Стихи для галочки

Феликс Чечик
Стихи для галочки

«зеленеет листьев медь…»

 
зеленеет листьев медь
на прибрежном парапете
не писать как умереть
и не жить до самой смерти
 
 
то ли яуза-река
то ли брента то ли лета
я пожалуй жив пока
написав с утра вот это
 

«это как если бы я возвратился…»

 
                       это как если бы я возвратился
                       в лето и зной олимпийского пинска
                       горе сыновье и в небе медведь
                       снова и снова смотреть и реветь
 
 
                       хвойные запахи памяти оной
                       без потолка и в отсутствии стен
                       это высоцкий в москве раскаленной
                       или потом на таити дассен
 
 
                       это как если бы «не было-было»
                       родина песнями сердце вспоила
                       чтоб устанавливать с мылом и без
                       чудо-рекорды июльских небес
 
 
                       это… а рядом во гробе хрустальном
                       или в дубовом не все ли равно
                       папа вдруг ставший из близкого дальним
                       светом автобусным и не темно
 

«как снегом занесённый куст…»

 
как снегом занесённый куст
за столько зимних лет
оттают оживут к весне
рассеивая тьму
мои товарищи на вкус
товарищи на цвет
на языке понятном мне
и больше никому
 

«По дороге без конца…»

 
                                 По дороге без конца
                                 едем спозаранку.
                                 На коленях у отца
                                 я кручу баранку.
 
 
                                 Слева леса непролаз,
                                 справа луг и поле.
                                 И рычит и воет ЛАЗ
                                 будто зверь в неволе.
 
 
                                 Пассажиры дремлют и
                                 мчатся без движенья.
                                 От бензина и любви
                                 головокруженье.
 
 
                                 В небе рядышком звезда.
                                 Ленинград далече.
                                 До свиданья. До свида…
                                 И до скорой встречи.
 

«Мир ошибок и милых…»

 
Мир ошибок и милых
несуразностей – вдруг,
будто банный обмылок,
ускользает из рук.
 
 
Проржавевшая шайка,
паутина в печи,
и душа-попрошайка
пересохла почти.
 

«двенадцать лет и в горле ком…»

 
                              двенадцать лет и в горле ком
                              отвергнут дамой бессердечной
                              мне безразлично на каком
                              непонимаемым быть встречной
 
 
                              и заливались соловьи
                              и перешёптывались с ветром
                              на языке моей любви
                              неизъяснимо-безответном
 

«И не ставя ни в грош…»

 
И не ставя ни в грош,
он поверить готов
в пионерскую дрожь
патриарших прудов,
 
 
в позолоченность риз
тополей и берёз,
где Чайковского из
лебединый вопрос.
 
 
Он готов. Он всегда.
Он поставил на риск.
Замерзает вода.
И парит фигурист.
 
 
Он летит. И назад
нет пути у него.
Как осенний закат
красный галстук его.
 

«А скажите-ка, братцы…»

 
Собирала мне мама мешок вещевой.
 
А.Межиров

 
                              А скажите-ка, братцы,
                              с чего это вдруг
                              мне навязчиво снятся
                              казарма и друг?
 
 
                              Тридцать лет и три года
                              пролетели как день,
                              и осталась от взвода
                              и растаяла тень,
 
 
                              и не просят сегодня
                              батальоны огня,
                              только память, как сводня,
                              вцепилась в меня,
 
 
                              бесконечные стрельбы,
                              и мороз, и пургу
                              позабыть бы хотел бы,
                              да уже не могу.
 
 
                              Не из танковых башен
                              полка моего
                              я смотрю, как по нашим
                              наши бьют огнево,
 
 
                              а из теплой постели,
                              из прекрасного не
                              сновидения теле-
                              репортаж о войне.
 
1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru