Мор 2

Макс Вальтер
Мор 2

Глава 3.

Наших бьют.

– Ну бывай, Кузов, – махнул рукой Хоттабыч. – Давай теперь вы к нам, я тебе такую баньку устрою.

– Ловлю на слове, – махнул я. – Маякни тогда, как доедете. Три часа вам на дорогу, если контакта не будет, мы за вами пойдём.

– Да за три часа я до Китая успею, – расхорохорился Костик.

Он вчера с нами вместе в баню ходил. Подвыпил, расхрабрился, Ленка ему на уши крепко села. Рассказывала, как она вначале даже пистолет не знала с какой стороны взять. И о Прыгуне не забыла, о том самом, после укуса которого она думала, что всё, обратится скоро. А он теперь петухом ходит. Хотя нет, это про другое.

– Сплюнь, Костик, – осадил его я. – И по голове своей постучи, в жопе гвоздик, мля. Кто же такие вещи перед дорогой говорит?

– Ой, простите, – сразу налился краской тот.

– Да ладно, ты, главное, в следующий раз так же делай, как в этот, – отмахнулся я.

– Да я просто растерялся, – начал было отмазываться он.

– А я не подкалываю, серьёзно говорю, – подошёл я и протянул ему ладонь. – Лучше в кабине запереться и до нашего приезда дожить. Хотя это тоже не всегда.

– Ну это, давай там, не бзди, – ударил по моей ладони Вентилятор.

Машина, мигнув аварийками на прощание, уехала, оставив после себя запах жжёной солярки. Я посмотрел им вслед, а в груди снова сжался комок с нехорошими предчувствиями.

– Ты чего встал там, как сына на войну провожаешь? – ко мне подошла жена и обняла меня сзади.

– Вот не поверишь, мать, чувство именно такое, – ответил я.

– Ладно, Хоттабыч мужик опытный, – успокоила меня она. – Справится, если что.

– Добро, – кивнул я. – Ладно, какие дела-то на сегодня?

– Ты хотел тренировку в поле устроить, – напомнила Машка. – Смотри у меня, умрёшь, домой не приходи.

– Тфу, мля, и эта туда же, – сплюнул я. – Ну кто вас за язык-то тянет?

– Эй, дядя, – постучала она мне в лоб. – Ты там с Веней вчера зачем за баню ходил? Не выветрилось, что ли, ещё?

– Ну ментяра, – покачал я головой, чмокнул Машку в нос и пошёл на полигон.

Сейчас я должен успеть к строевой, там вместе сейчас побегаем немного, потом завтрак и на выезд минут через двадцать. На сегодня и вправду запланирована тренировка на улице. Нужно проверить, как идёт работа при экстремальных условиях. Да и нельзя постоянно в тепле заниматься. Тут любой спортсмен это подтвердит. Без соревнований опыта не получить. Да что там спортсмен, любой геймер это скажет.

Вот и мы сейчас пойдём по улицам, дабы не отвыкнуть. Заодно балалайку Лебедевскую опробуем. Они там с Аркадичем и Фонарём намутили что-то. Нет, они, конечно, пытались мне рассказать, как это работает. Но там слова такие, что крыша едет.

В общем, на основе вай-фая передаётся какой-то сигнал с мобильного телефона. Там они частоту меняли, какую-то программу Фонарь накалякал. И вот теперь мы можем управлять небольшой группой заражённых. Хорошо, когда есть свой чел… хотя какой он человек, но не суть.

Работает приблуда просто – на телефоне карта местности и все захваченные сигналом мертвяки отмечены горошинами. Тыкаешь по карте, горошинки бегут туда, снизу красная кнопка с надписью «Атака». Всё. Просто, быстро и понятно, но есть и минусы.

Балалайка эта работает не далее, как на десять-пятнадцать метров. И не факт, что вообще работает. Ну и явный минус – на особых он никак не влияет. Это уже другие мутанты, там наниты как-то по-другому работают. Фонарь их вообще аватарами называет.

Про них тоже Лебедев рассказывал. И про то, почему кресты на храмах светились. В тот момент они там к особым подключаться могут. И бегают ими, как в виртуальной реальности. Именно особые могут управлять обычными зомбаками. И вот на основе этого сигнала наши головы и состряпали свою балалайку.

Про храмы он вообще какую-то чушь прогнал. Типа камень – это полупроводник, а все эти строения сделаны так, чтобы сигнал по земле передавать. Это типа мы, люди, придумали связь по воздуху, а их раса жила чуть иначе. Мы сотовые вышки строили, а они то, что мы храмами называем. Ну их, короче, с этим научным бредом. Наше дело маленькое: вломить и курить.

Вообще, всей этой кутерьмой Машка рулит. Она привыкла там у себя командовать, бумажки писать, совещания устраивать. И Лебедь такой же. Менты, они и в Африке менты.

– Давайте, орлы, круг вдоль стены и завтракать! – крикнул я, когда все наши четыре сотни бойцов собрались на площади у Царь-Колокола.

Здесь и мои, элитные четыре десятка. Бойцы запрыгали на месте, разминая голени, и гуськом потянулись на пробежку. Кто бы что ни говорил, но бег по утрам очень важен. Лёгкие работать начинают только в путь.

Сейчас мы уйдём на завтрак, а потом они начнут заниматься повседневной рутиной. Кто-то в сопровождение отправится, кто-то на посты. Некоторые так же, как и мы, в поля, на отстрел мертвяков. За прошедший год даже нанитам стало ясно, что близко к нам лучше не подходить.

Сотня бойцов сегодня вообще в дальний рейд, за боеприпасами. Машка планомерно разоряет военные части в округе. В последнее время ноет, чтобы я музей ей отдал. Складывать некуда, а всё тащит. Но тут Аркадич нашу историю спас, подсказал: «Серёжа прав, у нас дети растут, не хорошо своих предков забывать. Под нами целая сеть бункеров и тоннелей».

Вот сегодняшняя партия туда и отправится. Хотя сегодня они в рейд только собираются, а приедут не раньше, чем через три дня.

Сеть убежищ по Москве мы тоже оставили, каждый раз они пополняются. За этим строго следит Саня. Это опять же Машка ему работу придумала, прямо под его хомячью натуру. Теперь каждый день он собирает доклады о том, что было взято с убеги во время рейдов. Затем сверяется со своими остатками и, если состояние критическое, организовывает доставку.

Однажды была ситуация, когда кто-то забыл отметить сотню патронов. Так Саня ему такую взбучку устроил. Теперь он чуть ли не первым докладывать бежит.

Всё это Саня делает вечерами, а на утро уже организованные рейды идут на мародёрку. Вот только маршруты у них проходят через убежища.

Ленка бездельница, ей вообще на всё насрать, кроме её винтовок и Сани. Вот это она любит. Хотя нет, у неё тоже свои приколы. Эта безумная баба вспомнила своё старое увлечение. А была она в детстве гимнасткой.

Ох и любила она это дело. Вот только жизнь, как всегда, полна несправедливостей. А Ленка, она человек с повышенный чувством справедливости и подраться не дура. Вот и нахлестала она дочке директора спортшколы. Сам конфликт-то детский, ну что там могло такого случиться? Не поделили девки мальчика в четырнадцать лет, вот и вся история.

Так мама не захотела воспринимать ситуацию адекватно. Ленку поставили на учёт в детскую комнату милиции и выперли из школы гимнастики. И это несмотря на то, что у неё заслуги по России были. Места может и не первые, но второе-третье на каждом соревновании. Ей уже карьеру пророчить начали, а тут на тебе.

Разозлилась она тогда и забросила тренировки. А сейчас вот жажда проснулась. Решила паркуром это дело заменить. Набрала желающих и теперь гоняет вместе с ними по площадке. Да и в городе уже летает как чокнутая. И ведь всё это при наличии снайперской винтовки за спиной. Носит она её по типу рюкзака. Но зато высоту занимает на раз. Говорит, что это такой же биатлон, только без лыж и снега.

– Кузов, там Хоттабыч на связь так и не вышел, – подошёл ко мне Саня после пробежки и завтрака.

– Три часа ещё не прошли, – глянул я на циферблат дорогущих часов.

Выглядели они обычно, но когда я их с магазина воровал, ценник под ними был с шестью нулями. Я ещё, помню, взял их ради прикола, а сейчас понравились. Не мешают и время всегда с собой. Мобильниками мы сейчас не пользуемся.

– Так, Сань, ты прав, нужно за ними ехать, – наконец решился я. – Ну сколько здесь? Семьдесят кэмэ?

– Примерно, – задумался он. – Ну, если от нас считать, максимум сотня.

– Пробок нет, там только в педаль дави, – подхватил я. – За два часа должны были доехать, как ни крути.

– Я с Чумой связался на всякий, – опередил меня Саня. – Он сказал, что группа встречающих их пока не видела. Волнуется тоже.

– Мля, Саня, поехали за ними, – вскочил я. – Э, на выход все! – крикнул своим бойцам, с которыми планировал операцию на свежем воздухе. – Боевая тревога.

Мы выскочили на улицу, на ходу закидывая автомат на плечо. В Урал уже запрыгивали ребята, Саня запустил двигатель.

– Вы чего как ошпаренные? – спросил Лебедев, куривший в это время неподалёку.

– Хоттабыч на связь не вышел, – ответил я.

– Прибор возьмите, заодно проверите, – напомнил он.

– Мля, Лебедь, вот ты больше тысячи лет прожил, а ума так и не прибавилось, – не упустил я шанс подковырнуть его.

– Тебе лишь бы шуточки твои, – отмахнулся тот. – Ладно, из рейда ребят попрошу.

– Да взял я твою балалайку, успокойся! – крикнул я ему из отъезжающей машины.

На место прибыли чуть позже команды Чумы. Видимо, он тоже правильно посчитал и решил перестраховаться. И, как оказалось, не зря.

Фура лежала в обочине, завалившись на бок. Вокруг в траве валялись гильзы и трупы бомжей. Чуть дальше обнаружились два Прыгуна, Таран и Лизун. Лобовое стекло в дребезги, а кабина вся в крови.

– Кто? – спросил я у ребят Чумы после беглого осмотра места событий.

– Костик, – угрюмо ответил один из них. – Прямо в голову прилетело, его уже грузят.

Я посмотрел в сторону, куда указал паренёк. Там действительно на носилках загружали тело. Простыня в районе головы уже пропиталась кровью, а из-под неё вывалилась рука.

– А остальные? – перевёл я взгляд обратно на парня.

– Х. З. – ответил он именно так, буквами.

– Шеф, – подозвал меня один из моих. – Тут следы от колёс. Три внедорожника. Похоже, их увезли.

– Вот же, – в сердцах бросил я и ударил ботинком по кабине фуры. – С грузом что?

 

– Часть вывезли, – ответил всё тот же паренёк. – Но всё, видимо, не влезло. Список того, что забрали, могу скопировать.

– Саньку отдашь, – указал я на нашего хомяка, а сам отправился к Лысу.

Лыс – это мой боец, который следы внедорожников прочитал. Так-то его все Лысый зовут. Но там кто во что горазд на самом деле. Кто Лыс, кто Лысина, кто Лысян. Стандартное общение среди мужского коллектива.

Парень он нормальный, добродушный, на шутки и подколы не обижается. Порой сам такое может отчебучить, хоть стой, хоть падай. Но меня всегда забавлял этот момент, если лысый человек оказывается в коллективе, то тут же над ним начинают смеяться. Однажды я попал в компанию, которая состояла только из таких вот блестящих. Вот только про мои волосы я там шуток не слышал.

– Они в сторону Мытищ уехали, – стоя над следом, сказал Лыс. – Час назад максимум.

– Фтсиу, поехали – свистнул я своим. – Саня, давай по следу. Лыс, ты в кабину прыгай.

Оба коротко кивнули, остальные тут же запрыгнули в кузов. Всего нас приехало два десятка. Я полез туда с остальными. Своё место в кабине я отдал, ну не Ленку же переселять.

Урал рыкнул дизелем, и мы, развернувшись, сорвались с места. Ехали недолго, примерно через пять минут машина остановилась около Благовещенской церкви. Мы снова выпрыгнули наружу, Саня заглушил мотор.

– Я не понимаю, куда они дальше могли поехать, – сказал Лысый. – На асфальте следов нет.

– Ладно, давай хоть здесь осмотримся, – махнул я. – Любят они по храмам ныкаться.

Мы вошли внутрь белой красивой церкви. Внутри царило запустение. Службы давно никто не ведёт, прихожан нет. Но запах, он, наверное, ещё долго будет бродить по этим пустынным залам. Сладковатый, с примесью горчинки. Но вот нос улавливал ещё какие-то нотки, знакомые, но посторонние для этого места.

– Офигели, твари, – услышал я комментарий Фока, ещё один из моих бойцов. – Курят в храмах, уроды, – продемонстрировал он мне окурок.

– Так, смотрим внимательно, они здесь были, – сразу отдал я команду. – Лысый, смотри внимательней.

– Есть, – отозвался тот.

Мы разбрелись по церкви, внимательно изучая всё, что попадалось на глаза.

– Шеф, – Фок замахал руками. – Есть кое-что.

Я направился к нему. Кстати, кличка его означает: Физкультурно Оздоровительный Комплекс. Эта шайба занимается всем, что связано со спортом. Качается, бегает, прыгает, отжимается, даже к Ленке на паркур записался. Плюсом ко всему, постоянно лечит всех культурой ЗОЖ. Сам не курит и других задолбал.

– Вот, – протянул он мне комплект, состоящий из очков для виртуалки и перчаток с кучей датчиков и парой кнопок.

Я сразу же нацепил очки – темнота. Ничего нет. Попробовал вместе с перчатками, та же история.

– Ладно, с собой возьмём, нашим спецам отдадим, – вернул я Фоку эту приблуду.

– Шеф, кажется, они на поезде валят! – крикнул боец, оставленный на улице караулить у дверей.

И действительно, снаружи раздавался шум с пролегавшей рядом железной дороги.

– В машину, бегом, – скомандовал я и первым рванул на выход.

Догнать поезд нам в итоге так и не удалось. Нет, подобрались мы достаточно близко, вот только пришлось отвалить. С крайнего вагона по нам ударила очередь из пулемёта.

Сам поезд состоял из двух вагонов и тягача. При такой массе скорость он развивал достаточно хорошую. А гнаться за ним по пересечённой местности, да ещё под пулемётным огнём, что-то особого желания не возникало.

Остался один открытый вопрос. Зачем им понадобились Хоттабыч с Веней? Ну, раз не убили, шанс на то, что они пока живы, есть. А мы своих в беде не бросаем.

– Связь установи, – приказал я нашему радисту. – Фонаря на провод.

– Принял, – кивнул тот и начал вызывать Кремль.

Спустя минуту он протянул мне наушник.

– Фонарь, срочно со спутника посмотри, куда поезд идёт от Мытищ! – тут же крикнул ему я. – Да, поезд, мля, железный. Мудак, – бросил я в конце и вернул наушник обратно.

– Ничего, шеф, найдём, – попытался подбодрить меня Нюх, наш связист.

– Да знаю, – отмахнулся я. – Нервяк.

Мы так и сидели в машине с включенным движком, не зная, что делать дальше. Вот вроде есть цель, но куда за ней бежать? Нервное напряжение достигло апогея. Я даже вздрогнул, когда у связиста запищал сигнал вызова.

– Нюх на связи, – бросил тот в микрофон, прижав один наушник к уху. – Ага, принял, отбой. Они в сторону Щелчка едут, – доложил он мне. – Фонарь на связи будет, если что, маякнёт.

– Всё, к Щелчку давай! – имея ввиду Щёлково, крикнул я Сане в маленькое окошко, которое соединяло кузов с кабиной.

Машина тут же рванула с места. По железной дороге мы не поехали, там можно от качки голову разбить. Нам пока дорог хватало для нормального передвижения.

В Щёлкове поезд свернул и остановился в посёлке, «Горняк-2». Там сплошная промзона. Где их здесь искать, ума не приложу. Но сидеть сложа руки ещё страшнее.

Здесь у нас уже произошла стычка с мертвяками. Они полезли на нас, едва наша машина остановилась. Для двух десятков бойцов это были брызги. Толпу почти в сотню особей успокоили меньше, чем за минуту.

Поезд оказался пустой. Из него вынесли почти всё. Хотя может там ничего и не было. Но отставали мы от врага не более чем на полчаса. Они или где-то здесь, или пересели в машины.

– Лен, давай наверх, осмотри там всё, – начал я выдавать распоряжения. – А вы пока поезд осмотрите. Всё интересное сюда, потом разберёмся.

Бойцы тут же разбежались. Все знали, что им делать и как. Ленка почти влетела на вагон и принялась осматривать окрестности в бинокль. Из вагонов доносился топот и шум открываемых дверей.

– Вон они, полями сваливают! – спустя некоторое время воскликнула Ленка.

– Все на выход! – крикнул я. – После досмотрим.

Машина сорвалась с места в погоню за точно таким же Уралом. Нас затрясло, а уже через мгновение по нам начали бить очередями.

– Смотри, что я там нашёл, – протянул мне Фок какую-то коробку с тумблерами на крышке.

– Потом, Фок, – отмахнулся я.

– Не, ты очки одень! – с улыбкой прокричал тот.

Я с непониманием принял от него очки для VR, а краем глаза приметил, что из коробки раздаётся гул и голубоватое свечение. Одев очки, я обалдел, внутри была надпись: «Аватаров в радиусе пятидесяти метров не обнаружено. Проследуйте к ближайшему усилителю сигнала».

– Это что за чертовщина? – поднял я глаза на Фока. – Ладно, потом разберёмся, давай вначале наших отобьём.

Глава 4.

Ну и штучка.

Очередь по колёсам, и грузовик начинает вилять задом. Через мгновение уже летит боком, заваливается и с грохотом падает. Саня давит тормоза в пол, а через мгновение грохот пуль и звуки пальбы заставляют вжимать голову в землю.

– Вон они! – крик Ленки и несколько одиночных плевков из её винтовки. – Хоттабыч, падай, мать твою.

Началось месиво. Что с нашей стороны, что со стороны врага шла беспорядочная стрельба. И если в правильном режиме боя очереди короткие, прицельные, то сейчас свинцом поливают, пока патроны не кончатся.

Я засел спиной к колесу и попытался сообразить, что делать дальше. Мне даже носа высунуть не давали. Из-под капота нашей машины уже валил пар, а кабина выглядела словно дуршлаг. Ленка распласталась по земле и вжимала голову в землю буквально в полуметре от меня. Её тоже прижали конкретно, и, кроме тех первых выстрелов, больше огонь не вела.

Из двух десятков наших бойцов в живых осталась едва половина, и сейчас они точно так же вжимались в землю или пытались спрятаться за машиной.

– Они уходят! – крикнул Саня.

Я попытался высунуть рожу из укрытия и едва успел спрятаться. Пуля вжикнула рядом с ухом, у меня даже волосы шевельнулись. Взгляд опустился на руки, я до сих пор сжимал очки и перчатки. Коробка с тумблерами и голубоватым свечением валялась неподалёку. Видимо, Фок, когда выпрыгивал из машины, бросил её на землю, чтобы не мешалась.

За каким-то хреном я всё же решил нацепить очки ещё раз. Ну а что ещё делать, если всё равно высунуться не дают. На этот раз надпись сменилась.

«Найден один аватар. Подключиться? Да/Нет».

– Мля, и как выбрать? – пробормотал я.

– Кузов, мать твою, ты что, офигел? – закричала Ленка. – Нам трындец, а он в игрушки играет.

Я приподнял очки и осмотрел перчатки, на них имелись маленькие кнопки, расположенные на указательных и средних пальцах. Подумав, я натянул их на руки и принялся щёлкать все по очереди. Видимо, что-то я сделал правильно, потому как, надев очки, немного опешил. Картинка мира изменилась.

В очках окружающие предметы были видны как рисунок карандашом. Только белыми линиями на тёмном фоне. Но всё равно было видно, что происходит. Я надавил кнопку на правом указательном пальце, и изображение начало двигаться навстречу. Попробовал то же самое на левом – так, это назад. Средний правый – над полем пролетел крик драного кота, и картина вокруг приобрела яркие очертания. Ну и последняя кнопка…

– Прыгун! – услышал я крик Сани.

– Не стреляй, это я! – быстро крикнул я в ответ.

– Афигеть, – выдохнула рядом Ленка.

Стрельба начала стихать, но высунуться нам так и не давали, любую попытку тут же пресекала короткая очередь. Но за сотню с лишним метров вести прицельный огонь не так-то просто. Хотя это не означало, что можно выбежать и поливать очередями от бедра, словно Джон Рэмбо в кино.

Тем временем, я более или менее привык к управлению и начал продвигаться в сторону противника. Прижимаясь к земле, я пошёл по большому кругу в обход. Перед глазами замигала надпись: «Внимание, вы превышаете зону охвата. Вернитесь назад. Связь с аватаром может быть разорвана».

– Мля, – выругался я, но рисковать не стал и сократил дистанцию. – Лен, как только я выпрыгну, начинайте их валить.

– Поняла, – бросила она в ответ.

Я ещё раз нажал на кнопку крика. Картинка быстрой волной пробежала во все стороны, делая изображение более чётким. Мне сразу же удалось рассмотреть фигуру человека с пулемётом. Он распластался по борту лежащего на боку Урала. Зажимаю прыжок и развожу руки в стороны. Мой аватар прилетает чётко на спину стрелка, а я свёл руки так, будто пытаюсь пробить рёбра своей жертвы.

Крик со стороны засевшего противника разлетелся по всей округе, а я тут же снова повторяю комбинацию крик и прыжок.

С нашей стороны уже раздаются хлопки выстрелов. Зрением прыгуна я могу охватить всё, что происходит вокруг. Понятия не имею, как работают эти очки, но я могу видеть на триста шестьдесят градусов. Вижу, как выстрелами слизнуло двух стрелков, которые повернули в мою сторону свои автоматы. Это сто процентов Ленка прикрывает.

А я понимаю, что не достаю прыжком до своей цели, и наношу удар лапой в район горла. Безликий рисунок человека хватается за рваную рану, а я уже снова нажимаю знакомую комбинацию. Фокусирую взгляд на человеке, который спрятался с другой стороны машины. Приземляюсь на кабину, жму кнопку вперёд и наношу удар рукой сверху вниз. Звуковая волна ещё не угасла, и я увидел, как из пробитой головы что-то брызнуло.

Снова прыжок, и…

«Связь с аватаром утеряна. На расстоянии двести метров аватара не обнаружено. Пройдите к ближайшему усилителю».

– Мля, да где вам его взять-то? – возмутился я и резко скинул очки.

Картинка вокруг сменилась одним махом. Резкие, яркие цвета природы словно кувалдой ударили по глазам. Мир вокруг пошёл каруселью, и я вывернул содержимое желудка себе на грудь.

– Эй, Кузов, ты как? – услышал я Ленкин голос и понял, что сижу с закрытыми глазами.

– Вроде нормально, – приоткрыл я маленькую щель в мир красок. – Кажется, слишком резко снял.

– Дай мне попробовать, – сразу схватилась она за очки.

– Да там нет больше никого, – сказал я и отдал ей очки.

Ленка сразу прижала их к глазам, немного постояла и бросила мне обратно.

– Фигня какая-то, – расстроенным голосом произнесла она. – Ты чуть Хоттабыча не порвал.

– Это ты, что ли, меня? Того… – спросил я, покрутив пальцами у виска.

– А кто? – с важным видом она кивнула подбородком в сторону моих бойцов. – Эти, что ли?

– Так, ты на моих ребят клювом не щёлкай! – обрезал её я. – Доложить о потерях, – выкрикнул я приказ.

– Пять двухсотых, семь трёхсотых, – долетел голос Фока. – Один из семи тяжёлый.

– Мы машину сможем на ход поставить? – я наконец поднялся на ноги и принялся травой счищать блевотину с костюма.

– Нет, – ответил Саня. – Нашей точно капец, а их Урал мы даже всей толпой не перевернём. Да и у него, вон, поддон пробитый.

– Нюх, что со связью? – спросил я радиста.

– Устанавливаю, – ответил тот.

– Шевели булками, – кивнул я. – Пусть машину сюда гонят, бегом.

Ребята уже помогали друг другу с ранениями. Сразу трое склонились над тяжёлым. Аркадич строго спрашивал с нас за полевую медицину. Видимо, сказывалась его привычка каждый день, кроме воскресенья, вести лекции. И явка была обязательна у всех.

 

Он дважды в день собирал по сотне человек и проводил занятия. Получалось так, что присутствовали все, примерно раз в неделю. Он даже зачётки мародёрам заказал. Мало того, пока ты не сдал ему зачёт, периметр Кремля покинуть невозможно. Вот такая вот картина мира.

– Хоттабыч, ты как? – спросил я, подойдя к другу.

Тот сидел задом на травке, прислонившись спиной к Уралу МОР-овцев. Нога перевязана, распоротая штанина висит по обе стороны ноги. Но вид нормальный, не бледный.

– Они Веню убили, – поднял тот на меня глаза, полные слёз. – Вентилятора нашего, Кузов. Да чтоб их там в аду зажарили.

– Вот черти, – сразу поник я и опустился на траву рядом с другом. – Как же так-то, а?

– Да фиг знает, – ответил он. – Нормально ехали, молодой развеселился, анекдот травил. Потом затих резко, я смотрю, а у него голова в щепки. Машина с дороги полетела, ну и мы вместе с ней. Очнулись, а нас уже эти возле церкви выгружают. Ящики вот эти в машину вместе с нами, и ходу.

– А Веню как? – тихо спросил я.

– В голову стрельнули, когда тот напасть попытался, и вся недолгая, – так же тихо ответил тот.

– Моих тоже пятеро легло, – вздохнул я.

– Четверо, они Веню тоже посчитали, – сказал Хоттабыч и смахнул слёзы рукавом. – Ладно, нечего сопли жевать, сейчас наши уже скоро приедут.

– Там Чумные скорее раньше будут, – покачал головой я.

– Сами вы… москали, – огрызнулся он. – Хотя я теперь с вами останусь. За Веню, – последнее он произнёс сквозь зубы.

Но первыми, как я и полагал, приехали люди Чумы. Они тут же скинули бойцов и загрузили в машину всех раненых. Умчались в Кремль, а нас уже должны были подобрать мои Уралы. Они появились примерно через двадцать минут.

Покидали оставшееся целым и разбитое оборудование в кузов. Запрыгнули сами и, подвывая коробкой, поехали домой. Сегодня похороны. Снова прибавится могил в парке у Кремлёвской стены. Веня, кстати, хотел, чтоб его похоронили как Машку. Ну, в смысле, когда я думал, что её убили. Короче, перед соборами сегодня будет полыхать костёр.

– Серёж, не убивайся ты так, – ко мне подошёл Аркадич. – То, ради чего они погибли, свело на нет всё преимущество Мортов.

Мы уже давно называли расу врагов этим словом. Оно как-то само пришло на язык. Однажды кто-то в разговоре произнёс его, и все сразу поняли, о ком речь. А затем название разлетелось по всем. Скорее всего даже за пределами наших общин древних называют именно так. Не удивлюсь, если и они делают точно так же, в смысле, Морты.

– Я это понимаю, Аркадич, – ответил я. – Но мы с самого начала вместе. Я даже по бойцам своим так не скорблю, и от этого ещё противнее.

Тот молча вздохнул и протянул мне пластиковый стакан. Затем достал бутылку с самогоном из кармана пиджака и налил немного обоим. Молча выпили.

Огонь полыхал так, что за ним не было видно храмов. Жар от него обжигал лицо, но мы молча стояли, даже не пытаясь отодвинуться. Веню знали и любили все. Несмотря на его пристрастие к природному кайфу. А может быть он именно от него и был такой добрый. Да, не особо разговорчив. Зато всегда помогал без вопросов.

– Как думаешь, зачем они им нужны были? – спросил я. – Ведь то, как всё произошло, говорит о том, что их ждали.

– Я уверен в этом, – согласился Аркадич. – Не просто ждали, они знали, какой дорогой они поедут.

– Думаешь, кто-то сдал? – посмотрел я на него. – Лебедь, это точно он.

– Нет, Серёг, – покачал он головой. – Просто нужно иногда менять маршруты. А мы как накатали дорогу покороче, так и гоним по ней колонны.

– Я понял, Стёп, – опустил я голову вниз. – Понял.

Утром я ввалился на общее совещание. Машка как раз раздавала распоряжения.

– Всё, сегодня никто никуда не едет, – остановил я планёрку. – Пока мы не разработаем маршруты, никого из Кремля не выпустят.

– Серёж, а ты не перегибаешь? – совершенно серьёзно спросила Машка, без какого-либо намёка на конфликт.

– Нет, Маш, – ответил я. – Вчера нашу машину ждали. А всё потому, что мы гоняем по этой дороге туда-сюда, как будто в мирное время живём. Вот только у нас война, и об этом забывать не следует.

– Я поняла, – кивнула Машка. – Так, господа. Все точки останутся прежними, но все выезды теперь должны быть согласованы с военными.

Началось недовольное бормотание.

– Гул убили, – резко бросил я. – Или жить надоело? Может хотите сами в машины сесть? Завтра возобновим работу логистики. Маш, скинь Сане свои точки, мы к завтрашнему дню недельные маршруты разработаем.

– Пусть зайдёт, – кивнула она.

Я точно так же изобразил кивок и вышел из кабинета. Сейчас подберу человека на роль оператора такси и к Аркадичу. Он там решил эксперимент провести. Лебедев рассказал, что это за штуки и как они работают.

Если установить такой ящик в храме, то связь с аватарами станет почти безграничной. Есть своя особенность: каждый такой ящик настроен на определённый тип особых. То есть если я управлял Прыгуном, то значит, моё оборудование будет работать только с ними.

Нам удалось заполучить аж три таких коробки. Наборов для VR имелось для пяти. Но два блока управления были убиты выстрелами. Точнее, убитых было три, но Лебедев показал, как заменить повреждённые детали. И Фонарь с Аркадичем восстановили из убитых одну.

Начинка оказалась очень необычной. Аркадич долго восхищался логикой Мортов. Его очень удивляло решение использовать энергию таким путём. Для логики человека это было невозможно.

Внутренности коробок совершенно не содержали металла. Все детали были выполнены из камней различной твёрдости. Только корпус был сделан из пластика. Маленькие микросхемы из алмазов плотно подгонялись в ячейки на материнскую плату. А она, в свою очередь, представляла собой изумрудную пластину. Там были и рубины, и сапфиры, и все они представляли собой искусственносозданные камни. Они изначально печатались такими, как мы их видели сейчас.

Аркадич долго рассматривал алмазную горошину под микроскопом, при этом ничего, кроме мата, вслух не произносил.

– Фонарь, ты посмотри, они процессор тоже из углерода создали, только без металлов, – наконец оторвавшись от глазка, произнёс Степан Аркадич.

– Я не пойму, как они это всё запитали, – с таким же восторгом ответил Фонарь.

По-моему, он даже не услышал того, что ему только что сказал доктор. Они как дети разбирали осколки и пытались понять работу неизвестного механизма.

– Короче, вы такое сделать не сможете? – спросил я.

– Я тебя умоляю, – скорчил рожу Фонарь. – Нужно просто разобрать уровень сигнала и код. Ты мобилу пробовал?

– Нет, – ответил я и посмотрел в потолок. – А когда, блин, там как началось, не до неё было.

– Да я понял, – отмахнулся тот. – Ладно, разберёмся. Мы ещё в рейды такие раздали, не работает там что-то. Но теперь мы с этим разберёмся, с такими-то штуками.

Вот сегодня Лебедев должен показать, как это всё работает. Сам установит, подключит и объяснит, что куда идёт. И пока эти игрушки ценнее всего, что у нас есть. Надеюсь, наши спецы смогут собрать точно такие, но на наших, человеческих разработках. Ну ведь не совсем мы конченые, один раз уже Мортов нагнули.

Ленка прибежала в собор самая первая, очень ей хотелось побывать в шкуре особого. По словам Лебедева, нам достались Таран, Прыгун и Лизун. Как по мне, так самые нормальные. Их тактику и движения хотя бы можно было понять. А вот что, например, делать с Прапором или тем же Чмошником? Ну не знаю, не очень полезные мутации. Вот Качка бы заполучить, это было бы сильно.

Вот только нам и так сильно повезло. Плюс ещё в том, что они не на своём языке все надписи сделали. А то разбирались бы сейчас, что это вообще за дерьмо такое. Языковой барьер – тот ещё фактор. Но за все те века, что прошли, знания затерялись. Ведь всё это время им приходилось общаться на равных и прятаться. Хотя может быть именно мы общаемся на языке создателей.

Как-то раз, когда я, как всегда, подкалывал Лебедева насчёт его возраста, он психанул. В итоге всплыла ещё одна правда. Живут Морты вовсе не вечно, дольше нашего, но не так, чтобы сильно. Два века считается долгожительством. Грубо говоря, как и у нас старушка лет на сто пять. А средний возраст: сто – сто пятьдесят лет. Если учитывать наш, то раза в три превышают.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru