Стихи для галочки

Феликс Чечик
Стихи для галочки

«Ни с того ни с сего возвратились ко мне…»

С.Т.


 
Ни с того ни с сего возвратились ко мне
через столько, казалось бы, лет
разноцветные ленточки в Дарасуне
и дацана мерцающий свет.
 
 
Забайкальские розы цвели круглый год
пышным цветом, и цвет был багров,
и санчасть изводила канистрами йод
и зелёнку под смех прапоров.
 
 
И две трети полка на плацу без сапог,
исключение – сибиряки.
Но спустился с небес бронетанковый бог
и слонов произвёл в черпаки.
 
 
Наступает рассвет. Расступается тьма.
И мы едем вдоль майской реки
ремонтировать и доводить до ума
генеральские особняки.
 
 
Приближается цель – удлиняется цепь,
просыпается родины страж.
За вагонным окном бесконечная степь
переходит в таёжный пейзаж.
 
 
И в рассветных лучах, сквозь оконную грязь,
добрым молодцам – пьяным бойцам
открывается суть, обновляется связь,
проступает небесный дацан.
 
 
А потом Дарасун, и уже навсегда,
исцелившись на годы вперёд,
разноцветный салют на кустах, где вода
из трубы минеральная бьёт.
 
 
И девятого мая, до звона в ушах, —
впрочем, как и столетье спустя,
мы горланим про жён и чеканим свой шаг,
сапогами на солнце блестя.
 

Домой

1
 
                                 полесские старухи
                                 глядели на меня
                                 с любовью как на сына
                                 когда у них гостил
                                 отогреваю руки
                                 у вечного огня
                                 Полесье Палестина
                                 и аистиный клин
 
2
 
                                 в начале сентября
                                 на набережной Пинска
                                 каштанов перламутр
                                 и едкий дым костров,
                                 но самого себя
                                 я вычеркнул из списка
                                 раннеосенних утр
                                 многосерийных снов
 
3
 
                                 я просто не в теме
                                 а тема во мне
                                 любимые тени
                                 на белой стене
                                 небесного Пинска
                                 где в зале темно
                                 где кинщик не спился
                                 а крутит кино
 

«Грех жаловаться, и все же…»

 
Грех жаловаться, и все же
я жалуюсь, как на грех:
лет двадцать гусиной кожи
не видел у пинских рек.
 
 
Уверен, что дует ветер,
не может не дуть – пора,
но я его не заметил,
прошляпил его с утра.
 
 
Ах, мне бы проснуться раньше,
а я проспал, боже мой,
и все до одной мурашки
заторопились домой.
 
 
Но нет ни тоски, ни грусти —
пожалуй, наоборот,
пока муравьи и гуси
меня переходят вброд.
 

«и распрощавшись со страной…»

 
                              и распрощавшись со страной
                              стою у яффских врат
                              но ощущение в груди
                              уже который год
                              как встреча штирлица с женой
                              в кафешке «elefant»
                              под музыку тариверди
                              евангелие от
 

«Покуда зеленели вязы…»

 
Я с миром был в любовной ссоре.
 
Роберт Фрост

 
Покуда зеленели вязы
и дождь позднеиюльский лил,
я с миром в ненавистной связи
непрекращающейся был.
 
 
Мир говорил листвой зелёной,
и говорил журчаньем птиц,
но не было для уязвлённой
души пределов и границ.
 
 
Она, ища, не находила
того, что было рядом с ней,
и затемняла, и темнила,
и тенью сделалась теней.
 
 
Она и видела вполглаза,
она и слышала едва,
покуда дымом «Голуаза»
не стала в октябре листва.
 
 
А птицы пели еле-еле,
и вскоре замолчали вдруг,
пока совсем не улетели
и не облюбовали юг.
 
Рейтинг@Mail.ru