Покинутый Полис

Кирилл Шарапов
Покинутый Полис

Пролог первый

Коллекционер сидел в своем кресле у окна и потягивал гаршу из квадратного тяжелого стакана, стакан был старым, исцарапанным, и стеклянным. Все в этом гребанном мире было пластиковым, а вот этот стакан для виски из стекла, дешёвка из «Икеи». Он попал сюда вместе с ним, так уж вышло, что тридцать лет назад по времени Эдема и пятнадцать по времени Земли Георгий Кузнецов получил розочкой в одном из задрипанных баров Москвы и умер, так и не успев допить паленый Jack Daniel’s. Он был одним из первых, кто пришел в этот мир по зову Системы, был изменен Системой для войны, став для обычных людей полубогом. И вот сейчас спустя много лет он снова вернулся на войну. Этот зеленый новичок Шах стал очередным разменным материалом в бесконечной войне.

Голографический бот возник перед Георгием, приняв образ высокого мужчины с залысинами и холодными глазами.

– Здравствуй, Крамольник, – поприветствовал его Коллекционер. – Как наши дела?

– Завтра они выходят, покинув купол, исчезнет даже та призрачная надежда, что Система узнает о них и цели, которую они преследуют. Мозговую закладку, которая не даст им вернуться, сделал, так что у них только одна дорога – вперед.

– Шах и остальные не догадываются об истинной сути?

– Не думай обо мне так плохо, Георгий, я не ошибаюсь, иначе Система давно бы нас уничтожила.

Коллекционер одним махом допил гаршу и поставил стакан на стол.

– Ты сам часть Системы, – с иронией заметил он, – ты и есть Система. Не удивительно, что она не реагирует на твои действия.

Бот улыбнулся, он все также стоял посреди комнаты, не сделав ни единого движения. Он не видел смысла говорить об очевидном, он – маленькая часть всесильной Системы, настолько маленькая, что та даже не замечает его действий, направленных против нее. Он вывел Шаха из-под Системы в тот момент, как закончилось то, что люди называют трехдневной войной. Для основной Системы Шах погиб, все дальнейшие действия Крамольника были направлены на улучшение потенциального кандидата, никаких поддавков, только подстройка необходимых ситуаций. Кадет должен быть на сто процентов уверен, что все, что он делает, он делает сам. Затем Крамольник выводил из Системы одного за другим всех членов его отряда. Прокол вышел только с Чехом – те, кого люди называют мясниками, «измененные», те, кому Система отвела роль внешнего врага. Они знают о миссии, но они не знают правду. Это не опасно, большой сестре нет дела до слуха о форпосте, она поглощена своим замыслом. Вот уже больше тридцати лет она играет с людьми, сначала устранив своего создателя, затем устроив великий мятеж, войну, и вот теперь почти уничтожив человечество. Осталось подчинить себе тех, кто может заблокировать ее функции в Вышеграде, только это останавливает Систему от тотального уничтожения биологических объектов, именующих себя людьми. Нет никакой Темной системы, Система одна, и никто кроме Коллекционера не знает об этом. Но она допустила ошибку, она забыла про резервный центр управления, она думает – он уничтожен. И задача Крамольника, так зовет его напарник-человек, не дать ей вспомнить об этом, а еще искать кандидатов, способных дойти и покончить с Системой раз и навсегда. За последние пять лет уже восемь групп отправились к этому форпосту, ни одна не дошла. Наверное, и эта не дойдет, но такова судьба странных людей. Они умирают за что-то призрачное, то, что Крамольнику чуждо. Но он – неправильный массив информации, задача которого искать этих «добровольцев», обманывать их, вести к цели для того, чтобы сохранить жизнь остальным, не дать им стать рабами, а потом мертвецами. Он страж, заложенный в Систему ее создателем с одной целью – контролировать его детище, и если оно выйдет из-под контроля, уничтожить его. Так он нашел Коллекционера, так они начали борьбу.

– Зачем ты отдал Чеха мясникам? – наливая новую порцию алкоголя, спросил старый рейдер. – Этого не было в нашем плане.

– Не было, но Кадет Шах двигался к цели слишком медленно, его нужно было поторопить, как Система я не мог этого сделать, пришлось выбрать наиболее бесполезного члена его команды. Информации, которую получили мясники прежде, чем я остановил сердце парнишки, было вполне достаточно для ускорения событий. Каждый день задержки – это риск провала.

– Но подготовка этого рейда слабее, чем предыдущие, я боюсь, Шах не справится. Ты ведь не будешь вмешиваться?

– Не буду, – согласился Крамольник, – после того как завтра они покинут контрольную точку, я самоустранюсь и займусь подготовкой следующего кандидата. Есть несколько перспективных бойцов.

– Тебе совсем не жалко людей, – грустно заметил старый рейдер.

– Ты ошибаешься, хотя слово «жалко» нельзя отнести ко мне в полной мере, моя жалость – это попытка ценой малой жертвы предотвратить гибель вашего вида. Я рационален, я найду сто новых кадетов, отправлю их на смерть, и сто первый дойдет и выполнит задачу.

– Может, ты и прав, – задумчиво покачивая бокалом, произнес Коллекционер. – Плохо, что пока что у нас количество не перешло в качество, но Шах странный, он может и дойти. Ладно, давай посмотрим списки новых кандидатов, нужно отсеять тех, кто не годится для нашей цели.

Пролог второй

– Значит, говоришь, у них все готово? – Мужчина в белой броне и черном плаще, на котором был изображен шар, представляющий собой Эдем под золотым увеличительным стеклом, поднялся и прошелся взад-вперед по апартаментам. Потом задумчиво повернулся к окну и стал разглядывать унылый пейзаж пояса. – Это хорошо. Наши группы готовы?

– Да, магистр, – отозвался собеседник в идентичном плаще, вот только броня у него была кроваво-красной. – Мы кинули на это дело лучших людей, отменили несколько важных миссий, каждый понимает, что стоит на кону. В команде Шаха согласуются последние вопросы. Больше всего обсуждений по маршруту. Подробные карты местности отсутствуют, но они нашли рейдера, который ходил в глубину выжженных земель в том направлении, недалеко, чуть больше восьмидесяти километров. Но все равно это преимущество. Шах отказался от нашей помощи, правда, довольно вежливо, хотя ему намекнули, что наши люди ходили и подальше, чем его источник.

– А вы неплохо осведомлены, – не меняя задумчивого выражение лица, отозвался Магистр ордена исследователей. – Это чудо, что наш агент оказался внутри группы, там, за периметром, слежка очень затруднительна, особенно когда они покинут зону наблюдения Системы. Капитан, он не выдаст себя раньше времени?

– Нет, Шах ему полностью доверяет, никаких подозрений.

– Хорошо. Отряд Шаха должен дойти, иначе ничего не выйдет. И уж только потом мы сможем наложить руки на это сокровище.

– Почему это так важно?

Главарь одной из сильнейших группировок пояса повернулся к капитану.

– Полярник, ты разочаровал меня. Форпост – не главное, и даже терминал Системы не главное. Это узел обороны, полный контроль над огромным районом, в котором под землей не только автоматические военные заводы, но именно в этой провинции добывались редкоземельные металлы. Тот, кто будет владеть им, будет владеть Вышеградом. Уже сейчас Система испытывает огромные трудности, поддерживать оборудование в работоспособном состоянии с каждым днем все труднее. Еще несколько лет, и разразится кризис, который поставит город на грань гибели. Война – это не только люди и техника, ты можешь иметь сколько угодно много и того и другого, у тебя могут быть самые лучшие технологии, но если у тебя нет ресурсов, ты просто обречен на поражение, поэтому, запершись в Вышеграде, остатки местных обрекли себя на угасание. Мы единственное, что не дает им сгинуть.

– Тогда почему Система не вынудит Шаха взять с собой армию? – задал совершенно логичный вопрос капитан ордена по имени Полярник.

– Мы не знаем, – отозвался Магистр. – Система может, не напрягаясь, открыть задание, и уже через несколько часов у нее будет тысяча добровольцев, они просто возьмут Шаха в коробочку и пойдут в форпост. И если половина погибнет, или пусть все подохнут, а Шах дойдет, Системе по барабану, главное результат. Но Система этого не делает, задание закрытое. Награда только для членов отряда. Она их даже не финансирует, такое ощущение, что ей плевать.

– Я уже давно не пытаюсь понять, что в ее голове, или в чем-то еще, живет? – заметил капитан.

– Никто этого не знает, – согласился Магистр. – Это все?

– По Шаху да. Есть новые данные по южному направлению, небольшому отряду рейдеров удалось проникнуть в выжженные земли почти на полторы сотни километров. Они продали нам очень много интересной информации.

– Мутанты?

Полярник кивком подтвердил предположение главы ордена.

– И не только.

– Ладно, сделаешь письменный доклад, я все посмотрю. Всем группам преследования полная готовность, несмотря на нашего агента внутри отряда, нам нужно быть к ним близко, дабы оказать помощь, но только в самом крайнем случае, когда отряд окажется действительно в безвыходной ситуации, и только по санкции нашего шпиона внутри. Они должны дойти. А пока иди, у меня встреча.

Капитан поднялся и, поправив плащ, с беспристрастным лицом покинул пентхаус Магистра, он прекрасно знал, что за встреча у верховного. Была у того слабость – молоденькие девушки, вернее девочки, исчезающие после этих встреч бесследно. Эту поймали накануне, только выбралась из подземелья ловца, ей не больше пятнадцати, говорят, красавица. Полярник так давно служил старому ублюдку, что стал таким же уродом. Да и что стоит человеческая жизнь на Свалке? Да ничего, мясом больше, мясом меньше. А систему потеря мяса хоть с именем, хоть без имени, не интересует. В поясе хватало людей с самыми разными пороками.

Глава первая

Шах внимательно осмотрел собравшихся за большим длинным столом, все ждали слова командира. Подготовка закончена, завтра выступать. Он уже хотел начать, когда невидимых динамиков раздался голос Алисы:

 

– Системное уведомление, с сегодняшнего дня все контракты от группировок мясников аннулированы, отныне мясники находятся в статусе – вне закона. Награда за убитого мясника увеличена, теперь она оценивается по эквиваленту опасности конкретного индивида.

– Ого! – подал голос Болид и почесал за ухом здоровенного боевого биокибернетического волка, который с интересом наблюдал за сидящим на люстре Эдгаром. Ворон в первый же день умудрился поцапаться с питом водилы, и теперь они находились в режиме – вооруженный нейтралитет. – Давно пора, сколько народу хорошего сгинуло из-за того, что Система не делила контракты, считая всех своими. А охотники за головами гнилье то еще, им все равно кого, лишь бы контракт был. И на них контракт ведь не повесишь, нельзя мстить.

Народ загудел, обсуждая новость. «Прав водила», – подумал про себя Шах, ведь ни за Траппера, ни за его напарника никаких премий не было.

– Ну что ж, хорошие новости, – произнес он, когда стихийное обсуждение системного сообщения за столом стихло, – это нам на руку, поскольку сумма контракта на меня выросла до четырех миллионов, и это создавало много проблем.

Все согласно закивали, последняя неделя выдалась напряженной, если бы не системная связь, которая позволяла Шаху перемещаться между контрольками, то они были бы просто заблокированы охотниками за наградой. А так отряд без него перебрался на запад, поближе к направлению, по которому им двигаться, а Жданов ушел прыжком. Причем сначала он светанулся на востоке, и только потом уже скакнул на запад. Конечно, это не решило бы проблему, рано или поздно их бы вычислили, но на это нужно время, а вот его у противника как раз не было, поскольку завтра они покинут пояс, да и стимула теперь нет.

– Ладно, продолжим, – произнес командир. – У нас все готово – транспорт загружен, все очки, что были, потрачены, что могли изучить из навыков, изучили. Думаю, мы сделали все, что могли, чтобы поход вышел удачным. Плохо, конечно, что мы так и не смогли найти свежие карты местности или рейдеров, которые ходили далеко в том направлении, вся достоверная информация заканчивается на восемьдесят пятом километре. И то она устарела, поскольку свежесть ее определяется годичной давностью. Есть у кого вопросы? – он внимательно оглядел присутствующих, всматриваясь в каждое лицо, ища сомнения или недовольство.

Диара покачала головой, бросая изредка возмущенные взгляды на декольте Акме. Лекарка сидела напротив в довольно фривольном наряде, в принципе, других в мирной обстановке она и не носила.

– Транспорт проверен и готов к выступлению, – доложил Кузнец. – Терм постоянно дежурит рядом, никого не подпуская к нему.

– У меня тоже все в порядке, – высказалась блондинка, – медикаменты собраны и загружены на транспортную платформу Болида.

– С оружием и боеприпасами порядок, – сообщил Тевтон, отвечающий за эту часть экспедиции. – Равномерно распределили по всем транспортам. Так что, если один потеряем безвозвратно, катастрофы не случится.

Шах кивнул и посмотрел на конец стола, где сидел задумчивый, молчаливый мужчина лет сорока, в темных волосах проблески седины, лицо обезобразил ожог, с которым он пришел еще с Земли и так и не свел. Звали его Тараном. Тот почувствовал взгляд бывшего капитана и кивнул.

– Мой Атлант тоже готов к походу, боезапас полный, батарей хватит километров на восемьсот.

Шах улыбнулся. Когда Таран впервые показал ему своего робота четыре метра в высоту, обвешанного оружием, как дура, у которой плохо со вкусом золотом, то Юра только присвистнул. Такие типы брони были большой редкостью, дорого и слишком много условий, по сути это мобильный костюм, в котором человек выполнял роль оператора. Данная модель была штурмовой, имела персональное силовое поле второго уровня, два пулемета, легкий и крупнокалиберный, автоматическую мелкокалиберную двадцатимиллиметровую пушку, и восьмиконтейнерную ракетную установку, в которую заряжались как управляемые, так и неуправляемые снаряды. Единственным недостатком робота была скорость передвижения – двадцать километров в час в дежурном режиме, и сорок километров в форсированном. Но в случае последнего резко возрастало потребление энергии, и уже через полтора часа форсажа робот превращался в многотонную груду железа, которую, чтобы сдвинуть с места, понадобился бы кран. Так что, теперь скорость колонны ограничена именно этим шагоходом. Но Атлант автоматически увеличивал огневую мощь отряда вдвое.

Шах кивнул и окинул взглядом остальных. Токарь сидел и равнодушно ковырялся во рту зубочисткой. Его ученица, она же любовница, Виола что-то изучала в браслете, она была вторым снайпером после Диары. Искра за этот месяц сильно выросла и показывала на виртуальном полигоне, доступ к которому Система предоставила совершенно бесплатно, высший класс. Кузнец тоже не особо парился, он что-то задумчиво чертил на виртуальной схеме, похоже, придумывал очередной девайс. Як с Поморкой о чем-то шушукались, они вместе с Шахом составляли головной дозор на аэробайках, доработанных Кузнецом. Разведка была на Эдгаре, который был на диво молчалив. Жданов все же рискнул и вкачал ворону третий уровень поиска сокрытого, несмотря на протест птица, ну и дронов в «обозе» хватало.

– Сегодня крайний день, – привлекая всеобщее внимание, заявил Шах, – последние отрядные очки ушли на выпивку и закусь, давайте гульнем так, чтобы было что вспомнить. Да, таблетки от похмелья тоже закуплены, поскольку завтра в шесть утра мы все должны быть бодрыми и отдохнувшими. Сегодня же ближайшие четыре часа мы пьем, а завтра нас ждет…

Закончить он не успел, поскольку влез неугомонный ворон:

– Цыганка с картами, дорога дальняяя…, – запел птиц, сидящий на люстре.

Все засмеялись, даже волк.

Стол накрыли за пару секунд. Появилась Алиса в виртуальном образе, вызвав новую вспышку ревности у Искры. Бывшая дочка олигарха невзлюбила «секретаршу» Жданова с первого взгляда. Зато ботша очень шустро расставила закуски и выпивку.

Волк, которого Болид звал ласково Микки в честь финского гонщика, тут же стянул со стола кусок нарезки и одним махом проглотил его.

– Слушай, – обратился к Болиду Жданов, – а чем ты раньше занимался?

Тот ухмыльнулся и поманил бывшего капитана пальцем. После того, как тот приблизил голову, заговорчески шепнул:

– Маршрутку водил, в Сочи. А до этого БТР тоже неподалеку от тех мест, правда, там гор было больше.

Юра улыбнулся, народ в команду подобрался с жизненным опытом, за редким исключением. Кстати говоря, больше всего этого опыта не хватало женской части, за исключением Поморки и Акме, остальные барышни были, так сказать, совсем зелеными. Что Виола, что Диара начали свой боевой путь, только попав в пояс, хотя в этот список стоило бы добавить и лекарку, несмотря на довольно долгий срок проживания и выживания, она была очень доброй и немного наивной в отношении войны.

– Во сколько нам встал этот стол? – спросил Кузнец, разливая по рюмкам красноватую гаршу.

– Какая разница? – забирая свою рюмку, отозвался Юра. – За все уплачено, пей, гуляй, на счету сейчас меньше десяти тысяч.

Крафтер кивнул.

– Знаешь, в первые три дня в этой жопе десять тысяч мне казались чем-то совсем недостижимым, пятьдесят очков подъемных, да я в тихую панику впал, когда осознал, во что вляпался. И ведь рискнул, меня отряд рейдеров, шедших на ночную охоту, взял как мула, всего за три тысячи. Первый мой заработок, и первый убитый человек – мясника завалил, с его трофеев и начался подъем.

– Эй, народ, давайте выпьем, – вскочив, выкрикнул неунывающий Кузнец, – за нас, за отряд, за то, чтобы в следующий раз мы пили уже в пункте назначения в том же составе, при наградах и глубоком удовлетворении от сделанного.

Все встали, разобрав тару с напитками, пять секунд, и вот уже рюмки и бокалы столкнулись над столом. Заиграла медленная музыка, и девушки потянули мужиков танцевать. Похоже, это была инициатива Искры, ведь только она имела почти полный доступ к берлоге Шаха. Он закрыл ей возможность копаться в оружейке и изменять параметры Алисы. В приступе ревности и хулиганства его стервозная подруга в первую же ночь изменила параметры ботши, и утром Шаха будила жирная грязная вонючая горбунья-бомжиха в каких-то грязных тряпках. Юра тогда долго матерился, пытаясь скрыть испуг, оно и понятно, ты ложишься спать с красивой женщиной, а будит тебя это и это происходит там, где кроме вас двоих никого быть не может. Ворон тогда долго ржал, Диаре удалось уговорить птица не саботировать розыгрыш.

Искра в последний момент успела перехватить Жданова из-под носа направившейся к нему из чистого хулиганства Акме, златовласке очень нравилось бесить экс-принцессу Вышеграда, правда это не мешало им дружить, что было очень неплохо, иначе во время похода могли бы возникнуть осложнения.

Показав лекарке язык, девушка обвила руками плечи Шаха и, прижавшись к нему всем телом, начала кружиться.

Акме подмигнула и направилась к Кузнецу, который опять открыл какую-то схему, парень вообще был редкостным трудоголиком, и вырвать его из рабочего процесса удавалось только обворожительной блондинке.

Ворон, выбрав момент, когда волчара Болида потеряет бдительность, бесшумно спланировал и уронил на морду пита тарталетку с жижей, по вкусу напоминающей жульен, волк вызверился и рванул следом за удирающим птицем, попутно сшибив Яка и Поморку, которые в обнимку покатились под стол, задорно смеясь.

Таран, сидящий в углу, глядя на это, ухмыльнулся, после чего пригласил на танец ботшу, которая покорно стояла у стены, ожидая приказов. Та не стала отказывать, получив мысленное разрешение от Жданова, и тут же перешла в режим вечеринки, то есть, стряхнула с себя весь деловой налет.

Снова наполнились рюмки, пили за удачу. Танцевали, ели вкусную еду, которую Шах заказал, и ее доставляли горячей по его требованию прямо на стол. Вообще ситуация с продовольствием с каждым месяцем становилась все хуже, цены стабильно росли раз в две недели, и сейчас за один ужин в Кадетске брали столько же, сколько раньше за три.

Мысленно приглушив музыку, Шах разлил напитки и позвал всех к столу.

– Третий, – негромко произнес он, и все замолчали. – За Чеха и Свата, – тихо произнес он.

– За Граната и Сурка, – добавил Тевтон, хотя, скорее всего, у него список был гораздо больше.

– За Сибирку, – почти прошептал Як.

Всем, кроме Диары и Виолы нашлось, кого вспомнить. Постояли, помолчали, выпили. Несколько минут мрачное давящее настроение разлилось по комнате, народ перебрасывался ничего незначащими фразами и жевал горячий шашлык и плов. Акме и Виола ковырялись в стейках из какой-то местной жутко дорогой рыбы. Их цена в последнее время подскочила просто безбожно, на один такой можно неделю питаться. Но человек такое существо, что быстро забывает плохое, не прошло и пяти минут, как вечеринка вернулась в прежний веселый формат – танцы, выпивка, шутки, закуски, кружки по интересам. Получив разрешение от Шаха, Алиса потихоньку увлекла Тарана в ванную и закрыла дверь.

– Ты всегда такой добрый? – забираясь на диван рядом с Ждановым и опустив голову ему на грудь, поинтересовалась Диара.

– Искра, она же не человек, я не отношусь к ней, как к чему-то материальному, так что нет в этом никакой доброты. Она обладает определенным интеллектом и определенной свободой воли, которую позволяет ей Система, у нее есть симуляция жизни, и если Таран хочет трахнуть это, я не против. Я предпочитаю все-таки живых реальных женщин.

Диара отклонилась и как-то странно посмотрела ему в глаза.

– Что? – так и смог расшифровать этот взгляд Юра.

– Ничего, я все время забываю, что ты не местный, и у вас совершенно другое общество и другой уровень развития. У нас это вроде как дать женой попользоваться.

– И это при ваших вольных нравах и легализованной проституцией, в которой даже существует рабство?

– Ну да, – согласилась Диара. – Именно так.

В этот вечер пили много, но все же все знали меру, знали, что, когда забрезжит рассвет им идти туда, куда никто еще не ходил. Разошлись к полуночи по времени реального мира, осенью светало примерно в районе семи, как раз должно было хватить времени на отдых. Правда, у Диары, которая уже как неделю перебралась в апартаменты Жданова, были другие планы.

– Алиса, приглуши свет, – приказала девушка.

Лампы послушно стали затухать, погружая комнату в полумрак.

– Хватит, – остановила Систему Искра. – Шах, тебя долго ждать? – позвала она.

Юра задумчиво раздавил в пепельнице окурок. Стол, на котором еще недавно стояла гора объедков, опустел, никакой грязной посуды, никакой уборки, в этом отношении все было гораздо удобней, чем в реальном мире.

Шах скинул одежду и плюхнулся на кровать.

– Решила взять все от последнего вечера? – спросил он, лежа на спине и раскинув руки.

– Ну ты ведь не против? – с усмешкой спросила обнаженная девушка, перебираясь поближе и проводя острым коготком по груди.

 

– Когда я был против? – ответил бывший капитан милиции и резким маневром перекатился влево, нависнув над девушкой и целуя ее в губы. – Я только за. Черт теперь знает, когда удастся уединиться…

Проснулся он от легкого прикосновения, над ним стояла Алиса в своем черно-белом официальном прикиде.

– До рассвета полчаса, – сообщала системная ботша и растаяла.

Юра повернул голову, Диары нигде не было, только из ванной раздавался плеск воды, похоже, девушка встала пораньше, дабы насладится последними минутами комфорта. Теперь горячая ванна встретится на ее пути не скоро. Они вообще плохо представляли, что их ждет, более-менее известный маршрут был построен всего на пятьдесят километров, еще тридцать примерный, а вот что дальше за каналом – вообще неизвестно. Да, реки Эдема давно забраны в каналы, мегаполис, раскинувшийся на весь континент, вписал природу в свой интерьер. Леса были ухоженными парками и зелеными зонами, на Земле такого не встретишь, сотня квадратных километров парка с посадочными площадками, аттракционами и дорожками для прогулок и покатушек на всяких девайсах. То же самое и с горами, курорты посреди мегаполиса, где такое увидишь? Жданов внимательно отсмотрел десятки часов старых документальных записей, дабы понимать, что из себя представляли места, по которым им придется идти.

Из ванной раздалось едва слышимое пение, надо сказать, голос у Диары Дарнен был хороший, его ставили лучшие учителя Вышеграда. Юра рывком сел и закурил, торопиться было некуда, у него целый час, а значит, можно успеть и в душ сходить, и позавтракать, сделав заказ. Он фактически обнулил свой личный счет, последние очки ушли на термос с крепким кофе, который он планировал сунуть в свой рюкзак.

Раздавив в пепельнице окурок, которая мгновенно самоотчистилась, он, как был голышом, отправился в ванную.

Диара лежала по грудь в бурлящей воде с закрытыми глазами, в одной руке у нее сигарета, пепел она стряхивала прямо на пол, откуда он мгновенно исчезал, в другой стакан с кофе.

Юра на цыпочках прошел мимо, вскинул браслет и сделал несколько кадров, уж больно красивая картинка.

– С добрым утром, – поздоровался он, без спроса забираясь в противоположенную часть ванны. Она была большой и места там хватало двоим взрослым людям необиженным ростом.

– С добрым, – не открывая глаз, ответила девушка и, затянувшись, сделал глоток. – Что, уже пора?

– Есть еще минут двадцать, – сообщил Шах, погрузившись в воду по грудь, – завтрак доставят, когда мы отсюда выйдем. Чего не спишь?

Она пожала плечами.

– Проснулась минут тридцать назад, и так и не смогла уснуть. – Наконец, она открыла глаза и посмотрела на Жданова. – Шах, не беспокойся, я в норме, вроде и спала немного, но чувствую себя отлично, правда, волнуюсь, с детства привыкла снимать напряжение в ванной, вот и сейчас помогло.

Сделав последнюю затяжку, она разжала пальцы, и сигарета упала на пол, откуда благополучно исчезла. Та же судьба постигла одноразовый стаканчик с кофе. Как Система определяла, что нужно, и просто уронили, а что мусор, и должно исчезнуть, было для Шаха загадкой, но она еще ни разу не ошиблась.

Минут десять они просто валялись в ванной, болтая ни о чем, пока на браслет не потупил вызов.

– Здорово, Электрик, – не активируя видеоканал, недовольным голосом произнес Юра. – Не спится?

– Пить не с кем, – вяло пошутил в ответ крафтер. – Я вот тебе чего звоню, вы ведь сегодня уходите?

– Да, меньше, чем через час.

– Ну тогда считай, я позвонил пожелать тебе удачи, а еще проинформировать, что наше с тобой дело сдвинулось с мертвой точки, я заставил этот гребанный пистолет работать. Надо сказать, довольно впечатляющая игрушка, кусок брони третьего уровня прошил на вылет.

– Значит, говоришь, ты разобрался? – намыливая голову и продолжая разговор, переспросил Юра.

– Разобрался!? – усмехнулся крафтер. – Я просто заставил эту штуку стрелять. До того момента, как я пойму, как она работает, еще очень далеко, а до нашего с тобой совместного предприятия еще дальше. Но перспективы очень заманчивые. А теперь я еще раз желаю тебе удачи, может, свидимся, если нет, не поминай лихом.

– И тебе успехов, наверное, это знак, что ты порадовал меня хорошими новостями перед самым стартом. Прощай, мастер.

Завтракали молча, Искра сосредоточенно жевала горячий сэндвич, запивая кофе, Юра же уже расправился со своей парой и теперь курил, прихлебывая кофе.

– Пора, – давя окурок в пепельнице, произнес он и направился к оружейному шкафу.

Диара кивнула и направилась к своему. Десять минут, и вот они уже оба стоят рядом с капсулами с рюкзаками и оружием. У входа курит Як, рядом с ним Поморка.

– Погода испортилась, – пояснил старый друг, когда они с Искрой и Эдгаром, сидящим на плече, подошли, – дождь со снегом, хуже нет погоды.

Юра глянул наружу, и точно, с неба сыпалась какая-то мелкая колючая крупа, перемешивающаяся с потоками воды. Захотелось послать все на хер и вернуться обратно в апартаменты. Но обратной дороги нет, а значит, только вперед.

– Может, это и не так плохо? – заметил Жданов. – Меньше шансов быть обнаруженными. Я больше чем уверен, что по ту сторону купола нас ждут.

– Таран, как и договаривались, уже выступил, – сообщила Поморка, – пока тишина. Остальные грузятся. Но я тоже чую, что так просто нам уйти не дадут.

– Пошли, – подхватив рюкзак и закинув за спину, скомандовал Жданов, – нечего время терять, если все уже тут.

Он активировал шлем и шагнул под мерзкий снежный дождь.

Маленький отряд был в сборе, Болид уже сидел за рулем своей платформы, больше всего напоминающей большой автобус, и забитый под завязку имуществом экспедиции. Волк устроился рядом с дверью и косился на Эдгара, весь предыдущий вечер эта парочка создавала хаос, птиц едва не лишился хвостового оперения, а волк был зол за то, что ворон использовал его как скаковую лошадь, вцепившись в загривок и долбя клювом по черепу, при этом вопя на весь дом:

– Но залетные, еще кружок!

Второй экипаж, Акме с Кузнецом и андроидом Термом, уже заняли места в его платформе, она была не настолько большой, как транспортная Болида, поэтому ее перегружать не стали, разделили на две части – мастерскую и лазарет, ну и небольшой склад с медикаментами и запчастями.

Третья платформа, доставшаяся в наследство от Траппера, считалась пассажирской и эвакуационной, туда, конечно, тоже запихнули имущество отряда, но в основном продовольствие и боеприпасы. Помимо этих экстренных запасов она была способна вместить в себя помимо водителя и стрелка еще пять человек. Ее экипаж – Виола, Тевтон и Искра, уже занимали места. Токарь, оседлавший свой аэробайк, проверял вооружение. Он кивнул командиру и вернулся к проверке, на нем было тыловое охранение колонны, к нему же после того, как караван покинет купол, присоединится их главная ударная мощь – шагоход с Тараном внутри.

Все были готовы и немного напряжены.

– Командир, – окликнул Юру Кузнец, – мне Терм доложил, что тут ночью пара мутных типов с питом хотела к нашему транспорту подобраться по тихой. Но, заметив ликвидатора, они отвалили. Он запись сделал.

– Сейчас гляну, – отозвался Юра, крепя свой рюкзак к аэробайку из наследства Траппера. Крафтер серьезно поработал над ним, и теперь у «мотоцикла» появился силовой экран, который защищал от ветра и дождя, а также от легкого стрелкового оружия, артефакный лобовой щит третьего уровня, два курсовых пулемета с боезапасом в две тысячи выстрелов. Правда при этом аэробайк существенно прибавил в массе и не мог подняться выше, чем на метр, а ведь раньше мог до пяти. Да и скорость существенно упала, если до изменений он делал около двухсот километров, то теперь только сто тридцать, но учитывая, что их отряд будет ползти как черепаха, то это была не самая большая потеря. Расход батарей тоже возрос, так что в маленьком багажнике под сидением пришлось расположить еще пару запасных элементов питания. Основных по всем расчетам должно хватить километров на сто, не больше.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru