Фаняша. Кто я?

Марианна Россет
Фаняша. Кто я?

Вы когда-нибудь пробовали выйти наружу, оставшись внутри? У ангела Фаняши это получилось. Читатели переживут множество увлекательных приключений в уютном земном мире, непостижимом мире ангелов и даже в таинственном пространстве между этими мирами.


© М. Россет, текст, 2018

© А. Брагина, А. Чернявский, иллюстрации, 2018

© Де'Либри, издание, оформление, 2020

Пролог

Ловко огибая мягкие повороты, она неслась на огромной скорости сквозь цепь коридоров, похожих на бесконечную паутину нейронных соединений.

– Госпожа Хорда, – зазвучал холодный мужской голос за её спиной. Она вздрогнула от неожиданности и обернулась.

Длинный синий плащ, ровный взгляд матовых глаз из-под капюшона. Перед ней был архангел Воридокс.

– Позвольте поинтересоваться, что привело Вас сюда в столь поздний час? Жажда почерпнуть новую информацию из Архива Знаний и Воспоминаний? – предположил он.

– Господин Воридокс, я удивлена такому пристальному вниманию ко мне и моему Проекту, – ответила Хорда, не скрывая волнения.

Она прижала к груди серебряный шар с мерцающей именной надписью, отвела обеспокоенный взгляд и продолжила путь по широкому, едва освещённому коридору.



– Следить за порядком, надлежащим исполнением Законов нашего Мироздания – часть моих обязанностей. Я отвечаю за должное обращение с информацией, и, в частности, за хранение воспоминаний архангелов, – отчеканил Воридокс, следуя за ней. – Именно поэтому мне необходимо знать, по какому поводу Вы решили посетить Архив.

– Я хочу сдать накопленные мной знания и воспоминания, – сдерживая волнение, сказала Хорда. Она с нежностью посмотрела на серебряный шар, понимая, что собирается проститься с ним навсегда, и полетела быстрее.

– Полагаю, Вы не так хорошо знакомы с Правилами Обращения с Информацией. Иначе Вы бы помнили, Госпожа Хорда, что ангелам и архангелам нет необходимости сдавать свои знания и воспоминания, накопленные ими в течение бытия, если на это нет особой причины.

– У меня есть особая причина, – решительно ответила Хорда, не оборачиваясь.

– Простите мне моё, возможно, излишнее любопытство, но будьте так любезны, уточните какая, – настаивал Воридокс.

– Я приняла особое решение и собираюсь воплотить его в жизнь. Уверена, что нет Закона, по которому я обязана отчитываться перед Вами о своих личных намерениях.

– Поймите, я интересуюсь подробностями Вашего пребывания в этом отделе, руководствуясь лишь заботой о Вас и нашем мире, который нуждается в ней сегодня, как никогда.

На мгновение Хорде показалось, что глаза Воридокса смягчились, и она увидела в них что-то, что пробуждало тёплые воспоминания о… она сама не помнила о чём. Сейчас у неё была другая задача.

– Доверьте мне причину Вашего визита сюда, – понижая голос до бархатного, произнёс Воридокс. – Возможно, я буду даже полезен Вам в этом вопросе.

– Я приняла решение отдать свой Нимб Ефании Арос, Фаняше, – сказала Хорда.

– Кому? Зачем?! Вы в своём уме? – внезапно вспылил Воридокс, преградив ей путь.

Он явно не ожидал такого ответа и некоторое время безумным взглядом смотрел перед собой, пытаясь осознать услышанное. Хорда молча замерла, опустив глаза, она ждала, когда он позволит ей продолжать движение.

– Итак, – со свинцом в голосе, нарушая звенящую тишину, продолжил архангел, – Вы хотите передать свой Нимб.

– Да, – тихо ответила Хорда, чуть наклоняя голову.

– Вы отдаете себе отчёт, что за этим последует Ваше развоплощение? И Вы навсегда покинете пространство этого мира?!

– Да, конечно, осознаю, – несколько возмущённо подтвердила она.

– То есть Вы готовы подарить ей свою энергию! Свою жизнь! – вскрикнул Воридокс. – Я этого не понимаю! Ради чего?!

– Вам необязательно понимать всё, что делают архангелы. Это нормально. Но мне не сложно, я поясню немного: ради неё я готова на всё. Потому что я люблю её, – задумчиво произнесла Хорда. – Полагаю, это чувство, как и любые другие, вне пределов Вашего понимания.

Воридокс бросил на неё неконтролируемый обжигающий взгляд и поспешил отвернуться. Не оборачиваясь, он продолжил разговор:

– Мы с Вами находимся на таком уровне, позвольте напомнить, архангел Хорда, где любые чувства, в том числе и любовь, не предполагают жертвенности ради спасения кого-то одного. Если бы речь шла о спасении всего человечества, это другое дело. А Вы… что Вы хотите этим решить? Исчезнуть ради того, чтобы спасти её, одного-единственного ангела. Для чего Вам это?

– Мне сложно это объяснить, но для меня важно, чтобы она оставалась живой. Я осознаю, какими будут последствия: потеря энергии, потеря жизни, развоплощение, – но ощущение, что так сделать правильнее, сильно. Это желание так велико и так естественно… Ему нет объяснений.

– Разрешите рекомендовать Вам начать задумываться о последствиях Ваших поступков до того, как Вы их совершите. Вряд ли у меня есть право общаться с Вами как со школьницей, но позвольте напомнить, что Вы пришли в этот мир ангелом и уже позже были удостоены чести стать архангелом. А это не только большая честь, но и большая ответственность. Предполагалось, что Ваше сознание готово перейти на новый уровень. Понять и принять новые условия жизни. Следовать Законам архангелов. Соответствовать уровню архангелов. Не так ли?

– Я это всё осознаю, Господин Воридокс, – произнесла Хорда, делая паузы между словами и стараясь скрыть горечь. – Но всё же я прошу Вас уточнить, какие именно несоответствия, нарушения регламента жизни архангелов Вы узрели в моём сегодняшнем поведении, – монотонно продолжила она.

– Ваше намерение во что бы то ни стало спасти жизнь Фаняши… Это бессмысленная жертва. Такое желание не имеет ничего общего с жертвой ради общего блага, что могло бы иметь место в жизни архангелов. Это желание уровня ангелов. Или людей. А Вы… Вы одна из нас. Вы должны быть выше этого.

Хорда глубоко вздохнула и задумчиво перевела взгляд вверх.

Воридокс наклонился к ней и настойчивым шёпотом продолжил:

– Фаняша пожертвовала собой ради спасения человека. Это из ряда вон… ведь он даже не был её человеком! Она посчитала, что может вмешаться в чужую судьбу ради удовлетворения своих желаний. Захотела спасти человека, потому что испытала к нему симпатию, а затем жалость, её одолели мысли о несправедливости мира по отношению к нему. Это, по сути, эгоизм. Согласитесь! Типичное поведение для людей.

– Она поступила так, как чувствовала. Я горжусь ею, – с еле уловимой улыбкой ответила Хорда.

– Это Ваше дело. Можете продолжать гордиться ею. В воспоминаниях. Нет необходимости жертвовать собой и пытаться изменить естественный ход событий. Фаняша отдала свой Нимб ради спасения Человека. Это её выбор. Развоплощение – естественное следствие её поступка. Примите, пожалуйста, это достойно.

Хорда нахмурилась и стала нервно приглаживать волосы, уложенные в тугой пучок. Было заметно, что её терпение и сила почтения на исходе. И без того трудное решение не давало покоя, а ещё и разумные на первый взгляд речи Воридокса, которые взывали к Законам, сознанию архангела… Но что-то, что было сильнее её, продолжало поддерживать принятое решение, и она снова откликнулась на зов сформированного намерения. Воридокс, осознавая безнадёжность разговора, всё-таки не оставлял попыток убедить её не совершать опрометчивого поступка.

– Я напомню Вам… что подобное между Вами и Ефанией уже происходило, но тогда Вы, по крайней мере, уважали Законы того уровня, на котором находились, – повышая голос, продолжил Воридокс. – Когда Вы потеряли её в первый раз… Она была человеком, а Вы – её ангелом.

Хорда вздрогнула, припоминая события того эпизода бытия, и её глаза наполнились ещё более глубокой грустью.

– Тогда всё было иначе, – тихо ответила она, – у меня не было выбора.

– Почему же? – удивился Воридокс. – Выбор был. Я наблюдал за Вами. У Вас была возможность направить своего человека покинуть горящий дом, а не возвращаться и спасать сестру. Тогда, полагаю, она бы осталась жива.

– Я не могла так поступить, – отрезала Хорда. – Это была бы не я.

– «Не я», – усмехнулся Воридокс. – Странно это звучит. Вы понимаете, кто Вы на самом деле? Что значит это «Я»? Набор суждений, определений, предпочтений, воспоминаний. А помнит ли Ваше «Я», что случилось с Вами после того, как Вы потеряли своего человека и принесли его Душу в Альтадиум? – с лёгкой надеждой в голосе спросил архангел.

Он поднял на Хорду испытующий взгляд, словно силясь рассмотреть что-то в её нарочито спокойных чертах лица. Хоть малейшее изменение, хоть лёгкое движение уголков рта – реакцию на его провокационные вопросы.

– Конечно, – всё так же спокойно отвечала Хорда и посмотрела в глубь серебряного шара, будто пыталась разглядеть чёткие картинки среди причудливых узоров воспоминаний. – После того как земная жизнь моего человека закончилась, мне предложили стать архангелом и приступить к созданию Проекта «Новый ангел».

– Ясно. А этот Проект… – задумчиво заговорил Воридокс и сосредоточенно потёр лоб. – Позвольте уточнить, помните ли Вы, с чего всё начиналось? Это была Ваша идея? Вы приступили к разработке в одиночку? Помните? – не оставляя надежду переубедить собеседницу, перешёл он в формат допроса.

– Да, я помню, – уверенно ответила Хорда и бросила подозрительный взгляд на собеседника. – Почему Вы задаете такие вопросы? Вы же тогда работали в соседней Лаборатории. Вы присутствовали на всех Советах архангелов и всегда пристально следили за развитием моего Проекта. Затем даже вошли в Комиссию по Контролю Качества и Безопасности ведения Проектов. Более того, Вы позволяли себе являться в мою Лабораторию чаще, чем того требовал Регламент Проверки. Помните ли Вы?

 

– Да, очень хорошо помню, – холодно ответил Воридокс и отвернулся. – Просто хотел убедиться в том, что и Вы всё, что было, помните.

– Господин Воридокс, – строго произнесла Хорда, – я чувствую, что Вы относитесь ко мне крайне недоброжелательно с самого первого момента нашей встречи. Возможно, причина в том, что Вы изначально не воспринимали мой Проект всерьёз и не верили в его успех. Однако это было решение Председателя: дать шанс именно моему Проекту, – и Вам следует с достоинством принимать его выбор.

– Я уважаю все решения, принятые на Совете архангелов, – переходя на спокойный тон, отвечал Воридокс. – Вне зависимости от того, как я отношусь к коллегам и их Проектам. Сейчас речь не об этом. Ваш Проект подходит к своему логическому завершению. Это очевидно. Только Вам всё ещё кажется, что Вы можете изменить положение вещей. А это, позвольте мне ещё раз напомнить, не есть поведение осознанного существа нашего мира.

– Насколько мне известно, в нашем мире всё возможно. Поэтому я не перестану предпринимать попытки спасти свой Проект.

– Что бы Вы ни делали, полагаю, что в течение одного-двух часов Ваш Проект исчезнет сам собой.

– Значит, у меня ещё есть время, – настойчиво добавила Хорда. – Прошу Вас, не задерживайте меня больше.

– Время на что? – шикнул на неё Воридокс. – Поиграть с Законами Мироздания!.. Ваша Фаняша отдала свой Нимб человеку. Она должна развоплотиться.

– Я хочу попробовать спасти её, – со звоном в голосе ответила Хорда.

Её голос перестал быть спокойным, в глазах мелькнула искра негодования.

– Закон Передачи Энергии гласит, что ангел может спасти жизнь человеку, отдав ему свой Нимб. архангел может таким же образом отдать свою энергию Ангелу и спасти его. И я решила, позвольте напомнить, что я это сделаю.

– Но Вы же не архангел по своему происхождению, – с ухмылкой произнёс Воридокс.

– Фаняша тоже не является ангелом в чистом виде. Она создана из Души человека, тогда как другие ангелы создаются Белым Потоком. Значит, у меня есть шанс, – с настойчивостью и надеждой в голосе произнесла Хорда.

– Да, Вы правы, – задумчиво кивнул Воридокс. – Не ангел. Не человек. Фаняша – это Проект. Собственно говоря, именно поэтому её развоплощение так затянулось. И она до сих пор существует. Без Нимба. Незрячая. Медленно исчезает. Логичное завершение сомнительного эксперимента.

– Ваши слова звучат жестоко, – с нотками неодобрения и разочарования в голосе заметила Хорда. – Неужели в Вас нет ни капли сострадания?

– Мои слова – это констатация факта. Архангелы являются хранителями знаний и информации о мире. Наше дело – следить за миропорядком, соблюдением Законов, контролировать их исполнение. В мире архангелов нет места чувствам. Вы же прекрасно об этом знаете! Это удел ангелов и людей. И Ваша чувствительность, кстати говоря, как раз выдает Ваше происхождение, – отчеканил Воридокс и бросил на Хорду пронзительный взгляд.

– Насколько мне известно, Господин Воридокс, – сдержанно и решительно произнесла она, глядя ему в глаза, – каждый из нас обладает правом распоряжаться своим Нимбом на своё усмотрение. Вы хотели уточнить, почему я прилетела в Архив. Полагаю, что я ответила на Ваш вопрос более чем подробно. А сейчас, с Вашего позволения, я займусь своими делами. У меня мало времени.

С этими словами Хорда сделала лёгкий поклон головой и направилась вперёд по коридору.

– Постойте, – окликнул Воридокс.

Хорда нехотя обернулась, устремив на него взор своих внимательных чёрных глаз.

– Передача знаний и воспоминаний в Архив – процедура очень сложная и серьёзная. Она может занять несколько часов, – сказал Воридокс сдержанным, холодным тоном.

– Я не знала об этом, – взволнованно ответила Хорда, размышляя, как ей поступить.

Если она задержится в Архиве на несколько часов, то может потерять Фаняшу, так и не успев даже предпринять попыток для её спасения. А если не сдаст серебряный шар, то все её воспоминания, весь накопленный опыт, то есть вся её жизнь, исчезнут вместе с её развоплощением.

– Я могу это сделать, – твердо сказал Воридокс, подлетая ближе. – В нашем мире это в порядке вещей, – сухо добавил он, отвечая на подозрительный взгляд Хорды. – Если архангел сам не имеет возможности передать серебряный шар знаний и воспоминаний в Архив, за него это делают другие.

Хорда молчала.

– Я могу это сделать. Решайте сами, – добавил Воридокс и отвернулся, демонстрируя намерение улететь.

– Вы пойдёте на это ради меня. Но зачем?.. Я согласна, – торопливо произнесла Хорда, сделала глубокий вдох, с нежностью и бесконечной грустью посмотрела на серебряный шар и протянула его Воридоксу.

– Прошу Вас, передайте это в Архив, – дрожащим голосом произнесла она. – Благодарю Вас за желание помочь.

Воридокс уверенно и осторожно взял шар так, чтобы не коснуться рук Хорды, бросил на неё многозначительный взгляд и стремительно полетел вперёд по широкому коридору, исчезая в тёмно-синей дали.

Глава первая. Страх неизвестности

– Фаняша, милая, ты спишь? Ты меня слышишь? – прошептал встревоженный голос над самым ухом ангела.

Девочка узнала родной голос Учительницы и неспешно, осторожно начала приоткрывать глаза, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в ставшей привычной темноте.

– Фаняша? – удивлённо повторила она за голосом, словно впервые услышала это имя. – Фаняша… Это я? Где я? Что со мной? – залепетала она, на мгновение забыв, почему вокруг неё такая чёрная пустота.

С силой зажмурившись, она резко открыла глаза, казалось, чуть шире прежнего, но снова ничего не увидела. Тьма оставалась неизменной, ощущение опустошения обволакивало, провоцируя необъяснимую подступающую тревогу. Вместе с нарастающим волнением нахлынули воспоминания, увлекая её внимание в мир памяти и воображения. Учительница находилась рядом, не торопя Фаняшу, давая ей возможность осторожно прийти в себя, вспомнить, что с ней происходит.

Девочка представляла, что оказалась в центре огненно-красного вихря. Внутреннее зрение продолжало воспроизводить цвета и яркие образы. Вокруг неё с разной скоростью кружились картинки недавних событий, словно ворох фотографий. На каждой – замершее изображение, напоминавшее о важном. Когда Фаняша останавливала внимание на чём-то одном, выбранная картинка оживала.

Некоторое время Фаняша неподвижно и внимательно рассматривала пролетающие кадры, потом вытянула вперёд руки и ловко выхватила из потока два случайных изображения. В правой руке оказался человек Дэниэл, в левой – его ангел Эльдорэль.

Она с интересом посмотрела на обоих и остановила взгляд на правой, с изображением человека: мальчика с прикрытыми, словно от усталости, глазами и болезненным выражением на худом, хоть и красивом лице.

– Как это могло с ним случиться? – с грустью подумала она. – Дэниэл, такой красивый и сильный человек. И оказался в коме… Как поддался? Почему Эльдорэль его не уберёг, а подверг такому испытанию… Помню, как образ Дэниэла использовали в Школе ангелов в качестве экспоната для демонстрации особенностей человеческого восприятия действительности: показывали и испытывали на нём силу трёх ветров, трёх видов реакции на различные ситуации. Мне казалось, что он страдает от этого. На мой взгляд, это несправедливость, мириться с которой я не согласна.

Фаняша вспомнила, как на первой же встрече испытала острое желание помочь Дэниэлу, спасти его от участи быть школьным экспонатом. Искренне и страстно она захотела подарить ему настоящую жизнь, в которой он снова смог бы наслаждаться звуками, запахами, вкусами, всеми невероятными чувствами и яркими ощущениями мира, доступными только человеку.



– Ангелам этого не понять. Они другие, – размышляла Фаняша внутренним голосом и, оставаясь в своём воображаемом мире, перевела взгляд на левую руку.

Картинка в левой руке ожила. Эльдорэль, длинноволосый статный ангел, ловко запрыгнул на клауд – доску для покорения облаков – и, обворожительно улыбаясь, пронёсся мимо неё. Уверенный и сильный, он покорил и её с первой минуты. Ах, как нелегко было в этом признаваться самой себе.

– До сих пор не верится, что этот прекрасный ангел, мечта всех свободных девочек Урбазиума, обратил на меня внимание, – с еле заметной улыбкой подумала Фаняша и поймала себя на том, что любуется его сильными крыльями, длинными светлыми волосами и бездонными голубыми глазами.

– И зачем, интересно, он всех обманул и объявил, что в Соревнованиях по клаудсерфингу победила я, – размышляла тогда Фаняша.

Этот его поступок, по сути, и положил начало её секретной операции по спасению Дэниэла. Ведь именно там в качестве главного приза была экскурсия по Альтадиуму и возможность получить ответ на любой вопрос. А она ни о чём другом, как о спасении невинного человека, на тот период и думать не могла. Для этого ей нужны были ответы, знания – она их получила.

Девочка подняла взгляд и продолжила всматриваться в проплывающие мимо картинки. Дальше были изображения с Библиотекой, фрагменты экскурсии по Альтадиуму, Большая Обсерватория архангелов. И почти везде рядом с ней был Эльдорэль. Помогал ей, подсказывал, порой подшучивал над ней, нежно подразнивая. Это было настоящее приключение. Их приключение… На одном из кадров Фаняша заметила пронзительный взгляд Господина Воридокса. Тут же вспомнился его свинцовый голос и острые, как лезвие, слова: «Задай свой самый важный вопрос».

Фаняша вздрогнула и перевела взгляд на другую картинку-воспоминание. Она летит в Лондон, город, где живёт Дэниэл, чтобы подарить ему шанс на новую жизнь. Воодушевлённая, сидит на крыле самолёта и смотрит на своего человека Алису через окно иллюминатора. Как ловко она, узнав, что без своего человека перемещаться по Земле на большие расстояния нельзя, организовала для Алисы эту поездку: и девочке радость, и себе возможность осуществить план. Потом больница. Дэниэл. Она готова спасти его. Выполняет ритуал: поёт песню сердца, отдаёт ему Нимб.

Следующая картинка на мгновение показала растерянного Эльдорэля. Дэниэл оказался его человеком, и потом снова голос архангела Воридокса. Он медленно, выделяя каждый слог, произносит: «Раз-воп-ло-ще-ни-е! Неминуемое развоплощение ожидает ангела, который отдал свой Нимб ради спасения человека». А дальше… Огненно-красный вихрь подхватил растерявшуюся Фаняшу и с бешеной скоростью закружил её вместе с воспоминаниями. Чёткость изображения пропала. Она больше не могла рассмотреть ни одно. Остались только блики света, силуэты, тени.

Девочка зажмурилась и схватилась за голову. Внутри заиграла красивая музыка и… ещё одно чудесное воспоминание посетило её: она вспомнила танец с Эльдорэлем на школьном балу. Несколько мгновений ощущения полёта, лёгкости, свободы и бесконечной нежности.

И снова в картинку радости ворвался голос Господина Воридокса, явственно и монотонно звучащий из глубины воспоминаний, словно зачитывающий приговор: «Ефании Арос не место на Школьном балу. Она не является ангелом в чистом виде. Она создана из души человека. Фаняша – эксперимент».

А потом… удачная попытка сбежать, управление клаудом практически вслепую, и грозовое облако, надёжное убежище, ворваться в которое могли только самые бесстрашные ангелы. Здесь состоялся последний разговор с Эльдорэлем. Внезапное осознание тепла между ними, понимание, что оно было всегда, и там, в тёмном страшном облаке, оно только усилилось и дало им обоим ощущение взаимной привязанности и…

В воспоминания ворвались трудные переживания: необходимость принятия неизбежности развоплощения и осознание: всё потеряно, – на фоне чего родилось острое желание оказаться рядом со своим человеком. С Алисой. Прижаться к ней, обнять и забыть обо всём. Навсегда. Что она и сделала, расставшись с Эльдорэлем. По словам его отца Воридокса, навсегда. И теперь она очнулась на Земле, в опустевшей комнате Алисы. Рядом с ней была её Учительница Хорда Этюдизовна…

– Вспомнила, – прошептала вслух Фаняша, – я всё вспомнила.

Она стала медленно ощупывать пространство вокруг себя, словно искала что-то.

– Где она? – взволнованно спросила девочка.

– Алиса? В школе, – откликнулась архангел.

– Так сейчас же ночь! – воскликнула Фаняша и тут же замерла в надежде услышать подтверждение своих слов. – Ночь же?..

– Нет, милая, сейчас день, – тихо отозвался голос.

– Значит, я больше совсем ничего не вижу. Даже свет, – чуть слышно произнесла девочка потухшим голосом.

– Но ты всё ещё можешь слышать меня, – подхватил голос, и Фаняша почувствовала нежные прикосновения на своих руках.

Девочка тут же отреагировала и прижалась к дорогой гостье.

– Хорда Этюдизовна, ну как же так? – всхлипывая, заговорила она. – Почему всё так получилось? Я же просто хотела спасти его. Но там, в Библиотеке, я не успела дочитать Книгу, в которой говорилось о том, как спасти человека. Я думала, что помогу Дэниэлу и заберу свой Нимб обратно. Я не знала, что цена жизни человека – жизнь ангела. Но и тогда бы я, наверное… А ещё… я же не знала, что он человек Эльдорэля, а Эльдорэль – сын Господина Воридокса. Всё оказалось таким запутанным и сложным… Что со мной будет дальше? Я уже больше совсем ничего не вижу. Я исчезаю. Я развоплощаюсь.

 

– Тише, тише, моя хорошая, – приговаривала Учительница, поглаживая девочку по голове, – всё будет хорошо. Я здесь. Я рядом. Я прилетела, чтобы спасти тебя.

– Как? Меня разве можно спасти? – поразилась Фаняша. – Меня… А кто я? Я даже не понимаю, кто я. Не ангел. Не человек. Я, по словам Господина Воридокса, какой-то Проект, неудачный эксперимент. Наверняка ещё не придумали инструкции по спасению Проектов. Нет книги, которая расскажет, как можно помочь таким, как я.

– Фаняша, милая, ты прекрасный, удивительный эксперимент, – утешала её Хорда. – Ты первый в мире ангел, созданный из Души человека. Я вложила в тебя столько веры, любви… и продолжаю восхищаться тобой.

– Я раньше была человеком, – желая поподробнее разобраться, произнесла Фаняша. – Я хочу узнать об этом больше. Я была человеком? Это правда?

– Да. Правда.

– И значит, у меня тоже был ангел… – догадалась она.

– Да. И это правда.

– А что стало с моим ангелом? Возможно, она что-то знает обо мне. И, если мне удастся её найти, я узнаю о себе то, что поможет мне сейчас… Где мой ангел? Вы знаете? Она исчезла?

– Нет, не исчезла, – с улыбкой в голосе ответила Хорда Этюдизовна и нежно пригладила волосы девочки, – твой ангел всегда рядом с тобой.

– Со мной? А я не замечала его и не замечаю до сих пор, – задумчиво сказала Фаняша, – хотелось бы мне увидеть его. Но, кажется, это уже невозможно, – с сожалением произнесла Фаняша и потёрла невидящие глаза.

– Это в порядке вещей, – отозвалась Учительница, – в жизни так часто бывает. Мы не замечаем ангелов, даже когда они совсем рядом. А люди, за редким исключением, вообще никогда не видят ангелов. Хотя некоторые могут чувствовать или слышать. Как ты сейчас.

– И всё-таки мне кажется, что людям повезло больше, чем ангелам, – поддержала разговор Фаняша. – Хоть они и не могут видеть своих ангелов, но ведь главное то, что у каждого человека есть ангел и он всегда готов помочь, и поддержать, и подсказать, и даже спасти. По первой просьбе человека. А у ангелов такого нет.

– Тебе в этом смысле тоже повезло, – нежно произнесла Хорда Этюдизовна, – даже когда ты стала ангелом, твой ангел всегда был рядом.

– А где же сейчас мой ангел? Сейчас самое время ему быть рядом. Я исчезаю. Мне нужна его поддержка. Помните, мы проходили в Младшей школе, что ангел создан для того, чтобы посвятить свою жизнь другому, быть рядом в трудные моменты и всегда быть готовым помочь? – Казалось, что Фаняша забыла, что она больше не человек, а сама является ангелом, но Учительница не стала перенаправлять ход её мыслей. – Мне так сильно сейчас нужна помощь ангела! Где же он? Пусть, пожалуйста, окажется рядом и поможет.

– Я здесь. И я готова помочь тебе, – сдерживая волнение, произнесла Хорда Этюдизовна, – я и есть твой ангел.

– Вы… Мой ангел? – повторила Фаняша, робко осознавая услышанное. – Но Вы же… архангел… Так сказала мне одна девушка-ангел по дороге в Лондон.

– Да, верно. Но сначала я была ангелом. Твоим ангелом, Фаняша, когда ты была человеком, а потом… случилось так, что мне предложили стать архангелом. Тогда-то у меня и появилась возможность создать… тебя.

– То есть Вы… То есть я, – запинаясь, шептала Фаняша. – Теперь всё становится на свои места. Я начинаю понимать!

Хорда Этюдизовна с любовью смотрела на удивлённую Фаняшу. И хотя Фаняша не видела её заботливых глаз, она чувствовала энергию тепла от Учительницы. Вспоминала, как много внимания и уроков она получила от Хорды… И как сейчас всё стало ясно: и это пристальное внимание, и особая строгость, и любящее, своевременное присутствие в жизни Фаняши!

– Вот это да! Вы были моим ангелом, – изумлённо повторяла девочка. – Просто невероятно! Как же теперь хочется это вспомнить, представить. Вы ангел. Я человек. А ведь это значит, что Вы всё про меня знаете, – обрадовалась она и ещё крепче схватила Учительницу за руку, прижимая её к себе. – Пожалуйста, расскажите мне, какая я была. Что я делала? Где жила? Что любила? И что со мной произошло? Чем закончилась моя земная жизнь? Мне это так интересно!

– Я бы могла рассказать тебе многое, но не сейчас, – ответила Учительница и поцеловала Фаняшу в лоб. – Сейчас у нас нет на это времени. С каждым мгновением твоё развоплощение набирает силу. И на этот раз я не хочу потерять тебя. Поэтому, пожалуйста, доверься мне и…

Хорда Этюдизовна вдруг замолчала, словно у неё не хватило дыхания для того, чтобы продолжать говорить, и отодвинулась, осторожно высвобождаясь из объятий девочки.

– Подождите, – чуть не вскрикнула Фаняша и стала хватать руками воздух, пытаясь поймать ускользающую Учительницу. – Что Вы хотите сделать? Только не улетайте сейчас. Не оставляйте меня одну, пожалуйста. Мне страшно. А с Вами спокойнее, легче.

– Мне кажется, я сейчас понимаю то, что чувствуют люди, когда навеки прощаются с любимыми… и когда прощаются с жизнью… – тихо сказала Хорда Этюдизовна.

Её голос отдалился и звучал из противоположного угла комнаты.

– Что Вы имеете в виду? – волнуясь, спрашивала Фаняша.

– Этот страх!.. Такой всепоглощающий, неведомый мне ранее, невообразимый страх… – Сбившееся дыхание мешало ей говорить, но она продолжала тихо и медленно произносить слова, направляя голос неопределённому адресату, словно разговаривала сама с собой. – Люди боятся смерти, потому что не знают, что будет дальше. Это страх неизвестности. Мощный и колючий. А ведь столько существует религиозных версий, теорий, легенд и историй о том, что есть жизнь после смерти: о реинкарнации, о перерождении Души… Нет, – Хорда Этюдизовна мотнула головой, – не помогает. Там, на Земле, этому нет доказательств, нет свидетельств и свидетелей. На протяжении тысяч лет своего существования люди видят, как уходят их родные и близкие. Смотрят, как из тела исчезает жизнь, и дальше… ничего… неизвестность…

– Но мы же знаем, что Душа человека после его смерти попадает в Центр Перерождения и потом снова приходит на Землю в другом теле, – тихо вмешалась в её монолог Фаняша, желая успокоить взволнованную учительницу.

– Да, верно, – подтвердила Хорда Этюдизовна. – Это знаем мы. Ангелы и архангелы. А люди не знают. Поэтому им так страшно. И я сейчас испытываю подобный страх. Потому что не знаю, что произойдёт со мной после развоплощения.

– Вы тоже развоплощаетесь? – в изумлении произнесла Фаняша. – Почему? Вы тоже отдали свой Нимб? Или у архангелов другая история?.. Вы что-то не так сделали? Это из-за меня? Вам нельзя со мной разговаривать?

– Я могу разговаривать и делать то, что посчитаю нужным. И сейчас я… Я хочу спасти тебя, – подлетая ближе, дрожащим от волнения голосом сказала Учительница и взяла Фаняшу за руки. – Моё намерение твёрдое и чистое, но мне страшно. Впервые так сильно страшно. Наверное, потому, что не понимаю, что будет дальше. Страшно, что я вдруг исчезну. Странно и сложно это осознать. И принять. Вот так, вдруг, раз… и нет меня.

Фаняша молча слушала слова Учительницы и понимала, что испытывает тот же страх. Когда она допускала мысль о том, что она навсегда исчезнет, подступающий ужас сковывал всё её тело и не давал дышать.

– Но… знаешь, Фаняша, – сдерживая накатившие слёзы, продолжила Учительница, – ещё больше я боюсь того, что исчезнешь ты. Я так люблю тебя. Я не хочу снова потерять тебя. Хотя, по сути, я потеряю тебя. Но тебя не потеряет мир. И у меня есть надежда, что, когда я исчезну, часть меня навсегда останется с тобой. Моё желание спасти тебя сильнее моего страха. И сильнее чего бы то ни было.

Сказав это, Хорда Этюдизовна приблизилась к Фаняше, сложила руки в виде лодочки у её живота и начала тихо, протяжно напевать Песню сердца, выполняя ритуал передачи Нимба. Песня звучала, словно большая тёплая река, она лилась из неё, заполняя всю комнату свечением и волшебной музыкой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru