Гав-мяу и сердца стук

Алла Тузенко
Гав-мяу и сердца стук

Посвящается всем, кто верит, что любовь спасет мир. Ребята, на вас держится этот летящий в тар-тара-ры шарик. Не подведите!


Татьяна Юхнавец

Тыр-пыр и Танечка

В то время я жил с хозяином Тони в небольшом домике на окраине города. Домик состоял из двух комнат, кухни и ванной. Я немного страдал от места проживания, так как был уверен, что с моей родословной я заслуживал хоромы побольше. Но такова судьба моя видно…

Я – дворцовая такса в пятом поколении и, на тебе, – попал в руки не к герцогу, не к князю, а к инженеру Антону Сергеевичу Перцову. Тони – тучный, громкий, но добрейшей души человек – жил один. Хозяин моей матери, герцог Игнат Викторович Заленев, подарил меня Антону за безупречно выполненную работу. Тони и дома был аккуратен. Маленькие окна украшали белые льняные шторы, на кремовом диване в позиции «смирно» стояли коричневые подушки, на полу расположился кофейного цвета ковер. В доме царила чистота. И я, такса с родословной, эту чистоту уничтожал. А все потому, что Тони назвал меня Тыр-пыром. Ну, сами подумайте, как можно жить с именем Тыр-пыр Вениамин Вилан Вольф Вальдемар V. Я сопротивлялся как мог.

– Ничего, Тыр-пыр, мы подружимся, вот увидишь, – Тони спокойно убирал за мной рваные тряпки, перья и опрокинутые вазоны. В такие минуты я прятался под кроватью в спальне на всякий случай, чтобы не схлопотать.

Жили мы так года полтора. Со временем я перестал дебоширить, и имя мое уже не казалось мне таким ужасным. Тони я полюбил всей своей собачьей душой. Мне нравилось залезать к нему на колени, растягивать и без того длинное тело, упираться мордой в мягкое пузо и слушать, как он переворачивает страницы очередной книги.

Танечка появилась в нашей жизни внезапно. Зимним вечером она позвонила в дверь. Я помню, что содрогнулся, словно предчувствовал что-то нехорошее. Антон поднялся с дивана, вышел в коридор, мельком глянул в зеркало, висевшее возле гардероба, подошел к двери и посмотрел в глазок. Все это время я путался у Тони под ногами.

– Это Татьяна Юрьевна, – с ужасом прошептал Тони, глядя на меня. Он снова посмотрел в глазок. Я чувствовал, что с этого момента жизнь моя изменится. То ли от страха, то ли от неизвестности я поджал хвост.

Тони отошел от двери, поправил рыжие кудрявые волосы, застегнул верхнюю пуговицу клетчатой рубашки, смахнул капли пота со лба. Неожиданно он поднял указательный палец правой руки вверх, посмотрел мне в глаза и пробасил:

– Ну, Тыр-пыр, не подведи!

Я замер.

В дверь снова позвонили. Антон вздрогнул и повернул ключ в замочной скважине.

– Антон Сергеевич, добрый день, – Татьяна Юрьевна часто дышала, – я вас не отвлекаю? Простите, очень важное дело. Мне вас Игнат Викторович порекомендовал.

Тони не двигался. Татьяна Юрьевна немного надавила на дверь:

– Можно я войду? Неудобно на лестничной площадке.

– Конечно, – очнулся Тони, – простите. Проходите. Я вас помню. То есть я видел вас там, у Игната Викторовича. Я Тыр-пыра забирал.

Татьяна Юрьевна поморщилась и вошла в коридор. Я думаю, что имя мое ей не понравилось, да и коридор тоже не приглянулся. Прижав сумочку к груди, Татьяна Юрьевна продолжила:

– Понимаете…

Антон перебил:

– А давайте чаю? Я быстро приготовлю, чайник уже на плите.

«Нечего суетиться. Пусть спрашивает, чего ей надо, и убирается. Чаю ей еще. Вся воняет непонятным веществом».

– Простите. Так чаю?

Татьяна Юрьевна сжалась:

– Хорошо. Чаю, так чаю.

– Ну вот и славно. Тыр-пыр, на место!

«Чего?», – я уставился на хозяина, но сразу понял, что шансов у меня мало. Рявкнул на всякий случай в сторону Татьяны Юрьевны и скрылся под диваном. Оттуда я мог наблюдать за ними обоими.

Сначала я уставился на хозяина. «Что это с ним? Носится с чайником, словно это не Татьяна Юрьевна, а принцесса на горошине. Подумаешь, тоже мне красавицу нашел, – потом я перевел взгляд на Татьяну Юрьевну. Она внимательно наблюдала за Антоном. Время от времени покусывала нижнюю губу и кивала головой, если Тони что-то спрашивал. – Руки у нее красивые, с этим не поспоришь. Ногти накрашены кремовым лаком в цвет нашего дивана, – мне понравилось, что руки она сложила на коленях – я не люблю, когда ими мотают туда-сюда. Я заметил, когда Тони смотрел на нее в упор, Татьяна Юрьевна стеснялась и поправляла темно-русые волосы. – Стесняется. Вот и правильно. И вообще не надо было приходить. Ходят тут всякие». Я отвернулся и засопел.

– Я вот по какому делу, Антон Сергеевич. В тот день, когда мы случайно встретились у Игната Викторовича.., – начала разговор Татьяна Юрьевна. Я снова посмотрел на обоих. Тони уже разлил чай и присел к столу напротив Татьяны Юрьевны.

– Да, я Тыр-пыра забирал, – оживился Тони.

Татьяна Юрьевна нервно пошевелила губами, словно услышала нехорошее слово. Я видел, что имя мое ей точно не нравится и обиделся.

– Тыр-пы… Ну, да. Я забирала свою девочку, щенка Кэти.

«Кэти», – в этот момент я мог бы расхохотаться, если бы мог хохотать, как люди.

– И вы тоже? Значит, мы почти родственники? – Тони улыбался.

– Я бы не стала так говорить, – Татьяна Юрьевна опустила глаза вниз, – я продолжу, если вы не против. Тони кивнул. – Кэти.., она погибла. Ее переехала машина, – Татьяна Юрьевна вынула носовой платок из сумочки, которую она не выпускала из рук, и высморкалась.

Тони молчал. И я тоже. «Жалко, конечно, все-таки это моя сестра, что ни говори».

– Я не могу без неё, – продолжила Татьяна Юрьевна, немного успокоившись, – я не могу. Я привыкла, что дома кто-то есть. А теперь я совсем одна.

– Может, вы снова возьмете себе щенка? – осторожно спросил Тони.

– Да я и хотела, – ответила Татьяна Юрьевна. Она снова высморкалась. – Я была у Игната Викторовича. У него щенков больше нет. И он… В общем, он посоветовал обратиться к вам. Другие не согласятся. А вы… Вам ведь не обязательно породистую собаку надо. А мне обязательно. Продайте мне вашего Тыр-мыра.

Я вспотел. Тони тоже. Я видел, как он медленно встал со стула, подошел к Татьяне Юрьевне и прошипел:

– Это не Тыр-мыр. Это, – он указал пальцем в мою сторону, – Тыр-пыр! Слышите вы?! Тыр-пыр! – Тони кричал. – И никто, никогда не посмеет отобрать его у меня! Тоже мне, дамочка. Вы что себе вообразили?

Татьяна Юрьевна закрыла лицо рукой, словно боялась, что ее ударят. Я вдохнул, выдохнул и снова замер.

– Простите меня, – Татьяна Юрьевна вдруг расплакалась. Слезы катились по ее щекам. Мне стало жаль ее. Я и сам заплакал бы вместе с ней, если б мог. Я решил, что должен был сделать для Татьяны Юрьевны хотя бы что-то: вылез из-под дивана и нассал на ковер прямо посередине. На всякий случай я гавкнул.

Татьяна Юрьевна успокоилась, посмотрела на меня, потом на Тони. Тони отошел от гостьи, вдохнул полной грудью и медленно направился ко мне. «Мне конец», – подумал я и зажмурился. Вернее, я подумал, что зажмурился.

– Сукин ты сын, – Тони еле сдерживался, но потом все же заорал. Он орал так же, как орал на Татьяну Юрьевну. – Сукин сын! Да что это за день сегодня такой?!

Тони повернулся к Татьяне Юрьевне и выпалил:

– А знаете, забирайте! На черта он мне нужен! Он вам под стать! Вы ведь тоже это, как вас там, голубых кровей! И делайте что хотите в своих дворцах.

Тони расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, подошел к окну, открыл его и не сказал больше ни слова.

Молчали долго. Но, может, мне это только показалось. Тони не отходил от окна. Неожиданно Татьяна Юрьевна посмотрела на меня, приложила палец к губам, потом безмолвно указала мне пальцем на диван. Я все понял и тихонько полез в укрытие. Татьяна Юрьевна встала, вышла в кухню. Через минуту она убирала за мной.

– Вы не волнуйтесь, Антон Сергеевич. Такое бывает. Говорят, когда у собак стресс, они могут вытворить необъяснимые вещи.

«О да, у меня стресс! Еще какой. Во-первых, меня хотят отсюда забрать. Во-вторых, Тони кричал. Он никогда раньше не кричал. А сейчас Тони не только кричал, он кричал на женщину. А потом на меня. У меня стресс!».

Я лежал под диваном и не сводил глаз с хозяина и гостьи.

– Что вы можете знать о стрессе, – тихо произнес Тони.

Татьяна Юрьевна встала, скомкала бумажное полотенце, влажное от моих ссак, и ответила:

– Наверное, вы правы. Я ничего не могу об этом знать.

– Не обижайтесь. И простите меня. Я не имел права повышать на вас голос. Простите.

Татьяна Юрьевна не ответила.

– Вы вот что, приходите нас навещать. Если желаете, конечно. Можете даже Тыр-пыра выгуливать. Или… я иногда в командировку уезжаю на пару дней, был бы благодарен, если бы вы присматривали.

Татьяна Юрьевна поправила локоны.

– Я приду. Спасибо вам, – она присела на колени и поманила меня рукой, – ну, Тыр-пыр, иди сюда, знакомиться будем. Для тебя я теперь Танечка.

Я мигом выполз из-под дивана, завилял хвостом и закрутился у коленей Татьяны Юрьевны. «Танечка, – твердил я про себя, – теперь это моя Танечка!».

Крутился я недолго. Я знал, что Тони терпеть не мог одиночества и подошел к нему, преданно глянул и гавкнул.

– Я знаю, Тыр-пыр, я знаю.

– А что он вам сказал? – Танечка встала с колен.

– Это он так в любви признается, – Тони улыбнулся, – коротко и ясно.

Гостья тоже улыбнулась.

С тех пор Танечка приходила к нам часто. Со временем она стала называть хозяина Тони. А Тони ее – Танечкой. Однажды Танечка сказала:

– Я купила новый дом. Давайте жить вместе. Вам понравится. Всем места хватит. Там есть большой сад. Для Тыр-пыра это будет раем.

От радости я завилял хвостом и представил, как ношусь по сочной зеленой траве.

 

– Давайте жить вместе. Только все счета буду оплачивать я, – было видно, что Тони тоже рад. Я думаю, что он тоже хотел бегать по зеленой сочной траве.

Мы переехали в новый дом и жили долго и счастливо.

Секс после, а сейчас – любовь

«Женщина с именем Аврора достаточно сложная, обладает неимоверным упрямством, самолюбива и импульсивна…», – Аврора перевела взгляд на окно и вздохнула, затем снова уставилась на монитор планшета, – «…у нее прекрасная интуиция, но именно она заставляет ее нервничать и переживать ежедневно… Час от часу не легче. Приехали».

Аврора переживала непростой период. Полгода назад ее бросил любимый мужчина. «А в 45 не так-то легко создать новые отношения», – Аврора снова вздохнула.

– Тебе хорошо, Крест, лежишь себе и в ус не дуешь. Вот скажи, как мне за месяц написать статью «После 45 секс только начинается»? – Аврора погладила ногой кота, развалившегося на краю кровати. – Да уж, писать придется. Где еще я найду такое тепленькое местечко? Журнал знаменитый, перспективный.

Черный кот Крест не шевелился. С Авророй он жил примерно с год. Именно тогда женщина переехала на новую квартиру в Цюрихе. Искала квартиру Аврора долго. Русской в Швейцарии хорошее местечко найти нелегко, но так как Аврора работала ведущим журналистом, то квартиру в старом городе ей все же сдали. Креста она получила по наследству от бывших хозяев. Они уехали куда-то далеко. Звали кота по-другому, но Аврора поставила крест на своей половой жизни, потому и кота назвала Крестом.

Квартира была небольшая, но уютная, с видом на крыши соседних домов. Окна выходили на солнечную сторону, и было видно, что не мыли их уже давно. В квартире царил беспорядок. На Аврору это было не похоже. С самого детства она слыла опрятной и аккуратной, а тут – немытые окна. Именно они попались сейчас Авроре в поле зрения, но мыть их не было сил. Она страдала.

 Аврора отложила планшет в сторону, убрала русые кудри со лба и встала с кровати.

– Твою м.., – она зацепила ногой стакан воды, стоявший среди разбросанных у кровати вещей. Аврора нагнулась, взяла несвежую майку с пола и промокнула пятно воды. Потом заметила яичную скорлупу от яйца на трусах, надетых впопыхах поверх других, потерла этой же майкой скорлупу, снова выругалась.

Аврора чувствовала себя никчемной бездарью.

– Ладно, Крест, надо как-то выходить из этого состояния. Всю жизнь не настрадаешься. Что? Да ходила я к психологу. Что-что? Он то же самое говорит.

Крест потянулся, спрыгнул с кровати и подошел к мисочке с едой.

– Вот и я говорю: сейчас поедим, а потом прочитаем, что же там про секс пишут.

Аврора выпила кофе и с аппетитом съела сладкий сухарь, завалявшийся с лучших времен.

– Так вот, Крест, слушай. «Как улучшить свою любовную жизнь после 45 лет». – Крест зевнул. Аврора подняла указательный палец вверх и продолжила читать вслух. – «Влечение к сексу не уменьшается с возрастом, а увеличивается. Улучшение секса в “45+” – это детская игра, а еще вы сохраняете здоровье». Во как! Понял что к чему? К черту клише! Сексуальное желание не уменьшается с возрастом, а увеличивается. Не веришь? – Аврора не унималась доказывать. – Что касается эротики, страсти и секса, молодое поколение еще может многому поучиться. Это я тебе говорю, Крест! Итак, берегись молодежь, мамочка готовится к охоте. Хороший секс не знает возраста, а «трах-тибидох» не уходит на пенсию.

Аврора вдруг оживилась, подскочила со стула и закружилась по комнате. Но так же быстро опомнилась, снова села на стул, подперла рукой подбородок и грустно уставилась на немытое окно.

Зазвонил телефон. Аврора вздрогнула, нехотя подняла трубку.

– Рорка, слушай, это я. – Сима всегда звонила не вовремя, но не разговаривать с ней было невозможно. Если Аврора не поднимала трубку, через полчаса Сима тарабанила в дверь. – Я тут такое выкопала! Сядь, если стоишь. Ты меня слышишь?

– Слышу, Сима, слышу, и тебе привет.

– Да ну тебя! Ты послушай. На днях зарегистрировалась на сайте знакомств…

– Это что-то новое? – перебила ее Аврора.

– Рорка, ты не язви. Такого еще не было. Так вот, сайт этот особенный. Богатенькие всякие. И готовы на все капризы женщины. Понимаешь? Это судьба!

– В чем подвох-то, Сима?

– Да какой подвох? – было слышно, что Сима обиделась. – Вечно ты. Ну, ладно. Там женатые мужчины. Ищут женщин для интимных отношений, – снова затараторила подруга, – но одно другому не мешает. Сейчас приеду, тебя тоже зарегистрируем. Сразу забудешь про свои сопли.

Аврора не успела ответить, как Сима положила трубку.

– Держись, Крест, – сказала Аврора серьезно, – и меня держи.

Через полчаса Сима стояла на пороге.

– Вот что, Рорка, вот тебе данные, а мне бежать надо. Тут нарисовался один, похоже все серьезно. Идем с друзьями знакомиться, – Сима сунула Авроре бумажку в руки. – И обещай, что зарегистрируешься. Я проверю! – Сима развернулась и побежала вниз по лестнице.

– Сима, так там же только женатые, какие друзья? – крикнула Аврора.

– Да ну тебя, Рорка! – Сима тоже закричала и хлопнула дверью в подъезде.

– Крест, не мешай! Что я делаю? А ты подумай. Да-да, я знаю, что регистрация на сайте, где женатые мужчины ищут секс, не самая лучшая идея, но мне статью надо сдать. А так быстрее. То есть тут наверняка, понимаешь?

Кот перевернулся на другой бок и закрыл глаза.

– Нет, ты слушай. Первое, что мы будем искать – мужчину в возрасте. Здесь нужна зрелость. Зрелые мужчины более уверены в себе, и страх неудачи у них ниже. Им не надо доказывать, понимаешь? Они просто делают свое дело.

Крест поднял голову.

Аврора на мгновение задумалась, потом подмигнула коту и нажала на кнопку планшета.

– Готово, Крест. Регистрация прошла успешно. Что? Ты сомневаешься в моем опыте? Я просто  «выключу» голову в нужный момент и поддамся похоти во всей своей красе.

И потом, у мужчин в возрасте преждевременный вулкан встречается реже. Что это? Долгий секс, дурачок. Чем дольше длится развлечение, тем больше шансов на крутой секс!

Кот фыркнул, посмотрел на Аврору и зевнул.

– Зевай сколько тебе хочется. Но на мне крест ты не поставишь. Я сама поставила? Было такое. Но сплыло.

Кот поднялся, изогнул спину, еще раз зевнул и лег на журнал, валявшийся у стойки бара.

– Что это там у тебя? А ну, покажи.

Аврора вытащила журнал, перелистнула пару страниц и остановилась на заголовке «Что важно женщине, накопившей достаточный сексуальный опыт?».

Аврора посмотрела на кота.

– Читать? Ладно, прочитаю. «Для женщины важнее всего не сам секс, а нежность, чувства защищенности и близости. В возрасте после 45-ти не стоит упускать возможность использовать небольшие вспомогательные средства и уловки, чтобы сделать секс еще более приятным».

– Понял? Уловки и вспомогательные средства. А что? В бою все средства хороши. Купим специальные крема, секс-игрушки и что там еще нужно? Чего отвернулся, котяра? Можно подумать, что ты в игрушки не играешь. Секс-игрушки – это как вдохнуть глоток свежего воздуха. Я недавно читала: чтобы сделать секс более захватывающим, надо использовать шары любви. Не спрашивай, как они выглядят, но мы узнаем.

«Альф. Молод душой. Маленького роста, но с большим сердцем. Есть сюрприз. Щедрый».

Аврора прочитала первое сообщение и позвала кота:

– Крест, беги сюда! Слушай, вот. «Молод душой». Ты знаешь, что это значит?

Кот лениво подошел к хозяйке, потерся у ее ног и растянулся возле стола.

– Это значит – в возрасте. То, что нам надо. А еще пишет, что щедрый. В общем, пишу ответ.

«У вас интересный профиль», – быстро настрочила Аврора и удивилась, когда сиюминутно пришел ответ: «У меня не только профиль интересный, детка, но и фас и кое-что еще», – прочитала Аврора коту. Крест фыркнул.

– Да не фыркай ты. Я сама в шоке. Свидание завтра.

Аврора отложила планшет и направилась к шкафу с одеждой.

– Я пойду, Крест. Это мое первое свидание. Не отговаривай. Там видно будет.

Аврора бежала. Она опаздывала. Альф назначил свидание возле универмага. «Странно. Универмаг? Да, эти швейцарцы, их не поймешь». Аврора узнала его сразу. Маленький мужчина с выпирающим животом и букетом синих цветов, как договаривались. Аврора отметила, что костюм сидел на нем безупречно, ботинки были начищены так, что в них можно было смотреться, как в зеркало.

– Альф? – спросила Аврора осторожно.

– Да, сладкая, пойдем в универмаг. У меня для тебя сюрприз.

Они поднялись на третий этаж, туда, где продавали женское нижнее белье.

– Не стесняйся, пупсик, мы уже не дети, что кота тянуть за хвост?

«Крест бы тебе глаза выцарапал за эти слова», – подумала Аврора и скривилась.

– Мне нравится вот это, – Альф снял лифчик и трусы лилового цвета с вешалки и приложил к телу Авроры.

«Тебе надо написать статью. Помни об этом», – подумала Аврора. Лиловый она терпеть не могла.

– Ну вот и хорошо, сладкая, идем в кабинку. Примеришь.

«Это я? Что я делаю? – спросила Аврора себя в мыслях. – Это ты. А что тут такого? Примеришь белье, да и все. Подумаешь».

Аврора зашла в кабинку. Альф за ней.

– Нам нельзя вместе, – выпучила глаза Аврора.

– Заходи, никто не увидит.

– Дай мне хотя бы переодеться. Я тебя позову.

– Стеснительная, – облизнулся Альф, – ладно, но потом я зайду.

Аврора вспомнила Симу: «Ну, Симка, твою м…»

Она переоделась. В кабинку втиснулся Альф. Он быстро снял штаны. Аврора онемела.

– Хороша, – Альф сглотнул слюну и засопел.

– У вас все хорошо? – неожиданно спросила продавщица за шторкой. Аврора вздрогнула. Альф приложил палец к губам и хотел натянуть штаны, но продавщица открыла шторку.

– Мать моя женщина. Вот так дела! Без штанов значит?

Аврора попыталась прикрыться руками.

– А что это у нас там за бубенцы по колено? А синюшные-то какие!

– Я попрошу, – начал было Альф и снова попытался натянуть штаны, но, как назло, они застряли на уровне ляжек.

– Он попросит. Ты ж посмотри. Милочка, вы одевайтесь и идите. А я, пожалуй, еще полюбуюсь, – продавщица в телесах уперла руки в боки и посмотрела в то место, где должно было быть добро Альфа, – а писун-то где? Бубенцы, вот они. А с писей что?

– Хамка! – Альф наконец натянул штаны, застегнул их и вышел из кабинки.

– Это кто хамка? Я сейчас охрану вызову. Ты не думай, тут везде камеры. Я твои бубенцы всему универмагу показать могу.

Покраснев, Аврора сняла нижнее белье, оделась, попросила прощения и поспешила к выходу.

– Знаешь, Крест, так мне и надо. И чего это меня понесло переодеваться? Фу, самой себе противно. Но есть еще вариант. Слушай. «Дирк. Самодостаточный. Серьезный. Настроен на долгосрочные отношения. Щедрый». Что? И тот писал, что щедрый? Так это же хорошо. Дирк пишет, что он серьезный.

Крест двинулся к своей подушке, улегся и больше на Аврору не смотрел.

«У вас интересный профиль», – Аврора нажала на кнопку «отправить». Через минуту пришел ответ: «Гостиница “Айс”. 18:00. Не опаздывайте. У меня будет ровно час».

«Какие мы серьезные», – подумала Аврора.

Дирк стоял у входа в гостиницу.

– Дирк?

– Войдем по отдельности. Я буду ждать вас в номере 243. Второй этаж. Войдете, примете душ и заходите в спальню.

Дирк исчез.

«Нет, это нормально?», – Аврора набрала номер Симы.

– Сима, я тебя убью. Лучше бы я в депрессии сидела. Это что за сайт недоумков такой?

– Рорка, не психуй. То тебе – не то, и это – не это. Что ты перебираешь. Я вот со своим уже второй месяц встречаюсь. Между прочим, он от своей благоверной уходит.

– Сима, как ты можешь? Ты разбиваешь семью.

– Знаешь что? Я тоже семью хочу! – Сима отменила звонок.

«Я тоже хочу», – вздохнула Аврора и открыла дверь в гостиницу.

– Здравствуйте, – поздоровалась молодая девушка на ресепшн.

– Добрый день, – бросила Аврора и уверенно направилась к лифту.

Дверь была открыта. Аврора вошла и осмотрелась. В номере царил полумрак, тяжелые шторы занавешены, на стенах висели две реплики Ренуара с обнаженными женщинами. В комнате было еще две двери. «Одна из них в спальню», – подумала Аврора и направилась к той, которая была приоткрыта.

Она не спешила, приняла душ и направилась в спальню.

– Я же сказал, что у меня только час. Ну ничего, еще полчаса. Успеем. Вот, завяжите у себя на грудях.

Дирк протянул две красные атласные ленточки.

– Я не поняла, – Аврора широко раскрыла глаза.

– Я говорю: завяжите у себя на грудях, – почти прошипел Дирк, потом откинул одеяло в сторону, – вот так.

На члене у Дирка красовалась точно такая же красная ленточка. Она так туго перетягивала основание, что член стал почти фиолетовый.

 

Аврора выбежала из спальни, схватила одежду и вызвала лифт. К счастью, людей не было. Одевалась уже в лифте.

«Твою м..!», – подумала Аврора.

Она все-таки решила еще раз попытать свое счастье – на этот раз с Ади.

Ади писал: «Дорогая Аврора, приглашаю тебя в ресторан “Алима” в воскресенье в 18:00».  Больше ни слова.

«”Алима”, значит. Ну ладно, он же не может знать, что шаурму я не ем, как не ем и кебаб и все такое, – Аврора немного задумалась, еще раз посмотрела на фотографию. – Лысый. Староват. Бородка эта. Хм. Но зато вон какой ухоженный. Лысина аж блестит».

– Ладно, Крест, даем 50% скидку, я ведь тоже не девочка, – Аврора набрала на телефоне «буду» и отправила сообщение Ади.

На свидание Аврора принарядилась. Надела свое любимое бежевое платье, подвела тонкой коричневой линией карие глаза, пухлые губы покрыла бесцветным блеском. Белые жемчужины поселились на аккуратненьких мочках ушей, тонкое запястье обвил золотистый браслет-змейка. Аврора выбежала на улицу, поймала первое такси и вовремя приехала на свидание.

В ресторане было тихо, в правом углу от входа обнималась парочка.

– Ах, красивый женщина, проходи, проходи, гостем будешь, – пропел черноволосый официант.

«Прям “вах-вах-вах” какой-то. Уж не в России ли я?», – подумала Аврора.

– Меня должны ожидать. Столик заказан на имя Ади Келлер.

– Проходи, красавица, вон там столик, – официант указал на левый угол. – Только Ади твой еще нет. Но ты проходи. Давай сумка понесу.

– Нет уж, спасибо. Своя сумка иметь надо, – съязвила Аврора, хотя на нее это было не похоже.

Официант захохотал:

– Ай, хороший женщина. Ти русский что-ли? – спросил он на русском.

– А вы видимо грузинский?

– Грузин я, вот радость, – официант опять захохотал.

Аврора заказала стакан воды. «Да, ресторанчик тот еще. Ни салфеток тебе, ни свечей на столе для романтики. Вот так первое свидание».

Вошел мужчина. Он сразу увидел Аврору, помахал рукой.

– Привет, как деля? – сказал Ади на русском и захрюкал. Да, именно захрюкал, так как по-другому Аврора этот смех назвать не могла.

– Гут, гут, – Аврора рассмотрела Ади и не могла скрыть своего разочарования. Она поджала губы, закинула ногу на ногу и скрестила руки на груди.

«Твою м..!», – подумала еще раз Аврора. Она не могла больше смотреть на жирненькую лысину Ади, на козлиную бородку, заплетенную в куцую коску, на опухшие его глаза, на жирные пальцы с черной полоской грязи под ногтями.

– Что закажем? – продолжал хрюкать Ади, обнажая желтые зубы.

– Может быть желудей? – прошипела Аврора.

Ади внимательно посмотрел на нее.

– Ты вот что, Ади, прости меня. У тебя обязательно все будет хорошо. А я, пожалуй, пойду. Нехорошо мне.

Аврора встала, вынула из сумки пять евро:

– Это за воду.

Не поднимая глаз, она направилась к выходу.

– Женщина, куда так скоро? – официант помахал рукой.

– Туда. Все туда же.

Аврора вышла на улицу, вдохнула и зацокала каблучками в сторону остановки автобуса. На такси уже не хотелось.

– Нет, Крест, не написать мне статью. Какой там секс. И встретиться-то нормально не получается. Вчера вот тоже: пришел Фриц и говорит: «Закрой глаза, открой рот». Надо было открыть? Так он сначала на колени попросил встать. На колени я встала, но рот не открыла. Что смотришь? Это ты все в рот тянешь. Нет, уволюсь я. Начну новую жизнь. Только бы вот сосед новый не мешал.

Кот с интересом посмотрел на хозяйку.

– Что не так? А ты не слышишь?

Новый сосед бесил Аврору. Более того, он музицировал в комнате, которая находилась за стеной спальни. По утрам Аврора не могла выспаться, так как ровно в восемь часов начинал реветь бешеный тромбон.

На самом деле, музыку она любила. И против тромбона ничего не имела. Но не дома и не с утра.

«О чем он думает, когда каждое утро вещает: “На зарядку становись!”, – раздражалась Аврора. – Неужели нельзя найти для этого подходящее помещение?».

Более того, к соседу приходили незнакомые люди, в подъезде часто слышались разговоры, которые, порой, продолжались до самого утра.

– Прекрасно, Крест! А мне что прикажешь делать? Выселяться? – нервничала Аврора.

«Дзыыыынь! Дзынь! Дзынь!», – позвонили однажды в дверь.

Аврора вздрогнула.

– Крест, тшшш! – Аврора прижала палец к губам.

«Дзыыынь!», – не унимался дверной звонок.

Аврора встала, поправила платье и направилась к двери. Открывать ей не хотелось, но пронзительный звонок заставил повернуть ключ в замочной скважине.

Арора чуть приоткрыла дверь, не снимая дверной цепочки.

– Доброе утро, – на пороге стоял мужчина лет 35. Он поправил бабочку на воротнике выглаженной рубашки.

– Доброе утро, – повторил он, – я ваш новый сосед, Дэн. А это у вас там кот?

Аврора посмотрела на кота, потом перевела взгляд на Дэна и подумала: «Бабочка? С утра?». Она не отвечала.

Мужчина замялся:

– Я… я вот по какому вопросу. Сегодня праздник. Приходите на концерт вечером. У меня в квартире.

– Доброе утро.., Дэн. Спасибо, но я не могу. Я занята, – Аврора хотела было закрыть дверь, но Дэн вставил ногу в дверной проем.

– Простите за назойливость, но я знаю, что вы будете дома. Мне ваша подруга Сима сказала, что вы всегда дома. То есть почти всегда, – начал запинаться мужчина.

– И что? Откуда вы Симу знаете? Ну да, она-то всех знает! – рассердилась Арора.

– Просто сегодня Сима придет на концерт. Приходите, прошу вас. Будут замечательные музыканты. И я тоже буду играть. Я – тромбонист.

– Правда? Тромбонист? Не может быть! – съязвила Аврора.

– Сердитесь? А вы все же приходите. Я буду ждать.

Аврора закрыла дверь и вернулась на кухню: «Тромбонист. Вот он какой. А вот возьму и пойду! Ну Симка! Везде успеет».

Аврора хотела позвонить Симе, но передумала.

– Я пойду, Крест!

Кот не шевелился.

Вечером Аврора надела черное бархатное платье и направилась к соседу. На лестничной площадке она встретила Симу:

– Рорка, молодец, что тоже согласилась. Вот ведь Дэн. Уговорил-таки. Ну и я тоже растаяла. Очень обаятельный мужчина. Скажи? Ах да, это мой Крис.

– Здравствуйте, Крис. Дэн? Обаятельный, – Аврора почувствовала, как ее уши стали горячими.

 Дверь открыл сам Дэн:

– Какие вы все красивые. Ах, как мне повезло. Проходите, проходите. Штефан! Штефан!

 Мужчина во фраке вышел в коридор.

– Штефан, проводи моих дам на самые почетные места. И мужчину. Извините, как вас зовут? Приятно, Крис, я Дэн. Штефан, а потом в спальню беги, – обратился мужчина к коллеге. – Нам еще с тобой третью страницу произведения пересмотреть надо.

Аврора села в первом ряду. Постепенно комната наполнилась, несколько человек заняли свои места на стульях позади нее. Через минут десять вошли музыканты и начали настраивать инструменты. Стало тихо.

Аврора посмотрела на Дэна и смутилась. Он не отводил глаз и улыбался. Зазвучала музыка. Аврора слушала, боясь пошевелиться.

– Вам понравилось? – после концерта Дэн подошел с двумя бокалами шампанского.

Аврора кивнула головой. Она помнила только, как провалилась в волшебный мир музыкальных нот, ключ от которого подарил ей сосед Дэн.

– Спасибо вам, Дэн, – попрощалась Аврора. – Заходите завтра ко мне на чай. У меня как раз к вам вопрос есть.

– С удовольствием. Очень хочу с вашим котом познакомиться, – Дэн улыбнулся. – А что за вопрос?

– С Крестом непросто, но я думаю, он вас полюбит, – улыбнулась Аврора и впервые за долгое время задышала полной грудью. – А вопрос? Мне надо одну пикантную статью написать, нужен ваш мужской взгляд. Поможете?

– Я постараюсь, Аврора. С удовольствием. Я приду.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru