодильнику, но остановилась подле мужчины.

– Игорь, прости, мне так неловко за вчерашний день.

– Ну что ты глупенькая, – мужчина ласково провёл по её ноге, – вчера был просто отличный день. Давай быстрее, мне скоро на работу.

Девушка в ответ провела по его щеке и побежала строгать грибы, помидоры, салями, благо вчера вечером Алиса отвела Ксению в магазин, чтобы затарить холодильник.

Через некоторое время перед Игорем дымилась нарядная яичница, над бортом кружки поднималась белая пенка взбитого молока, а в блюдце лежали золотистые и хрустящие тосты.

– Маринка, ты просто находка. Давай ты к нам каждое утро будешь приходить. – рассмеялся Игорь.

Это утро вальсировало вокруг Марины необычными ощущениями, она кормила мужчину, о котором не могла забыть уже полгода. Игорь смеялся над её шутками, восхищался кулинарным талантом.

– Слушай, день начался просто прекрасно! Жаль пора уходить. – Игорь встал, залпом допил кофе и глянул на девушку.

Он обошёл стол, наклонился к ней и взял её лицо в свои ладони. Марина прикрыла глаза в предвкушении волшебного чувства, но лишь услышала его голос.

– Ты чудо.

Когда Марина открыла глаза, сердце её оборвалось и ухнуло куда-то вниз.

– Игорь, а ты уже уходишь? – она не знала, какие можно найти слова, чтобы его остановить.

– Слушай, да, – Игорь уже закидывал какие-то вещи в сумку. – Маринка, прости, бежать надо, да ещё потом к Ксене забежать нужно, она чего-то дуется на меня. Поеду вымаливать прощение. – он театрально прижал руку ко лбу. – Ну, пока, – Игорь рассмеялся, – ты, как виноватый ёжик выглядишь. Пока Ёжик, – он поцеловал её в макушку, и стремительно направился к выходу, но на минуту обернулся и, подмигнув, сказал на прощанье, – а классно мы вчера с тобой целовались.

Сердце Марины снова взлетело из тёмной глубины отчаяния, воздух, наполненный чарующей мелодией его слов, был таким лёгким, и девушке показалось, что она пари́т в невесомости. И развешанные по стенам фотографии со сценами счастливой, а главное, семейной жизни Игоря уже не были такими устрашающими. Теперь можно было идти домой.

Марина чувствовала, как её окружает облако счастья, но чем ближе она подходила к своему дому, тем больше появлялось грустных мыслей. Прекрасно понимая, что если он и будет выбирать, то перевесит та чаша весов, где стоит Ксения, которая уже его жена, у неё карьера и укомплектованный быт. А что есть у Марины? Должность заштатного терапевта в районной поликлинике, да маленькая квартирка, которую она делила с мамой. И от мысли, что Игорь вряд ли бросит свою жизнь к её ногам, становилось ещё тоскливее.

Метро выдохнуло очередной поток людей. Марина посеменила в дальний конец проспекта, где за новостройками и редкой лесополосой торчали три старых дома, которые были непригодны даже для расселения. Точнее, месторасположение не позволяло жильцам надеяться на то, что когда-нибудь они смогут получить новое жильё. Умудрились же комсомольцы сначала построить коробки, а потом объявить местность территорией парка. И теперь Марина на вопрос, где она живёт, отвечала, что в парке. Ей это казалось забавным.

Во дворе её дома было многолюдно, сверкала синими огнями машина «скорой помощи», но для этого места постоянное появление такой кареты было делом обычным. Здесь доживали свои дни старые, больные и в основном забытые люди, на счастье которых Марина выучилась на врача, и двери её квартиры всегда были открыты для всех жаждущих измерить давление или просто в очередной раз огласить свой давно известный ей анамнез.

 

– Маринка, ну где же ты ходишь? – навстречу ей бежала соседка и по снегу за ней волочился платок, зажатый в руке. – Что ж ты телефон не берёшь?

– Ой, я с мамой вчера поговорила и забыла зарядить, видимо. Что случилось? У кого проблемы? – Марина стала копаться в сумке, пытаясь найти телефон, и поняла, что, по всей видимости, она оставила его у Игоря.

– У тебя случилось деточка. – Соседка незаметно для девушки взяла у неё пакеты с продуктами, купленными у метро из рук. – Мама твоя!

– Что мама? – Марина вынырнула, наконец, из тумана последних суток. – Приступ? Врачи давно приехали? Я побежала.

– Стой! Марина, мама твоя, – соседка вытерла слезу, которая ползла по щеке, – умерла она, деточка.

Девушка покачала головой, улыбнулась, отошла от соседки и, задохнувшись холодным воздухом, устремилась к своей парадной. Она расталкивала знакомых старичков, которые толпились возле скамеечки и не успели расступиться, когда завидели её. Марина бежала наверх и в следующем пролёте увидела, как вниз идёт её коллега Вера Семёновна.

– Что там? – крикнула девушка, не дожидаясь, пока та спустится.

– Криз. – Вера дошла до неё и посмотрела в глаза. – Марина, никто бы ничего не успел сделать, она умерла во сне, скорее всего. Её соседка нашла утром, когда зашла к ней. А она ещё вчера себя плохо чувствовала и звонила мне. Я забегала к ней, но всё было в пределах нормы, правда, давление повышенное. Но ты же знаешь свою маму, в больницу не захотела.

Девушка молча поднялась в квартиру, подошла к матери, потом на кухне уронила себя на стул и стала смотреть в окно. Так она дождалась санитаров, которых всё так же вызвала соседка; в таком же состоянии она пребывала, когда мать в последний раз покидала их дом, и так же она просидела до вечера, пока не зазвонил мамин телефон. Девушка безжизненно подняла трубку.

– Алло! Тамара Ивановна, добрый вечер. Это Анатолий. А где Марина? Весь день пытаюсь дозвониться.

– Она умерла. – после некоторой паузы сказал девушка.

– Что? – осёкся голос на другом конце.

– Толя, мама умерла.

– Я сейчас приеду. – тихо промолвил мужчина и отключился.

Марина смотрела, как наползает на блестящий вдалеке город ночь, как тянет снова снежное покрывало уходящая зима и чувствовала, как тисками сжимается сердце. Она не в силах была зайти в комнату и увидеть, что опустела кровать мамы, и она больше никогда не осветит пространство своей улыбкой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru