Семейные психологи

Евгения Ивановна Хамуляк
Семейные психологи

А ссоры были такие. Ваня записывал за родителями, которые расхаживали, как заведенные солдатики, из комнаты в комнату и размахивали руками:

– Интересная у тебя логика! Ты будешь пропадать с утра до ночи, а я должна взвалить на себя дом, и детей, и уборку, и еще успевать с любимой работой… А дети, между прочим, нуждаются во внимании: с ними надо делать домашние уроки и поделки! После этого вся квартира как после нашествия Мамая становится. Кто это будет убирать?!

– Пусть дети и убирают, – отмахивался Папа, ходящий по часовой стрелке от Мамы. – Или давай наймем домработницу.

– А кто их будет воспитывать, чтобы они после себя убирали? Домработница? – не унималась Мама.

– А пусть они не делают поделки! Пусть дураками растут… Я лично против лишнего мусора в доме. Мы вот не делали поделок – и ничего! Выросли как люди, – вдруг родители остановились, перевели дух, опять засверлили друг друга взглядами и начали хождение уже против часовой стрелки.

– А я знаю, почему ты отнекиваешься, – ехидно затараторила Мама. – Понимаю твою логику: мусор убирать – домработница, детей воспитывать – няня. Может, и жену захочешь заменить сиделкой?

– Опять началось, – с отчаянием взялся за голову Папа и вновь пустился по часовой стрелке.

– Только ты не думай, что это удастся! – угрожающе помахала пальцем Мама. – Я плохая мать! Это я соберу чемоданы и оставлю тебя, дорогой, справляться и с двумя детьми, и с мусором, и с уроками, и с подделками, а сама поеду в Таиланд свою мечту реализовывать…

– Интересно-интересно, и какая же это у нас мечта? – вдруг взъерошился Папа, и броуновское движение нелепых упреков устремилось вновь по часовой стрелке…

– А если бы ты проводил больше времени с женой, знал бы… – кинула, как голодному псу кость, Мама.

В общем, вечера проходили насыщенно…

Вы спросите, но при чем же здесь тлетворное влияние психологов?

При первых же неразрешимых трениях Потемкины по совету близкой дружеской семьи Веселовых – как раз того самого дяди Леши, у которого имелось восемь ресторанов, а с Папой Потемкиным прибавился девятый, – обратились к помощи проверенного психолога. В свое время, в бытность открытия первого ресторана, в который была вложена вся душа семьи Веселовых до последней капельки и который чуть не разрушил и семью, и бытность, и душу, уважаемый психолог посоветовал не сдерживать своих чувств, открыто обговаривать трудности «на берегу» и вместе приходить к единому мирному решению.

Вот с тех пор никто и не сдерживал своих чувств, но почему-то до мирных решений, по крайней мере у Потемкиных, никак не доходило…

***

В дверь позвонили, и мужчины поняли, что пожаловал психолог из дневника для обещанной беседы. Правда, вместе с ним, – точнее, с ней, – вошла и Мама, вернувшаяся с работы.

Взрослые представились и обменялись рукопожатиями, весьма приятными и дружественными, как вдруг Мама настороженно спросила:

– Может быть, вы хотите переговорить с Ванечкой отдельно? Или с его Папой отдельно? Отец оказывает на сыновей самое большое влияние. Я читала, что это очень хорошо для воспитания.

– А может быть, вы хотите переговорить отдельно с Мамой? – вдруг встрял Папа с ужасом в глазах. – Я читал, что мать – это главный человек в жизни ребенка. Неважно, мальчика или девочки.

Дети с удовольствием и вниманием крутили рыжеволосыми головами, будто следили за прыгающим мячиком пинг-понга, в который играли Мама и Папа. Наконец невидимый шарик свалился в руки психолога Светланы Ивановны Демченко, попросившей разрешения усесться в кресло и загораживая таким образом телевизор, на экране которого гиены наконец-то доели слона.

– Зачем же отдельно? Давайте поговорим вместе. Мария Ивановна очень хвалила Ванечку, предупреждала, что мальчик не просто умный, а даже в некоторой степени гениальный. То же самое, только про Васечку, говорила и Клавдия Ивановна, классный руководитель второго класса.

– А как же двойка в четверти по математике? – удивилась Мама, кивая на Ваню.

– И тройка по чтению? – зыркнул Папа на Васю.

– У многих гениев прошлого и современности были неполадки с тем или иным предметом, но это не умаляло их гениальности, оригинальности и избранности.

– Так вы думаете, проблема в нас? – с горечью спросила Мама, даже не глядя на Папу.

– Я не думаю, что у вас есть проблемы, – туманно начала Светлана Ивановна, а потом широко улыбнулась, завидев жалкие выражения лиц своих подопечных. – Скорее, просто временные трудности, – она огляделась по сторонам, отмечая ухоженность, чистоту, уют квартиры Потемкиных: везде были развешены милые картины с изображением цветов, леса и фей (очень похожих на хозяйку квартиры). Комнаты были проветрены, воздух приятно пах свежестью; громадный шкаф в зале глядел десятками книг на самые разные темы; мальчишечьи игрушки попадались на глаза, но не были разбросаны… Эти и многие другие детали отмечал профессиональный взгляд семейного психолога.

Так может выглядеть дом, где живет счастье, – сам собой сделался вывод.

– Причины могут быть самые разные. Совсем недавно, например, я побывала в гостях у новых учеников школы. Их замечательная дружная семья переехала из другой страны, и тоже появились трудности со школьными предметами, однако это вызвано стрессом из-за привыкания к новым обстоятельствам, языку, правилам, темпу жизни. Поэтому мой прогноз самый оптимистичный. В конце концов, школа когда-нибудь да закончится, а вот любовь и счастье останутся, если, конечно, поддерживать тепло, как в очаге.

Светлана Ивановна говорила так ласково и по-доброму, что Ваня с Васей заслушались. Их лица просветлели, как и лица родителей, и семья прониклась к гостье беспричинным приятием и доверием.

«Вот это психолог! И даже не кричит!» – отметил Ваня.

– Давайте все вместе вспомним, когда начались эти самые трудности со школой и дисциплиной, вдруг у этого тоже есть общая причина? – дружелюбно начала Светлана Ивановна. – Может, переезд или еще какие-то перемены?

Рейтинг@Mail.ru