Купить мужа, или Голая правда о драконах

Елена Амеличева
Купить мужа, или Голая правда о драконах

Глава 1. Как я купила дракона

– Вот все, что есть сейчас, госпожа, – лысый толстячок, от которого пахло кислой капустой, плечом толкнул тяжелую дверь, сняв с засова тяжелый замок.

Я зашла в крохотную комнатушку с таким низким потолком, что даже мне, невысокой девушке, захотелось пригнуть голову, чтобы не удариться о притолоку. Дыхание перехватило от мерзкого запаха. С каждой секундой идея наведаться в долговой дом, куда попадали те, кто не смог расплатиться по счетам, казалась все менее удачной.

– Надеюсь, вы правильно поняли, – прикрыв нос рукавом, сказала я. – Мне нужен ЖИВОЙ дракон.

– Да живой он, живой, – мужчина засуетился и пнул что-то, лежащее на полу.

Это «что-то» зашевелилось, изрыгнуло ругательство, которое и в трущобах редко услышишь, перевернулось на другой бок и принялось дальше сладко посапывать.

– Прошу прощеньица, госпожа, – толстячок растянул губы в улыбку, – солдатня бывшая, манерам не обучен. Да вставай же ты уже, наказание чешуйчатое! – он снова пнул массу на полу.

– У тебя ноги лишние?! – стены вздрогнули от разъяренного рыка.

В темноте зажглись два ярко-зеленых глаза, прорезанных острой иглой зрачка.

– В-вот, говорю же, дракон! – хозяин долгового дома отступил за мою спину.

– Теперь вижу, – пробормотала я, прикидывая, как быстро смогу убежать отсюда.

По коридору прямо, потом лестница наверх – скользкая, точно навернусь. А дома ждет вечно всем недовольная Таранта. Приду одна, снова заведет песню о том, что порядочной девушке не пристало разгуливать одной по улицам, ведь времена нынче неспокойные. Нет, надо взять себя в руки и довести дело до конца. Сказала, что куплю дракона, значит, куплю!

– И чего тебе от меня надо? – недовольно бросил претендент, сев на полу.

– Уместнее спросить «вам», – тут же вылетело из моего рта.

За словом в карман я никогда не полезу, даже в тот момент, когда вся кожа покрылась такими пупырышками, что меня можно в печь заместо гуся сажать!

– Я только тебя одну вижу, – ухмыльнулся в ответ этот хам. – Это недоразумение не в счет, – кивком указал на толстячка.

– Ты слова-то выбирай! – возмутился тот.

– А то что, опять стражников будешь звать? – дракон зевнул во весь рот. – Заверещишь на всю улицу, как в прошлый раз?

Он почесал лохматую голову, которую спутанные волосы до плеч превратили в воронье гнездо.

– Неблагодарное отродье! – запричитал хозяин долгового дома. – Я тебя, охламона чешуйчатого, приютил, комнату лучшую дал, даже соломки на пол и то не пожалел! А ты… Не дождешься благодарности за добрые дела! – он всхлипнул, увлекшись жалостью к себе любимому. – Радеешь за них всей душой, а ни слова благодарности не дождешься!

Мы с драконом, одновременно опешив, уставились на него.

– Что? – он развел руками. – Ну, так будете брать, дамочка?

– В каком смысле брать? – чешуйчатый настороженно прищурился.

– Если сделаете скидку, – ответила я. – Солидную, потому как товар не впечатлил.

– А вот сейчас обидно было, – буркнул предмет торга.

– Да куда ж еще-то скидывать! – всплеснул руками толстячок. – И так себе в убыток отдаю! У него же долг и штрафы в такую сумму, что дом купить можно в приличном районе!

– В трущобах максимум, – пробурчал дракон. – И то, с удобствами во дворе.

– Вот именно, долг большой, если в цене не сойдемся, вы ни монеты не получите, – я усмехнулась. – Вряд ли найдутся еще желающие на это, – повела носом, морщась, – ароматное чудо.

– Обижаете, дамочка! – вскинулся упомянутый субъект, поднявшись и уперевшись головой в потолок.

– Ладно, – хозяин долгового дома вздохнул. – Минус десять монет и забирайте!

– Минус тридцать, – я отступать не собиралась.

– Дешевею на глазах, – пробормотал чешуйчатый.

– Пятнадцать! – не уступила я.

– Двадцать.

– Ну, щекастенький, твое слово? – дракон с интересом посмотрел на толстячка.

А кое-кто у нас азартный!

– Согласен, – тот махнул рукой. – И то только из уважения к вашей красоте! Берете с такой скидкой?

– Беру, – у меня при себе как раз такая сумма и ни монетой больше.

– А теперь уточню, – ухмыльнулся дракон. – Ты меня-то спросил, плешивый?

– З-зачем? – тот заморгал.

– Затем, что мне и тут неплохо, – чешуйчатый пожал плечами. – Прикипел я к этой гнилой соломке, с крысами подружился.

– Шуточки тебе все? – толстячок сжал кулачки. – А мне что с твоим долгом прикажешь делать? Жена уж весь мозг прогрызла, надоело ей тебя кормить задарма!

– Сам мою задолженность выкупил, никто тебя не неволил.

– Ага, тебя маги привели, попробуй таким откажи, кабаном обернут, будешь по лесу бегать, желуди жрать! Хватит препираться! – в сердцах топнул ногой. – Посмотри лучше, какая красавица тебя выкупила! – указал на меня. – Экий лакомый кусочек услаждать ночами будешь, повезло!

Взгляд дракона вновь полыхнул разгневанной зеленью. В один мощный прыжок метнувшись к хозяину торгового дома, он подхватил его за шкварник и встряхнул, с легкостью оторвав от пола.

– Повежливее с дамой! – от его низкого рыка по моей коже волной пронесся табун перепуганных и на бегу падающих в обморок мурашек.

– П-понял, – закивал тот.

– Уменка, – чешуйчатый поставил его на пол и похлопал по лысине.

– Видите, сильный, – пробормотал толстячок. – Как вы и хотели, госпожа.

– Не спорю, – я усмехнулась. – Вот только обещанного покладистого нрава как-то не наблюдается.

– Просто он не в духе пока еще, только проснулся.

– И хвост ноет, к непогоде, должно быть, – добавил дракон.

– Он будет послушным, ему с меткой-то никуда не деться все равно, любой патруль его сживенько сцапает, коли после темноты на улице обнаружит.

– Какой метки? – хором осведомились мы с чешуйчатым.

– Вот этой, – хозяин долгового дома сжал его запястье и что-то пробормотал.

Дракон тут же вырвал руку, зашипев от боли, но было поздно – на коже уже пылал алым глаз внутри ромба.

– Ты ж…! – чешуйчатый высказался так, что у меня едва ушки не свернулись в трубочку.

– Сам такой, – обиженно пробурчал толстячок, снова юркнув за мою спину. – Закон приняли, теперь все банкроты обязаны метку носить, пока долг не погасят. Так что веди себя хорошо, старайся, выполняй все приказы госпожи, и она снимет с тебя метку.

– Как? – вмешалась я.

– Ладонь на метку кладете и мысленно произносите, что долг погашен, отпускаю тебя. Все, как с бумагами, ничего сложного. А теперь подпишите договорчик, госпожа.

Мне под нос тут же подсунули свиток со светящейся внизу печатью, света которой едва хватало, чтобы разобрать текст.

– Читай внимательнее, этот гад умелец добавлять коварные пунктики мелким шрифтом! – подсказал дракон. – Даже с лупой не разобрать.

Стала бы я подписывать, не прочитав! Наградила нахала презрительным взглядом, фыркнула и пробежалась глазами по строчкам. Так, все в порядке, кажется. Приложила подушечку большого пальца к печати, та мигнула и погасла. Я отдала договор толстячку, в ответ получила «подписанный» им экземпляр.

– Все, пошел вон, теперь ты не моя проблема! – довольный, мужчина так широко улыбнулся, что уголки губ его не встретились на затылке.

– Даже с крысами попрощаться не дашь? – дракон притворился расстроенным. – Жестокий ты человек! Но ничего, хвостатые, подождите, я вернусь – скоро эта дамочка меня обратно сдаст, будем дружить дальше!

– Я тебе вернусь! – толстячок даже подпрыгнул. – Только попробуй!!!

– Идем, хозяйка, – бросил мне чешуйчатый, взяв под руку и увлекая к двери.

По тому, как ехидно был подчеркнут мой нынешний статус относительно покупки, я поняла, что крысам, возможно, и в самом деле недолго придется скучать в одиночестве.

А что скажет Таранта?..

Глава 2. Товар лицом

Мы вышли на улицу из темного вонючего подземелья, и я с удовольствием вдохнула воздух, напоенный соленой свежестью моря, которое плескалось неподалеку. А потом с интересом и осторожно, чтобы не подумал чего лестного на свой счет, покосилась на покупку. Надо проверить при ярком свете дня, что мне всучили под видом «сильного, красивого и работящего дракона с покладистым характером».

Но мужчина, недовольно бурча, прикрыл ладонью лицо, и без того наполовину занавешенное грязными космами непонятного цвета. Разглядеть приобретение удалось, лишь когда мы сели в карету и нас затрясло по брусчатке.

Первым делом в глаза бросились замызганные брюки, настолько истершиеся, что еще немного, и сквозь ткань можно будет разглядеть колени. Даже нищие в таких не щеголяют. Следом я увидела руки, лежащие на бедрах. На удивление красивые, кстати. Руки, не бедра, разумеется.

Я закусила губу, борясь с искушением достать блокнот и сделать набросок с тонких запястий и длинных, прекрасной формы пальцев. Все портили шрамы, зигзагами оплетающие кожу, и обтрепанные, закатанные до локтей рукава рубашки, которая когда-то давно, в лучшие времена была белой.

Мой взгляд поднялся выше, на грудь дракона. Она мерно вздымалась, заставляя шевелиться воротник, держащийся уже даже не на честном слове, а на одном лишь чуде.

Он что, спит? Я посмотрела в лицо своей покупки. Нет, вы только гляньте на этого наглеца! Дрыхнет без зазрения совести!

Ну и ладно, зато я могу спокойно рассмотреть довольно красивое лицо. Мужественное, с высоким лбом и упрямо прямым носом с горбинкой – похоже, его не раз ломали. Острые скулы были полуприкрыты сальными прядями волос, а губы, неожиданно по-детски пухлые, с мягким изгибом, перечеркивал шрам, стрелой пронизывающий нижнюю половину лица, от щеки до подбородка, покрытого редкой рыжеватой щетиной.

Любопытно, откуда эта отметина? У нее, вероятно, интересная история. Но расспрашивать, само собой, я его не буду, еще возомнит о себе невесть что. А мне надо выстроить четкую иерархию власти – он мой слуга. Нет, не то слово. Работник – это точнее. Бояться меня дракон, конечно, не будет, да и не гонюсь я за таким. Но должен уважать и слушаться.

 

Нахмурилась, не сводя с него взгляда. Не особо мое приобретение похоже на того, кто готов молча исполнять приказы. Наплачусь я с ним, это уж точно. Может, все же не стоило его покупать. Но на приличного дракона моих доходов точно не хватит, на узника долгового дома едва наскребла. И то, как от сердца отрывала, сейчас деньги на другое нужны.

Но поздно жалеть, когда голову уже отрубили, как говорит Таранта. Что купила, то и будет делать то, для чего куплено. Перевоспитаю, если что. Ну, или сойду с ума, пытаясь, что более вероятно.

– Осмотр закончен? – низкий мурлыкающий голос наполнил карету.

На меня с усмешкой глянули зеленые глаза.

Так он не спал все это время, ящерица коварная?!

– Госпожа довольна увиденным? – продолжал издеваться нахал.

– Нет, – бросила в ответ, сделав строгое лицо и надеясь, что в полутьме он не разглядит моих пылающих от смущения щек.

– Что, недостаточно смазлив?

– Нет, что вы. То есть, ты. То есть, – я рассердилась на себя, – ты вполне красив! Вернее, не урод.

– Ты мастерица делать комплименты! – с губ, на которых помимо моей воли останавливался взгляд, сорвался смешок.

– «Вы», а не «ты»! – одернула его я.

– Так «вы» или «ты»? Определись уже. Ты такая непостоянная! Впрочем, как и все женщины.

– Не ровняй меня со всеми! – возмутилась я, почему-то задетая за живое.

– А что, ты чем-то отличаешься? – прищуренный взгляд бесцеремонно облапал, иначе и не скажешь, мою грудь, талию и бедра, остановился на лице.

Нет, ну каков нахал, а?

– Все, вроде, то же самое, – последовал вердикт, – и вполне симпатичное. Особенно те части, что задорно подпрыгивают на ухабах!

То же самое, видите ли! И почему мне обидно?

– Или я чего-то не знаю? – дракон нахмурился. – Может, по ночам ты уплываешь в море и поешь песни, заставляя моряков плыть на рифы и погибать в морских пучинах?

– Нет, конечно!

– Значит, как у всех – хочешь любви, семью, детишек. Верного мужа, чтобы по соседкам не шастал, а служанок в тавернах щипал за попки только по пятницам. Еще денег в придачу, дом и чтобы подруги слюной давились от зависти. Так ведь?

– Не так.

– Заинтриговала, хозяйка! – дракон хмыкнул. – Тогда чего же ты хочешь?

В данный момент – засунуть кляп одному чересчур говорливому геккону!

– Стукнуть меня по загривку, – по-своему поняв мой разгневанный взгляд, чешуйчатое отродье кивнуло.

– И это тоже – в надежде выключить твой фонтан красноречия, – не стала отрицать. – Но для начала скажи, как тебя зовут.

– Зачем? Ты бьешь только знакомых мужчин? Тогда в моих интересах оставаться инкогнито, – продолжал веселиться этот гад.

– Нет, могу врезать и до того, как мы будем официально представлены, – съязвила в ответ. – Просто хочу знать, как к тебе обращаться.

– В документе, который свидетельствует, что я твой раб, госпожа, все указано.

Точно! Я развернула рулончик договора.

– Черут Эдер, – прочитала вслух. – Странное имя.

– И тут не угодил, – притворно вздохнул он. – Это от драконов западных земель досталось. Отголосок прошлого, так сказать. Родовое имя.

– Так ты дворянских кровей?

– Это перестало иметь значение, когда мой досточтимый батюшка, гори он в аду, прогулял все состояние.

– Ты недалеко от него ушел, как я посмотрю, – хмыкнула себе под нос.

– Ушел далеко, прямиком в армию. Мечтал покрыть себя славой и вернуть имя, вместе с титулом и землями, разумеется. – Мужчина скривился. – Был юн, глуп, самонадеян. Жизнь быстро макнула мордой в…, – бросил на меня взгляд и продолжил, – в нечистоты. Оказалось, что война – это вовсе не ратные подвиги, как я считал, а бойня, превращающая людей в скотов.

Он глянул на шрамы на своих руках и скрипнул зубами. А потом снова посмотрел в мое лицо.

– А что это мы все обо мне, хозяюшка? Давай-ка лучше ты расскажи, как дошла до того, что вынуждена покупать себе мужчину!

– Не твое дело, – процедила я, вновь задетая за живое.

– Как раз мое, – возразил Черут. – Должно же твое, э-э, приобретение быть в курсе, чего ждать от госпожи. Почем знать, вдруг ты такая придумщица, что ранишь мою тонкую душевную организацию непристойными приказами?

– Сомневаюсь, что смогла бы тебя чем-то удивить, – пробормотала, покраснев.

– Да, с виду ты вполне благопристойная леди, даже декольте кружавчиками прикрыто, хотя в такую жару все девицы его до пупа оголяют, вентиляции ради и для ускорения выпрыгивания замуж, – начало рассуждать вслух это наказание. – Но, тем не менее, вполне может статься, что в твоем тихом омуте играют в салочки черти размером с кита!

– Спасибо за лестное мнение, – процедила я. – Уверена, моим чертям не сравниться с твоими!

– У меня нет чертей, леди, – Черут прекратил улыбаться. – Только дьяволы. И лучше тебе с ними не сталкиваться, – тихо сказал он.

От того, как при этом хищно блеснули его глаза, меня так продрало морозцем вдоль позвоночника, словно в карете не висела полуденная духота, а сверкали ледяной белизной шапки сугробов.

– Так ты назовешь свое имя, хозяйка? – как ни в чем ни бывало, спросил дракон через секунду.

– Даниэлла, – послушно ответила я, все еще ежась.

– Да-ни-эл-ла, – повторил он, растягивая имя по слогам, будто липкую карамель. – Красивое, – кивнул одобрительно, но не успела я открыть рот, чтобы поблагодарить, как в довесок понеслось, – но тебе не подходит.

– Что? – даже поперхнулась от его наглости.

– Для тебя слишком пафосно, – пояснил дракон, сморщив нос так, будто это я, а не он благоухала тут подземельем долгового дома. – Как друзья зовут? Эллой?

– Нет!

– Дани?

– Фу!

– Что фу, я же не пес, дамочка! Хоть и приходится смердеть, как оборотню. Уговорила, буду звать тебя Дэна. Красиво в меру, без нашлепки пафоса, строго в то же время.

– Нет, не будешь!

– Поспорим? – зеленые глаза засветились азартом.

– Хочешь обратно на гнилую соломку к крысам под бочок? – процедила, сжав кулаки.

– Не обижай крыс, – возмутился он. – Они отличные собеседники!

– Уверена, что их ты тоже так достал, что все хвостатые сбежали из долгового дома куда подальше!

– И что? – в глазах заискрились зеленые смешинки. – Зато со мной остались только самые верные друзья!

Ты ему слово, он тебе десять в ответ! Я закатила глаза. И в тот же момент почувствовала, что ход кареты выровнялся, и мы выехали на нормальную дорогу. Значит, подъезжаем.

Глава 3. Дракон в мыле

Вид на родной домик меня успокоил. Я вылезла из кареты и залюбовалась им. Белоснежное чудо в три этажа было куплено еще в те времена, когда моя мастерская по производству красок была единственной во всем приморском округе, и дела шли отлично. После войны все отстраивались заново или приводили в порядок жилища после ремонта. Всем хотелось ярких росписей, и мы тонули в заказах и деньгах.

А потом появились маги со своими заводами и химическими красителями. Стало нелегко получать заказы. К счастью, время играет мне на руку – краски на ненатуральных ингредиентах быстро выцветают под нашим жгучим солнцем, осыпаются и, поговаривают, вредят здоровью.

Так что постепенно клиентура к нам возвращается. Но сражаться приходится за каждого заказчика, так как есть обстоятельства, из-за которых мне срочно нужны деньги, и в большом количестве.

– Скворечник недурен, – отвлек меня от воспоминаний ехидный голос недавнего приобретения. – Твой?

– Мой, – не без гордости подтвердила я. – Идем. И еще раз назовешь мой дом скворечником, получишь в клюв, понял?

– Чирик-чирик, – отозвался этот наглец.

– Уменка.

– От мужа достался? – спросил Черут, когда мы подошли к воротам в человеческий рост, на которых красовались райские птицы.

– А вариант, что девушка сама может заработать на такой, не рассматривается?

– Хм, уела, – кивнул уважительно. – Что продавала?

– Красоту, – пробурчала я, вставив ключ.

– То есть? – вот ради одного выражения расширившихся до размера блюдечка зеленых глаз стоило такое ляпнуть.

– Сейчас увидишь, – распахнула ворота, чтобы сад предстал перед нами во всей красе.

А посмотреть было на что! Вверх тянулись столетние малисандры, из цветов которых можно сделать самый стойкий закрепитель для красок. Им потом ни солнце не страшно, ни дожди, которые у нас редкость, ни снег, коего в этих широтах не бывает.

Под ними наливались кровавыми каплями на ветках кустарника ягоды драгона – дающие лучший красный оттенок, а если выварить, янтарно-розовый. А еще можно получить немыслимое количество оттенков.

Внизу стелилось разнотравье всевозможных цветов. Как-то хотела подсчитать, сколько красок они дают, сбилась после четвертой сотни.

Над всем этим великолепием кружились бабочки, яркими всполохами моргая крылышками, деловито гудели пчелы и шмели, и сновали туда-сюда мои работники. Одни собирали нужные растения, другие подкармливали, третьи поливали то, что росло в тени.

Все при деле. Хотя основная часть трудов у нас приходится на вечер, когда спадает жара и начинается выварка красок, есть и днем чем заняться.

Вот с торца дома парни как раз растирают в порошок между двумя плоскими камнями зернышки каликалы, которая дает чистейший изумрудный цвет. Не чета зеленому у магов, для получения которого они мышьяк добавляют.

А строящие глазки парням девчонки под навесом напротив переворачивают подсохшие листья малисандры, они тоже идут в ход, дают благородный жемчужный оттенок, без использования химии.

Чуть дальше дробили глину и охру, измельчали известь – издавна источник белого цвета.

– Ого, – дракон был явно поражен. – И ты тут главная ведьма?

– Я художница, – поправила, поднимаясь по ступенькам к двери в дом и кивая на приветствия. – Но заодно и немного ведьма, как видишь.

– Удивила, – пробормотал Черут.

Следом за мной войдя в дом, он присвистнул, увидев холл, залитый светом из окон в пол. Под ногами лежали плиты, расписанные золотыми узорами. По ним вился приятный холодок, продувающий все комнаты, что незаменимо в жару. Помню, что это и покорило меня, когда впервые вошла в него. Помимо открытого пространства, в котором танцует солнечный свет, и высоких потолков.

– Первый этаж частично занимает мастерская, – я указала на массивную дверь справа, – там кухня, – кивнула налево. – На втором этаже живут работники, на третьем я.

– Чипа-Чипарррррь! – на меня спикировал синий волнистый попугайчик. – Пррришла! – шлепнулся на плечо и тут же пожаловался. – Бррросила одного!

– Ты не один, Чип, с тобой Феня, – я подставила руку прискакавшей за ним следом крохотной, размером с апельсин, обезьянке-мармозетке.

Она уселась на ладонь, обхватила большой палец лапками и оплела длиннющим хвостом мое запястье.

– Целый зоопарк, – усмехнулся Черут.

Знал бы он! Это только двое из… Я усмехнулась. Но тайнам лучше оставаться тайнами, ведь пока неизвестно, можно ли ему доверять.

– Кто такой? – Чип скосил на него глаз бусинку. – Подозрррительный тип!

– Наш, э-э, новый работник, дракон.

– Дррррракон?! – птах тут же пересел на другое плечо, подальше, и осведомился с опаской, – попугаев не ест?

– Что в тебе есть, перья одни, – чешуйчатый фыркнул.

– Пи-пи-чи! – высказалась Феня, заерзав.

– Обезьянок он тоже не ест, успокойся, – я почесала малышке за ушком.

– А почему у нее хвост красный на конце? – поинтересовался любопытный дракон.

– Потому что кто-то скачет везде, где нельзя, и попадает в переделки. Частенько – хвостом в чан с краской. Да, Фенечка?

– Чи-чи! – продемонстрировала свое несогласие обезьянка.

– А вот у меня хвост синий! – похвастался попугай и, тоже получив порцию ласки, распушился, – Чипа-Чипаррррь!

– Так, Черут, теперь идем, покажу тебе твою комнату, – спохватилась я.

Лестница шоколадного оттенка, что локоном вилась вверх, привела нас к коридору с длинным рядом дверей. Толкнув одну из них, я отступила в сторону.

– Вот, располагайся, – повела рукой, наблюдая за драконом.

Он вошел в спальню, огляделся. Прошла за ним следом и съязвила:

– Крыс у нас нет, уж прости. Да и соломы, увы, не имеется.

– Жирный минус вам, леди, но ничего, как-нибудь посплю и на мягком тюфяке, – потрогал кровать. – Разбалуюсь, конечно, но тогда не обессудьте, сами виноваты.

– Некогда будет разлеживаться, работы всегда много, – я усмехнулась, подумав о том, что неужели его так поразила нормальная комната, что даже на «вы» вдруг перешел?

 

– Так что мне предстоит делать? – воззрился на меня после тщательного осмотра комнаты. – Ты же не для того, чтобы пополнить зоопарк свой, купила дракона?

Вот мы и подошли к самому интересному. Как бы донести до него истинный смысл того, для чего я его выкупила из долгового дома? Хотя чего ходить вокруг да около, проще сказать, как есть!

– Ты женишься на мне, Черут.

– У тебя странные шутки, – зеленые глаза, в которых протаяла игла зрачка, с интересом уставились на меня.

– Я не шучу. Вечером придет распорядитель из управления города, нас поженят.

– Интересный поворот, – пробормотал чешуйчатый. – Ты залетела от женатого, что ли? Хочешь прикрыть позор?

– Нет, ничего такого, – щеки порозовели. – Мне нужен статус замужней женщины, чтобы получить большую ссуду в банке, для мастерской. По-другому никак. Не переживай, от тебя требуется немного побыть хорошим мужем. Когда пройдет несколько месяцев после оформления ссуды, подадим на расторжение брака.

– А получше претендента ты не нашла? – «жених» усмехнулся.

– Нужен был дракон, – со вздохом пояснила я. – Директор банка из ваших, чешуйчатых. Говорят, что своим дает ссуды, практически не глядя. А незамужней девице, да еще и на развитие бизнеса, и гроша у него не выпросить. Женоненавистник хвостатый! – я нахмурилась. – У меня и документы-то приняли, только когда сказала, что на днях замуж выхожу.

– А с чего ты взяла, что я не сбегу из-под венца, как пугливая девственница? – Черут ухмыльнулся.

– И куда ты с меткой денешься? – кивком указала на его запястье.

– Логично, – хмыкнул дракон.

– Патруль сцапает тебя с наступлением темноты и бросит в долговую тюрьму. А оттуда, сам знаешь, если только на рудники, вместе с каторжниками, билет в один конец.

– А ты умеешь уговаривать, Дэна!

– В твоей ситуации выбирать не приходится, – пожала плечами.

– И тебя не отпугивает перспектива стать женой такого, как я?

– Пока что меня отпугивает только твой непередаваемый аромат! – я поморщилась. – Тебе срочно нужен душ. Иначе, когда ты рядом, глаза щиплет. Тут в шкафу оставалась одежда, – я подошла и распахнула дверцу. – Все чистое, сможешь подобрать, а потом купим…

Развернувшись, я потеряла дар речи. Потому что это чешуйчатое отродье потеряло совесть!

Штаны на полу, рубашка в руках. Сам стоит голый и улыбается довольно. Видела бы его Таранта! Тогда у нас точно на ужин был бы омлет с сарделькой!

– К помывке готов! – мурлыкнул и сделал шаг ко мне. – Познакомимся поближе, госпожа невеста?

– Чи-чи-чи! – Феня прикрыла глаза лапками.

– Кошмарррр! – Чип взвился в воздух и улетел в открытое окно.

– Душ во дворе, остальное ребята покажут, – пробормотала я и, добравшись до двери, добавила, – и даже не думай разгуливать по дому и саду в таком виде!

– Обнаженка только после свадьбы?

– У меня работают приличные люди, Черут! Выйдешь к ним во всей красе, живо расстанешься с погремушками и с…, – замешкалась, подирая слово. – Со всем остальным! А мне нельзя становиться вдовой, не успев получить ссуду!

Выпалив все это, я вылетела в коридор.

– Эй, а как насчет спинку потереть? – неслось мне вслед.

Интересно, а крысы уже очень сильно по нему соскучились?..

***

Ну, дело сделано. Жених в наличии, и он дракон, как и было нужно. Будем надеяться, все получится. Без ссуды нам не выкарабкаться. Пора готовиться к фиктивной свадьбе. Куда запропастилась Таранта?

Не найдя ее на кухне, я прошла в свою комнату, сняла парадно-выходное платье и открыла шкаф. Пробежалась кончиками пальцев по нарядам, вздохнула. Да уж, не густо. Все, что можно было продать за нормальную цену, уже ушло к перекупщикам.

Оставила одно платье на такой случай, как сейчас, для выезда в город по делам, чтобы не пришлось за деревья прятаться, если знакомых увижу. Другое для свадеб, дней рождений и прочего. Вот в нем и предстану перед чиновником из управления города. Не шить же ради фальшивого бракосочетания настоящий наряд? Это же смешно, в самом деле!

Есть еще одно, пышное, как пирожные в императорском дворце, для торжественных случаев. Пригождается, когда отправляюсь охотиться на званые приемы, надеясь с помощью оголенных плеч и рискового декольте заключить пару контрактов на поставку красок или роспись.

Есть также пара дорожных комплектов. Вот и весь мой весьма скудный, должна признаться, нынешний гардероб. Остальная одежда для работы и ношения дома. В большинстве своем с пятнышками краски то тут, то там, но это легко скрывает передник, спаситель на все случаи жизни.

Я надела темно-синее платье, которое, по словам Таранты, делало меня похожей на учительницу. Ну и пусть, строгость мне сейчас не помешает. Пусть дракон знает, что…

– Отдаааай, паршивеееец! – вопль, донесшийся из сада, не дал додумать мысль до конца.

Что там такое происходит?

***

Подошла к окну и, отдернув занавеску, замерла, наблюдая картину маслом: по саду несся, сверкая голым задом, Черут, весь в мыле – и вовсе не в переносном смысле. Да что же это такое, в самом-то деле! Почему у него никак не получается усидеть в штанах? Все время из них выскакивает при всяком удобном, или уж скорее, неудобном случае!

Сбежав по лестнице, я выскочила в сад – и как раз вовремя, чтобы удирающий во всю прыть Шустрик – смуглый шестилетний парнишка, успел подскочить ко мне и юркнуть за мою спину.

– Ты себя вообразил богиней Венерой, выходящей из пены морской? – осведомилась я, когда следом за мальчуганом ко мне подбежал дракон.

– Этот гаденыш украл у меня медальон! – рыкнул мужчина, ткнув пальцем вперед.

– Не крал я! – возмутился Шустрик, высунув голову, на которой смешно подрыгивали спиральки из черных волос.

– Не ври! – Черут, прикрывший стратегически важные места руками, сделал шаг вперед. – В кулаке у тебя что тогда?

– Да все не так! – пробормотал мальчик, глядя на цепочку, торчащую как раз из его кулачка.

– Рассказывай, как дело было, – велела я, обернувшись к нему. – И спокойно во всем разберемся.

– Я мимо душа шел, – Шустрик шмыгнул носом. – Смотрю, мужик незнакомый чешет. Дай, думаю, познакомлюсь, поди, новый работник.

– Ага, как бы не так! – пробурчал дракон.

– Как раз так! – вскинулся мальчик. – Когда подошел, этот голозадый уже в душе был. Смотрю, он на стенку медальон повесил. А тот возьми, да и шлепнись в грязь прямо. Я поднял, отдать хотел, но этот мужик каааак выскочил, каааак зарычал! Я как глаза драконьи увидел, так со страху и припустил прочь. Вместе с медальоном.

– У ребенка отличная фантазия! – ехидно фыркнул Черут.

– Да вот же! – Шустрик вытянул руку вперед и разжал ладонь.

На ней лежал медальон, весь в грязи.

– Может, стоило разобраться сначала? – попеняла я молчащему дракону и, взяв объект спора, протянула взмыленному чешуйчатому. – Держи.

– Выглядело как кража, – буркнул он, бережно взяв вещь, которая была для него ценной, похоже.

– Я не вор! – обиделся Шустрик, надувшись.

– Так, вы оба взрослые мужчины, – я улыбнулась. – Давайте и проблему решим, как взрослые.

– На кулачках? – черные глазенки мальчугана засверкали.

– Да я тебя мизинцем уложу, – пренебрежительно фыркнул Черут.

– Это я задохлик, по-твоему? – паренек грозно насупился.

– Не обижай ребенка, – вступилась я. – Или он тебя покусает. А в виду того, что на тебе только пена, мест, куда он может вонзить свои, я уверяю, острые зубки, очень много!

– Вот-вот! – подтвердил хулиган и прищелкнул клыками.

– Давайте так, вы помиритесь и пожмете друг другу руки, по-мужски.

– Не буду, – наотрез отказался, замотав головой, Шустрик.

– Почему?

– Он этими руками свои эти, – тот смущенно потупился, – погремушки трогал.

– А у этого мелкого все ладони в грязи! – не упустил случая мой взрослый муж.

Я подавила рычание, рвущееся наружу из груди. Как же все было спокойно, пока мне не пришло в голову послушаться Таранту и купить дракона!

И стоило мне про нее вспомнить, как сад содрогнулся от громкого женского вопля:

– И какого пенделя тут происходит, вислозадый тролль вас задери?!

Упс. Кажется, сейчас мы как раз и узнаем, что наша досточтимая Таранта обо всем этом думает. А заодно и под раздачу попадем, тоже все разом. Покосилась на голого дракона. Н-дась, как-то не так я планировала познакомить ее с моим приобретением, совсем не так.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru