Лунный город

Елена Ха
Лунный город

День 16

Шестнадцатый день экспедиции оказался полон сюрпризов, причём не все из них были приятными.

На утреннем совещании Эмпэ сообщила:

– У Андрея сегодня очередь дежурить, но нам сейчас очень важно закончить сбор образцов реголита на последних двух точках. И нужно уже переходить к бурению перспективных – № 3 и № 14. Поэтому я предлагаю, Соне сегодня отдежурить с Аней, а вместо нее в поля поедет доброволец. Думаю, Софья сможет за час проинструктировать новичка, и Андрей сможет его подстраховать.

– Но это я страхую Андрея.

– Я понимаю, но руководство требует от нас результатов, он и так у нас слишком скромный… пока.

– Я готов, – вмешался в разговор Витя, – У меня были хорошие результаты на занятиях по управлению луноходов. Думаю, при поддержке Андрея, я справлюсь.

– Отлично, теперь переходим к следующему вопросу, – сурово вынесла вердикт Эмпэ.

Когда мы с Аней остались вдвоём на кухне, я бодро спросила:

– Как будем делить работу?

Аня замялась, покраснела и меня это насторожило.

– Соня, я должна тебе признаться… У меня небольшая задержка. Может из-за перегрузок, но вдруг я беременна. Ты не могла бы взять на себя тяжелую работу?

Я была в шоке.

– Беременна?! Но как это возможно? Нам ведь делали противозачаточный укол!

Аня кивнула, вид у нее при этом был весьма виноватый.

– Может, в условиях Луны он не подействовал… Мы с Колей и сами не ожидали и не планировали…

– Вы к Ларисе ходили? – встревоженно спросила я. Именно Лара на последнем медосмотре делала нам уколы.

– Нет еще, не успели.

Что-то меня беспокоило во всей этой ситуации. И я выпалила прежде, чем успела обдумать.

– И не торопитесь.

Аня удивилась, но ни о чем не стала меня спрашивать, просто кивнула. Мне досталась самая тяжелая работа, а значит, именно я бегала по ангарам, контролируя роботов.

В целом дежурство прошло спокойно. Вечером Андрей с Витей задержались. Луноход вернулся на базу только ближе к 20:00. Когда Виктор вошел в гостиную, мы сразу поняли – что-то случилось. Он был бледным и дрожал всем телом, судорожно обнимая самого себя за плечи. Хотя обычно был очень сдержанным.

Долго томить в неведении он нас не стал:

– Ребята, я виноват. Андрей погиб, я не досмотрел.

Несколько минут стояла гнетущая тишина.

«Андрей погиб? Веселый, жизнерадостный, энергичный Андрей погиб!» – всё это показалось мне какой-то фантасмагорий.

– Как это произошло? – спросила я, едва шевеля губами.

– Он оступился, упал и содрал защитный клапан, видимо была нарушена герметичность скафандра, он задохнулся.

Опять все замолчали, и тут в полной тишине послышался нервный всхлип Зои. Мы все были потрясены гибелью Андрея, но она рыдала в голос и чуть ли не рвала на себе волосы. Только через десять минут истерики мы смогли добиться от неё членораздельных ответов:

– Я люблю его! Андрей! Я его так люблю. Мы только начали узнавать друг друга!

Сказать, что мы были в удивлены – ничего не сказать! Зоя была похожа на лабораторную крысу больше всех из научных сотрудников.

«Как Андрей смог достучаться до её сердца или вернее гормонов? Ай да Андрюха!» – мысленно восхитилась я партнером.

Пока я придавалась своим размышлением, начала говорить Наташа:

– Милая Зоя, но он-то тебя не любил. Поверь, он был весьма общительным и легкомысленным человеком. У вас не было будущего с ним как у пары. За эти две недели он успел сблизиться со мной и с Соней. Причем умудрялся совмещать нас. Если бы не моя болтливость, он бы и дальше морочил нам головы. Он был бабником, поэтому перестань о нём так убиваться.

Кто тянул Наташу за язык? Вот уж действительно ее болтливость не знает границ! Пока она толкала свою обличительную речь, я хотел её придушить. Особенно, когда заметила, как застыл Кирилл. Он и так-то всегда был собранным, а тут просто превратился в ледяного истукана. Он не посмотрел на меня ни разу, после окончания Наташиной речи молча встал и сказал:

– Нам нужно вытащить труп из лунохода.

И все мальчишки тут же ушли за ним.

Я посмотрела на Наташу с осуждением.

– Зачем ты всё это разболтала Зое? Ты думаешь, ей от этого стало легче? Мы же не знаем, что между ними было. А вдруг Андрей влюбился по-настоящему?

Потухшие глаза Зои от моих слов снова вспыхнули, и она опять заплакала, но на этот раз беззвучно. Я же, психанув, ушла к себе в каюту, и полностью отдалась во власть горю и сожалениям.

Через полчаса ко мне позвонил Кирилл.

– Соня, выйди, пожалуйста. Нам нужно доложить о случившемся Марии Петровне. Мы должны быть в полном составе.

Я открыла дверь.

– Мы уже никогда не будем в полном составе, – парировала я ему со злостью. За время, проведенное наедине с собой, я перешла от состояния тревоги за душевные переживания Кирилла до убежденности, что это он виноват во всех моих бедах.

– Я знаю… идём, – тише обычно сказал парень и взял меня за руку. У него была мягкая и теплая ладонь, от ее касания мне стало спокойнее на душе. Я сжала его руку, он внимательно посмотрел на меня и молча зашагал в сторону гостиной. Там на экране уже была Мария Петровна.

– Друзья, – говорила она, – Не отчаивайтесь. К сожалению, это жизнь. Такое случается. Вам нужно всем успокоиться и продолжить жить дальше, достойно нести свою лунную вахту.

– Давайте я сделаю для вас успокаивающий отвар, – предложила Лариса.

– Правильно, – поддержала её начальница, – Выпейте отвар и идите спать. Утро вечера мудренее.

Лариса убежала к себе в медицинский отсек на «скотном дворе», через какое-то время вернулась, заварила чай и напоила нас. А мы все это время практически не разговаривали. После успокаивающего отвара все быстро и так же молча разошлись по каютам.

Я лежала без сна, мне не помог ни отвар, ни теплый душ, ни дыхательная гимнастика. Тревога нарастала, или это было что-то другое. Я вертелась на кровати, меня куда-то тянуло нестерпимо. Руки сами заскользили по телу, дыхание участилось, ускорилось сердцебиение.

«Какой-то странный эффект у Лариного успокаивающего отвара», – думала я, пока моя рука в попытке снять нарастающее напряжение тянулась к трусикам. Но тут в каюту кто-то позвонил. Я вскочила и бросилась к кнопке замка. Моему телу требовалось движение. Я сняла защитное поле даже не глядя, кто ко мне пришел, и тут же оказалась лицом к лицу с Кириллом. Меня поразили его глаза с огромными черными зрачками, которые практически полностью скрыли синюю радужку.

От его глаз меня отвлек сам Кирилл, он облизнул пересохшие губы, и я уставилась на них как завороженная.

«Почему я раньше не замечала какой красивый у него рот, крупный, с четко очерченными губами», – это была последняя моя мысль, потом мной руководили инстинкты. Я сделала шаг к нему и тут же оказалась в его крепких объятьях, а еще через пару секунд на своей кровати прижатая его жилистым телом. И это было именно то, в чем я нуждалась.

День 17

Меня мучила жажда. Именно поэтому я проснулась. Приходя в себя после сна, осознала, что рядом лежит Кирилл. Его левые рука и нога покоились на моём теле. Ощущать их тяжесть было приятно. И вообще, всё что произошло между нами было приятным. Хоть я и понимала, что это случилось неспроста. Какой-то волшебный успокаивающий чай дала нам Лариса, и об этом стоило подумать, но сначала утолить жажду.

Я тихонько, чтобы не разбудить Кирилла, встала, на цыпочках прокралась к двери и нажала кнопку снятие защитного поля, но не успела сделать и шаг в коридор, как услышала на кухне разговор. Голоса Ларисы и Виктора я узнала сразу, поэтому невольно прислушалась. Они говорили не громко, но я-то была совсем рядом, поэтому расслышала каждое слово:

– Я считаю, ты поторопился. Зачем ты убрал Андрея?

– Он мешал нашей миссии. Его сексуальная активность неизбежно пагубно сказалась бы на генофонде лунной колонии в последствие.

– Ты прав, но можно было сделать это чище. На подобные случаи у нас предусмотрен витаминный коктейль № 3! Одна инъекция, и он очень быстро умер бы от неизвестной инфекции.

– На это не было времени. Представилась прекрасная возможность оказаться с ним наедине в сложных условиях, и я ею воспользовался.

– И тем самым ты заставил действовать меня. Они все умные, и смерть Андрея заставила бы их насторожиться. Поэтому нужно поспешить и довести миссию до финала. После этой ночи у нас должно быть 80% оплодотворение женского состава. У 4 из 5женщин – время овуляции.

– Но где гарантия, что кто-то из них не ждет ребенка от Андрея? И думаешь, поголовная вспышка страсти не вызовет подозрения?

– Вызовет. Поэтому я предполагала, что через неделю проведу медосмотр, и если хотя бы у 3 из 5 женщин будет положительный результат, сразу вывожу мужчин из игры, а женщин перевожу в вегетативное состояние. Первый этап миссии завершен. Но ты прав, риск появления потомства от одного отца слишком велик. Сначала я проведу тест ДНК. В любом случае мы оставим только одного отпрыска Андрея. Но не хотелось бы терять время на новые попытки оплодотворения, – рассуждала вслух Лара.

– Трое детей это слишком мало для нормального развития колонии. К тому же есть вероятность, что они будут однополые, – возразил Виктор.

– Да ты прав. Активно действовать начнем, когда будет определен пол и отцовство.

– Хорошо, договорились, – вынес вердикт Виктор, и на кухне послышалось движение, я тут же нажала на кнопку закрытия каюты. Магнитная завеса опустилась мгновенно и беззвучно, они точно не могли меня заметить, но сердце все равно билось как бешеное. От всего услышанного путались мысли и вспотели ладони.

«Что происходит?» – билась единственная мысль в голове.

Я обернулась к Кириллу. Без меня он раскинулся на кровати звездой. Не раздумывая, бросилась к нему и тихонько потрясла за плечи. Не сразу, но он приоткрыл глаза. Выражения его лица менялось по мере того, как он осознавал, где находится и что произошло. Сначала расслабленное лицо стало суровым, губы поджались, брови сошлись к переносице. Кирилл резко сел. Он наверно выскочил бы из кровати, но я обхватила одной рукой его плечо, второй шею и на ушко зашептала.

 

– Лариса нас опоила. Я только что слышала, как она разговаривала на кухне с Виктором. Он убил Андрея.

Кирилл напрягся и замер. И я уже не торопясь рассказала ему все, что услышала.

– Мне страшно, – смотря прямо в глаза мужчине, призналась я, – Мы здесь совершенно одни и не знаем, кому можно доверять. Может за каждым нашим шагом следят, подслушивают каждое наше слово.

Кажется, я плакала, потому что Кирилл осторожно вытер мои щеки и, не сдержавшись, почти невесомо коснулся своими губами моих. В этот момент в его глазах было столько нежности. Я прижалась к нему, пытаясь в его объятиях укрыться от страшной действительности. Он нежно гладил меня по спине и тихонько говорил:

– Я бы не доверял только этой парочки и руководству. Остальных ребят нужно предупредить.

Рейтинг@Mail.ru