Расплата за невинность

Лили Рокс
Расплата за невинность

Настоящий ад

Ирина медленно приходила в себя, ощущая, что ее руки и ноги связаны. Голова словно ватная, мысли мечутся, но ни за одну из них, нет возможности зацепиться. Тело словно в невесомости.

С каждой минутой, сознание возвращалось все больше и больше, Ирина приходила в себя и начинала ощущать свое тело.

Чьи-то сильные, горячие руки и довольно грубые, слегка влажные от пота, ощупывали ее юную грудь, сжимали соски. Она пыталась вглядеться, чтобы понять, что происходит, но ее глаза видели только темноту.

Ей было холодно и жутко. Ирина чувствовала, как ее тело покачивается в воздухе на каких-то веревках или цепях, которые довольно туго стягивают ее конечности. Трогающие ее ладони плавно переместились с груди на ягодицы, и сильно-сильно сжали их. Девушка дернулась, но почти сразу же осознала, что ее конечности зафиксированы и у нее нет, даже призрачной возможности освободиться из этого плена.

Она никак не могла вспомнить, что могло произойти, и как она оказалась в этом жутком положении и в этом непонятном месте. Чем больше чувства возвращались к ней, тем больше ныло тело и новые очаги боли давали о себе знать.

Она висела голой, со странным привкусом какой-то дряни во рту, между ног адски болело, словно ей натерли там наждачкой.

Она висела беззащитная в темной комнате. В жутком ожидании неизвестно чего. И совершенно не понимая, что больше ничего не контролирует… Что на ближайшие время, она превратилась в бесправную, бессловесную вещь общего пользования. Она этого еще не понимала, и осознание постепенно только начинало приходить.

Постепенно, глаза привыкли к потемкам и Ирина заметила, что в комнате вполне достаточно освящения, чтобы осмотреться. Но глаза все еще не слушались ее и она никак не могла разглядеть, что происходит дальше полуметра от нее.

Внезапно, к ней подошел мужчина, слегка подрачивая свой член, и напугав несчастную. Он уперся своим инструментом ей в рот и стал водить им по ее губам, наклоняя голову несчастной все ниже и ниже. Веревки не давали простора для маневров и Ирине пришлось не сладко, когда мужчина чуть ли не повис на ней, желая опустить ее голову ниже.

– Давай меняться местами, я теперь хочу попробовать сзади, – предложил мужчина кому-то, кого Ирина не видела, но постоянно чувствовала его присутствие.

Ирина протяжно застонала, ощущая новый прилив боли в заднем проходе. Кто-то просовывал туда пальцы и это доставляло нестерпимую резкую боль.

– Сними ее, на полу будет удобнее, – снова услышала она все тот же страшный голос.

– Я не закончил еще, потерпи, – отозвался второй голос, и Ирина почувствовала сильнейший удар по спине каким-то предметом. Она закричала, что есть силы, и следом получила новый удар.

Все происходящее напоминало кошмар. Она теряла сознание и снова возвращалась, попадая в это ужасное место. Все, что она помнила, это как ее нещадно били то ли ремнем, то ли какими-то прутьями. Все было, как в тумане. Словно ее накачали наркотиками.

– Да сними ее на полчаса, я по-быстрому трахну и пойду, потом подвешивай и наслаждайся, сколько влезет! – снова раздался все тот же нервный голос первого мужчины. – Я уже устал ждать.

В следующую секунду Ирина ощутила, как ее тело опустилось на пол. Почувствовав мимолетное облегчение, она сразу же ощутила, как кто-то навалился на нее сзади и задний проход снова обожгло.

Она попыталась дернуться, но сильные руки схватили ее за талию и стали прижимать к полу. Внезапно пришло понимание, что произошло совсем недавно. Ирина, вдруг отчетливо вспомнила, как она очнулась от домогательства какого-то мужчины, который пытался ее изнасиловать.

Вспомнила, как она пыталась выскочить на лестничную площадку и как ее снова поймали, избили и повалили на пол, как было больно, когда в задний проход вставили член и стали нещадно трахать ее. Вспомнила, как просила и умоляла прекратить эту пытку, но все мольбы были в пустую. И вот, чей-то член снова таранит ее задний проход и новая порция обжигающей боли растекается внутри.

– Расслабься немного, не сжимай так, – прошипел мужчина ей на ухо, затыкая ее рот. Ирина, все еще не в состоянии трезво соображать, пыталась кричать, но не могла. Скинуть насильника – тоже не получалось. Ситуация, наполненная отчаянием, усугублялась еще и частичной потерей памяти. Ирина не могла вспомнить где она, кто она и сколько времени находиться в этом месте.

Когда насильник слез с нее, на его смену пришел другой. Ирина сразу же ощутила, как второй железный кол принялся растягивать ее узкое колечко ануса. Резкая невыносимая боль снова пронзила ее и она потеряла сознание.

Короткие вспышки сознания давали мало ответов на вопросы. Она приходила в себя и видела вокруг размытые тени мужских фигур. Она даже не могла понять, сколько их. Они драли ее, как хотели и она никак не могла им помешать использовать ее. Теряя сознание, она каждый раз, словно умирала.

Но новый проблески чувств давали слабую надежду, что все это, когда-нибудь, кончится и будет что-то хорошее. Она чувствовала, как с мужчин, трахающих ее в анус, капает пот, ощущала, что кто-то пытается одновременно, проникнуть в ее промежность.

Она уже не контролировала себя и просто кричала в полном ужасе, пока ее пороли, оскорбляли и использовали, как куклу для утех.

– Давай, кричи! Кричи громче! Мне нравится, когда бабы орут, когда я трахаю их в зад! – услышала она обрывок фразы и снова отключилась.

Когда она пришла в себя, вокруг никого не было. Она лежала на каком-то диване в незнакомой квартире. Голова болела так, словно ее разрывало на части.

«Нет, нет, это все какой-то страшный сон! Просто сон! Я просто сплю и вижу кошмар. Это происходит со мной не в реальности. Но почему тогда промежность, задний проход и все тело, так сильно болят?» – Ирина медленно встала с дивана и посмотрела на свое тело. Все оно было покрыто свежими следами побоев. Между ног – ярко-красные синяки из заднего прохода идет кровь.

“Черт, где я? Что случилось? Что со мной сделали?” – в ужасе, ее мысли метались, но она никак не могла ничего вспомнить.

Внезапно, воспоминания стали возвращаться к ней и она в растерянности снова села на диван, начиная понимать, что произошло в ее реальности.

Начитавшись в интернете о возможности спасти умирающего родственника, она нашла по объявлению колдунью, которая обещала помочь с ритуалом и продлить ее бабушке жизнь.

– Бабуля… если бы ты только знала… – тихо произнесла Ирина, ощущая, что вот-вот расплачется.

– Проснулась уже, как спалось? – послышался голос старой ведьмы за спиной и Ирина резко обернулась.

– Что вчера было? – недоверчиво спросила она, – Меня изнасиловали?! Я видела мужчин и у меня все тело в побоях! Что вы со мной сделали?

– Тише, деточка, ты сама согласилась на ритуал, тебя никто не принуждал, – улыбаясь, ответила старушка.

– Что за ритуал? Мы же не проводили никакого ритуала! – плаксивым голосом переспросила Ирина, ощущая, как все тело ломит после побоев.

– Это и был ритуал, мы вчера вызывали демонов, они тебя испытали, теперь твоё желание сбудется, иди с миром и ни о чем не переживай! И помни, никому ни слова! Иначе не сбудется! И еще: тебе нужно будет приходить на ритуал, раз в неделю, сможешь? – старуха нервно засмеялась и Ирине показалось, что ведьма что-то недоговаривает.

– Раз в неделю? Зачем? – испуганно шепотом пролепетала Ирина.

– Демонов надо задабривать, иначе заберут твою бабушку и поминай, как звали! – она подмигнула и снова злобно засмеялась, – Ну так что, будешь приходить ко мне на ритуалы? Смотри, у меня плотный график и я бесплатно не всем помогаю!

– Я… не знаю, – еле слышно прошептала Ирина, – У меня все болит после ритуала, наверное, я не смогу больше приходить…

Что делать?

Ирина шла по дороге к метро, спотыкаясь через каждые три метра и с трудом разбирая путь.

– Что я натворила, что я натворила… – словно завороженная бормотала она, глядя пустым взглядом на бегущую под ногами дорогу.

– Не надо было соглашаться на эту авантюру! Какая же я дура! – Ирина бросила взгляд на зеркальную витрину случайного магазина стильной одежды, и увидела своё отражение: зареванное лицо выглядело усталым и изможденным, осанка старила ее сразу на 20 лет, а ноги… “Боже мой, я же ушла в тапочках от этой ведьмы и даже не заметила!!!”

Домой возвращаться не было сил, но она должна была через это пройти, хотя бы ради той, которая посвятила ей свою жизнь и вложила в неё душу. Бабушке становилось все хуже и хуже. Врачи сказали, ей осталось жить не больше месяца. Каждый день Ирина просыпалась с мыслью: это случится сегодня и ее сердце начинало бешено стучать, разрываясь от боли.

Девушка испытывала безутешное горе и не находила себе места. Последние дни превратились в бесконечный кошмар. Надвигающееся горе не давало спокойно жить и даже дышать. Ирина не могла ни есть, ни спать, от постоянного напряжения у нее тряслись руки, и путалось сознание.

Иногда, бессонными ночами, девушка даже ловила себя на мысли, что, может быть, было бы лучше, если бабуля скорее отмучилась. Тогда закончится этот безумный период ожидания неизбежного.

– Что я за человек? Как я могу об этом думать? – Ирина ненавидела себя за эти мысли.

– Какая же я неблагодарная! Как мне такое могло в голову прийти?!” – И она наказывала себя за вольнодумие разными способами. Но чем ближе был день Х, тем больше Ирина понимала, что никакие ее жалкие манипуляции не помогут решить ее главную проблему: она не могла отпустить бабушку, просто не могла.

Стараясь не травмировать больного человека, Ирина заходила к больной в комнату всегда с “маской беспечности и жизнерадостности”. Ей приходилось прикладывать максимум усилий, чтобы заходя в комнату, где стояла жуткая кровать, обставленная капельницами, на лице ее всегда красовалась беззаботная улыбка.

Ради бабушки, она готова была идти на любые жертвы, и она делала попытки, быть максимально веселой и бодрой, чтобы не расстраивать умирающую.

 

Обычно, присаживаясь на стоящий рядом с кроватью стул, Ирина брала лежащую женщину за руку и начинала разговор с пустой болтовни: какая сегодня за окном погода, что нового творится в мире, как дела у соседей. Но, уже через пять минут, предательские слезы начинали непроизвольно литься ручьем из ее глаз, и девушка быстро удалялась в ванную, чтобы смыть с себя эту позорную слабость. Горькие слезы оставляли свой отпечаток на лице и Ирина, порой, более часа стояла над раковиной, пытаясь окончательно успокоиться.

Вернуться в свое обычное состояние и надеть маску “беспечности”, было не просто, оставшись один на один со своим горем, эмоции не позволяли себя контролировать и выходили из нее фонтаном, разрывая ее изнутри и причиняя физическую боль.

Желудочные спазмы иногда начинали не на шутку пугать Ирину, и, на миг, она даже забывала о своем горе, но очередная волна страдания накатывала с новой силой и поглощала уже бедную девушку без остатка.

В последние несколько дней Ирина не могла спать, и дежурила в спальне бабушки, хотя в этом и не было необходимости. Девушка просто сидела и смотрела телевизор без звука, иногда переключая каналы. Каждые полчаса она подходила к бабушке и проверяла ее дыхание.

– Слава богу, живая! – успокоительно выдыхала Ирина, и спасительное чувство облегчения прокатывалось по ее телу словно приятная дрожь.

– Бабуля, милая моя, ты только держись, сколько сможешь, ради меня! Не бросай меня тут одну, я без тебя не смогу, – шептала Ирина спящей женщине и чувствуя, каждый раз, очередной приступ отчаяния, закусывала себе больно руку и убегала снова в ванную, боясь, что неожиданно разрыдается и разбудит бабушку. Оставшись наедине с зеркалом, она могла уже не притворяться и всецело погрузится в своё переживание.

– Господи, если ты есть, я обещаю, буду ходить в церковь! Я отдам все, что у меня есть, даже уйду в монастырь если прикажешь, только сотвори чудо! Пусть бабуля поправится! Пусть поживет еще немного! – молитвы успокаивали Ирину, хотя она прекрасно понимала, что на той стороне провода уже давно никого нет и никто ее не слышит.

Сидя в очередной раз в ванной и пытаясь успокоить себя, Ирина снова и снова вспоминала вчерашний день.

“Надо же быть такой доверчивой дурой! И как я могла довериться незнакомому человеку? А эта ведьма… Настоящая шарлатанка! Обычная обманщица, мне следовало сразу раскусить ее!”

Вчера Ирина ходила к одной известной ведьме, которая якобы способна победить смерть и вернуть молодость старому и больному телу. Ведьма ей наплела, с три короба, про свои возможности, пообещала помочь, затем напоила чаем и дальше Ирина почувствовала, что с ее телом происходит нечто странное. В квартире старушки появились мужчины, ведьма взяла у них деньги и вернулась к Ирине на кухню. Дальше девушка уже не могла, адекватно, воспринимать реальность. Как во сне, она видела происходящее, но словно безвольная кукла, не могла пошевелить ни рукой ни ногой, совершенно обессиленная, она, в итоге, провалилась в глубокий сон.

Утром ведьма дала ей какой-то отвар и сказала, что Ирина участвовала в сложном ритуале, где нужно было пройти испытание и доказать, что ее желание достойно выполнение. Сказала, что все прошло неплохо, но нужно будет регулярно ходить к ней на подобные “ритуалы” раз в неделю, и тогда они стопроцентно смогут помочь бабушке победить смерть.

Все тело девушки болело, словно его переехал грузовик, голова кружилась после наркотика, выданного ей этой старой мошенницей. Первая мысль Ирины была, позвонить в полицию и сообщить об этом притоне, но потом она поняла, что сама виновата во всем. Зачем пошла в это логово?

Ирина ехала от ведьмы домой, вытирая слезы рукавом, ей было стыдно смотреть в глаза людям. Она беззвучно рыдала, опустив лицо, как можно ниже.

Отчаяние, из-за постоянного ожидания неизбежной и скорой смерти единственного близкого человека, совершенно отняло рассудок и толкало на всевозможные немыслимые поступки. Так и ехала Ирина домой в тапочках, боясь возвращаться за обувью, в это проклятое и опасное место, откуда ей посчастливилось уйти.

* * *

В прошлый понедельник бабушке стало немного лучше и она даже смогла разговаривать, хотя обычно, кроме стонов и отрывочных криков боли, ничего нельзя было разобрать. В этот счастливый день, кто-то сверху услышал молитвы несчастной девушки и сжалился над ней, дав ей то, что она так слезно просила.

Все было, как и прежде, словно разговор матери и дочери, которые было связаны одной душой и одним интересом.

– Как же ты выросла, дочка… – женщина с любовью посмотрела на девушку. – Я помню тебя еще совсем малышкой!

Ирина обняла бабушку и прижалась к ее груди.

– Бабуля, я тебя так люблю, ты самое дорогое, что у меня есть!

– Когда я умру… – начала бабушка, но Ирина ее перебила.

– Что ты такое говорить? Не надо об этом!

Громко закричала плаксивым голосом Ирина, удивляясь своей неадекватной реакции, словно это не она кричит, а кто-то в ее теле принимает решения без ее участия.

– Дочка, не перебивай, мне тяжело говорить, – тихо произнесла бабушка и громко закашлялась, перепугав бедную девушку до полусмерти.

– Иришка, я хочу, чтобы ты не переживала так из-за моего ухода, ты должна жить дальше, выйти замуж, окончить институт. Хотя бы занятия начала снова посещать.

Глаза девушки округлились, про учебу она совершенно забыла, да и как ей, в таком виде, показаться на людях?

– Что, думала я не знаю что ты прогуливаешь занятия? Уже который день? – попыталась улыбнутся старушка, но явно с большим трудом. Улыбка моментально превратилась в гримасу боли.

– Что бабуля, опять? Дать тебе таблетку? – Ирина метнулась к, аккуратно разложенным приходящей медсестрой, медикаментам на столе.

– Все в порядке, не беспокойся за меня, я себя чувствую, уже значительно лучше, а ты, начинай уже думать о себе… – женщина прикрыла глаза и, кажется, уснула. А Ирина осталась снова наедине со своим страхом.

“Думать о себе…” – это именно то, что Ирина, меньше всего, хотела делать в данный момент. Всё, чего она хотела, это растянуть, как можно дольше, эти последние мгновения, когда она могла наслаждаться общением со своим самым близким человеком. Ирине казалось, что она только сейчас начала осознавать, насколько дорога ей бабушка, взявшая ее из ненавистного приюта и вырастившая Ирину, как родную дочь.

Воспоминания о насилии в приюте

Приют у Ирины запечатлелся в памяти очень хорошо, ее туда определили, когда её родители погибли при очень странных обстоятельствах, отравившись угарным газом. Это была легкая смерть, они просто уснули.

Первое время девочку обижали сверстники и ребята постарше, и она до сих пор не понимает, как ей удалось выжить. Это было страшное и жуткое место. Сами воспитатели не издевались над детьми, но зато с их ведома была выстроена система жесткой дедовщины, когда более старшие детки "дисциплинировали" младших.

Для новичков это был настоящий ад. Со стороны взрослых не было никакой защиты, даже наоборот, если Ирина или кто-то другой жаловался на что-то, то от воспитателей они получали дополнительное наказание.

Но основные проблемы все-таки, были с более старшими детьми. Это были и избиения, и драки на показ. Иногда воспитатели специально заставляли Ирину и еще какого-нибудь ребенка драться между собой. Проигравший получал наказание. Но это были еще цветочки. Особенно запомнилось Ирине нечто более ужасное.

С появлением нового директора приюта, к ним в группу по ночам стал захаживать… Серый волк! Не в прямом, конечно, смысле. Мужчина с маской волка на голове. Но маленькая Ирина не скоро поняла, кто этот дядя и каждый раз, с огромным страхом и ужасом ожидала прихода серого волка, которым ее так часто пугали старшие.

Когда сказочный персонаж появлялся в спальне девочек, все замирали в ожидании: кого из них сегодня волк выберет в качестве своей жертвы?

Ирине доставалось чаще других. Серый волк ложился к ней в постель и закрывал ее рот рукой. А потом, Ирина помнила только то, что этот страшный персонаж, делал ей очень и очень больно.

Как ни старалась она вести себя хорошо, он продолжал навещать ее. Это прекратилось только тогда, когда Ирину удочерили, забрав из приюта. То недолгое время, что она провела там, запомнилось ей навсегда.

Много раз она прокручивала в голове те события, которые привели ее в приют. Ее родители погибли при странных обстоятельствах, а сама девочка тогда чудом спаслась и оказалась, загадочным образом, на улице. Все эти обстоятельства жизни Ирина не особо помнила, как и своих родителей.

Полузабытые образы, стерлись напрочь из памяти, и девушка уже почти не могла вспомнить, как ни старалась, а с семейной фотографии на нее смотрели совершенно незнакомые ей люди, безразлично смотрящие, куда-то сквозь нее, улыбчивым взглядом. Ирина пыталась уловить хоть какие-то чувства к этим родным ей людям, но в душе ничего не отзывалось и девушке было даже немного стыдно за свое равнодушие.

Сидя в ночной тишине и вслушиваясь в прерывистое дыхание бабушки, Ирину иногда, посещали неожиданные воспоминания. Она проваливалась в прошлое и заново переживала те моменты жизни, когда она могла накричать на бабушку или обмануть, прикинувшись больной, чтобы не идти в школу. Каждое такое воспоминание вызывало у нее дикие приступы неудержимого рыдания.

– Бабушка, ты только не умирай, держись как можно дольше, – шептала, еле слышно, девушка спящей женщине, – я не хочу без тебя жить…

Но Ирина понимала, насколько с её стороны глупо, умолять умирающего человека, жить дальше, обрекая, тем самым, самого себя на еще большие страдания.

“Даже несмотря на то, что бабушка спит и не слышит… все-равно, подло и очень эгоистично с моей стороны”, – корила себя Ирина, но она не могла ничего с собой поделать. Страх остаться одной в этом мире, был сильнее.

Ирина ненавидела этот мир за то, что произошло с ней в детстве. Эта травма: от потери родителей, до наглого и многократного насилия, запечатлелась в ней так, что у нее сложилось стойкое убеждение: нельзя верить никому, особенно, мужчинам.

Хотя, парни из университета ее интересовали. Зачастую, ей хотелось внимания со стороны представителей сильного пола, но она опасалась, что если она влюбиться, то парень, непременно, разобьет ей сердце.

Бабушка часто говорила ей, что мужчины обманщики и им всем нужно только одно: чтобы Ирина раздвинула перед ними ноги.

“Эх, бабуля, если бы ты знала, что со мной произошло!” – всхлипывая причитала про себя Ирина, смазывая больные места кремом и замазывая тоналкой синяки на запястьях.

“А вдруг, ведьма была права и это действительно, был какой-то ритуал, который способен помочь?” – Ирина задумалась, снова пытаясь вспомнить все, что происходило в той проклятой квартире и отбросила от себя эти мысли. Ощупав свой анус, она поморщилась от боли и осторожно смазала кремом анальное колечко.

* * *

Понедельник принес облегчение не только умирающей женщине, но и Ирине, и в какой-то момент, девушка уже даже решила, что теперь, совершенно точно, все будет хорошо. Не может быть иначе. Скорее всего, Бог услышал её молитву и решил помочь, выделив дополнительное время, чтобы Ирина могла еще немного побыть вместе с бабушкой и забыть обо всех кошмарах, происходящих в ее жизни. Болезнь отступится и все вернется на круги своя.

“Возможно… Сработал ритуал ведьмы… Может быть, не зря я прошла это испытание…” – несчастная хваталась за любую соломинку, протянутую ей кем-то свыше.

Вторник поставил жирную точку на всех надеждах несчастной девушки, преподнеся очередное разочарование. Бабушке стало совсем плохо. Их семейный врач, с прискорбием, сообщил: “Уже скоро, мне очень жаль, держись, милая, зато она больше не будет страдать”.

Ирина не знала, что думать: да, она хотела, чтобы бабушка перестала страдать, но что означает ее уход? Куда уйдет ее душа? Может быть, там будет все гораздо хуже, а может быть… там вообще ничего нет?

Девушка проводила врача и уже, не сдерживаясь, начала рыдать прямо в комнате, рядом с лежащим телом бабушки. Теперь ей уже не нужно прятаться и не придется надевать маски. Врач сказал, что бабушка в коме и ей так, даже лучше, – она не будет чувствовать никакой боли.

Обездвиженное тело любимого существа лежало на кровати и выглядело, совершенно мертвым. Но Ирина знала, где-то там внутри, теплится еще душа, но это знание не давало чувство облегчения. Теперь душа бабушки, словно в ловушке.

– Поверь деточка, – обратился врач к ревущей Ирине, – Те боли, что испытывают люди в таком положении, хуже любого ада. Я бы врагу не пожелал такого. Поэтому, не стоит так убиваться, она прожила очень долгую жизнь, не каждому дано столько лет в здравом рассудке пробыть! Ты должна быть рада за нее!”

 

Странным образом, слова мудрого доктора, повлияли на Ирину и заставили ее размышлять. Пожилая Клавдия Александровна, действительно, прожила долгую и удивительную жизнь. Ей уже было за семьдесят с хвостиком, когда Ирина появилась в ее жизни. Немыслимым чудом, ей удалось оформить опекунство над малышкой, и с тех пор, они были неразлучны.

Еще будучи девочкой, Ирина как могла, помогала бабушке во всем и была очень благодарна за ее тепло и заботу. Видеть близкого человека прикованным к постели, для Ирины было, вполне, нормальным явлением, практически, всю их совместную жизнь, Клавдия Александровна болела.

– Старость – не радость, – часто вздыхала она, – Все уже болит!

Ирина старалась всегда быть рядом с бабушкой, чтобы той не было одиноко. А сейчас… Это близкое создание, от нее, уходит… Навсегда!

До вечера Ирина задыхалась в беззвучных рыданиях, но слезы уже не текли. Казалось, что за это недолгое время, она исчерпала весь слезный лимит. Если бы в этом жестоком мире существовала возможность, отдать свою жизнь за другого человека, то Ирина принесла бы себя в жертву, не задумываясь.

Когда-то давно, бабушка рассказывала ей сказки на ночь, и только сейчас, Ирина понимала, что это были вовсе не сказки, а пересказы фильмов и сериалов. Но ей было всегда интересно слушать эти рассказы и засыпать под них.

В приюте, где жила Ирина, после той страшной трагедии с ее родителями, никто даже не пытался заботиться о ней и вообще не обращал внимания на проблемы и переживания запуганного ребенка.

Старшие дети обижали, воспитатели наказывали за малейшую провинность, в окружении царила атмосфера ненависти и предательства.

Клавдия Александровна забрала девочку из приюта и вырастила ее, как свою дочь. Ирина была безмерно благодарна ей за это и старалась отплатить в ответ, вниманием и заботой.

Пожилая женщина страдала множеством заболеваний и нуждалась в постоянном уходе и Ирина, с детских лет, была добровольной сиделкой, готовой проводить дни и ночи напролет, ухаживая за больной. Впрочем, женщина не всегда была прикована к постели, были у нее и такие дни, когда она вставала с кровати и выходила на улицу. Тогда Ирина выходила с ней, в этот огромный для нее мир, держа за руку и озираясь по сторонам.

Когда Ирина пошла в школу, ей было сложно влиться в коллектив, но она старалась быть дружелюбной со всеми. Только вот, с коммуникацией у нее были настоящие проблемы. Ее недоверие к людям отражалось в ее глазах и ее не особо любили в классе.

Ирина не особо переживала по этому поводу, она намеренно не заводила друзей и подруг, потому что сразу же после занятий, ей нужно было бежать домой, чтобы накормить бабушку и помочь ей сделать гимнастику от пролежней. Вся жизнь пронеслась для Ирины, как один день, много воды утекло. Сейчас она уже окончила школу и поступила в университет.

Сидя в темной комнате на полу и раскачиваясь из стороны в сторону, девушка предавалась своему горю и отчаянно ждала, хоть какого-нибудь, чуда.

– Хватит сидеть без дела, выход есть всегда! Нужно его найти! – Ирина вымола лицо холодной водой и насухо вытерла полотенцем.

– Выходит, что ведьма оказалась шарлатанкой, но ведь есть же, настоящие экстрасенсы, колдуны, которые, действительно, что-то могут? – девушка открыла ноутбук и стала искать.

Пришедшая неожиданная мысль, вселяющая безумную идею, что выход все-таки есть, подарила новый заряд энергии. Не зная, с чего начать поиски, Ирина начала вводить в поисковой строке самые популярные запросы: “Жизнь после смерти”, “Куда уходит душа после смерти” и один за другим, изучала каждый, выпадающий в выдаче, сайт.

От черного фона большинства этих сайтов, у нее начали болеть глаза, и она стала выбирать только те, которые позволяли изучать информацию, без дополнительных жертв со стороны читателя.

К утру она уже знала достаточно много, чтобы понимать, что никто, ни черта, ничего, не знает.

– Вся та туфта, что расположена на этих сайтах, создана только для того, чтобы запутать! – Разочарованно произнесла Ирина и закрыла свой старенький ноутбук, купленный ей, заботливой бабушкой, на ее день рождение, с рук у соседа-компьютерщика.

Со стороны бабушкиной кровати, послышалось хрипение, привлекая внимание внучки.

– Бабуля, у тебя все в порядке? – осторожно поинтересовалась девушка, но поняв, что это просто реакция тела, и лежащая ее не слышит, снова открыла ноутбук, собираясь продолжить поиски.

Неожиданно, перед ее экраном всплыло какое-то странное окно. Реклама предлагала ей заказать похоронные услуги. Глаза Ирины расширились и она почувствовала, как у нее участилось сердцебиение от возмущения.

– Нет, с меня хватит! – Ирина с грохотом захлопнула ноутбук и, бросив беспокойный взгляд на спящую, стала одеваться. Она не знала, куда идет, просто захотелось, как можно скорее, выйти на свежий воздух и привести мысли в порядок.

Чтобы слегка развеяться, Ирина направилась в университет, чтобы отметиться у преподавателя Истории, что она якобы посещает занятия. Она часто прибегала к этому трюку и у нее всегда прокатывало. Она могла прийти без пяти минут до окончания занятия и преподаватель не замечал, что она отсутствовала две пары подряд. С историей у Ирины были свои сложности и она просто не любила читать всю эту муть про то, что навсегда прошло и никогда уже не повториться.

В коридоре ее окликнул высокий и симпатичный парень:

– Привет, ты меня не помнишь? Я – Василий.

– Нет, – растерянно произнесла Ирина. Ей сейчас было совсем не до него. Но его добрый глаза пленили её, и она осторожно улыбнулась ему.

– Мы с тобой учимся вместе в одной группе! – сказал парень и показал ей свой студенческий билет, – Я давно хотел заговорить с тобой и сказать, если нужна какая-нибудь помощь, ты можешь смело на меня рассчитывать.

Между ними возникла неловкая пауза и Ирина густо покраснев, поблагодарила его и хотела уйти, но он остановил ее.

– Дай мне свой телефон, а я тебе напишу свой! – он быстро достал свой мобильник и с надеждой посмотрел на Ирину.

Когда они обменялись номерами, девушка снова поспешила домой.

Бабушке не становилось лучше и Ирина окончательно впала в депрессию. У нее пропал аппетит, начался нервный тик. После жестокого избиения с жутким изнасилованием, тело понемногу приходило в себя, но до сих пор болело. Но Ирине было плевать на себя. Ее мозг отчаянно пытался найти выход из сложившейся ситуации, но не находил его.

В очередной раз попытавшись найти информацию в интернете и не найдя ничего стоящего, она снова вышла на улицу, чтобы немного прийти в себя.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru