Мор 2

Макс Вальтер
Мор 2

Наши долгожители – это скорее следствие смешения крови с древними. Изначально мы были созданы так, чтобы заканчивать свой путь в пятьдесят-семьдесят лет. Да много чего он поведал в тот вечер, когда я узнал, что Машка жива. Много выплывало после. Ведь сразу всё не упомнить.

Лебедев выставил приборы на полу храма так, чтобы они заняли места под световым барабаном купола храма. Затем установил полированную прозрачную каплю в центре. Мы всю голову изломали, что это за хрень, когда думали, загружать её с собой или это просто туфта ненужная. Оказалось, что вещь архиценная.

После этого он включил тумблеры на коробе. Они, к слову, тоже были выполнены из камня, только чёрного. Работали на поворот между отметками «Вкл» и «Выкл». Шар в центре завибрировал, и вибрация эта вначале превратилась в гул и отдалась лёгким зудом в ступнях. Воздух вокруг мгновенно запах озоном, а шар налился тусклым голубоватым свечением. Точно таким же загорались коробки, или, как их назвал Фонарь: «Щебёночный сервак».

– Можете играться, – с кривой ухмылкой произнёс Лебедев. – Всё готово.

Ленка отобрала у меня Прыгуна, сразу заявив, что у неё опыт паркурщика круче моего. Саня взял себе Лизуна, ну а мне достался Таран.

Глава 5.

Да будет свет.

Мир снова поменял краски. Изображения предметов приняли белые контуры. Я попробовал кнопки, как и в прошлый раз, управление осталось прежним. Вперёд, назад, повороты при помощи головы. Крик, который похож на гудок паровоза, сделал мир более ярким. Вот только на этот раз вокруг присутствовали обычные заражённые.

Они тоже отреагировали на призыв и толпой рванули туда, где я сфокусировал свой взгляд. И пока волна яркости не угасла, они полностью подчинялись мне. Рядом кто-то приземлился, я повернул голову, и снова сюрприз. Радом приземлился Прыгун, полагаю, что сейчас в нём сидела Ленка. Но видел я его отчётливо. Нет, точно так же, контурами, но яркими, даже какими-то золотистыми линиями. Присмотревшись к мертвякам, я заметил, что их контуры тоже были золотистого цвета.

– Лен, это ты? – спросил я вслух.

– Догоняй, – услышал я её голос, а мой аватар получил затрещину когтистой лапой.

Крик Прыгуна окрасил яркими линиями мир вокруг, а сам хозяин широким прыжком влетел на стену. Новый вопль, и Ленка, отталкивая своего аватара от стены, ушла ещё выше. Свободным ухом я услышал её коронное: «Юу-ху-у!», которое эхом разлетелось под куполом храма.

Я взревел паровозом и рванул вслед за Прыгуном. Рывок оказался не такой, как я ожидал. Когда впереди замаячил столб, свернуть с траектории движения не получилось. С гулким стуком я врезался в него, мой аватар отпрянул, и мне пришлось приложить усилие, чтобы не завалиться. Однако столб не выдержал такого надругательства над собой и с хрустом повалился на дорогу.

Тут же подоспели и мертвяки, они среагировали на моё направление, а звук падающего столба сработал дополнительным шумом. Они накинулись на бетонную конструкцию, но быстро поняли, что поживиться здесь нечем.

Ну теперь хотя бы понятно, как всё работает. Механика проста, как мозг поросёнка. Сейчас бы ещё врага какого отделать. Да где же его взять.

Рядом снова что-то шмякнулось и издало квакающий звук. Я посмотрел на Саню, – а это был его аватар, – и точно так же, как совсем недавно сделала Ленка, отвесил ему леща.

Вообще, я хотел пошутить, но вышло чуть иначе. Он моего подзатыльника, а точнее пинка, аватар Санька умер. Язык раскатился по дороге, словно пожарный шланг.

– Мля, Кузов, ну зачем? – обиженным голосом произнёс Саня в реальном мире. – Я и так еле до вас доскоблил.

– А как ты узнал, что мы здесь? – тут же спросил я.

– Ты зажми обе кнопки движения, и поймёшь, – ответил тот.

Ну я и попробовал. Мир вокруг изменил очертания. Точнее, он просто пригасил свои контуры, а я вдалеке увидел золотистую фигурку, которая прыгала и кувыркалась.

– Понял, а если другие две зажать? – спросил я и одновременно ткнул кнопку голоса и атаки.

Ничего особенного не случилось, мой аватар взревел и рванул куда глаза глядят. Дверь подъезда прогнуло дугой, а мне снова пришлось ловить равновесие. Я помахал руками, попеременно нажимая кнопки взад и вперёд. Вроде удержался.

Была у Тарана одна неудобная вещь в управлении. Передние лапки были маленькие. Как у того динозавра, который Ти-рекс. Так вот, чтобы нанести удар, нужно было зажать кнопку движения и махнуть рукой. Тогда мой Таран отвешивал знатного пинка. По крайней мере, жабья голова Сани чуть не отлетела.

Игрались мы долго. Саня тоже более или менее привык к своему Лизуну. У него были свои плюсы. Да, может быть он и был медленный, но зато карабкался по стенам и потолкам словно муха. Да и язык у него стрелял метров на десять.

Врагов мы так и не обнаружили, так что через какое-то время Фонарь дал команду отбой. Я заранее предупредил друзей, чтобы те не скидывали резко очки. Поэтому, покинув своих аватаров, мы немного постояли с закрытыми глазами. Помогло, возвращение вышло не таким тошнотворным, как в прошлый раз.

– Ну, что скажешь? – спросил я нашего спеца по компьютерам. – Сможешь создать подобное?

– Ну вот такое точно нет, – указал он пальцем на светящиеся коробки и сферу. – Но наши, человеческие технологии умеют не хуже.

– Так а я тебя о чём? – спросил я. – Сможешь, или нет?

– Тут, понимаешь, есть свои нюансы, – начал Фонарь свою песню.

Дальше понеслись термины типа серваки, частота сигнала, айпи и многое другое.

– Это он с кем сейчас разговаривал? – повернулся я к друзьям. – Алё, Фонарь, Аркадич немного правее.

Тот отмахнулся от меня, но тут же переключился на уши доктора. А мы отправились на выход. Война войной, а обед по расписанию. А наука пусть сама там разбирается. Мы всё равно больше половины не понимаем из того, что они говорят. А в их работу вникать – ну уж нет. Как говорится: Кесарю – Кесарево.

После обеда прибыл Чума. Вначале вставил пистон своим, а затем попытался сделать то же самое со мной. Осадил я его быстро, а потом ещё и сам ему выдал, прямо по первое число.

В итоге всё одно договорились. Теперь каждый маршрут согласовывается. Чтобы не светить информацией, каждому такому направлению присвоили номер. До вечера разработали все важные направления, те, которые являлись первоочерёдными.

В ночь Чуму, конечно, никуда не отпустили и после нескольких «рюмок чая» оставили в Кремле.

Вообще, жизнь у нас стала стабильная. Машка умеет налаживать подобные процессы. Если уж за что берётся, то гаси свет. Вот вчера разобрались с маршрутами, и с сегодняшнего дня опять начнётся рутина.

Война у нас тоже так себе. Было бы проще, если бы Морты напали. Там хоть понятно, что делать. А так, мелкие стычки, и то чаще всего случайные. В общем, скучно мне.

– Кузов, – подозвал меня Лебедев. – Дело есть.

– Там насрали, надо съесть, – пробормотал я, но игнорировать Морта не стал.

– Что? Ты что-то сказал? – не понял тот моего бормотания.

– Не-не, всё нормально, – улыбнулся я. – Чего там у тебя случилось опять?

– У меня полный порядок, – отмахнулся тот. – А вот у врагов наших, похоже, проблемы могут нарисоваться. Фонарь перехватил переговоры.

– Так, – сразу оживился я. – Ты говори толком, куда ехать и кому шею ломать. Засиделся я.

– Да там не факт, что ломать придётся, – улыбнулся тот. – Фонарь хочет ваше оборудование в деле испытать. В общем, он знает, где сейчас древние.

– Вот вечно ты так, Лебедев, весь кайф обламываешь, – сразу скис я. – А может кого другого в костюмы нарядите? А мы с ребятами попробуем тактику Мортов поработать. А?

– Хм-м, слушай, неплохая мысль, – задумался тот. – Давай, пошли к Фонарю.

Договорились быстро. Все сразу подхватили эту идею, и тут же началась беготня и суета. Акцию планировали на обеденное время. Морты как раз собирались вычистить один из складов с провизией. Мы уже давно приметили это место и считали его своим.

Два огромных ангара, которые в мирное время принадлежали компании «Тандер», ну или «Магнит». Тот же хрен, только в профиль. Так вот, эти ангары под завязку были заполнены крупой, макаронами и другой сыпучкой.

Эти склады мы не трогали по одной причине: смысла пока не видели. Построены они по всем правилам долгого хранения, с пассивной вентиляцией и ещё какими-то наворотами. Может грызуны и подпортили часть продукции, но ничего, мы перетрясём и переложим. Вот только у нас таких условий не создать.

И тут, значит, эти Морты решили, что склад ничей. Вот только они ошиблись. Машке уже подсказали, где можно организовать дополнительные помещения. Со дня на день мы сами уже собирались вывозить из ангаров провизию. Ну, теперь есть повод повеселиться.

– Саня, ты как? Будешь в лягушку наряжаться или со мной? – спросил я. – С этой полоумной всё понятно, – махнул я рукой на Ленку, а она в ответ показала мне язык. – Пока не наиграется, так и будет прыгать.

– Я, пожалуй, с тобой, – улыбнулся Саня. – Автомат привычней чужой шкуры.

– Вот, слова не мальчика, но мужа, – хлопнул я его по спине. – Хоттабыч, ты как?

– Я на сто процентов с вами, – сжал кулаки тот. – Буду душить ублюдков за Веню.

– Понятно, – кивнул я и продолжил шёпотом на ухо Саньку. – Этот, похоже, тоже поехал.

– Я всё слышу, – сказал Хоттабыч, оказывается, он тоже склонился, чтобы послушать, что я там шепчу.

– Да? Ну нормально, – отмахнулся я. – Так, берём десяток моих, и в путь.

Все дружно кивнули, принимая план, как основной.

Обедать решили пораньше, чтобы не носиться с оружием на полный живот. Да и сам обед был ни туда, ни сюда. Вроде недавно завтракали, и есть особо не хотелось. Все, конечно, понимали, что через час желудок будет готов сожрать сам себя. Поэтому через силу покидали в живот пищу и пошли вещи собирать.

Наконец загрузились в машину. Моё настроение сразу приподнялось. Появился задор, какой всегда бывает перед боем. Раньше я этого не понимал, просто делал своё дело. Машка часто говорила, что я адреналиновый наркоман. Я отмахивался, мол, не про меня такое. А оказалось, что ещё как.

 

На точку решили подходить вместе с толпой. Фонарь поднял дроны, и сейчас эти стальные птицы с автопилотом кружили над будущим полем боя. Как только враг объявится, мы сразу же начинаем действовать.

Наши уже влезли в шкуры аватаров и скорее всего лазают где-то неподалёку от точки. Мы подъедем чуть позже и ждём сигнала в машине.

Руки вспотели, меня начало потряхивать. Так всегда бывает перед началом. Стоит мне покинуть машину, мозг сразу станет холодным и расчётливым. А азарт сделает всё остальное.

– Кремль Кузову, приём, – раздалось из станции Нюха.

– Кузов на связи, приём, – ответил Нюх.

– Груз прибыл, встречайте, конец связи, – сквозь треск помех поступил сигнал о начале операции.

Тут же на капот нашей машины приземлился Прыгун. Саня схватился за автомат, но вовремя одумался. Особый повернулся к нам и посмотрел в лобовое стекло, затем показал средний палец и, крикнув, как драная кошка, в один большой прыжок исчез с глаз.

– Больная, – с доброй улыбкой произнёс Саня. – Капот помяла.

– Погнали, Сань, что сидим? – я заглянул в салон. – Давай, давай, время.

Бойцы построились в боевой порядок, поделившись на тройки. В бою не участвовал только Нюх. Он связист, это не его дело. Вот если бы на нас напали, тогда не вопрос, а сейчас он нам для другого нужен.

До склада небольшой марш-бросок, примерно с километр. Дальше разделились на две команды, по шесть человек, и начали обходить склад с двух сторон.

У ворот уже началась стрельба, Морты отбивались от заражённых. На крыше одного из ангаров сидел Лизун и периодически поросячьим визгом направлял на врага очередных зомби.

Вот сейчас я понял, чем так хорош Чмошник. Его хоть под пули подставь, хоть когтями порви – эффект будет. Толпа появится сразу и в нужном количестве. А пока три особых, выкрикивая боевой клич, переправляют слабый ручей мертвяков в сторону Мортов.

Вот только для них это семечки, в шесть стволов они лихо успокаивают эти жалкие потуги. Мало того, успевают ещё и машины загружать, и на крышу ангара посматривать. Одна ошибка со стороны Лизуна, и только язык сверху повиснет.

Нас не ждали, но Морты здесь не на свидание пришли. Они были уже в полной боевой готовности. Хоть наше появление и было сюрпризом, встретили нас грамотно.

Едва я высунулся из-за угла, тут же пришлось упасть на землю. Стены ангара не спасут от автоматной пули.

– Нас прижали, – тут же пришёл доклад от второй нашей группы.

– Принял, жди, – отозвался я. – Атака вместе с Лизуном.

– Есть, – вернулся ответ.

В это время сверху раздался поросячий визг, и аватар слизнул Морта с места пулемётчика. Правильный выбор, видимо, кто-то из моих сейчас в этой шкуре. Вместе с этим криком я прокатился по щебёнке и открыл огонь из положения лёжа.

Две коротких очереди, и со стороны Мортов уже минус. Точно такой же манёвр провели ребята из второй группы. Морты сразу же побросали мешки и бросились врассыпную. Кто-то двумя одиночными с их стороны сбил с крыши Лизуна.

И вот здесь на помощь пришли Прыгун и Таран. Ленка, не останавливая прыжок, оторвала голову только что освободившемуся пулемётчику. Тут же оттолкнулась от стены ангара, оставив на нём глубокую вмятину, и нырнула в лагерь Мортов.

– Вперёд, – скомандовал я, но смысла в этом особо не было.

Мои ребята и так знали, что и когда делать. К голосовым командам прибегали только в крайних случаях. И то только затем, чтобы после от меня по шапке не получить.

В два ручья мы выскочили из-за ангаров и, пока оборона Мортов занималась Прыгуном, начали поливать противника свинцом. А в это самое время с воем мимо нас пролетел Таран. Он вошёл на скорости шестьдесят километров в час в группу Мортов, которые заняли круговую оборону и прятались за мешками с мукой.

Мучная пыль разлетелась облаком, скрывая происходящее внутри. Судя по звукам, которые оттуда прилетали, там точно не детский утренник проводят. Прыгун разодрал горло третьему подряд Морту и налетел на удар прикладом. После чего аватар Лены просто изрешетили в упор.

Вот только мы всё это время не попкорн жевали, а планомерно отстреливали всё, что шевелится. В итоге весь бой занял не более двух минут. Если считать с самого начала, когда мы только высунули носы из-за ангара. Таран помахал нам маленькой лапой и с воем умчался прочь.

– Ну что, залупоголовые, – обратился я к двоим Мортам, которые сейчас стояли на коленях, закинув руки за голову. – Давай, Саня, пеленай утырков.

Тот кивнул и пошёл выполнять команду. Сцепив руки за спиной полицейскими наручниками, он стянул им ноги пластиковыми хомутами. Затем пропустил пару хомутов через цепочку и притянул руки к лодыжкам. Раньше полицаи называли это ласточкой. Из такого положения не так просто выбраться, если это вообще реально.

Я подошёл к первому и скинул с него шлем.

– Ты человек, что ли? – как-то сразу опешил я. – Да как так-то? Зачем?

Я повернулся ко второму, скинул шлем с него и тоже не заметил ни одного признака Мортов. Даже в глаза обоим посветил.

– Да вы что, мужики, офигели, что ли? – я смотрел им прямо в глаза. – Мы же враги. Неужели вам так хочется жить на правах рабов?

– Кузов, здесь почти все люди, – доложил Фок. – Два Морта только, видимо, старшие. У одного Ленка башку куда-то выбросила, не знаю, кто он.

– Ладно, пакуйте этих, – указал я на пленных. – Будем им внушение дома делать.

Двое бойцов смотрели на меня с вызовом. Гордые, наглые взгляды. Так очень часто ведут себя горцы, когда попадают в плен. Я видел, знаю. Но у этих рожи абсолютно славянские. Что с ними не так? Почему они прогнулись под Мортов? Они же нас всех уничтожили, ну, почти всех. Да какая разница, они устроили геноцид, и этот факт автоматически превращает их в заклятого врага. Или я что-то не понимаю?

Ладно, приедем домой, побеседуем. Бить мы их не будем, смысла нет. Аркадич голова, давным давно уже какой-то коктейльчик замутил. Так он кому хочешь язык развяжет. Мы на Лебедеве даже испытывали, нет, с его согласия, конечно. Нужно нам было проверить. Именно под этим снадобьем он и поведал нам свою историю любви и трагедии.

А эти хлопчики наши. С такими и обычного скополамина за глаза. Разберёмся, короче.

– Кузов Кремлю, приём, – сделал запрос Нюх.

– Кремль на связи, – отозвалась рация. – Доложите ситуацию, приём.

– Один трёхсотый, лёгкий, два языка. Склад опечатали, можете планировать вывоз, как поняли, приём.

– Принял, – отозвалась рация. – Двигай домой, конец связи.

– А что, на гулянку не поедем? – съязвил я, крикнув на всю машину.

– Не понял, повторите, приём, – раздался голос Лебедева.

– Не обращай внимания, Кремль, конец связи, – ответил Нюх и выключил станцию.

– Предатель, – буркнул я, но с довольной рожей.

Впрочем, ребята тоже сидели вполне счастливые. Трёхсотым у нас оказался Фок. Нет, его не пулей зацепило и не зомби, он просто упал удачно. В тот момент, когда по нам открыли огонь, он не просто упал на землю, а решил нырнуть. Ну вот харю себе о камень и расквасил.

– Ну что, поехали, что ли? – к нам повернулся Саня. – Или что? Ещё посидим и побеседуем?

– Заводи давай, майор, – бросил я ему в ответ. – Больно разговорчивый стал, смотрю.

Со стороны наши переговоры могут показаться наездом. Но мы так привыкли друг к другу, что даже без улыбок на лице понимали – это всё шутки. Вот такие вот, порой глупые и неприличные, чаще даже быдловатые. Но нам нравится, весело же.

Глава 6.

Странное событие.

В Кремль заехали в сопровождении Прыгуна. Ленка отказалась отключаться и всю дорогу сопровождала нас в шкуре аватара. Отыскала она его где-то рядом и появилась в тот самый момент, когда мы уже собирались отъезжать от места боя.

Саня едва не пристрелил её, когда та внезапно выпрыгнула с крыши ангара. Фок вовремя остановил. Догадался, что свои.

Пока мы ехали, Прыгун лихо перемещался рядом с дорогой. Скакал по крышам и стенам, да так, что мы все диву давались. Плюсы тоже имелись, обычные заражённые даже близко не появлялись. Однажды из подворотни выскочил Таран, но Ленка своими криками быстро повернула его обратно. Отключилась она буквально у Красной площади.

Нас никто не встречал. Сейчас уже привыкли к постоянным выездам, и внимания на машины никто не обращает.

Я выпрыгнул из машины и принял первого пленника. Затем мой манёвр повторил Фок.

Подталкивая пленных пинками и затрещинами, мы повели их в кабинет к Аркадичу. По дороге нас перехватил Лебедев.

– Давай за мной, – скомандовал он. – Я с ними пообщаюсь.

– Шнурки погладил? – огрызнулся я. – Вы прекращайте здесь замашки свои ментовские, вместе пообщаемся.

– Да я не против, – пожал он плечами. – Просто думал, вы отдохнуть хотите.

– Хотим, но позже, – кивнул я. – С этими разберёмся, поужинаем и отдохнём. Аркадича лучше позови.

Лебедев кивнул и ушёл за медициной. Сейчас сделаем им укольчик и послушаем интересную историю. Можно, конечно, устроить традиционный допрос, но зачем время терять. Никакие законы сейчас не действуют, так что можно и химией уколоть.

Мы завели пленных в комнату для допроса. Она не то чтобы специально под это оборудована, но пару раз для этого использовалась. Затем одного из языков отправили в камеру, с ним позже поговорим. Вот камеру мы сделали специально. Нет, не для военнопленных, больше для своих.

Общество на пару тысяч человек иногда такие номера выдаёт, что без подобной комнаты ну никак не обойтись. Это в первые дни было некогда фигнёй страдать. А сейчас жизнь более или менее устаканилась, и свободное время появилось. Вот и находят время, чтобы выпить да разборки устроить.

Степан Аркадьевич раскрыл свой саквояж и выудил из него всё необходимое. Какие-то колбочки, порошки, измерительные приборы. Молча подошёл к пленному и принялся изучать его состояние здоровья.

Давление замерил, в глаза посмотрел, даже градусник поставил. Затем кровь из пальца взял, и всё это в полной тишине.

Я во время его действий сидел на столе и болтал ногами. Фок, словно двухстворчатый шкаф, стоял в дверях. А пленник с кляпом во рту и привязанный к стулу мог только испуганными глазами вращать.

Наконец изучение пациента подошло к концу. Аркадич определил дозировку и принялся смешивать порошки. Затем развёл их какой-то жидкостью, набрал в шприц и ввёл свой коктейль «языку» в вену.

– Так, я всё, – доложил он. – Минуты через две можете задавать вопросы. Я больше не нужен?

– Нет, спасибо, Аркадич, – махнул я рукой. – Лебедя позови. Он тоже поприсутствовать собирался.

Доктор кивнул и вышел. Буквально сразу вошёл Морт, тот, который наш, Лебедев. За дверью, что ли, прятался?

– Готов клиент? – спросил он и посмотрел в глаза пленному, взяв его за подбородок. – Вынимайте кляп.

– У тебя что, рук нет? – огрызнулся я.

– Серёг, у нас проблема? – посмотрел на меня Лебедев своими горизонтальными зрачками.

– Я тебе не верю, вот наша проблема, – ответил я, не отводя взгляда.

– Дело твоё, – спокойно ответил тот и принялся разматывать скотч, который удерживал кляп.

– Хозяин, ты пришёл меня спасти? – пьяным голосом спросил пленный, и его голова тут же дёрнулась от моего подзатыльника.

– Какой он тебе хозяин, дятел ты комнатный, – почему-то эта фраза мгновенно вывела меня из себя.

– Древние – наши хозяева, – сразу отреагировал он на мой вопрос. – Мы живём, потому что они нам позволили.

– Где вы находитесь? – показывая мне знаками заткнуться, спросил Лебедев. – У вас есть база?

– Нет, мы везде и нигде, – с глупой улыбкой ответил тот. – Они постоянно перевозят нас. Они умные.

– Тогда где вы собирались хранить продукты? – сменил тему Морт.

– Нам много не нужно, а крупу можно возить в машине, – язык пленного заплетался, но отвечал он охотно. – Хозяева велели загрузить одну машину. Они снова готовят переезд.

– Куда они собираются? – поинтересовался Лебедь.

– Кто мы такие, чтобы знать? – улыбнулся тот. – Мы выполняем поручения. В этом наша суть.

– Зачем вам нужны были наши люди? – перебил я Лебедева. – Для чего вы напали на машину и захватили наших?

– Хозяевам нужны ещё, – ответил он. – Они не успевают завершить.

– Что завершить? – тут же оживился Лебедь. – Они что-то задумали?

– Они очень умные, – опять заулыбался пленный. – Они нашли способ, как вас победить.

– Что за способ? Что они там придумали? – спросил я.

– Кто я такой, чтобы рассказывать мне о планах, – ответил тот. – Но я знаю. Я слышал, как они говорили о разрыве между мирами.

 

– Мля, Аркадич, похоже, с дозировкой переборщил, – отмахнулся я, но Лебедев наоборот, сделал очень озабоченный вид.

– Это не шутки, Кузов, – посмотрел он на меня испуганными глазами. – Это очень, очень серьёзно, – он снова обратился к пленному. – Где они хотят запустить его?

– Я не понимаю, о чём вы говорите, – улыбнулся «язык». – Мы никого не пускаем.

– Где они хотят пробивать границу миров? – переформулировал свой вопрос Лебедь.

– Они говорили о главном усилителе, – ответил тот.

– А при чём тут наши люди? – опять задал я свой вопрос. – Зачем они вам?

– Мало ресурсов, – ответил тот. – Мы хорошие ресурсы – вы плохие. Но мы знаем, как сделать вас хорошими.

– Ах вот оно что!? – с довольной рожей произнёс я. – У них мало рабов. А мы, такие плохие дяди, всех людей у вас забрали.

– Вы плохие, да, – закивал головой пленник. – Но мы знаем, как вас исправить.

– Ты знал, что хотел, – посмотрел на меня Лебедев. – Можно теперь я продолжу?

– Прошу, – исполнил я реверанс, но из комнаты не вышел.

– Клоун, – скривил лицо Морт и переключился на допрос. – Что именно они собираются сделать? Что ты слышал про главный генератор?

– Теперь у нас будет много хороших ресурсов, – важно кивнул пленный. – Хозяева будут довольны, они убьют вас.

– Когда они запустят его? – начал трясти пленного Лебедев.

– Скоро, – ответил тот и начал бледнеть, а через мгновение его вырвало, и «язык» отключился.

– Давайте второго, – нервно сказал Лебедев. – Может быть он знает больше.

– А ты объяснить этот бред не хочешь? – посмотрел на него я. – Давай, выкладывай. Какая, к дьяволу, грань миров?

– Это долго и сложно объяснять, – отмахнулся тот. – У нас нет на это времени. Если это то, что я думаю… Их нужно остановить.

– Мне что, Аркадича пригласить, чтобы он тебе укольчик поставил? – надвинулся я на Лебедева и указал пальцами Фоку, чтобы тот закрыл выход. – Или ты сам?

– Мля, Кузов, вот не вовремя ты со своей паранойей, – сморщился Лебедев. – В общем, слушай. Это очень древняя технология. Я думал, что она давно утеряна.

– Опа, ну надо же, очередной секрет, – хлопнул я себя но ногам. – А у меня, значит, паранойя, да?

– Да успокойся ты! – разозлился тот. – Машка в курсе, ей вопросы задавай.

– А я задам, – кивнул я. – Ты за Машку не переживай, ты давай сказку рассказывай.

– В общем, технология древних могла пробивать границы миров, – ответил он. – Чаще всего они попадали на мёртвые миры, но однажды нашли целый ряд с жизнью. Счастью не было предела, наконец была обнаружена разумная цивилизация. Потом что-то пошло не так, и эксперименты в этой области были под жёстким запретом.

– Почему ты говоришь об этом только сейчас? – спросил я. – Вот пока тебя за яйца не возьмёшь… Ну неужели нельзя нормально?

– Да ты сам на всё забил, – перешёл на повышенные тона Лебедь. – Когда ты последний раз на совещании был?

– Да нечего мне ваши демагогии выслушивать, – скривился я. – У меня других дел хватает.

– Об этом я и говорю, – кивнул Лебедев. – Ты сам отгородился от информации. Тебе бы только с автоматом бегать.

– Ну ты же с ним бегать не хочешь, – уже не так уверенно огрызнулся я. – Ладно, что там за дела с этой технологией.

– Она похожа на блок управления аватарами, – переключился тот. – Ну может быть чуть крупнее. Управляет колебанием воздуха. Тебе нужно знать, как она работает?

– Пофиг, – отмахнулся я. – Давай суть.

– Если суть, – кивнул он. – То у каждого мира есть своя частота колебания. Древние создали прибор, который может подстраивать колебания нашего мира под другие. Никто не знает, какая конкретно нужна частота, с ней игрались, как с поиском канала на радио. Что в итоге они обнаружили, я не знаю, но эксперименты попали под строжайший запрет.

– А сейчас, значит, решили в бога поиграть? – задумчиво произнёс я. – Получается, мы хорошо их прижимаем. Им нельзя позволить запустить эту лабуду.

– Наконец-то, – всплеснул руками Лебедев. – Тащите второго. Нам нужно понять, когда они собираются запускать генератор.

Я кивнул и пошёл за вторым пленным. Фок остался на дверях. Дальше прошла та же самая волокита, что и с первым. Пришёл Аркадич, провёл свои тесты, сделал укол и вышел. Они там с Фонарём разрабатывали блок управления аватарами. Обложились приборами, что-то там собирали и тестировали.

Второй клиент оказался более разумным. После укола не называл Лебедева хозяином и не нахваливал Мортов с пеной у рта. Знал он немногим больше, но кое-что всё же поведал.

Интересующий нас эксперимент уже проводили, и не один раз. Но буквально недавно у них стало получаться то, что нужно. И теперь Морты собираются провести полномасштабное подключение.

По слухам, они будут пробивать границу в параллельные миры и вытаскивать оттуда людей. Если всё получится, то у Мортов в течение месяца-двух будет иметься полноценная армия. Но это если получится.

Дальше они вживляют людям специальный чип, накачивают его нанитами, и вуаля, полностью подчинённый раб. Делай с ним что хочешь, он тебя не предаст. Составляйте из таких целое войско, и в бой. А учитывая масштабы – нас просто растопчут. Даже бить не придётся, не то что стрелять. Пробегут два раза туда и один раз обратно, втоптав наши рожи в асфальт.

Точной даты запуска оборудования не знал ни тот, ни другой. Но оба уверяли, что это произойдёт со дня на день. Я боялся положительного результата эксперимента, а вот Лебедев боялся чего-то другого.

– Ты не понимаешь, Кузов, – нервно ходил он по кабинету Машки. – Это не всё так просто. Шутки с материями подобного характера не пройдут. Ещё тогда, в древности, эти разработки запретили. Ты думаешь, просто так?

– Я думаю, что вы пробили дорожку к более агрессивным существам, – ответил я, сидя на столе. – А потом очканули и прекратили все исследования.

– А я думаю, что нет! – чуть не крикнул тот. – Скорее они испугались, что могут порвать реальность и уничтожить всё живое. Вот в это я поверю.

– Вы оба можете быть правы, – вставила своё слово Машка. – Но в обоих случаях нам хорошего ждать не придётся.

– Да лучше бы у них всё прошло по плану, – отмахнулся Морт. – Потому что если я окажусь прав, все наши движения не имеют смысла. А так, мы хотя бы сможем дать отпор. Захватить оборудование. Ведь не за день и не два они войско соберут.

– Твоя правда, – задумался я. – А где этот главный генератор?

– Да здесь он, в России, – ответил Лебедев. – Исаакий, в Питере который.

– Я в курсе, где Исаакиевский собор, – кивнул я. – Просто не понимаю, чего мы сидим тогда?

– В смысле? – на лице Лебедева мелькнуло непонимание.

– А Серёжа прав, – тут же подхватила Машка. – Вам нужно срочно двигать туда. Если запуск запланирован не на сегодня и не на завтра, то вы увидите, когда это произойдёт.

– Да ты что, Маш, – посмотрел на неё Морт. – Питер же просто кишит древними.

– Да пофиг, – я слез со стола и подошёл к нему. – Ты вспомни, какая жопа была здесь год назад, и ничего, выжили.

– Готовь людей, – щёлкнул пальцами тот. – Много не бери. Малым отрядом проще оставаться незамеченным.

– Ну ты меня ещё поучи, – усмехнулся я. – Вы же, штабные, все умные, а мы тут насраны все.

– Вот что ты вечно начинаешь, а? – скривился Лебедев. – Я же как лучше хочу.

– Ладно, не быкуй, – хлопнул я его по спине. – Просто не лезь туда, где ты не понимаешь. Я в курсе твоего опыта в службе безопасности, но ты поверь мне, ваши кабинетные понты очень сильно отличаются от работы в поле.

– У меня три десятка боевых выездов, – начал было тот.

– Успокойся, воин, – улыбнулся я. – Я разберусь. Твоё дело – прибор отключить и под ногами не мешаться.

– Почему ты постоянно со мной так разговариваешь? – возмутился тот. – Я что тебе сделал? Я пострадал от Мортов точно так же, как и вы! Я из кожи вон лезу, чтобы помочь вам! Хватит разговаривать со мной, как с дерьмом!

– Ты убил мою жену, – ухмыльнулся я. – Радуйся, что ты вообще жив.

– Я не убивал её, она сзади тебя сидит, жива и здорова! – он указал пальцем в Машку. – Если бы не я, вы бы до сих пор прятались по Москве, как крысы!

– Мля, да успокойся ты, я со всеми так разговариваю. Манера общения у меня такая, – ответил я.

– С Саней ты нормально общаешься, – помотал головой тот. – С Ленкой, с Хоттабычем. А ко мне от тебя только упрёки, подколки и шутки тупые.

– Ладно, ладно, – выставил я руки ладонями вперёд. – Впредь буду разговаривать с тобой только на «Вы».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru