Любовь под напряжением

Ася Лавринович
Любовь под напряжением

– И которые ты делаешь через раз, – не оборачиваясь ко мне, сказала мама. И снова обиженно зашуршала пакетами из продуктового…

Я молча вышла из кухни. Опять вспомнились воздушные гимнасты под сводом шатра. Тогда от страха за них я закрывала глаза. Но, как оказалось, весь ужас ждал меня впереди. Это был наш последний совместный день, когда от счастья кружилась голова. Больше я таких дней не припомню.

Глава вторая

– Сегодня Луна в Тельце, крайне неблагоприятный день, – без умолку болтала Валюша. – Новолуние! Ты точно хочешь идти?

– Да точно, точно! – отозвалась я, едва не попав в глаз щеточкой от туши для ресниц. – Зло, может, ты перестанешь говорить мне под руку?

– Слушай, я не шучу! – озабоченно продолжила Валюша. – В эту фазу Луны лучше не начинать никаких важных дел…

– Ты о своем переезде? – решила я перевести тему.

– Конечно! – Валя тряхнула кудрями. – Перееду на растущую Луну…

– А тараканы твои как поживают? – усмехнулась я. – Тоже растут?

– Спасибо, не жалуются! – сразу помрачнела Валюша. – Только сегодня ночью с ними на кухне виделись…

Я хохотнула и потянулась к шкатулке с украшениями.

– Смотри, Зло, какие лучше? Эти? – Я приложила к ушам серьги-кольца. – Или эти – висячие со стразами?

– Ой, Лер, подумай все-таки хорошенько! – не ответив мне, покачала головой Валюша. – Может, дома останешься? У меня дурное предчувствие! Луна еще никогда не подводила…

– Зло, ты как старая суеверная бабка! – рассердилась я, откидывая в шкатулку серьги, которые не подошли. – Что со мной может случиться? Тем более там будет Регина…

– Ой, тогда я, конечно, за тебя спокойна! – саркастически откликнулась Валюша. – Я бы не возлагала больших надежд на эту разукрашенную девицу…

– О чем ты? – насторожилась я. Нервно дернула за мочку уха, не справившись с хитрой застежкой. – Ай!

– Думаешь, твоей Регине есть до тебя какое-то дело? – жестко произнесла Злобинец.

– Ты к ней слишком строга! – покачала я головой, звякнув серьгами. – По-моему, она хочет свести меня с Рэдом…

– С кем? – удивилась Валюша.

– Валь, ты в каком измерении живешь? – воскликнула я. – Рэд – самый популярный парень нашего факультета… Темненький такой! Он приезжал во двор на черной спортивной машине…

– Не обратила внимания, – перебила меня Валюша. – Сдался он мне!

Я только вздохнула. Иногда у меня создавалось впечатление, что романтические отношения Злобинец вообще не интересуют…

– Ладно, забей! Помоги мне платье сзади застегнуть! – Я попятилась спиной в сторону Злобинец.

– Ты в нем идешь? – воскликнула Валя.

– А что?

– Слишком откровенное! Ой-ой-ой! – снова запричитала Валя, все же застегнув мне платье. – Лер, останься дома.

– Думаешь, на меня нападет маньяк? – зловещим голосом предположила я.

Валя только молча схватилась за сердце.

– Ладненько, Зло! Можешь меня до остановки проводить, там такси ждать будет…

– Почему не у подъезда? – озадачилась подруга.

– Потому что мы идем помогать тебе с переездом, забыла? – внимательно посмотрела я в глаза Валюше.

– Ле-ра… – неуверенно начала Злобинец. – Что ты задумала?

Вместо ответа я сунула черные лодочки в сумку, а на «слишком откровенное» платье натянула длинный бежевый тренч, который доставал мне практически до щиколоток.

Закон подлости, само собой, никто не отменял, поэтому в коридоре мы столкнулись с мамой. Кажется, родительница вышла на аромат моих духов – запах свежих лимонов и мокрых после дождя магнолий…

– Куда собрались? – С подозрением оглядывая нас, мама скрестила руки на груди.

Злобинец смущенно молчала, а я тут же потянулась за кедами.

– У Валюши «газелька» опоздала!

– Какая «газелька»? – удивилась мама.

– Такая «газелька»! Злобинец снова переезжает… Третий раз за год!

Мама внимательно посмотрела на Валюшу, а та сразу покраснела как рак.

– Это правда? Снова переезжаешь, Валентина?

– Ага, правда! Там тараканы на кухне, – пробормотала Злобинец.

– И по этому случаю ты, Валерия, такой марафет навела? – не отставала с расспросами мама.

– Ой, да какой там марафет! – усмехнулась я.

– Лера! – строго позвала мама. – Ты мне снова врешь?

Я выдержала мамин пристальный тяжелый взгляд. Для меня обманывать – раз плюнуть…

– Не вру, – только и ответила я. – Буду поздно. Спать ложись и ни о чем не беспокойся! Такси до дома вызову…

С этими словами я распахнула тяжелую дверь и юркнула в подъезд. Раскрасневшаяся Валюша, пискнув моей маме: «До свиданья!», выбежала следом.

– Сейчас из окна еще пялиться будет, пока мы по двору идем, – сердито проговорила я, заходя в лифт. Придирчиво осмотрела себя в зеркале. Достала карандаш для губ и принялась поправлять и без того безупречный макияж…

– Ох, Лерка… – снова начала Валюша. – Мне кажется, тебя мама раскусила! К тому же такой вечер…

– Зло, замолчи уже! Я поняла тебя с первого раза! Луна в Тельце, новолуние… У-у-у! Но если проболтаешься моей маме, где я, тебе несдобровать! Поняла меня?

Все это я говорила, глядя на подругу в зеркало. Злобинец только растерянно кивала…

Темно-фиолетовые тучи нависли над верхушками серых многоэтажек. Вдали слабо громыхнуло.

– Блин, грозы бы не было… Вечеринка-то на крыше! – поглядывая на потемневшее небо, проворчала я.

Мы с Валей плечом к плечу брели по тихому двору. Мягкие подошвы моих кед неслышно ступали на асфальт. Спиной я чувствовала внимательный взгляд матери. Стоит и смотрит на нас из окна пятого этажа…

– Вечеринка на крыше? – снова ахнула Злобинец. – Лерочка! Новолуние!

– Думаешь, я с этой крыши навернусь? – угрюмо отшутилась я.

– Знаешь, всякое может случиться… – покачала головой Валя. – Ты и чикибрикнуться можешь!

– Как ты сказала? Чикибрикнуться? – Я засмеялась. – Ты, Валюша, как ляпнешь…

Когда дошли до остановки, ветер подул сильнее. Снова прогремел гром… Все-таки грозе сегодня быть.

– Поражаюсь я тебе, Журавлева! – проговорила Валя, глядя на меня. Она стояла напротив, и ветер трепал ее короткие кудри. – Поехала незнамо куда, незнамо к кому… На какую-то непонятную тусовку!

– Ты никогда не тусуешься и даже не хочешь этого! Тебе не понять! – поморщилась я. – А молодость у нас одна!

– Лер… Беда приходит внезапно и застает врасплох, как этот первый оглушающий удар грома!

– Ну все, не нагнетай! Пока, Зло! Вон такси!..

Чмокнув напоследок подругу в щечку, я нырнула в машину. В такси сменила кеды на узкие черные лодочки и уставилась в окно на вечерние огни города. Злобинец считает меня отчаянной. Наверное, она права. Я не из тех, кто тысячу раз подумает, прежде чем что-то сделать…

Вечеринка была на крыше десятиэтажного дома. Войдя в темный тихий подъезд, я сначала решила, что ошиблась адресом… Никакого намека на шумную тусовку. Подошла к лифту, звонко стуча шпильками. Старенький лифт с грохотом подъехал и шумно открыл передо мной двери. В кабине пахло перегаром и чесноком… Двумя пальцами зажала нос и ткнула на жженую кнопку с цифрой «девять». До десятого лифт не идет… Боясь, что запах чеснока впитается в одежду, я достала из сумочки флакон любимых «Джо Малон» и сделала на себя несколько «пшиков». Уж лучше с ног до головы пахнуть магнолиями, чем чужим перегаром…

С девятого этажа поднялась на пролет выше и столкнулась с парочкой незнакомых ребят, которые о чем-то негромко переговаривались, стоя рядом с чердачной лестницей. Ура! Живые души! А то тишина на первом этаже немного угнетала… Впрочем, незнакомцы не обратили на меня внимания. По словам Вали, со стороны я произвожу впечатление крайне самоуверенной, высокомерной и смелой девицы, но на деле меня потряхивало от волнения. Еще Злобинец нагнала ужаса, что должно произойти что-то нехорошее… «Беда приходит внезапно и застает врасплох, как первый оглушающий удар грома!»

– Здесь вечеринка? – откашлявшись, спросила я. И сама удивилась своему незнакомому голосу, который тут же эхом разнесся по тихой лестничной клетке.

Один из парней оторвался от беседы и соизволил посмотреть в мою сторону.

– Да! Поднимайся! – лениво кивнул он на чердачную лестницу. – Люк без замка…

Я огляделась и тяжело вздохнула. Парни снова не смотрели на меня, поэтому я, цепляясь за железные поручни, полезла вверх по лестнице. Над головой глухо гремели басы. А вот люк никак не открывался, сколько бы я его ни толкала… Не знаю, как долго я кряхтела под ним, но внезапно тяжелая крышка поддалась, а меня подхватили чьи-то сильные руки. Словно нашкодившего котенка, едва ли не за шкирку, легко подтянули наверх. Оказавшись на крыше, я принялась растерянно осматриваться, как крот из старого мультика, которого впервые достали из-под земли на свет божий.

– Привет! – проговорил незнакомый парень, который помог мне справиться с крышкой люка.

Я подозрительно посмотрела на него. Грозовой ветер трепал его русые волосы.

– Привет! – наконец проговорила я в ответ. И тут же отвернулась от незнакомца. Слишком уж самонадеянно он пялился на меня.

Попыталась найти глазами Регину… Или Рэда. Второго даже предпочтительнее. Все-таки я имела на него кое-какие виды… Не зря же мы время от времени переглядывались в университетских коридорах. В те редкие дни, когда я посещала пары…

Народу было много. На глаза мне попались несколько парней, одетых точно так же, как незнакомец, который стоял сейчас рядом со мной. Черное поло, черные джинсы, яркий неоновый браслет на руке… Ребята в такой «униформе» разносили напитки, стояли за барной стойкой, ставили танцевальную музыку… «А этот, наверное, швейцар! – решила я про себя, покосившись на русоволосого парня. – Гостей встречает!» Что ж, организатор не поскупился на вечеринку. Вот кому-то деньги некуда девать, развлекает малознакомых студентов-оболтусов. Вряд ли он всех знает лично… Например, я появилась тут чисто случайно. Как в старой частушке: «А вы не ждали нас, а мы приперлися…»

 

И все-таки место было украшено со вкусом. Электрические огоньки по периметру крыши, оранжевые полосатые шезлонги под цвет мигающих лампочек… Еще и это грозовое небо над головой, которое время от времени полыхало молниями.

Ветер раздувал полы моего тренча и светло-русые пряди, выбившиеся из укладки. Столько лака для волос потратила и все зря! Я чувствовала на своем лице изучающий взгляд парня…

– Крутецкое место! – вырвалось у меня.

– Так считаешь? – спросил парень. Голос его оказался низким и хриплым, будто незнакомец слопал кило мороженого и простудился.

Я не ответила. Как раз в тот момент заметила Рэда. Он стоял практически у самого края крыши, беседуя с какой-то девчонкой. Я непроизвольно нахмурилась. И хотя было прохладно, я дернула за пояс и стянула с себя тренч. Зря, что ли, нацепила это платье? Черное, с прозрачными рукавами-воланами… И ничего не откровенное, как сказала Валюша. А очень даже утонченное! Разве что – коротковатое. Сейчас Рэд меня увидит в нем и забудет о той кошелке…

Я повернула голову и встретилась с карими глазами незнакомого парня. Протянула ему свой тренч:

– Вот, держи!

– Спасибо, но я не замерз, – сдержанно ответил швейцар.

Я снова нахмурилась:

– Что за шутки? Держи, говорю! И отнеси куда-нибудь…

– Это куда, например? – заинтересовался парень, так и не принимая у меня плащ. Что же за персонал здесь такой нерасторопный?

Я все-таки вложила в его руки свой тренч, глядя в его карие смеющиеся глаза. Ветер продолжал трепать наши волосы, лампочки перемигивались в такт песне, а вслед за новой вспышкой молнии угрожающе прогромыхал весенний гром.

* * *

Рэд появился рядом со мной внезапно. Откуда-то сбоку над моим ухом прозвучало его насмешливое:

– Бу!

Прямо в тот самый момент, когда раздался новый раскат грома. Небо стало еще черней, а рыжие лампочки за спиной Рэда засветили ярче.

– Держи! – Парень протянул мне бокал с каким-то оранжевым коктейлем.

– Спасибо! – смущенно отозвалась я, принимая бокал. Обернулась. Парня-швейцара рядом не было. Как и моего тренча, кстати. Выполнил свою обязанность, какой молодец! И все-таки без плаща зябко. Я поежилась. Ветер теперь добрался до моей юбки… Представила, как внизу в сумерках перед грозой тревожно шумят деревья. Я полной грудью вдохнула воздух, насыщенный озоном, и сделала маленький глоток коктейля. Ммм, вкусный. Горьковатый. Что-то с грейпфрутом. А грейпфруты я люблю больше всего на свете! Но холодный. Льда много! Я снова поежилась…

– Ты – Лера? – спросил Рэд, отпивая из бутылки пиво.

– Знаешь мое имя? – искренне удивилась я, крепко держа в руке ледяной бокал. Это открытие меня приятно удивило…

– Навел кое-какие справки, – лениво отозвался парень.

Я тут же вспомнила хитрую улыбку своей соседки… Регина ему обо мне сказала? Или на потоке у кого поспрашивал… Хотя я так редко посещаю университет, что наверняка немногие вообще о моем существовании на юрфаке вспомнят.

– А ты… – начала я, кокетливо хлопнув ресницами.

– Я – Рэд, – как-то напряженно отозвался парень, вглядываясь в мое лицо. – Просто Рэд.

– Понятненько! – беспечно отозвалась я, снова потянувшись к соломинке.

– Может, потанцуем? – предложил Рэд.

А-а-а! Ущипните меня! Мне это не снится? Что там Валюша говорила про Луну в Тельце? Готова оседлать того самого тельца, крепко схватившись за его острые рога, и дать кружок вокруг Луны, похожей на желтый сыр с дырками… Ю-уху! Все просто замечательно! Не успела оглядеться по сторонам, как меня уже пригласил популярный классный Рэд!

– Конечно, с удовольствием приму твое приглашение! – с достоинством ответила я.

Рэд сделал шаг мне навстречу. Я сделала шаг навстречу ему… В его глазах – хитринки. Юбка моя от ветра развевается, волосы развеваются… И отношения, отношения тоже развиваются! Все как в кино! Правда, в голове мелькнула мысль: «А куда деть бокал?» И тут до нас донесся визгливый девичий голос:

– Рэ-э-эд! Рэд! Иди к нам!

Мы развернулись на крики. Рыжая длинноногая девица, с которой несколько минут назад стоял Рэд, призывно махала рукой. Рядом с ней отплясывали еще две невысокие темноволосые девчонки, кажется близняшки… Рэд как-то хищно улыбнулся, что мне совсем не понравилось.

– Это Ксюша и Олеся, помнишь? – перекрикивала бодрый диджейский сет рыжая. – Я тебе о них рассказывала! Ну иди же сю-юда-а!

– Какая наглость! – негромко возмутилась я.

– Иди! Иди-и к на-а-м! – вопила высокая девица.

Вот неугомонная! Рэд виновато посмотрел на меня:

– Отлучусь на минутку?

– Конечно! – вздохнула я.

Парня тут же как грозовым ветром сдуло. Увели прямо из-под носа, стервы! Я снова оглядела в синих сумерках танцующих. Но Регину не заметила… Где же она? Меня пригласила, а сама не пришла? Рэд, стоя в окружении девиц, что-то им заливал, а те покатывались со смеху. Ха-ха! Стоят, надрываются… Я с горя залпом допила свой коктейль. Топталась на месте, теребя в руках пустой бокал со льдом. Ветер доносил обрывки фраз: «Здесь так круто! Спасибо, что позвал!», «Бо-оже, аж до слез! Вот это история!» Скучища. Зря я сюда пришла… Ни одной знакомой физиономии!

Вскоре на горизонте появился тот самый «швейцар». Парень, нарочито не глядя в мою сторону, направился мимо. Но не тут-то было! Я бесцеремонно ухватила его за руку.

– Повтори! – попросила я, протянув пустой бокал. Парень посмотрел на меня и бокал в руке так ошалело, что я тут же смутилась и добавила: – Пожалуйста!

– Пожалуйста! – отозвался парень.

– Что «пожалуйста»? – не поняла я.

– Ты сказала мне: «Повтори, „пожалуйста“». Я повторил.

Его наглый насмешливый взгляд выбил меня из колеи.

– Детский сад! – нахмурилась я. – Коктейльчика еще плесни!

Парень молча смотрел на меня, а затем, усмехнувшись, взял из рук бокал и скрылся в толпе. Не прошло и пяти минут, как он снова появился возле меня. Я же, чтобы не замерзнуть окончательно, пританцовывала на одном месте. Интересно, куда этот Умник утащил мой плащ? Парень молча протянул мне коктейль. Я, не проронив ни слова, отпила его. Умник продолжал стоять рядом и внимательно за мной наблюдать.

– Надеюсь, ты туда не плюнул? – проворчала я, все так же пританцовывая.

– Да, надейся, – отозвался парень.

С самым рассерженным видом мы переглянулись. Я уже хотела открыть рот, чтобы ляпнуть очередную колкость, как рядом с нами очутился Рэд вместе с тремя девицами-прилипалами.

– Ванек, здорова! – проголосил Рэд, здороваясь с Умником за руку. – Это – Леся, помнишь? Вы с ней еще в летнем лагере…

Заметив меня, Рэд осекся.

– А! Лера!

– Лера, – согласилась я, искоса поглядывая на улыбающихся близняшек и нахохленную дылду-рыжую. Та вцепилась в Рэда, будто он уже был ее собственностью.

– Значит, это ты Леру позвал? – спросил у Умника мой классный однокурсник.

– Я? – удивился парень в черном лакостовском поло.

– Ой, нет-нет! – поспешила вклиниться я. Замотала головой. – Мы не вместе!

Рэд еще может подумать, что между мной и этим Умником что-то есть… И чего он рядом со мной все трется? Отдал коктейль – работай дальше! Здесь столько народу…

– Да, – согласился со мной Умник. – Мы не вместе. Я ей тут так: подай-поднеси!

– Чего? – удивился Рэд.

Второй коктейль я, разнервничавшись, выдула тоже быстро. Да там и было-то полстаканчика… Умник больше льда вбухал, пожадничал. Еще и трубочку не принес. Поэтому в то время, как рыжая и близняшки кокетливо крутили в тонких изящных пальчиках соломинки, мне оставалось только лед от досады грызть… Ужасная немая пауза! На мое счастье, Умник первым от меня отклеился и, не ответив Рэду, подошел к одной из близняшек.

– Леся, а ты изменилась! Никогда бы не узнал…

– Так столько лет прошло! – кокетливо захихикала Леся.

«Хы-хы-хы!» – с раздражением передразнила я про себя девицу.

– А это моя сестра – Ксюша…

– Это с ней вы водили Ванька за нос в лагере? – со смехом спросил у девчонки Рэд.

– Да, она приехала в конце смены! – отвечала Леся, заглядывая Умнику в глаза и поглаживая его по плечу. Я от этих действий фыркнула и закатила глаза. Но на меня никто не обращал внимания… В том числе и Рэд. Конечно, рыжая так на нем повисла, он аж к земле стал гнуться, как осинка на ветру…

В тот момент я и заметила знакомую светловолосую макушку. Регина стояла у небольшого бетонного выступа и со скучающим видом оглядывала тусовку. Ах, а какое на ней платьишко… Мое, конечно, может быть, и не хуже! Но мне срочно понадобилось такое же, как у Регины! Ветер раздувал подол ее терракотовой воздушной юбки, а за спиной девушки время от времени блестели молнии…

Я отошла от сладкой компашки, предавшейся воспоминаниям о каком-то дурацком летнем лагере… Да и вряд ли кто-то из них заметит мое отсутствие. Напоследок я скользнула взглядом по Рэду, которому в тот момент что-то сокровенное шептала на ухо рыжая.

– Вот ты где! – проговорила я, подойдя ближе к Регине.

– Привет, Лер! – натянуто улыбнулась соседка. – Ты все-таки пришла?

Желтые лампочки, украшающие крышу, освещали ее грустное лицо.

– Пришла! – кивнула я, так же, как и Регина, прижавшись к бетонному выступу. Даже непроизвольно приняла такую же позу, как у нее… Клянусь, что не нарочно! В последние пару лет это часто происходило как-то само собой… По привычке.

– Я жду тут своего парня… – неуверенно начала Регина.

– Ой, так я мешаю? – всполошилась я, отлипнув от бетонного выступа.

– Нет, нет! – запротестовала Регина. – Не мешаешь! Да и вряд ли он вернется… Мы сильно поссорились.

Я уставилась на Регину, ожидая подробностей.

– Он приревновал, – нехотя призналась моя соседка. – Дала ему повод…

– Вот оно что…

Я принялась рассматривать компанию, от которой пару минут назад сбежала. Рэд и девушки, смеясь, что-то оживленно обсуждали. Умник стоял рядом и с интересом их выслушивал… Регина проследила за моим взглядом.

– Тебе ведь нравится Рэд? – спросила она.

– Да, наверное, – повернулась я к Регине. Но в тот момент самой себе бы не призналась, что сама разглядывала парня в черном поло… – Мы с Рэдом учимся на одном факультете.

– Правда, что ль?

– Ага.

Я снова уставилась на парней. Вернее, на одного из них… Когда мы стояли плечом к плечу, не было возможности рассмотреть Умника как следует. Да и вообще, в первые минуты нашего знакомства этот парень меня жутко раздражал своей непонятливостью. Теперь же я отметила про себя, что он очень симпатичный… Высокий, подтянутый. Это Рэд разодет в кричащие фирменные шмотки, а Умник скромен… И не так болтлив, как мой сокурсник. Наверное, даже чересчур серьезен. Мне вдруг захотелось, чтобы Умник искренне рассмеялся или хотя бы улыбнулся… Только мне, а не этим близняшкам-прилипалам. Внезапно гогочущая Леся, обнимающая Умника, стала раздражать ничуть не меньше рыжей…

Вот уж глупости! Нет мне до всех них никакого дела! Как и им до меня… Нахмурившись, я отвернулась от малознакомых ребят.

– А Ваня тебе как? – не отставала от меня Регина.

– Ваня? – отозвалась я, припомнив, что Ваньком Рэд назвал Умника… – Так себе. Напыщенный индюк какой-то!

– Индюк? – удивилась Регина. Негромко рассмеялась. – Неожиданная оценка! Но пусть будет так. Хотя своим присутствием здесь мы обязаны именно Ивану…

– Да? – озадачилась я.

– Конечно! Он организатор этой вечеринки… И лучший друг Рэда.

Что? Вот это да! Я тут же перевела взгляд с шумной компании на соседнюю крышу панельного дома. Над ней снова сверкнуло: молния разорвала черное грозовое небо пополам. И мне вдруг захотелось стать такой вспышкой. Резко метнуться зеленоватым огоньком и испариться с этой вечеринки и проклятой крыши. Как супергерой Флэш… Раз! И нет меня…

Сказать, что вышло неудобно, – это ничего не сказать. Хотя какое мне дело до этих ребят и до того, что они обо мне подумают? Умника я вообще в первый раз вижу! И, скорее всего, в последний… Все-таки пора сматывать удочки. С Рэдом мне все равно ничего не светит. По крайней мере, сегодня. Рыжая так вцепилась в парня… Прилипла как банный лист! Нельзя же быть такой назойливой! А мне главное теперь – успеть вызвать такси до того, как хлынет ливень.

– Ладно, Регин, мне пора… – пролепетала я после нового раската грома и попятилась в сторону закрытого люка.

– Хорошо, – безразлично отозвалась Регина. В свете лампочек и молний ее лицо показалось мне чужим. Регина в тот момент находилась где-то далеко-далеко, таким отстраненным был ее вид. Видимо, в мыслях девушка прокручивала ссору со своим парнем… Ха! Конечно, любой тебя приревнует, если рассекать по улицам на спортивной машине с Рэдом…

Я же ударилась в позорное бегство. Хотя для начала мне нужно было отыскать свой тренч. Без плаща я отсюда улизнуть не смогу – вещь не из дешевых. Да и холодно! Я, словно Карлсон, закружила по крыше.

 

Быстрым шагом миновала барную стойку, несколько тряпичных апельсиновых шезлонгов… Лампочки, развешенные по крыше, смазались в одно желто-оранжевое пятно. Внезапно кто-то схватил меня за запястье. Я, ойкнув, уставилась на Умника, который снова стоял рядом со мной. Его карие глаза скользнули по моему возмущенному лицу.

– Ну? – насмешливо спросил Умник. – Какие еще на сегодня будут указания?

Ох, обидчивый какой! Со всеми случаются проколы… Ну, приняла его не за того человека, с кем не бывает? Меня же в ту минуту больше всего интересовала судьба плаща…

– Куда ты подевал мой тренч? – с грозным видом осведомилась я.

– Ты ведь просила куда-нибудь его отнести…

– И куда ты его отнес? – нахмурилась я.

– На свалку, – не моргнув глазом, отозвался Умник.

– Да-да, очень забавно! Хотя нет! Банально и неинтересно! Отдай тренч.

– А ты уже уходишь?

Парень продолжал держать мое запястье, а я замерла на месте. Если честно, не хотелось, чтобы он отпускал мою руку… Нет! Бред какой-то! Придет же в голову… Я выдернула запястье из его цепкой лапы и с достоинством произнесла:

– Да, мне пора. Такси внизу ждет.

Хотя на самом деле я еще даже не вызвала машину. Просто хотелось скорее отсюда сбежать…

– Жаль, даже не познакомились…

Ему жаль? Я почувствовала, как заалели мои щеки.

– Жду тебя здесь с тренчем, даю две минуты! – жестко произнесла я, скрестив руки на груди. Хотя в ту минуту мне вдруг сделалось безумно стыдно за свое поведение… Но раз уж начала этот вечер с привычной роли чокнутой стервы, глупо теперь идти на попятную. Блеять перед этим парнем и оправдываться, что произошло какое-то недоразумение…

Умник снова послушно кивнул и ушел. Вот тоже человеку заняться нечем, как на собственной вечеринке исполнять приказы незнакомой нахальной девицы. Парни – странные существа. Никогда не знаешь, что их может зацепить… Перед Рэдом я старалась выглядеть ангелом, по чистой случайности спустившимся на эту шумную крышу… Однокурсника я боялась спугнуть, поэтому старалась быть максимально вежливой, говорила тихо, волосы то и дело поправляла, скромно опускала глазки в пол… А вот поди ж ты, все равно при первой возможности свинтил от меня к той рыжей. А Умник… Похоже, он просто чокнутый, которому вдруг стало скучно на своей же тусовке.

В ожидании парня я подошла к краю крыши и взглянула вниз. Там на шумной мостовой мерцали фарами автомобили, перемигивались на перекрестке светофоры. Музыка в этот момент играла так тихо, что я могла расслышать грохот последних вечерних трамваев…

Умник накинул мне на плечи тренч, коснувшись теплыми пальцами шеи. Меня тут же пригвоздило к земле невидимой молнией…

– Ты так замерзла? – негромко спросил парень, склонившись к моему уху.

Я резко обернулась и сердито посмотрела на него, пытаясь скрыть эмоции и унять появившиеся на коже мурашки.

– Представь себе! – сказала я, запахивая полы плаща.

После очередной вспышки молнии над нашими головами оглушительно грохнуло.

– Кажется, сейчас польет, – сказал Умник, глядя на меня.

– Ага…

– Значит, точно уходишь?

– Ага, – снова отозвалась я, не в силах отвести от парня взгляд. Его карие глаза вдруг показались мне самыми добрыми на свете…

При воспоминании о том, что произошло дальше, у меня трясутся коленки. Умник вдруг взял мои холодные щеки в свои ладони и поцеловал. Моя привычная скучная жизнь в ту секунду сошла с орбиты…

– Ты что это делаешь? – зашипела я, толкнув парня руками в грудь.

– Целуюсь на прощание, – как ни в чем не бывало ответил он.

– Это ты верно подметил, – возмущалась я. – Потому что сейчас ты попрощаешься с жизнью и отправишься на тот свет!

– Ты очень мило пыхтишь, – сказал Умник. – Как закипевший чайник!

– Ну, знаешь ли, сам ты чайник!

– Коктейльчика еще плеснуть? – по-прежнему оставаясь серьезным, предложил парень, снова наклоняясь к моим губам.

– Ты что, пьян? – отпрянула я от него.

– Вообще-то я за рулем, – «оскорбился» Умник. – Просто ты меня заинтересовала…

– И ко всем, заинтересовавшим тебя, ты лезешь с поцелуями? – сердито спросила я, поправляя на талии пояс.

– Нет, только к тебе.

– Очень польщена! – откликнулась я, пытаясь скрыть смущение. – Но ты не в моем вкусе. Пока, Ванюша!

– Вообще-то ты тоже не в моем, – пожал плечами парень. – Мне не нравятся самовлюбленные стервы, которые думают только о себе…

Я усмехнулась и, не оборачиваясь, направилась быстрым шагом к выходу. У закрытой крышки люка меня поджидал Рэд.

– Лера, ты уходишь? – задал он мне тот же вопрос, что и Умник. Если и этот полезет с поцелуями… Коленки до сих пор дрожали, а сердце колотилось как сумасшедшее…

– Ну да. – Я задрала голову и посмотрела на черное небо. – Сейчас что-то страшное будет…

– Может, потанцуем? Один танец?

Я в нерешительности оглядела танцующих. Не скажу, что после этой вечеринки по-прежнему испытывала к Рэду трепетные чувства. Променять меня на рыжую? Интерес к сокурснику поугас и после встречи с Умником… Будь он неладен! Каков нахал? Но черт возьми! Тот поцелуй был просто волшебным…

Рэд, заметив, что я сомневаюсь, протянул мне руку. Что ж, если только один танец с самым популярным парнем нашего факультета… Представляю, что будут болтать завистницы с потока, когда узнают об этом. Кажется, в толпе я разглядела девчонку из соседней группы. Рэд теперь казался таким потерянным, что мне пришлось принять приглашение. Взяв за руку, парень увлек меня на середину танцпола. И снова поднялся сильный ветер. Я танцевала с Рэдом и, кажется, много смеялась, пока не наткнулась на внимательный взгляд Умника. Он стоял все на том же месте, у края крыши, и ветер трепал его русые волосы. Глаза парня в ту минуту казались совсем черными, и весь антураж вокруг вдруг сделался зловещим…

Первые капли дождя упали на крышу совсем неслышно. Раз, два, три, четыре… А потом дождь, будто разогнавшись, разом обрушился на нас стеной, сквозь которую я продолжала смотреть на парня в черном поло. Ливень был теплым, что приятно меня удивило… Музыка снова стала глуше, только теперь из-за шума дождя и моего громко бьющегося сердца.

Танцующие бросились врассыпную. Дождь долбил по крыше, теплые капли заливали лицо, мокрые волосы облепили мне щеки… Я быстро вымокла до нитки, но не двигалась с места. Было странно стоять посреди опустевшей крыши, залитой дождем. Умник оставался серьезным и не сводил с меня взгляда. Сам он тоже тотчас же промок, с его русой челки и носа стекала вода…

Вскоре вся эта ситуация показалась мне абсурдной. Гром гремит, молнии полыхают, а я не могу сдвинуться с места… Смотрю на малознакомого парня и не могу пошевелиться. Я все-таки сделала шаг назад. Умник шагнул навстречу. Я коварно улыбнулась и снова шагнула назад. Ветер яростно трепал отяжелевший подол моего плаща и развешенные по периметру крыши желтые лампочки. Я продолжала пятиться, а парень наступать. Не выдержав, я рассмеялась. Умник оставался серьезным, но я видела, что он едва сдерживает улыбку. Мне же снова захотелось, чтобы он улыбнулся… Только мне. Захотелось, чтобы он догнал меня, поймал, попросил номер телефона… А может быть, и снова поцеловал бы. Поцелуи под дождем всегда казались мне романтичными и сказочными.

Я не удержалась и на ходу показала Умнику язык. Тогда он все-таки рассмеялся, и я смогла увидеть его улыбку. Такую теплую и родную, что мне стало трудно дышать.

Внезапно лицо Умника сделалось серьезным и обеспокоенным. Будто оторвав от меня взгляд, он наконец обратил внимание на весь апокалипсис, что происходил вокруг. Парень что-то выкрикнул мне, но из-за сумасшедшего дождя я его не расслышала. Тут же представила себе, как дошла до ограждения и сейчас, перевалившись через него, улечу вниз с крыши многоэтажки прямо на асфальт…

Одной ногой угодила в лужу, под второй что-то хрустнуло. Поспешно обернулась и поняла, что угодила в неисправные мигающие лампочки. Поскользнувшись, в панике ухватилась за гирлянду. Последнее, что помню: жуткий треск, пульсирующие огоньки и ворох взметнувших искр.

Теплый майский ливень кто-то выключил, а на меня опрокинули ледяной ушат воды.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru