Слава. Наследник

Евгений Щепетнов
Слава. Наследник

Девушка захватила прицелом один из кораблей и мгновенно подала мысленный импульс позитронному мозгу. Тот подхватил приказ, и через миллисекунду два бластера «Урала» выбросили серии белых с фиолетовым оттенком лучей, вмиг испаривших двигательный отсек преследователя. Крейсер окутался чадящим пламенем, завис в воздухе и, переваливаясь, как утка на волнах, полетел вниз, на планету.

Второй, видя такое дело, бросился наутек, но Петр, бывший летчик-афганец, сделал красивый переворот и вывел двигатели «Урала» на полную мощность, используя для ускорения инерцию корабля. Чужак был вынужден развернуться, потеряв импульс движения, и «Урал» легко нагнал его.

К этому времени накопители «Урала» успели наполниться для следующего залпа всей бортовой артиллерией, и супостат получил весь заряд «пролетарского гнева» – как выразилась Наташка, радостно наблюдая за падением второго врага.

Через полминуты тот врезался в Алусию, выбросив в голубые небеса огненный гриб и столб дыма. Похоже, что взорвались накопители энергии.

Наташа облегченно вздохнула, сняла шлем управления и показала Петру на экране большой палец:

– Молодец, афганец! Выношу тебе благодарность с занесением на мозговую оболочку!

– Ты тоже молодец, – ухмыльнулся тот, изобразив огромный большой палец, вылезший из корабельного пола. – Красиво срезала обоих.

– Не зря я столько лет сидела в «Соргаме», – скромно заметила та и с облегчением отпустила захваты кресла. – Терпеть не могу эти штуки! Мне кажется, что они меня просто душат. Как осьминоги какие-то. Все, ребята, можете расслабиться.

И, как будто откликнувшись на ее слова, корабль вдруг вздрогнул, будто по нему врезали огромной кувалдой, и в рубке стало тихо-тихо.

– Двигатели встали! – озабоченно сказал Петр. – Держитесь! Сейчас будет очень жестко!

Наташа снова включила захваты и нажала кнопку, надевающую шлем бронескафандра на голову – он находился в виде капюшона на спине.

Удар! Еще удар! Скрежет! Корабль два раза подпрыгнул, как лодка на крупных волнах, пробороздил поверхность Алусии и застыл, до половины уйдя в поросший лесом холм.

– Что это было, Петр? – Наташа освободилась от шлема и вытерла рукой тонкую нитку крови в углу рта. Как ни береглась, а все-таки физиономией приложилась.

Молчание. Потом на экране замелькало, замельтешило… лицо Петра искажалось, будто в плохой телепередаче, потом все-таки устоялось, и мужчина с экрана сказал:

– Диверсия. Нам каким-то образом заложили ядерный заряд малой мощности. Мину. Если бы он рванул пораньше – нас бы добили эти корабли. Видимо, у Эндрана заложили бомбу.

– Это не он, – решительно отвергла Наташа. – Скорее всего куплен кто-то из охраны. Потом выясним кто. Впрочем, уверена, его уже нет в доме Эндрана. А может, и в этом мире. Плевать. Главное – лететь можем?

– Нет. Двигательный отсек разбит. Кумулятивный ядерный заряд – двигатели полностью выведены из строя.

– Где наша охрана была, когда заряд закладывали? – неприязненно ощерилась Наташа. – Вы какого хрена деньги получаете, если всякая сука может так запросто подойти и заложить мину, а? Пока командиры ходят, решают мировые проблемы, вы тут спите, сволочи?

– Не ругайся, – угрюмо ответила Сильмара. – Мину могли прицепить на вылете из портала. Она размером-то… с кулак. И поле ее не возьмет. Похоже, это пробелы безопасности Эндрана, не наши. Да и без толку сейчас решать, кто виноват. Потом выясним. Петр, определись, где мы находимся. И вызови «Соргам», пусть прилетит за нами. Опять расходы: «Урал» теперь на неделю, не меньше, выведен из строя, и это в случае, если мы оплатим двойную цену за скорость ремонта. А так – точно на месяц.

– Связь не работает, – ответил Петр. – И это… ребята, похоже я сейчас законсервируюсь. Энергетические установки дохнут. Накопители разряжены. Так что – пока без меня. Не поминайте лихом.

Экран погас, и экипаж остался сидеть в темной рубке. Откуда-то запахло горелым пластиком, чем-то сладким, непонятным, зажурчала жидкость – то ли охлаждающие элементы пробило, то ли…

– Приготовились все! – скомандовала Наташа. – Надеть шлемы. Оружие на изготовку. Я вспомнила: мы в плохом районе сели.

– Сеннан? – понимающе кивнула Сильмара.

– Они. Будьте осторожны, мы на территории вражеского Роя. Без команды огонь не открывать: все равно бесполезно, порвут, а так хоть есть шансы поторговаться. Наши все равно выкупят или отобьют.

Она нажала кнопку, коммуникатор раскрылся, и в дисплее показалось лицо Семена, мозга корабля «Соргам». Он был спокоен, с двух слов понял, что произошло. Кивнул головой и скрылся с экрана. О чем говорить? Координаты падения засек, теперь осталось связаться с Матерью Роя Шиннун. Пусть керкары сами решают, как их выручить.

Тоскливое ожидание не затянулось. Через пять минут после того как Семен исчез с экрана коммуникатора, в коридоре послышался топот множества маленьких ног, и в рубку ворвался отряд разумных многоножек керкаров, хозяев подземного и наземного мира Алусии.

Ни один корабль не мог сесть на планету без их разрешения. Тех, кто терпел крушение, ждала неминуемая смерть: керкары испокон веков враждовали с зелеными и убивали всех, до кого могли дотянуться своим оружием.

Их было много – рубка буквально заполнилась светлыми телами, перетянутыми ремнями перевязи. Каждый из керкаров имел меч-копье, и у многих на плече были пристроены лучевики – стоит только подумать, и смертоносный луч летит в цель.

Еще секунда, и началась бы бойня, уцелеть в которой не было шансов ни у кого. Конечно, люди положили бы множество керкаров, но их было много, слишком много – сотни, тысячи, и Мать Роя, не жалея, посылала их в бой. Надо будет – еще нарожает. Отложит побольше яиц и все.

Строго говоря, они все были придатками Матери, ее органами. Хотя и обладали своей волей. Они не могли противиться воле своей прародительницы и, если бы она приказала, умерли как один, но порвали бы врага.

Положение спасла Наташа: она вдруг страшно завизжала, и вся масса керкаров ошеломленно остановилась, глядя на безумную землянку, испускающую ультразвуковые волны. Потом она громко крикнула:

– Я буду говорить с Матерью Роя! Слава! Я от Славы! Переговоры! Торг!

Керкары постояли, видимо, обмениваясь информацией с Матерью, потом один из них, ничем не отличающийся от остальных, вышел вперед и скрипучим, пощелкивающим голосом произнес:

– Что хочешь сказать Матери? Говори через меня, она все слышит.

– Вы из Роя Сеннан?

– Да. – Странное, как будто нарисованное, «лицо» гигантской многоножки было невозмутимо. На «лицах» этих существ не отражались эмоции, поэтому нельзя было понять по внешности, сердятся они или смеются – только по интонации, и то не всегда.

– Вы в состоянии войны с Роем Шиннун?

– Да. И с их союзниками тоже. Какие переговоры вы предлагаете? Какой торг?

– Я предлагаю вам заключить союз. Мы прилетели ради этого. Но не долетели – нас по пути подбили. Наше предложение – прекратить войну и заключить договор.

– Договор о чем?

– Договор о сотрудничестве, дружбе. Такой же договор, который мы заключили с Роем Шиннун. Мы предлагаем выделять нам воинов, которые будут летать на наших кораблях и воевать с людьми. За это Рой будет получать плату – товарами. Кроме оружия. Мне не хотелось бы, чтобы вы продолжали войну с Роем Шиннун.

– Вы поддерживаете Шиннун, даете им любое оружие. Но нам в нем отказываете. Вы хотите нас обмануть. Нет. Я отказываюсь заключать такой договор. Сдайте оружие, иначе вы будете убиты. Вашу судьбу решит Сбор Роев. Возможно, вы будете убиты. Но, может быть, мы обменяем вас на оружие. Снимите оружие и броню. Немедленно.

Наташа кивнула Сильмаре, охранникам и нажала кнопку. Броня раскрылась, освободив содержимое, и керкары тут же подхватили землянку под руку, стрекоча и шевеля жвалами. Лучемет, коммуникатор – все было сорвано с девушки так, что на ее теле остались ссадины и синяки. Она негромко материлась, потирая руки и наблюдая, как вылущивали из брони ее спутников.

Всего людей было двенадцать: Наташа, Сильмара и десять человек охраны – семь мужчин и три женщины. Охранники оказались в лучшем положении: на них была легкая одежда, надеваемая под скафандры, Наташа же и Сильмара стояли голышом. Впрочем, насколько они знали, в пещерах керкаров было не так уж и холодно, так что смерть от переохлаждения им не грозила.

Многоножки снова застрекотали и, толкая людей перед собой, вывели их в коридор, провели по длинному трюму, где обычно стояли флаеры – сегодня как на грех их не взяли. Впрочем, скорее всего они не выдержали бы столкновения с планетой: угол, где они обычно стояли, был практически полностью уничтожен – лучи светила легко и свободно вливались в громадную дыру, способную пропустить троллейбус.

«Немудрено, что корабль сдох, – грустно констатировала Наташа, – если у него всю корму разнесло! Все-таки невезучий этот «Урал» – только сделали, и опять ему досталось. Ну что за свинство!»

Светило уже склонялось к горизонту, и Наташа прикинула время – около восьми вечера. «Соргам» на орбите одной из лун, на погрузке, так что рассчитывать на него не приходится. Остается только вести переговоры и надеяться, что керкары не решат их прибить. Неудачно как-то получилось. Так хорошо вначале – сейчас бы уже сидели в «Соргаме», пили холодное пиво и закусывали креветками – и вот, на тебе! Что за невезуха!

Хорошо хоть башмаки остались: сухая трава больно обдирала ноги, а если бы шли босиком – труба! Хотелось пить, синяки и ссадины, полученные от ударов многоножек, зверски болели, напоминая о прошлом.

Наташа вздохнула и посетовала на то, что нет в мире совершенства, а еще – что Слава где-то далеко. Так надоело быть сильной, умной, невозмутимой. Так хочется побыть раздолбайкой, чтобы кто-то о тебе заботился, ругал, любил… ласкал. Побыть женщиной, а не главой корпорации «Слава».

Месяц срока до вторжения на Землю, а она тут бредет по тропе под палящим солнцем. Надо срочно что-то делать! Эдак можно тут и остаться. Но помереть легко – надо выбраться, да еще и прикрыть своей грудью родную планету. От этой мысли ей стало смешно: какой грудью прикрыть – левой или правой? Они симметричны и прекрасны. Жаль, если их сожрут какие-то разумные насекомые.

 

От этой мысли ей стало страшно и горько, хотелось плакать, но она продолжала гордо идти впереди пленников, всем своим видом выражая уверенность в скорой победе. Слава, Слава, какого черта ты пропал? Куда девался?!

Темный зев вентиляционного тоннеля принял изнемогающих от жары людей, освежив воздухом, исходящим из подземных поселений керкаров. Пахло чем-то странным – так пахнут раздавленные клопы. Запах керкаров – вот что это было. Запах тысяч насекомых, выделяющих свои феромоны.

Наташа знала структуру Роя: во главе его стояла Мать – громадная туша, размером с легкий крейсер. У нее была голова обычного керкара, хранящая в себе многовековые знания всего Роя. Все остальные фигуры в большей или меньшей степени были подчинены Матери и выполняли ее распоряжения. Как части тела, как руки и ноги человека. Если кто-то из керкаров погибал, Мать производила новые яйца, откладываемые в Купель, и поголовье рабочих особей пополнялось.

Историю конфликта керкаров Наташа знала неплохо. Мятежные Рои, не подчиняющиеся Шиннун, хотели немедленной войны с зелеными и были против контакта со Славой и его подчиненными. Кроме того, Сеннан не желали усиления Роя Шиннун, считая, что те не по праву заняли лучшие земли на планете. Чем, в общем-то, не отличались от людей. Те тоже всю историю человечества воевали за большие и малые клочки земли, от дачных соседей до громадных государств. Нет ничего нового под солнцем.

Тоннель спускался все ниже и ниже, пока не уперся в большой, перпендикулярно идущий ход, освещенный какими-то люминесцирующими грибами. Один из охранников из любопытства хотел их потрогать, но керкар, сопровождающий их с правой стороны колонны, так резко и угрожающе свистнул мечом, что охранник чуть не остался без руки. Сильмара выругалась:

– Какого черта трогаешь? Ничего без спросу не трогать, никого не задевать, ничего не говорить! Вы должны выжить! Не злите насекомых! Это вам не люди!

И тут же сама получила удар рукоятью меча в поясницу. Керкар что-то прощелкал. И, как ни странно, Наташа его поняла. Он сказал что-то вроде: «Чего расстрекотался, червяк недоделанный? Молчи, костлявая!»

Наташа перевела слова, Сильмара хмыкнула и задумчиво посмотрела на Наташу:

– Ты откуда язык-то знаешь?

– Да дьявол ведает – поняла, и все. Видимо, пока в корабельной колбе плавала, выучила. Тсс… а то еще врежет, гад. Они нас ни во что не ставят.

– Напрасно, – усмехнулась Сильмара и тоже замолчала, углубившись в свои мысли.

Глава 4

– Ты все слышала?

– Ага. Ты информацию из них выкачал?

– Само собой. Только не из них, а из него. Завтра подлетай к зиккуру, мы тебя подберем. Будь осторожна – там какие-то летающие твари болтаются в воздухе, на меня напали. И они разумны.

– С чего решил? Может, просто какие-то хищники?

– Нет. Они переговаривались. Отдавали команды. Это разумные твари.

– А тебе не кажется, что это какие-то аватары Хозяина?

– Все может быть. Думаешь, что-то вроде ботов-наблюдателей? Не удивлюсь. Мы тут вообще ничего не знаем. Но – узнаем. Может быть. Скучаешь без меня?

– А то! Тебе-то чего – красотка рядом… симпатичная?

– Ну-у… твой вопрос грешит неточностями. Во-первых, не рядом, а в своей спальне. Плюс отец просил, чтобы я не развращал его невинную дочь. А я всегда выполняю обещания, ты же знаешь. Во-вторых, с чего ты решила, что она красотка? Может, страшнющая мегера?

– Да ладно! Только не вешай мне лапшу на уши! То-то ты так мурлыкал, когда с ней разговаривал! Вы, мужики, даже не замечаете, как меняетесь рядом с красотками. Кстати, какого черта ты включил коммуникатор так поздно? А если бы тебя сожрали, пока ты там валялся у скалы?

– Почему поздно включил? Болван потому что. Что еще сказать?

– Ничего. Все ясно. Кроме одного: красотка или нет?

– Как тебя замкнуло! А если красотка – и чего?

– Ничего. Просто… Так красотка или нет?

– Да красотка, красотка! Ноги от зубов, глазищи как озера, попа твердая, как орех, грудь торчит вперед – что-то вроде тебя.

– Так я и знала! Красотка! Кстати, ну-ка, ну-ка – а чего там насчет попы? Ты ее лапал! Развратник! Вот стоит мужика выпустить за порог, а он уже попы лапает!

– Ничего я не лапал. Отнес в спальню, и все. Не бросать же девчонку на пол. Да ей всего лет семнадцать, выглядит на шестнадцать. Какие тут амуры?

– Ну, конечно! Для вас, кобелей, самый возраст! Так и думаете, как нимфетку захомутать.

– Ничего не думаю. Мне тебя хватает. Вернее, не хватает. Сейчас с удовольствием взял бы и…

– Рассказывай, рассказывай… ага, так, так… а еще что бы сделал? Ну-ка… так, подробнее… ага, вот-вот… Ох! Хорошо-то как! Будто с тобой побыла.

– Бесстыдная ты! Отключаюсь, я тебе не секс по телефону! Развратница!

– Можешь отключаться. Я уже все. – А голос сонный, ленивый. – Как будешь подъезжать к месту – вызовешь. Хорошая вещь – коммуникатор… хорошо, что у Шарги заработала связь. Все, спим…

Слава нажал кнопку коммуникатора, улыбнулся и откинулся на подушку, пахнущую степной травой. Ему и вправду хотелось, чтобы рядом оказалась Лера. Отвык уже без нее засыпать, хочется, чтобы рядом кто-то дышал в подмышку…

Утром его разбудили шаги – по комнате кто-то тихо ходил, и он тут же проснулся, сквозь полуприкрытые глаза наблюдая за комнатой. Потом совсем открыл глаза и, усмехнувшись, сказал:

– Доброе утро. Чего ищешь?

Девушка испуганно выронила штаны Славы из рук и, смущенно теребя подол сарафана, призналась:

– Хотела посмотреть, что за штаны у тебя такие. Не эти, а вот те, короткие. Никогда не видела. Это у вас такие шьют? Они какие-то странные… совсем без швов и ниток.

Надия присела на постель Славы и как бы невзначай коснулась пальцем его колена, выглядывавшего из-под одеяла:

– А откуда ты прилетел? У тебя есть жены? Дети?

– Прилетел издалека, – ответил Слава, задумчиво следя за пальцем девушки, гулявшим по простыне. – Жены есть. Две. Одна тут, на корабле, другая – очень далеко, не знаю где.

– Как это – не знаю где? Ты бросил где-то свою жену и не знаешь, где она?

– Получается, так, – усмехнулся Слава. – Забыл дорогу к ней. Надеюсь, вспомню.

– А твоя здешняя жена красивая? – задумчиво спросила девушка. – Красивее меня?

– Хм… красивая. Как ты. Вы чем-то даже похожи.

– Правда?

Надия помолчала, потом снова коснулась голого колена Славы и тяжело вздохнула:

– А тебе еще жена не нужна?

– Мне так-то двух хватает, – снова усмехнулся землянин. – А чего это ты спросила? Хочешь меня тут женить?

– Я хочу за тебя замуж, – просто сказала девушка.

– С какой стати? За первого встречного, подобранного на улице бродягу? У тебя как с головой, в порядке?

– В порядке у меня с головой, а вот с женихами совсем не в порядке. Какие-то противные все! А еще – меня сам Командир сватает. Мерзкий урод! Говорят, он жестокий, бьет своих жен. А еще – награждает ими своих приближенных.

– Как это – награждает? – не понял Слава.

– Как? Вот понравился ему какой-то из капитанов – он может послать к нему на ночь свою жену. В знак благоволения. И они не имеют права отказываться, иначе получат наказание. И жены, и подчиненные. Ты бы хотел, чтобы тобой награждали? Спать с какой-нибудь уродкой, потому что твоя жена тебя послала ее удовлетворить?

– Кхе-кхе, – закашлялся Слава и посмотрел на коммуникатор, пристегнутый к руке. Он был выключен. Интересно, что сказала бы Лера на такое заявление.

– Не хотел бы. Но она и не пошлет. И никто не пошлет. А что мешает тебе уйти из этого селения?

– А ты считаешь, что в других местах лучше? Там свои правила, а приблудная девица, да еще красивая, абсолютно бесправна. Возьмут в наложницы, да и все. Ну… кроме поселения Воительниц. Так там свои проблемы – я там буду убогой, хилой уродкой. Они с детства занимаются воинскими искусствами, а я умею лишь торговать. В поселениях негуманоидов тоже не нужна. Зачем им люди? Если только пообедать ими… Улетела бы отсюда, куда глаза глядят – так все надоело, просто до тошноты. Одни и те же рожи. Одни и те же заигрывания. Каждый день похож на другой. Как только я стала девушкой, так и началось – уже с десяти лет – все лезут, предлагают, хотят меня. А я никого не хочу. Кроме тебя, пожалуй. Так что, возьмешь меня в жены?

– Хм… так неожиданно… я даже растерялся, – рассмеялся Слава. – Твой отец просил сохранить тебя в целости, так что ты вначале с ним реши. А еще – с моей женой. Может, ты ей еще не понравишься! Как тогда я могу ввести тебя в свой дом? – Слава фыркнул, изображая, что закашлялся, и Надия заботливо постучала ему по спине, наклонившись над постелью и упершись упругой грудью прямо в лицо. Под тонкой тканью чувствовались твердые соски, а пахло от девушки чем-то пряным, слегка горьковатым, как будто полынью.

Слава отпрянул от заботливой претендентки и накрылся одеялом: он же обещал отцу, но он же не железный! Девушка сама лезет к нему в постель, а он здоровый, половозрелый мужчина.

– Дай-ка я оденусь, – попросил он, намекая на то, чтобы девушка вымелась из комнаты и не испытывала его терпение.

Надия удивленно посмотрела на него, потом пожала плечами и встала с постели:

– Одевайся. Вот твои штаны, рубаха. – Она подала их Славе, стоя в метре от кровати, и он, усмехаясь про себя, был вынужден встать как есть, голышом, стараясь скрывать свое возбужденное естество. Что, впрочем, далось ему с трудом.

Девушка беззастенчиво его рассматривала и, удовлетворенно кивнув головой в конце осмотра, с удовольствием сказала:

– Да, именно таким я тебя и представляла. Я тебя видела только с крыльями и хвостом… Скажи, а вы все можете так менять свое тело? И жена твоя так может?

– Может. Я и жена можем, – пояснил Слава, задумчиво осматриваясь по сторонам и ища взглядом туалет.

– Вон туда, – поняла его девушка. – Свет включается справа. Если хочешь принять душ – вон там можно пустить воду. Тебе потереть спину?

– Н-нет… – с запинкой ответил Слава и плотно прикрыл дверь заведения перед носом девушки, ничтоже сумняшеся ринувшейся за ним. Этого только не хватало!

Ну что же, все миры отличаются по-своему. Этому миру, похоже, обычные для землянина условности были незнакомы. Впрочем, может, это только Надия такая бесстыдная? Покопавшись в памяти, обнаружил: нет, совсем нет. У аборигенов не было понятия стыда в том понимании, что у землян. Одежда служила, чтобы укрывать от непогоды, а не для того, чтобы никто не увидел тела. Впрочем, разве на Алусии не то же самое? Раса-то та же. Но здесь это вообще слишком резко обозначено.

Он сполоснулся под струей теплой воды, обсушился под большой сушилкой теплого воздуха в углу (опять поразил контраст и смешение средневековости и космической цивилизации), оделся и пошел в столовую. За столом его ждали. Хозяин дома нетерпеливо постукивал пальцами рук по столу и был хмур как туча. Его дочь сновала между микроволновкой и столом, выставляя различные блюда, источающие пар в утреннем воздухе и распространяющие вкусный запах, почему-то напомнивший Славе о школьной столовой. Он сел напротив Аруста и внимательно посмотрел в лицо мужчине. Тот поднял темные глаза на гостя и укоряющее сказал:

– Ну я же просил не морочить голову Надие! Ты же обещал!

– Я и не морочил, – пожал плечами Слава. – По-моему, как раз она мне морочила. Я ей ничего не обещал, вообще ничего. Потому твои упреки беспочвенны.

– А как же она говорит, что ты пообещал взять ее в жены? Что ты увезешь ее на своем корабле? Ты понимаешь вообще, что говоришь? Отсюда никуда не улетают! Корабли, которые сели на планету, никуда никогда не улетают! Зачем внушать беспочвенную надежду глупой девчонке? При том – зачем ей лететь, когда тут у нее все есть: дом, достаток – все, что душе надо! А скоро будет и муж…

– Это Командир, что ли? – не выдержал Слава. – И ты допустишь, чтобы она служила для него игрушкой? Не жалко дочери?

– Это она тебе нарассказала? – усмехнулся Аруст. – Да ты слушай ее больше! Во-первых, не такой уж и плохой этот самый Командир. Довольно справедливый человек, получше многих. У него она будет жить под защитой, всегда в сытости, одета, обута. Дети будут обеспечены. А то, что у него свои понятия, как обращаться со своими женами, – так что же, женщины должны знать свое место. Они предназначены, чтобы ублажать мужчин и слушаться мужей. Неужто нам жить так, как живут эти бессовестные бабы из Стражи? Они по нескольку мужей имеют и обмениваются ими! Это что, правильно?!

 

– Правильнее обмениваться женами, что ли? – усмехнулся Слава.

– А почему нет? Если человек хороший! Опять же обновление крови, если родится ребенок. Вы, инопланетчики, этого не понимаете.

– Не понимаем, – сухо сказал Слава и благодарно кивнул девушке, поставившей перед ним чашу с котлетой и каким-то овощным рагу. На вкус вполне приличным, определил он, попробовав.

– Ну вот! – воодушевился Аруст. – Главные – это мужчины. Женщины – нужные существа, но они должны знать свое место. Моя жена тоже не особо понимала, как себя вести. Не понимала, что иногда нужно, чтобы породниться с важным, нужным человеком, пустить его в спальню к твоей жене.

Слава закашлялся и попробовал представить себе эту картину: важный человек, вылетающий из спальни, как ракета, и врезающийся в косяк. За ним следом Лера с горящими глазами, похожая на Медузу Горгону… Ему стало смешно, и он с трудом проглотил кусок котлеты, старательно запивая ее горячим напитком, напоминающим компот.

– Ты что смеешься? – подозрительно спросил Аруст. – И ничего смешного. Так вернемся к разговору о моей дочери: она должна остаться и выйти замуж за Командира. Имеющий такого зятя далеко продвинется в нашем поселении. Она ему нравится, он уже дал часть подарков за нее, через месяц заберет в свой дом, так что не крути ей мозги. Ясно?

– Ясно, – мирно сказал Слава, но ему хотелось треснуть этого человека по башке. Хотя… кто он такой, чтобы судить аборигенов? Они здесь главные, они здесь живут – у них свои законы, пусть даже эти законы и несовершенны. Он прилетел-улетел, а им тут жить. А девчонку все равно жалко. Хорошая девчонка! Он украдкой посмотрел на Надию – она и вправду была прекрасна. Настоящая фотомодель. Вчера он не совсем внимательно ее рассмотрел, не до того было, а сегодня при дневном свете увидел – очень соблазнительна.

Усилием воли он загнал мысли о девушке поглубже в голову и сосредоточился на главном: как ему найти доступ к супермозгу планеты? Где он находится?

– Аруст, – прервал он измышления мужчины на тему роли женщины в жизни мужчины, – скажи, по вашим легендам: где находится вход к Хозяину?

Собеседник осекся на фразе: «…если женщина хорошо ублажает мужа, то и уважения к ней больше», – и замер, раскрыв рот. Потом брезгливо сморщился:

– Тебе зачем эти бредни? Не вздумай туда лезть!

– Куда лезть? – насторожился Слава, сделав стойку, как охотничья собака на перепела.

– Ну туда, к Хозяину.

– Да куда – к Хозяину, демоны тебя забери! – рассердился землянин. – Можешь ты четко указать, где находится вход к Хозяину! Про женщин вон как пел, а тут сразу язык заткнул в одно место!

– Да кто знает, – уклончиво сказал Аруст, потупив глаза. – Поговаривают, что озера и есть двери к Хозяину. А он сам сидит в центре Саранга и видит все, что на планете делается. А главный вход якобы в озере Шарс, на севере. Только соваться туда нельзя – полужабы терпеть не могут людей, не общаются с нами. Увидят человека возле озера – убьют. Так что на север мы не ездим.

– А где там вход? Откуда входить? Где дверь?

– А я знаю? – пожал плечами Аруст. – Где-то есть. В озере. Только оттуда никто не возвращается. Спросишь: почему? Может, тонут, может, неразумные чудовища сжирают, может, полужабы. Все, кто ходил искать дверь, не вернулись. У нас так и говорят: отправьте его искать дверь к Хозяину, когда хотят, чтобы человек не возвратился. Ммм… что-то мы ушли не туда, куда надо… Что с Надией? Ты не заберешь ее?

– Надия мне не интересна, – отрезал Слава, стараясь не глядеть на сердитое лицо девушки. Потом помолчав, добавил: – Захочет уйти – и так уйдет. Я лично ей в этом препятствовать не буду. Но и содействовать не буду. Захочет улететь – она и сама улетит.

– Куда, куда она улетит?! – уничижительно хмыкнул отец. – Надо есть, пить – без денег она никуда не денется. Если только к тебе на корабль… но ты обещаешь, да, что сам ее не заберешь?

– Обещаю, что я никуда ее звать не буду, воровать не буду, в постель к себе тащить не буду, содействовать побегу не буду, – с легким сердцем пообещал Слава и подумал про себя, что за других он не отвечает. Лера такого обещания не давала.

– Когда поедете за твоей женой? – с облегчением спросил Аруст. – Она тут будет жить, с тобой?

– Теперь не знаю, – задумчиво протянул Слава. – А где у нас ближайшее озеро?

– На север день пути, – проворчал Аруст. – Все-таки нацелился на поиски двери? Ну и доброго пути. Я даже телегу тебе дам и пару дрозов. Езжай, ищи. Продуктов дам. Денег – немного. Поезжай, поезжай…

«Он хочет, чтобы ты погиб, – гулко раздался в голове Славы голос Шаргиона. – Это же ясно».

«Само собой ясно, – рассмеялся про себя Слава. – Но это и в наших интересах. Почему-то он решил, что я хочу завлечь его дочь в постель».

«Так ты же хочешь, – рассмеялся корабль. – От меня-то не скроешь, я – это ты. Я все чувствую».

«Только Лере не говори, ладно? – забеспокоился Слава. – А то невесть чего подумает. Сколько там километров до ближайшего озера?»

«Сорок. Тебе точную цифру дать?»

«Нет. Достаточно этой. А до озера Шарс?»

«Тысяча двести».

«М-да… расстояньице. Флаер бы… вмиг бы домчались».

«Нет уж, не рискуй».

«Кстати, а чего ты не предупредил Леру, что я там валяюсь как бревно? Возле скалы?»

«А зачем? Ты жив, восстанавливаешься – зачем ее беспокоить? Я почувствовал, как тебя прихлопнули… Если бы ты умер, я бы эти платформы спалил за секунду. И вокруг себя сжег бы все, до чего дотянусь. Пока он меня не прихлопнул. Так что можешь быть спокоен, я постараюсь за тебя отомстить».

«Вот это меня и беспокоит больше всего, – с чувством заметил Слава. – Постарайся, если со мной что-то случится, не производить таких деяний. Твоя задача – сберечь Леру. Если что – она станет твоим Посланником».

«Не обещаю, – грустно заметил корабль. – Я не смогу себя контролировать. Буду крушить все вокруг, пока не остановлюсь. Или не остановят. Ты перестань такие мысли в голове держать – ты меня расстраиваешь. Я не хочу, чтобы ты исчез. Прошу тебя, сделай так, чтобы ты был жив».

«Сам хочу!» – с усмешкой заметил Слава и снова обратил свое внимание на Аруста. Весь обмен мыслями прошел за несколько секунд, так что собеседник ничего и не заметил.

– Я его отвезу, – вмешалась Надия. – И за женой отвезу, и к озеру.

– За женой вези. А к озеру – нет! – отрезал отец. – Ты мне тут нужна. Он и сам справится. Видела, как он управляется с дрозами? Лучше, чем мы с тобой. Так что поедет сам. Даже и не думай ехать с ним, выгоню из дому! Мне еще с Командиром проблем не хватало!

Слава хмыкнул и спросил:

– Сейчас можно поехать к зиккуру? Отвезешь?

– Она отвезет. Собирайся! – отрывисто скомандовал Аруст. – И сразу назад. Тут ехать туда-обратно пару часов. И будешь помогать мне в лавке. А ты… я обещал тебе повозку и дрозов – ты их получишь. И продуктов. И уезжай, не мути тут воду.

– Не буду, – легко согласился Слава, встал и пошел наружу. Ему не хотелось находиться в доме, и Аруст был неприятен. И повозка его была не нужна – он задумал другое. На кой черт ему повозка, когда он может долететь до озера меньше чем за час. И вообще, на кой черт ему эти поселения? Он и без них обойдется. Все, что нужно, узнал – и пусть они сидят в своем тесном, гнилом мирке, паразитируют на Космодроме.

Через полчаса Слава ехал в повозке, запряженной двумя дрозами. Надия сидела на козлах, злющая, как черт, и молча погоняла шестиногов, злобно оглядывающихся на своих хозяев. Слава устроился позади, под навесом, сделанным из кусков корабельного пластика, и внимательно разглядывал городок, через который они проезжали, – вчера он не мог его видеть, так как лежал в телеге, укрытый пологом.

Городок как городок. Если не знать, что на другой планете, то никогда этого и не скажешь. Будто опустился на сто лет назад и находишься где-то на Земле. Провинциальный городишка, можно сказать, село. Пыльная дорога, каменные дома, выстроившиеся в ряд, телеги с ездоками, обливающимися потом на жаре. Кстати, Слава заметил одну вещь: днем жара, но ночью было очень даже прохладно. Резко континентальный климат. Но зимы, похоже на то, здесь нет вообще. Почему? Лень было обдумывать. Тем более на таком солнцепеке. Не спасал и навес: как на грех ни одного дуновения ветерка. Надия надела легкий, очень легкий сарафан, просвечивающий на солнце, а на голову – широкополую шляпу, сплетенную из какого-то растения, наподобие соломки. Славе же пришлось париться в одежде, которую изготовила система обеспечения. Штаны и рубаха были довольно плотными и плохо проницаемыми для воздуха, потому Слава обливался потом и мечтал поскорее снять эту сбрую, как только выедет из города.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru