Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!

Елена Амеличева
Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!

Пролог

Его запах я уловила сразу, едва вышла из такси. Не помешал даже присущий Нью-Йорку, как и любому мегаполису, специфичный «аромат» – дуэта индийских специй и канализации, с нотками жареных орешков, картошки-фри и кофе.

Мой нос безошибочно распознал шлейф запаха от взрослого мужчины – уверенного в себе, сильного, привлекательного, сексуального. Именно такого я искала.

Улыбка тронула губы. Что ж, нашла. Теперь нужно с ним познакомиться.

Повела носом, снова уловив тонкую ниточку бесподобного аромата, заставляющего сердце сладко сжиматься, и пошла по улице, расцвеченной огнями мигающей рекламы. Как же хорошо быть свободной! Идешь, куда хочешь, делаешь, что пожелаешь, сама себе хозяйка!

Очень непривычное ощущение для девушки, которую с пеленок окружала бдительная охрана, не подпускавшая близко даже дворового котенка. И пусть это лишь иллюзия свободы, пусть. Все равно, этот вечер и ночь, что уже темнеющим небом распростерла свои крылья над городом, безраздельно принадлежат только мне!

И тому незнакомцу, к которому меня ведет инстинкт.

Я сделала глубокий вдох, задержала дыхание и улыбнулась. Да, это он. Тот самый мужчина, который поможет мне расстаться с девственностью. Чтобы она не досталась моему будущему мужу, которого я ненавижу.

Но обо всем по порядку.

Меня зовут Лилия.

И я оборотень.

Часть первая. Восемнадцать

Глава 1. Коньяк с утра

Лилия

– Ты обещал, Дмитрий, вспомни! Ты обещал ее матери, что она сама будет выбирать!

Женский голос вырвал меня из сладких снов. Не помню точно, что снилось, но там явно не было ничего приличного. Немудрено, учитывая то, как мы вчера отметили мое восемнадцатилетие! Я закрыла глаза, надеясь, что сон вернется.

– Нельзя так поступать с девочкой! Я не позволю!

Кто-то не на шутку разозлил тетю Римму. Сочувствую ему. Вряд ли она оставит наглеца в живых!

– У меня не было выбора!

Присоединился мужской голос. Не менее раздраженный. Это папа? Что происходит?

Помедлив, я встала. Похоже, никто не намерен дать мне время выспаться после вчерашней вечеринки на день рождения. Злые люди! Я накинула халатик, от души зевнув, и спустилась со второго этажа в гостиную.

На диване сидели двое мужчин. Один был похож на Гориллу в костюме – высокий, заросший щетиной практически по самые глаза. Другой, седой и в очках, казался хлюпиком на его фоне. Оба встали при моем появлении.

– Здравствуйте, – растерянно пробормотала я.

– Здравствуйте, Лилия. – Ответил седой.

Горилла ограничился кивком, густая борода зашевелилась – очевидно, он пытался дружелюбно улыбнуться.

– Лия, ты здесь? – папа, выйдя из кабинета, растерянно посмотрел на меня.

– Что-то случилось? – он был таким бледным, что начала волноваться.

– Господин Добронравов, нас ждет самолет, – начал седой, но отец вскинул руку, с раздражением глядя на него.

– Подождет!

– Позвольте напомнить, – упорствовал незнакомец, – вы…

– Дайте мне поговорить с дочерью! – бросил папа. – Что же вы за люди! Идем, милая. – Он подхватил меня под локоть.

– Что происходит? – спросила я, когда мы вошли в кабинет.

Внутри заворочалось плохое предчувствие.

– Присядь. – Отец отвел взгляд.

– Не хочу.

– Как знаешь. – Он отошел к бару, налил в два стакана свой любимый «Мартель» и протянул один бокал мне.

– О! – даже слов не нашла.

– Что? – папа невесело усмехнулся. – Ты теперь взрослая, можно.

– Что можно? Пить коньяк с утра?

– Возможно, другого шанса выпить с дочерью у меня не будет.

– Ты болен?!

– Нет.

– Напугал ведь, – облегченно выдохнула. – А с чего тогда решил, что у нас больше не будет шанса на пару стать алкоголиками?

– Потому что ты, наверное, не захочешь даже разговаривать со мной – после того, что я расскажу тебе сейчас.

– Ты ведь знаешь, кто ты, Лия? – папа внимательно посмотрел на меня.

Ну, в принципе, да.

Я Лилия Добронравова. Те, кто хорошо меня знают, говорят, что это имя мне категорически не подходит. Ведь что приходит на ум в первую очередь? Большинству – изнеженная блондинка с ангельским характером. Из тех, что так нравятся мужчинам – не блещущая умом красотка, на которую просто нужно тратить определенную сумму каждый месяц, чтобы была под рукой в нужный момент, как таблетка обезболивающего.

А я шатенка, могу за себя постоять, за словом в карман не полезу, склонна к цинизму и язвительным комментариям, неуважения не потерплю, а таблетки требуются как раз после общения со мной. Иногда резкая, чересчур раздражительная, быстро вспыхивающая – этим меня чаще всего попрекают. Та еще заноза в заднице, иными словами.

Так что, хоть и Лилия, но тот еще цветочек. Брат зовет меня чертополохом. Тетя Римма – исчадием ада, всегда добавляя, что сочувствует моему будущему мужу. К счастью, прогулка под венец в мои ближайшие планы не входит. Хочу доучиться, открыть свое дело, побывать на всех континентах, а потом уж, так и быть, задумаюсь о продолжении рода Добронравовых. Если найдется достойный мужчина.

Ведь я – Лунная волчица. Такие оборотни рождаются крайне редко, раз в несколько сотен лет. По пророчеству, будь оно проклято, мне суждено принести успех, славу, почет тому, кому отдам свое сердце. Кандидатов много. Альфы, возглавляющие кланы, постоянно присылают ко мне самых красивых и умных сыновей – в надежде, что им удастся завладеть моей мышцей, перекачивающей по телу кровь.

Но пока я, как привередливая принцесса, того самого не встретила и вынуждена оставаться девственницей, пока он где-то шляется, гад! Ведь Лунной волчице весьма проблематично уединиться с мужчиной, учитывая трех оборотней-охранников, которые ходят за мной по пятам и распугивают даже самых настойчивых поклонников.

– Да, папа, твоей дочери известно, кто она. – Кивнула, нервничая все сильнее. – Но к чему такие вопросы?

– Знаешь, я ведь обещал твоей матери, – он рассеянно улыбнулся, – что позволю тебе самой выбрать супруга, сердцем.

– Знаю, тетя Римма рассказывала. Но почему ты об этом вспомнил?

– Потому что… – папа прикрыл на секунду глаза и тихо продолжил, – Лия, родная, я не смогу сдержать то обещание. Скоро ты станешь женой Вадима Андреева.

Глава 2. Продано!

Лилия

– Что? – переспросила я, полагая, что ослышалась. – Имеешь в виду, что клан Андреевых просит моей руки?

– Лия, я разорен. – Признался отец, не ответив. – Должен половине Москвы. Причем, таким людям, что… Сумма огромная. Никто не согласен предоставить мне такой займ. Кроме Роберта Андреева. Он отдал всю сумму. При одном условии – что ты станешь женой его сына Вадима.

– То есть… – голос задрожал. – Ты продал меня, папа?!

– Доченька! – отец попытался обнять, но я отступила. – Не было выбора!

– Был. Мы могли стать бедными и медленно выплачивать то, что ты задолжал.

– Таких денег и за всю жизнь не заработать всей нашей семье!

– Я не стану женой Вадима! Ни за что! Сейчас не средние века!

Я вдруг отчетливо вспомнила Андреева-младшего. Он тоже был среди засланцев, которых ко мне присылали альфы кланов. Красивый, тупой и наглый мажорчик. Его чары в стиле «Мы оба так прекрасны, пойдем, трахнемся» оставили меня равнодушной. Потому как ветер хорош на море в жару, а не в голове в любую погоду.

Похоже, его папаша, потерпев неудачу, выкинул пряник и взял кнут. Финансовый кнут с множеством нулей. Для самого богатого клана оборотней, владеющего, тайно и явно, всем Нью-Йорком – и это только то, о чем мне известно, сумма долга моего отца вряд ли была серьезной.

– Я не согласна! – помотала головой. – Ты не сможешь меня заставить!

– Тогда вскоре тебе придется хоронить меня, – отец усмехнулся. – И брата. И тетю Римму. Готова к этому?

– Стараешься запугать?

– Нет. – Он вздохнул. – Пойми, если нашу семью не убьют те, кому я должен – когда поймут, что не увидят своих денег, это сделает Роберт Андреев. Такие мужчины не принимают отказы. Если Лунная волчица не станет его невесткой, она не достанется никому! Мы все ляжем в сырую землю. Ты этого хочешь?!

Я обхватила себя руками. Неужели выхода нет?

– Дочка, не поступай так с нами, умоляю!

– Это нечестно! – всхлипом сорвалось с моих губ.

У меня были мечты, планы! Учеба, свое дело, путешествия! И все это просто полетит в выгребную яму?! Вместе с моей жизнью…

– Скажи мне, – подняла глаза на того, кто продал меня клану Андреевых, – сколько я стою, папа?

***

Сумма была огромной. Представила ее написанной на бумаге. Столько нулей, что замучаешься их считать. Все они, жирные, наглые, вмиг обнулили мою жизнь. Никогда еще мне не хотелось так сильно быть простым человеком – или оборотнем, без разницы, лишь бы только не Лунной волчицей – почетным призом, которым хочет завладеть любой клан!

Но на этом «новости» не закончились. Ко всему прочему оказалось, что Роберт Андреев не желал ждать, пока я приду в себя, соберу вещи и прочее. Он милостиво разрешил моему отцу устроить мне день рождения, но уже на следующее утро прислал своих людей, чтобы те доставили столь дорогостоящую покупку под очи альфы – в Нью-Йорк.

Я вышла из кабинета и уже другими глазами посмотрела на Гориллу в костюме и седого хлюпика. Легкой жизни им не обещаю. Я согласилась стать женой ненавистного мужчины. Но смирилась ли? Как бы не так!

Глава 3. План

Лилия

Долгие проводы – это не только лишние слезы, но еще и сердце в клочья. Плачущая тетя Римма, бросающая полные ненависти взгляды на моего отца, ничего не понимающий только проснувшийся брат Стас – мы двойняшки, всегда чувствующие друг друга, виноватый взгляд папы.

Я села в машину – на заднее сидение, рядом с Гориллой, и даже с облегчением выдохнула, потому что это поставило точку в прощании.

 

А потом была дорога в аэропорт – в полном молчании. Самолет – конечно же, личный, уже ждал на полосе. А вот и белая кашка из облаков под крыльями. Но смотреть на нее весь полет скучно. Ронять слезинки, сетуя на горькую судьбу, не буду, не дождетесь, характер не тот.

Я отвернулась от иллюминатора и воззрилась на Гориллу и Хлюпика. Когда Лунную волчицу не развлекают, она вправе развлекать себя сама, как пожелает!

– Вы давно работаете на Роберта Андреева? – осведомилась я.

А что, вполне невинный вопрос, самое то для начала непринужденной беседы. Но оборотни почему-то напряглись. Видимо, в курсе моей репутации.

– Давно. – Ограничился кратким ответом Хлюпик.

Думаете, это спасет вас от издевательств изнывающей от безделья Лунной волчицы? Нет уж, так просто от меня не отделаться!

– Скажите, вы делаете все, что прикажет босс?

– Конечно.

– А трупы закапывать вам приходилось?

– Да, – не моргнув, ответил Хлюпик. – Каждую среду вечером закапываем. Особенно часто попадаются трупы чрезмерно говорливых девиц.

– Сочувствую, такая работа сложная. – Продолжила издеваться я. – Вам хотя бы доплачивают за это? Нет? Надо жаловаться в профсоюз. Что, и профсоюза нет? Надо завести!

– Непременно. Спасибо за совет.

– Пожалуйста. Кстати, а вы женаты?

– Нет. – По лицу читалось то, что ему хотелось добавить – к счастью.

– А какие женщины вам нравятся?

– Никакие.

– Не поняла. В смысле, совсем уже никакие, пьяные? Или совсем не нравятся женщины? Тогда вам по вкусу мужчины?

– Нет. – В глазах оборотня отразилась вселенская печаль.

Он заерзал, глядя по сторонам. Наверное, решает, не выпрыгнуть ли из самолета. Или отправить меня гулять по облакам, а шефу заявить, что в туалете поскользнулась и… Как сказал бы Стас, «засосала коварная трясина».

– Желаете покушать? – Хлюпик с надеждой посмотрел на меня.

Тех, кого собираются выбросить за борт, не кормят. Жаль. Значит, замуж выходить все же придется.

– Может, подать обед?

Я помотала головой. Нет уж, от аппетита вы меня надолго избавили.

– Тогда, может, поспите?

– Уже выспалась. Лучше скажите мне, что мужчины ценят в женщинах?

Хлюпик вздохнул. По его взгляду я догадалась, что сейчас он представляет, как укладывает меня на дно глубокой ямы и медленно, не торопясь, закапывает. Мечтатель. Увы, не выйдет, я на кой-то черт потребовалась вашему боссу.

– Ну же, поделитесь своей мудростью, – я широко улыбнулась. – Вы же столько лет прожили!

– Мне только сорок! – обиженно отозвался оборотень.

– Ой, простите, а я думала, вам за пятьдесят! Должно быть, ваши залысины ввели в заблуждение. Хотите, маску подскажу, чтобы волосы не выпадали? Нет? Зря, отличное средство!

Скрип зубов был слышен на весь самолет. Черты лица Хлюпика исказились. Кажется, он готов обратиться. А вот это уже действительно занятно!

Еще в детстве я любила так издеваться над охранниками – доводить их до потери контроля, чтобы приняли истинный облик, а потом смотреть, как голозадые мужики улепетывают в кусты – ведь от их одежды из-за резкого обращения оставался, в лучшем случае, ремень на талии. А от голого мужика в кустах можно добиться чего угодно – он на все пойдет, чтобы получить брюки.

Но Хлюпик оказался крепким орешком. Сделав глубокий вдох, он снова превратился в ничем не примечательного на вид мужчину. Ладно, хватит издеваться над бедными оборотнями. Не их вина в том, что непомерно раздутому эго Роберта Андреева никак не обойтись без Лунной волчицы.

Я усмехнулась. Да уж, прямо хозяин мира, смотрите все, какую игрушку своему сыночку купил – Лунную волчицу, о которой мечтает каждый оборотень. Умница, красавица, да еще и невинна, как монашка на необитаемом острове!

Так, стоп. Внутри полыхнула ярость. Клан Андреевых купил жену Вадиму. Но девственность моя ему не достанется, ни за что! Это в цену не входит! Отдам ее другому, более достойному, чем избалованный мажорчик будущий муж! Пока что, правда, не знаю, кому именно.

Остаток полета я молчала, продумывая план. А когда приземлились, начала действовать.

Глава 4. Свобода

Лилия

Аэропорт имени Кеннеди, как и все его собратья, похожий на торговый центр, распахнул перед нами свои бетонно-стеклянные объятия. Я усмехнулась, вспомнив, что Кеннеди тоже были сплоченным кланом, бесперебойно поставляющим США президентов, которых безжалостные американцы безжалостно отстреливали. В итоге кончились Кеннеди все равно пшиком.

Расслабившиеся к концу полета оборотни вновь напряглись. Их цепкие взгляды шарили вокруг, в каждом встречном, очевидно, подозревая кровожадного убийцу, мечтающего порезать Лунную волчицу на филе. А я улыбнулась, увидев толпу встречающих. Их было так много, что со стороны они напоминали фанатов смартфонов Эппл, ожидающих старт продаж новинки. Отлично, именно то, что мне нужно.

Медленно открутила крышку с бутылочки с водой, не торопясь сделала пару глотков, потом обернулась к Хлюпику.

– Скажите, пожалуйста… Ай, – сделав вид, что меня толкнули, я – не без удовольствия, надо признаться, вылила половину бутылки ему на брюки.

– Да что же за… – оборотень вовремя закрыл рот, удержав рвущиеся наружу ругательства. Вот это самообладание, даже завидно!

– Простите, пожалуйста! Вот возьмите, – протянула ему платок и с укором посмотрела на Гориллу, – что стоите? Помогите же коллеге!

Громила послушно повернулся к напарнику и, вероятно, напряг единственную извилину, пытаясь понять, как можно помочь в такой ситуации. А я затаила дыхание и быстро отступила назад.

Толпа поглотила меня, скрыв от глаз оборотней. Но для надежности обеспечу им еще немного неприятностей. Так, где нью-йоркские милиционеры? Ага, вот парочка. Я подбежала к ним и, весьма достоверно, надеюсь, изобразив страх, наябедничала о пистолетах Хлюпика и Гориллы, которые у них, как у всяких бандитов, должны иметься. Вряд ли охрану аэропорта этот факт порадует.

Получив благодарность за бдительность, сознательная гражданка в моем лице отправилась искать банкомат. Сняла достаточно наличных и оставила карту на видном месте, обеспечив моим преследователям ложную ниточку в моих поисках.

Так, теперь поднимаемся по эскалатору на третий этаж. Верный сообщник-интернет сообщил по секрету, что оттуда за пять баксов можно уехать на монорельсовом поезде Эйр Трэйн. А вот и он. Я запрыгнула внутрь. Двери закрылись, и меня затопила волна счастья – оторвалась!

Вернее, отрываться Лунная Волчица еще только начинает!

Нью-Йорк – дружелюбный, дерзкий, яркий, пах свободой. Той самой, за которую потом приходится дорого платить, но сейчас, когда вокруг высятся небоскребы, перед которыми чувствуешь себя букашкой, это не имеет ровным счетом никакого значения! Жить и наслаждаться!

Я долго колесила по городу на такси, а потом засунула смартфон между сидениями – пусть катается дальше, изматывая Хлюпика и Гориллу. Они точно будут отслеживать мой телефон, потому что, по их мнению, я пустоголовая шатенка, которая не догадается его отключить. Даже предубеждения мужского пола относительно женского ума можно использовать себе на пользу.

Я улыбнулась и отвела себя на шопинг, прикупив сексуальное белье – становиться женщиной в белых хлопковых трусах как-то не особо хотелось, красивое платье с молнией сзади – ну простите, у каждого свои эротические фантазии, и туфли со шпилькой высотой с соседний небоскреб – просто захотелось.

Заодно убедилась, что за этим крупнейшим мегаполисом не зря закрепилась слава самого дорогого города мира – наличные катастрофически быстро таяли.

Затем проследовала в роскошный салон красоты, из которого выпорхнула роковой красоткой, готовой перешагивать через штабеля покоренных мужчин. А потом…

***

Его запах я уловила сразу, едва вышла из такси. Не помешал даже присущий Нью-Йорку, как и любому городу, специфичный «аромат» – дуэта индийских специй и канализации, с нотками жареных орешков, картошки-фри и кофе.

Мой нос безошибочно распознал шлейф запаха от взрослого мужчины – уверенного в себе, сильного, привлекательного, сексуального. Именно такого я искала.

Улыбка тронула губы. Что ж, нашла. Теперь нужно с ним познакомиться.

Повела носом, снова уловив тонкую ниточку бесподобного аромата, заставляющего сердце сладко сжиматься, и пошла по улице, расцвеченной огнями мигающей рекламы. Как же хорошо быть свободной! Идешь, куда хочешь, делаешь, что пожелаешь, сама себе хозяйка!

Очень непривычное ощущение для девушки, которую с пеленок окружала бдительная охрана, не подпускавшая близко даже дворового котенка. И пусть это лишь иллюзия свободы, пусть. Все равно, этот вечер и ночь, что уже темнеющим небом распростерла свои крылья над городом, безраздельно принадлежат только мне!

И тому незнакомцу, к которому меня ведет инстинкт.

Я улыбнулась. Все приезжают в Нью-Йорк со своим списком, очень длинным порой. Подняться на Эмпайр-стейт-билдинг, который народ обзывает «Шприц» из-за антенной башни в стиле арт-деко, помахать статуе Свободы, сделать сэлфи с местными копами, побывать в Рокфеллер-центре, проплыть на пароме на Стейтен-Айленд, прогуляться по Бродвею, поваляться на траве в Центральном парке.

У меня же имелся только один пункт. Зато какой!

Кажется, пришла. Я остановилась в центре серого квадрата на асфальте, с надписью «21». Напротив – обычная коричневая дверь со стеклом. Похоже, мне туда.

Внутри обнаружился респектабельный ресторан в стиле пятидесятых годов. Судя по посетителям, многие из них именно в те годы и родились. Я помедлила, разглядывая прикрепленные к потолку модели самолетов, шлемы, машинки, хоккейные клюшки и прочее, все с автографами – вероятно, памятные подарки знаменитых посетителей. Но где же мой незнакомец?

Глубоко вдохнула воздух и досадливо поморщилась – здесь столько всего! Еда, духи, лекарства, кожа, дерево. Ну же! Неужели потеряла? Сердце сжалось. Но тонкий шлейф уже знакомого запаха защекотал обоняние. Он стал ярче, насыщеннее, дал распознать дерзкие, властные нотки. У этого мужчины тяжелый характер. Что ж, я тоже не бонус!

Прошла сквозь ресторан, свернула в коридор, миновала длинные деревянные стеллажи с бутылками, забрела на кухню, где суетились повара и официанты. Никем не замеченная, подошла к убегающей вниз узкой лестнице. Нос приказал следовать туда, пришлось подчиниться.

Я осмотрелась. Вверху трубы, стены обшарпаны, пахнет бетоном. Подвал. Начинаю догадываться, куда меня занесло. Хорошо быть начитанной девушкой! А иначе откуда бы узнала, что следую по маршруту, который должен привести к входу в тайный бар?

Сейчас это модно – воскрешать традиции двадцатых годов прошлого века, когда во времена сухого закона процветали такие вот заведения, спикизи-бары – от «говори тише», где нелегально продавали алкоголь.

Тогда нужно отыскать дверь. Я двинулась вперед. А вот и углубление в стене, выкрашенной в отвратительный цементный цвет. В центре крепление с длинной стальной спицей. Так, должно быть отверстие, куда ее можно засунуть. Вот, кажется.

Я направила «ключ» внутрь и, почувствовав сопротивление, с силой надавила. Наградой стал щелчок. Теперь навалимся плечом и… Да, поддалась!

Вошла внутрь и хмыкнула, уважительно глянув на дверь. Она толщиной в несколько десятков сантиметров, а весит, наверное, не меньше двух тонн! И при этом довольно легко открывается. С внутренней стороны – внушительный замок. Это не подвал, а самый настоящий бункер! Запомню, вдруг пригодится.

Захваченная азартом, подогревающим кровь, я продолжила поиски. Тусклое освещение нагнетало таинственности, заставляя отдать должное фантазии тех, кто устроил клиентам такое необычное приключение. А вот и еще одна дверь. Открыта.

Я зашла внутрь и сначала подумала, что ошиблась – слишком уж темно было. Но из сумрака вынырнул парень в жилетке и с бабочкой на шее.

– Добро пожаловать! – прозвучало на английском с явным акцентом. – Пароль?

– Простите, – развела руками. – Не знаю пароль.

– Так уж и быть, – он подмигнул мне, – такую красавицу пропущу без пароля. Наслаждайтесь!

Привыкшие к полутьме глаза разглядели барную стойку. На ней стояли стаканчики со свечами. Их скупой свет подсвечивал мужественный профиль единственного посетителя.

Я сделала глубокий вдох, задержала дыхание и улыбнулась. Да, это он. Тот самый мужчина, который поможет мне расстаться с девственностью. Чтобы она не досталась моему будущему мужу, которого я ненавижу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru