Лунный город

Елена Ха
Лунный город

День 2

– Ну что, напарница, готова?

Андрей легонько щелкнул меня по носу, закрыл мой шлем и проверил все клапаны на скафандре для полевых работ.

Я тоже проверила все его клапаны, и мы устроились в луноходе. Беглым взглядом осмотрев показания приборной панели, я нажала кнопку «старт».

Перемещаясь между защитными полями нашего лунного города, я внутренне ликовала. Я и Андрей были избранными, теми, кто будет первыми осваивать богатые ресурсы Луны, узнавать тайны ее недр.

Стоило нам покинуть купол города, мы, не сговариваясь, выдохнули от восторга.

– Это потрясающе! – озвучил мои мысли Андрей.

Перед нами открывалась бескрайняя равнина, по которой были разбросаны разной высоты горки-кратеры. Поверхность Луны напомнила мне каньоны Америки, только здесь всё было тускло-серым. Местами можно было увидеть радужные всполохи. Это лучи отражались в некоторых образованиях реголита. Над нами, подмигивая россыпью звезд, чернело небо, половину которого занимала наша прекрасная голубая планета.

– На Земле все равно лучше! – заметила я.

– Согласен, малышка! Жить среди этих металлических ангаров, под магнитным колпаком совсем не то, что бегать босиком по траве…

Я вздохнула, мне было очень интересно оказаться на Луне, проводить исследования, но жить здесь …

– Если честно, ни за какие миллионы я бы не хотела здесь остаться навсегда.

Андрей заразительно расхохотался, разгоняя мои грустные мысли. Еще и в плечо легонько толкнул.

– Сонька, ты наш человек! – вынес свой вердикт напарник, вызвав у меня искреннюю улыбку.

Весь день мы ездили по запланированным квадратам, Андрей выходил из лунохода, собирал образцы с поверхности, убирая материал в пронумерованные контейнеры. Я же внимательно следила за показаниями лунохода и информацией получаемой со скафандра напарника, в любой момент готовая прийти к нему на помощь и подстраховать. Как мы не старались, за день объехали всего три из двадцати намеченных точек.

Вечером в изоляционной камере, где мы снимали скафандры и переодевались в привычные спортивные костюмы, Андрей, обаятельно подмигнув мне, предложил:

– Давай отпразднуем нашу первую вылазку!

– Ты же знаешь, в космосе алкоголь запрещен строго настрого!

– Так я и не предлагаю. Приходи после ужина ко мне в каюту, я угощу тебя вкусным земным печеньем. Я контрабандой привез с собой несколько упаковок. С тебя чай!

Предложение полакомиться печеньем было очень заманчивым, и я радостно кивнула.

– Тогда пойдем быстрее сдадим наш бесценный груз лабораторным крысам, и можно будет смело отправляться на ужин.

Мы разделили ящики с образцами поровну и пошли в сторону научного ангара.

Нас встретил Кирилл. Его серьезный вид навивал на меня тоску, вызывая зевоту. Прозвище, придуманное Андреем, – «лабораторная крыса» – подходила ему идеально. Увидев нас, Кирилл тут же поспешил ко мне и забрал у меня ящики. Не то чтобы они были очень тяжелые, в каждом веса было не больше килограмма, но видимо я устала за целый день напряженной работы, потому что почувствовала невероятное облегчение, избавившись от этого груза.

Внимательно осмотрев наши трофеи, Кирилл заявил:

– Завтра мы проведем их полный анализ, так что к вечеру сможем сделать выводы, есть ли перспективные направления для углубленного изучения.

– Отлично, – разминая широкие плечи, пробасил Андрей, – а мы к завтрашнему вечеру еще работенке вам подкинем. Да, красотка?

Я улыбнулась Андрею и кивнула. Мы направились с ним на выход.

– Вы ужинать? – остановил нас вопросом Кирилл.

– Угу, – обнимая меня за плечо и даже не удосужившись обернуться, подтвердил Андрей.

– Вы не против, если я к вам присоединюсь? – следуя за нами, явно из вежливости спросил научный крыс. Меня перспектива ужинать с ним расстроила. Он всегда смотрел на меня так, будто проводит спектральный анализ моего мозга. От такого внимания и подавиться не долго. Но я напомнила себе, что мне еще три года работать с этим человеком, и спросила, решив проявить вежливость:

– А почему ты не поел со всеми? Мы припозднились. Сейчас уже восьмой час, а ужин по расписанию в шесть.

– Я не хотел заставлять вас ждать меня в лаборатории, когда вы вернетесь. Но почему вы так задержались?

– Мы решили уложиться в две недели с первичным обследованием поверхности, – заявил Андрей, явно слегка преувеличив, потому что я ничего подобного не решала. Мне хотелось вернуться уже после второй точки. Вроде ничего сложного, едешь себе в луноходе, но он так медленно двигается, а расстояния приличные. Да и напряжение давит, ведь на мне ответственность за все. И хоть с Андреем мне повезло, с ним весело, но к вечеру я все равно чувствовала себя измотанной. Поэтому собиралась завтра убедить его снизить нашу нагрузку, не хотелось бы в первые дни экспедиции подорвать свое здоровье. Ради чего? У нас три года впереди, мы можем вообще никуда не торопиться. Кирилл как будто подслушал мои мысли.

– Андрей, будь внимательнее к своим партнерам. Сегодня из-за тебя Соня переутомилась, это видно по ее лицу, и мой режим был сбит. Завтра утром вас просили связаться с центром, думаю, они скажут вам тоже самое – не переусердствуйте.

Мой напарник с раздражением передернул плечами, было видно, что ему не понравилось получать выговор.

К счастью Андрей был отходчивым, и ужин прошел в приятной обстановке. Он без умолку болтал, Кирилл, молча и вдумчиво, пережёвывал свой вечерний паек. Покончив с едой, мы разошлись по каютам. Но я пробыла в своей лишь тридцать секунд. Убрав защитное поле, я осторожно высунулась в коридор. Жилой ангар погрузился в тишину, освещение переключилось в ночной режим, путь был открыт. Вернувшись, в кухонный блок я заварила чай в ретро-чайнике, схватила две кружки и побежала в каюту № 5, именно там обитал Андрей. И он меня ждал. На его кровати красовались два блюдечка с тремя шоколадными печеньками на каждом.

– Рад, что ты пришла, – искренне улыбаясь, сказал Андрей и забрал у меня из рук чайник.

Мы пили чай, сидя на полу, он болтал, а я смеялась. В какой-то момент он неожиданно убрал светлую прядь челки, вечно падающей мне на глаза. Вообще волосы у меня были ужасные, мало того что блеклые, так еще и на концах постоянно завивались и топорщились в разные стороны. Приходилось их стягивать в косу, чтобы не мешали. Но когда Андрей убрал непослушную челку за ухо, я порадовалась, что она у меня есть. Ведь это был такой милый, нежный жест. Мне Андрей нравился, его открытость, чувство юмора, легкость. Когда его пальцы от моего уха заскользили по щеке и остановились рядом с уголком рта, я непроизвольно облизнула губы. Глаза Андрея загорелись, и он, придерживая мой подбородок, поцеловал меня.

Мои руки тут же обвились вокруг его мощной шеи, а он в ответ стремительно усадил меня к себе на колени.

К себе я вернулась только под утро, за полчаса до подъема. Проведя бессонную ночь, я чувствовала себя так, будто могу свернуть горы.

День 9

Девять дней всего прошло с начала нашей лунной экспедиции, а будто живу здесь вечность. За этот ничтожный промежуток времени я успела влюбиться в Андрея, а он, кажется, успел охладеть ко мне.

Уже на третий день он дежурил с Натой. Без напарника выехать в поля я не могла, поэтому подменяла Наташу на «скотном дворе». Из животноводов мне больше всех нравилась как раз она. Девушка всегда улыбалась, звонко смеялась и много щебетала, как птичка, приятным переливчатым голоском. Яна я тоже знала прекрасно. Только Лариса была новенькой для всех нас. Поэтому я совершенно не представляла, что она за человек. Но зря я беспокоилась, о чем мне разговаривать с новой коллегой, мы с ребятами за весь день даже словом перемолвиться не успели, слишком много было дел. У нас стояла задача собрать биоматериал для анализа состояния кур после перелета. А дело это хлопотное и плохо пахнет в прямом смысле слова.

Так что к вечеру даже влюбленность не могла заставить меня дойти до каюты Андрея. Сам он тоже почему-то не пришел.

Следующие два дня мы отработали в штатном режиме. Первое, что сказал Андрей, когда мы остались наедине в шлюзовом отсеке:

– Я по тебе соскучился. Загляну к тебе сегодня ночью, хорошо?

Я радостно заулыбалась, хотела его поцеловать, но он натянул на меня шлем и защелкнул клапана, хитро подмигнув.

Вернулись мы до ужина, так что Кирилл к нам больше не цеплялся, но снова забрал у меня ящики, стоило войти в лабораторию.

День на пятый Андрюха попросил меня отнести ящики в лабораторию, сказал, что плохо себя чувствует и ему срочно нужно в туалет. Я согласилась и он убежал. Отнести все за раз не смогла. Когда Кирилл увидел, что я одна тащу шесть ящиков, как обычно отобрал от меня весь груз и возмутился:

– А где твой напарник, почему ты делаешь за него работу?

– Эта наша общая работа! – возразила я, – Между прочим, я легко поднимаю штангу весом 35 кило! Так что для меня это плевое дело! И меня задевает, что ты меня считаешь слабачкой!

– Прости, я вовсе не считаю тебя слабой. Но одно дело, когда ты поднимаешь штангу под присмотром тренера, с правильным хватом и жимом. И совсем другое тащить габаритные ящики, которые дают нагрузку на твои суставы и спину.

Я не удержалась и закатила глаза.

– А тебе не надоедает постоянно читать людям лекции? – съязвила я.

– А тебе не надоедает все время спорить, даже когда ты сама понимаешь, что не права? – парировал он, неожиданно хитро сузив глаза и приподняв правую бровь.

– Я выросла с двумя сёстрами и братом. Если бы я со всеми соглашалась, то меня очень быстро задвинули бы в самый дальний угол нашей маленькой квартирки, и я осталась бы без сладкого!

– А я вырос один… – неожиданно грустно заметил Кирилл.

– И твои родители наверняка возрастные? – усмехнулась я.

– Как ты догадалась? – удивился Кирилл, подтверждая мои подозрения.

 

– Ты слишком серьезный!

Мы вместе сходили за оставшимися ящиками, и он не дал мне понести ни одного.

«Хочет, пусть изображает из себя джентльмена!» – решила я.

Ни вечером, ни ночью Андрея я не видела. А на следующее утро оказалось, что я дежурю с Кириллом. Когда на утреннем совещании Мария Петровна объявила об этом, я едва не завыла от досады. А надо было прыгать до потолка от радости, потому что Кирилл, когда все разошлись по делам, неожиданно предложил:

– Если хочешь, можешь отдохнуть у себя, я и один справлюсь.

– А как же правила? – не удержалась я от ехидства.

– Ты права, дисциплина прежде всего. Займись стиркой, после – свободна.

– Раскомандовался, – пробурчала я, замирая от восторга, ведь у меня была перспектива целый день проваляться в кровати, пересматривая любимые фильмы. На недоуменный взгляд Кирилла на мое бурчание радостно улыбнулась и искренне поблагодарила парня.

«Может не такой он и крыс», – решила я.

Обедали мы вдвоем. Ребята, как правило, брали с собой порционные контейнеры на рабочие места. Это только мы с Андреем обходились без обеда, хоть Эмпэ и напоминала нам каждый день о необходимости правильно и вовремя питаться. Ну, неудобно в шлем и скафандр засовывать трубки и тюбики. Целый день они будут болтаться и мешать. Меня бы это точно отвлекало. Так что для себя я сразу решила, что безопаснее и проще пропускать обед. Андрей видимо был того же мнения.

Рейтинг@Mail.ru