Любовь под напряжением

Ася Лавринович
Любовь под напряжением

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

© Ася Лавринович, 2019

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

Глава первая

На снимке белокурая девочка с белым бантами на голове крепко держит в руке потрепанного плюшевого медведя. Платье ее украшено розочками, похожими на воздушное безе. Обычно такое прелестное дитя провожают умильными взглядами прохожие. Улыбаются, качают головами, говорят: «Ох, до чего ж славная!»

– О, а это Лерочка в детском саду! – раздался счастливый женский голос. – Такая здесь хорошенькая, правда? А левой ладошкой прикрыла порванный карман. Представляете, из-за этой игрушки с мальчиком подралась… Закатила такой скандал! Если присмотреться, можно увидеть, что у медвежонка ухо оторвано. Оно-то парнишке и досталось! Вот рёву было… А нашей Лере – весь медведь целиком! – Женщина негромко рассмеялась. – А здесь Лерочка с папой в зоопарке! Может, хотите еще чаю? Я сейчас принесу!..

* * *

Переполненный вагон гремел и резко раскачивался. Пару раз неприятно мигнул свет. Валя сначала забавно заикалась, а потом и вовсе надолго пропала в трубке.

– Коко Шанель говорила: «Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще!» – высокопарно заключила я. Тут же меня бесцеремонно толкнули в спину. Охнув, я врезалась в какого-то парня и, кажется, оставила на его светлой рубашке след от губной помады…

– Мужчина, вы выходите? – протиснувшись к выходу, угрюмо поинтересовалась я. – Нет? Ну так дайте дорогу!

Бесцеремонно пихнув локтем мужика, который так и не собирался сдвинуться с места, пропыхтела в трубку:

– Валь, ты меня слушаешь вообще? Коко Шанель говорила…

Поезд резко затормозил, и двери тут же открылись. Вагон в спешке выплюнул толпу на платформу.

– Валь? Ва-ля?

Трубка хрюкнула. Помолчала. Тяжело вздохнула.

– Ну ты, Лерка, конечно, сравнила себя… – неуверенно начала моя подруга Валя. – С Коко! Шанель! В этот раз точно допуск на экзамен не получишь…

Я равнодушно пожала плечами. Валя, которая, разумеется, не могла видеть это действие, по-своему расценила мое молчание.

– Да не переживай ты, Лер! Ну подумаешь, она тебя двоечницей и лентяйкой при всех обозвала, а другие поддакнули…

– Ой, Валюш, да я и не переживаю! – раздраженно ответила я. Толпа между тем подхватила меня и потащила в сторону эскалаторов. Обычно в такие моменты я ощущаю себя щепкой, попавшей в бурную горную реку… – Пф, вот еще мне о всяких там думать! Погоди, кто кого обозвал? Кто поддакнул?

Встав на ступеньку эскалатора, уставилась на проплывающие мимо угрюмые лица завсегдатаев метрополитена.

– Бли-ин! – снова вздохнула Валя.

– Валюша, отвечай!

– Ну ладно! Ладно! Коробейникова рассказала кураторше, что ты еще и философию прогуливаешь…

– Вот стерва! – ахнула я. Черт, какая же здесь духота! Поднявшись, отбежала в сторону, достала из сумки бутылочку воды, жадно отпила.

– Лер, ну ты чего молчишь? Все-таки переживаешь, да?

– Валь, вот скажи мне, этой выскочке больше всех надо, что она за моими прогулами следит? – закрутив крышечку на бутылке и закинув воду обратно в сумку, поинтересовалась я.

– Ну вообще-то она староста группы, Лер, – резонно проговорила Валя. – Ей положено отмечать посещаемость…

– Какая дрянь! – пропустив мимо ушей слова подруги, возмущалась я.

Вестибюль метро быстро опустел. Что ж, до следующего прибывшего поезда…

Ко мне подошел щуплый мальчишка и заканючил ломающимся голосом:

– Тетенька, дайте, пожалуйста, денежку! На поездку не хватает…

– Нет, я ей такое устрою, мало не покажется! – продолжила я, зажав телефон между плечом и ухом. Полезла за кошельком, в то время как мальчик продолжал внимательно за мной наблюдать. Протянула несколько железных «десяток». «Как раз избавлюсь от мелочи!» – подумала про себя.

– Лер, перестань! – в третий раз горестно вздохнула в трубке Валя. – Не трогай ее! У Коробейниковой и так дела неважно идут… Помнишь же, что Толик Сибиряков из четыреста десятой группы ее бросил.

– И правильно сделал! Я бы с такой мымрой и не начинала встречаться… А ты, Валентина, больно сердобольная!

– А ты больно мстительная! – не осталась в долгу Валентина. – Сама ж говорила, что Коко Шанель…

– Да-да! – поморщилась я. – Ладно, к черту эту Коробейникову… На ней и так уже природа отдохнула! Ты видела ее ноги колесом?

Я злорадно расхохоталась. Валя же, как обычно, тактично промолчала. Я продолжила хохотать, пока не встретилась взглядом с мальчишкой, который от меня так и не отходил.

– Чего тебе? – вопросительно кивнула я, прикрыв ладонью трубку.

– Че так мало?

– Ты ж сказал, что на поездку…

– Еще дай!

– Ага! Полай! – огрызнулась я.

– Нельзя же так грубо, Лер! – между тем сказала Валя, разумеется, имея в виду мою речь про кривые ноги нашей одногруппницы.

– Нельзя? – рассердилась я. Попыталась обойти наглого мальчишку, но малолетний нахал перегородил мне путь. – А закладывать меня преподам, значит, можно? У твоей Коробейчихи ноги кривые, а извилина, которая в единственном числе, прямая…

Эскалаторы снова закишели людьми. Пацан, не церемонясь, вцепился в рукав моего пиджака. Попыталась отделаться от мальчишки, но не тут-то было! Пришлось потянуть его за собой. Мы немного поборолись в дверях…

– Ты помнишь про пятницу? – решила перевести тему Валя. Не любила она, когда я принималась обсуждать других.

– А что в пятницу? – пропыхтела я, вывалившись вместе с наглым пацаном на улицу. – Тусоваться в кои-то веки идем?

– Вообще-то ты обещала помочь мне с переездом! – напомнила Валя. – Я на работе даже два отгула взяла!

Пацан продолжал монотонно бубнить:

– Ну дай, дай! Я видел, у тебя еще есть!

– Да отвали ты! – гаркнула я на мальчишку.

– Могла бы тогда не обещать, – обиженно проговорила Валя.

– Зло, я не тебе! Тут клещ один прицепился…

– Клещ? – перепугалась Валя. – А ты где, Лер? Я думала, ты в метро…

Я только поморщилась. Снова убрала трубку от уха и злобно прорычала, глядя в глаза наглому попрошайке:

– За «тетеньку» не нужно было тебе и этого давать! А теперь ноги в руки и топай отсюда, понял?

Затем с самым невозмутимым видом вернулась к телефонному разговору с подругой:

– Ты за этот год переезжаешь уже в третий раз! Утомила, Зло!

– На кухне тараканы! – принялась жаловаться Валя. – Эту плиту несчастную на кухне только я мою! А самое главное, что мой сосед…

– Ладно! Помогу я тебе в пятницу! – перебила я. Точно так же, как Валя не любила мое перемывание косточек, я не желала слушать очередную жалобу подруги на жизнь… – Но с тебя, Валюш, конспекты по уголовному праву! Принесешь вечером?

– Сегодня? – ахнула Валя.

– Ну а когда еще, Валентина? – вздохнула я.

Сообразила, что давненько меня никто за рукав не дергал… А обернувшись, обнаружила целую ватагу беспризорников.

– Вот она! – хрипло выкрикнул наглый пацан, ткнув в меня пальцем.

Я уставилась на попрошайку. Губы плотно сжаты, ноздри раздуваются, и майский ветер треплет взлохмаченные темные волосы… Стоим друг напротив друга, как ковбои в старых вестернах…

– Лови ее! – заорал пацан.

– Что? – возмутилась я. – Вы чего удумали, балбесы?

Но балбесы уже пошли в наступление. Я резко развернулась и, звонко стуча шпильками, побежала прочь от метро. «Жадина!» – самое приличное, что доносилось мне в спину. В трубке продолжала мямлить Валюша:

– Лер, у меня там в одном конспекте кое-что недописано! За пятнадцатое число, где про виды наказаний, предусмотренных для несовершеннолетних…

– Потом, Зло, потом! Жду тебя вечером! – прохрипела я на бегу, сбрасывая вызов. Успела перебежать проспект на мигающий зеленый. Кто-то из подростков кинулся следом, но его тут же остановил пронзительный нервный сигнал.

– Ага! – злорадно выкрикнула я, выглядывая своих преследователей сквозь летящие в обе стороны машины. Первый раз в жизни радовалась, что на этом светофоре «красный» для пешеходов горит целых 140 секунд.

Подростки скакали на противоположной стороне и что-то выкрикивали. Из-за шороха шин я не могла разобрать, что именно, но наверняка это были не очень лестные слова в мой адрес. Мне же захотелось станцевать победный танец на глазах у многочисленных прохожих, столпившихся возле светофора. Однако вместо этого я лишь сердито буркнула себе под нос:

– Ненавижу детей!

Поправила на плече лямку черной сумочки, одернула подол клетчатого пиджака и быстрым шагом направилась по оживленному проспекту. Достала из кармана телефон и набрала номер куратора нашего потока.

– Здравствуйте, Ольга Владимировна! Это Лера Журавлева из двести семнадцатой группы. Да, я по поводу своих прогулов. Пропусков то есть. Я по семейным обстоятельствам на философии не была. Понимаете, у моей двоюродной тети…

Дойдя до набережной, облокотилась на гранитный парапет и уставилась на воду. Кураторша нудно и сердито выговаривала мне, а я смотрела, как теплый легкий ветерок гоняет по реке рябь. Какая тоска… Мама просила после пар (которые я снова бессовестно прогуляла) не задерживаться. Дома нужно навести порядок… Просто удивительно – эта женщина вспоминает обо мне лишь в те дни, когда необходимо помыть полы! «Надеюсь, придешь вовремя и все сделаешь! Ты ведь не хочешь меня огорчить, Лера?» Этот вопрос я слышу всю свою жизнь! Разумеется, не хочу, ма-моч-ка!

 

Распрощавшись с Ольгой Владимировной, убрала телефон в карман пиджака. Ветер приятно дул в лицо, трепал волосы… Солнце разогнало сизые облака, и город стал выглядеть празднично, совсем по-летнему. Вспомнив, что в книжном сегодня большие скидки, неспешно побрела вдоль набережной. Еще можно купить любимый мятный раф и почитать в зеленом скверике недалеко от кофейни. Домой я не торопилась…

* * *

Зло. Вселенское зло! Валентина Злобинец. Сложно придумать более неподходящие фамилию и прозвище для Валюши – самой доброй и наивной девушки в мире. А еще – самой непунктуальной. Вот, например, в эту минуту я топталась на крыльце, выискивая взглядом подругу. Домофон которую неделю не работал, поэтому пришлось спуститься, чтобы открыть Вале дверь… А Вали-то все нет!

Я же выбежала из квартиры в домашних тапках-единорогах, пижамных шортах и растянутой безмерной толстовке, в которой когда-то ходил отец. Еще и на голове черт-те что. Вернувшись домой, я проигнорировала мамино задание вымыть полы и завалилась спать.

Валя позвонила и пропыхтела в трубку, что у нее от быстрого шага уже колет в боку и будет она у моего подъезда буквально через пять минут.

– Зло, давай быстрее! – сердито поторопила я. – Знала бы, что ты так долго, хоть принарядилась бы! Стою тут, как пугало посреди огорода! Люди смотрят!

– Бе… гу… – пропищала Злобинец.

Я тяжело вздохнула и оглядела оживленный двор. Недалеко от меня несколько мальчишек пинали друг другу потрепанный кожаный мяч, совсем не опасаясь попасть им в окно первого этажа или в припаркованную машину. Мяч монотонно стучал: «стук! стук! стук!» И этот стук отдавался глухой болью где-то в затылке. Ненавижу спать днем…

– Привет! – раздалось звонко откуда-то сбоку. И снизу.

– Привет! – вяло отозвалась я, не повернув головы в сторону бодрого детского голоса. Соседская девчонка Злата проходу мне не давала уже пару лет…

– Смотри, какая у меня кукла!

– Ага! Супер!

– У нее есть способность пить. А потом плакать и ходить на горшок!

– Чудесно! – сердито произнесла я, выглядывая Валюшу. – Твоя кукла просто Вандер-Вумен!

– А у тебя есть? – дернула меня за рукав толстовки Злата.

– Что? – повернулась я наконец к девочке и посмотрела на нее сверху вниз. – Способность ходить на горшок?

– Ну нет же, Лера! У тебя есть такая кукла?

– Я уже давно не играю в куклы, Злата!

Злата театрально вздохнула и уставилась в ту же сторону, что и я.

– Кого ждешь?

– Зло… Валю Злобинец!

– А мы на майские к бабушке ездили… У меня там в поселке тоже подруга есть! Стася!

– Класс!

– Мы у бабы в огороде выкапывали дождевых червяков тяжелыми лопатами…

– Превосходно!

– А потом этих червяков – хр-рясь! Пополам!

– Ошеломительно!

– Лер, поиграешь со мной? Во дворе никто не хочет со мной играть…

– Ммм? – промычала я. Кажется, у первого подъезда показалась Валюша в чем-то неоновом… Злобинец всегда носит яркую и неординарную одежду.

– Червяков боишься?

– Червяков?

– Ну да! Знаешь, как прикольно рубить их лопатой? Вот так: хрясь! хрясь! хрясь! хр-рясь!

А футбольный мяч под ухом: «стук! стук! стук!»

– Господи, Злата, помолчи!

Девочка обиженно замолчала. А запыхавшаяся Валя, миновав кусты с зацветающей сиренью, подлетела к нашему подъезду и взбежала на невысокое крыльцо.

– Ой, Лер, давно ждешь?

– Полчаса! – проговорила я, скрестив руки на груди.

– Да нет, минут десять! – возразила Злата, посмотрев на свои розовые наручные часы. – Я сразу за Лерой вышла! Как только из окна ее увидела…

Злата жила на первом этаже и целыми днями после школы торчала у окна с планшетом в руках.

Валя перевела взгляд на девочку и едва сдержала улыбку.

– Ну ладно, – поморщилась я, – не так уж долго я тебя и жду!

Просто время, проведенное со Златой, тянется целую вечность… Сказывается мое неоднозначное отношение к детям. Я, вспомнив об утренних попрошайках, которые погнались за мной от метро, только зубами от злости скрипнула.

– Мне папа часы на день рождения подарил! «Касио»! Почти как у тебя, Лер…

– Да-да.

– И научил время определять…

– С ума сойти!

– Они с подсветкой! Лер, а почему ты на мой день рождения не пришла?

Злата со своими вопросами, как вечный двигатель. Если ее не остановить, она сможет задавать их до пенсии… Сначала моей, а потом и своей.

– Злата, иди погуляй! – не выдержала я. – Столько девчонок во дворе!

– Они со мной не играют! Сказала же тебе! – пожаловалась Злата.

– А почему? – заинтересовалась Валюша.

Я рассерженно взглянула на подругу. Ей правда интересны детские разборки?

Злата растерянно отозвалась:

– Они не говорили…

Я взяла девчонку за худенькие хрупкие плечи и подтолкнула к лестнице.

– Если не спросишь их об этом, никогда не узнаешь!

– А если обидят? – Злата подняла на меня голову. В правом глазу девочки появилась крошечная слезинка. – Они уже в средней школе! А я только в начальной…

Я равнодушно дернула плечом. Не мои проблемы! Валюша же нахмурила брови, хотя суровости ей это не прибавило.

– Обидят – будут иметь дело с нами! – проговорила Злобинец.

Я снова уставилась на подругу. Вот еще, не хватало разбираться с малолетками!

– Давай-давай, Златик, дуй! – снова подтолкнула я в спину девочку. – Пора заводить подруг! И смотреть своим страхам в лицо…

Злата, сунув куклу под мышку, обреченно опустила голову и начала медленно спускаться с крыльца.

– Зачем ты так с ней, Лер? – упавшим голосом спросила Злобинец.

– Как «так»? – не поняла я. – Зло, не устраивай драму! Златкина мать вечно по-соседски просит нас за дочуркой присмотреть… Я пару раз оставалась с ней в квартире наедине, так чуть не повесилась от всех этих детских разговоров!

Валя только вздохнула.

– Если тебе так хочется, можешь к ней в няньки наняться, ее родители часто в разъездах! Расплатятся с тобой, как с нами, рассадой…

– А? – не поняла Валюша.

– Семенами кабачков, говорю! Тебе это интересно?

Валя замялась.

– Господи, да шучу, Зло! Давай сюда конспекты! – протянула я руку.

Валюша полезла в пакет.

– Что там у тебя? – заинтересованно спросила я.

– Да я чего опоздала-то, – залепетала Валюша, – со смены по дороге в продуктовый забежала, а там всего одна касса работала… Ну и я…

– Ладно, Валюш, не суть! – поторопила я подругу.

– Вот! – Валя, наконец, отыскала тетрадь и протянула мне. – Только там в конспекте за пятнадцатое число…

– Да, да, да! Зло, я слышала об этом еще по телефону!.. Разберусь!

Тяжелая железная дверь подъезда с протяжным скрипом распахнулась и задела меня по спине.

– Ой! – пискнула я.

На крыльцо вышла Регина – еще одна моя соседка, только этажом выше. Высокая, стройная, стильная… Регина старше меня на два года, и я всегда относилась к ней с благоговением и немым трепетом. Вот и сейчас, оглядев ее с ног до головы, пришла в восторг. Вот это пла-а-атье! Тут же осмотрела свою растянутую толстовку. Перевела взгляд на смущенную Злобинец в неоновой ветровке… Да, рядом с Региной мы просто два клоуна. Зло не была знакома с моей соседкой, зато много наслышана о ней от меня: «Регина то, Регина сё!..»

– Никого не задела? – спросила Регина. Впрочем, в голосе ее не было особого беспокойства.

– Нет, что ты! – нарочито бодро отозвалась я, хотя спина еще саднила. – Привет, Регин!

– Привет, Лера! – поздоровалась Регина. Осмотрела двор и капризно надула губки.

– Ждешь кого-то? – спросила я, самой себе напомнив надоедливую Златку.

– Ну! – лениво отозвалась Регина. – Тачка тут спортивная не проезжала? Черный «Додж»…

Мы с Валюшей, не отрывая взглядов от блондинки, покачали головами. Регина вздохнула и потянулась к сумочке. Достала пачку тонких сигарет. Вытащила одну и предложила нам со Злобинец.

– Будете?

Мы снова синхронно мотнули головами.

– Не курим! – прочистив горло, ответила я. Валя промолчала.

Почему-то в компании Регины дар речи теряешь… Ох, такой классной она мне казалась! Правда, сама Регина вечно относилась ко мне как к какой-то мелюзге… Хотя разница в возрасте у нас была всего два года.

Регина придирчиво осмотрела наши с Валюшей прикиды и вальяжно затянулась. Тишина. Только мяч продолжает свое монотонное: «стук! стук! стук!»

– Ты сейчас в каком классе-то? – наконец проговорила Регина.

Мы с Валей переглянулись.

– Регин, я уже на втором курсе… – ответила я.

Соседка только головой покачала:

– Как быстро чужие дети растут!

Злобинец, закашлявшись от сигаретного дыма, пялилась на Регину, а заметив туфли на шпильке, посмотрела на меня и усмехнулась. Я перехватила взгляд подруги. Ну да! И у меня есть такие же туфли! И я специально искала их по всем магазинам, чтобы как у Регины…

– Совершеннолетняя, значит! – хмыкнула соседка, выпуская струйку дыма. Недовольно покосилась в сторону мальчишек, играющих в мяч. Пару раз он пролетал слишком близко от нас.

– Давно уж, – пробормотала я.

– Тусуетесь?

– Ну так, – неуверенно отозвалась я, пытаясь вспомнить, когда мы со Злобинец в последний раз были на какой-нибудь классной тусе… И что-то ничего в голову не приходило… А так хотелось! Если я и ходила потанцевать, то чаще всего без Вали, с другими девчонками из группы – Лидкой и ее компанией. Зло же постоянно пропадала в кофейне, где подрабатывала официанткой. Да и не любитель она шумных вечеринок и ночных заведений. Я постаралась продолжить беседу с Региной как можно беспечнее: – Сразу и не вспомнишь, где на этих выходных были… Знаешь, то там, то сям…

Но Злобинец тут же подала голос:

– Помнишь, мы в воскресенье ходили к твоей тете Тамаре за огурца…

Я пихнула Валю в бок. Подруга обиженно засопела. Хотя Регина нас в тот момент и не слушала, ведь в наш двор заезжал тот самый черный «Додж». Регина выбросила в куст сирени окурок и приосанилась.

Автомобиль медленно, словно ядовитый змей, полз по тротуару, и мы втроем следили за ним как завороженные. За Региной всегда ухаживали самые симпатичные крутые парни. Помню, когда мне было тринадцать, а Регине – пятнадцать, она гуляла с парнем из моей школы, который мне жутко нравился. В столовой, где мы редко пересекались, при взгляде на него мое сердце пело… И вот на летних каникулах, в сумерках, я заприметила новоявленную парочку. Они стояли у подъезда под светом фонаря и о чем-то негромко переговаривались. Мне пришлось прятаться в кустах сирени, чтобы понять, насколько далеко у них все зашло. Какая же несправедливость! На меня этот парень, конечно, ни разу в школе не взглянул, а перед Региной застенчиво прятал руки в карманы толстовки и даже не пытался поцеловать. Когда соседка первой потянулась за поцелуем, я без чувств опустилась на землю, затрещав ломающимися ветками.

– Что там? – испугался парень.

– Дворняга какая-нибудь! – пожала плечами Регина.

Как же мне было горько и обидно! Моя первая безответная любовь! Слезы навернулись сами собой… И впившаяся в левую лопатку сломанная ветка будто прошла насквозь, до самого сердца. Тогда я и решила, что парни всегда будут с такими, как Регина, – самоуверенными, наглыми, крутыми девицами…

«Додж» притормозил рядом, и я в восхищении замерла, словно ко мне в санях подкатил сам Санта. Из салона долго никто не выходил, и я, кажется, даже подпрыгнула в нетерпении. Кто там? Кто? Наконец, дверца машины приоткрылась и на асфальте показалась нога в зауженной джинсовой штанине и модной кроссовке. А потом целиком явил себя свету парень, знакомый мне по универу… Рэд. Ох, он нравился всем девчонкам нашего потока! Не глядя на нас с Валей, Рэд поправил темные волнистые волосы и обаятельно улыбнулся Регине. Мое сердце заколотилось в такт потрепанному мячу: «стук! стук! стук!» Треск! Злобинец вскрикнула.

Теперь-то Рэд точно обратил на нас внимание. И Регина недовольно покосилась в нашу с Валей сторону. Кожаный мяч угодил по пакету, который держала в руках Зло.

– Смотри, куда пинаешь, кретин! – сердито гаркнула я одному из пацанов. Дети! Не-на-ви-жу!

Тут же встретилась с заинтересованным взглядом Рэда и смущенно опустила глаза. Будто это не я секунду назад горланила обзывательства в сторону «цветов жизни».

С Рэдом мы периодически сталкивались в коридорах университета, и я не раз замечала на себе его взгляды. А ведь я даже не знала его настоящего имени… «Рэд» – так обращались к парню все друзья и знакомые. Рэд классный! Высокий зеленоглазый брюнет на черном «Додже»… Сегодня он, как обычно, выглядел просто потрясающе! И угораздило же меня выйти в таком непрезентабельном прикиде встречать Валю! Как говорится, знала бы, где упасть, соломки бы подстелила… Теперь стою перед парнем-мечтой как кулема. Спросонья, в растянутой мужской толстовке и с вороньим гнездом на голове. Того и гляди, из спутанных волос высунется неоперившийся птенец и, протянув к Рэду крылья, прощебечет: «Папочка!»

 

Валя же вовсе не смотрела на местного красавчика, ей он был до лампочки. Подруга раскрыла пакет и, склонившись над ним, горько причитала:

– Яйца! Расколотили мне все яйца! Ну ты представляешь, Лер? Хорошо, что я тебе успела конспект передать…

Тугие каштановые кудри закрывали расстроенное лицо подруги. Зло все бормотала: «Яйца! Яйца! Ну надо же!» Я от стыда была готова сквозь землю провалиться!

Рэд перевел взгляд на Регину, улыбнулся ей и кивнул: мол, прыгай в салон.

– Сейчас! Минуточку! – прощебетала моя соседка.

Парень усмехнулся и сел обратно в машину. Из салона доносилась легкая ритмичная музыка. Регина повернулась к нам:

– Рада была повидаться, девчонки!

– Ты тусуешься с Рэдом? – все-таки не выдержала я. Он был нашим ровесником… Значит, для Регины я – малолетка, а смазливый мажорчик – ровня?

– Ну да, тусуюсь с Рэдом! – пожала плечами Регина.

– Вы встречаетесь? – бесцеремонно поинтересовалась я.

Даже Злобинец отвлеклась от своего пакета с разбитыми яйцами и удивленно посмотрела на меня большими карими глазами.

– Встречаемся? – усмехнулась Регина. – Нет, конечно! Просто… из одной компании!

– Понятно! – угрюмо отозвалась я. Что мне дала эта информация? Регина (самая классная Регина в мире) тусуется в компании самых классных парней нашего факультета! Чему тут удивляться? Ей всегда достается все самое лучшее…

Соседка внимательно разглядывала мое печальное лицо, а затем, коварно улыбнувшись, спросила:

– Какие планы на пятницу, Лер?

– На пятницу? – откликнулась я.

– Ага! Не хочешь повеселиться? – Регина не переставала хитро улыбаться. Перевела взгляд с меня на машину, за рулем которой сидел Рэд.

– Вообще-то мы в пятницу… – несмело начала Валюша.

– В пятницу я свободна! – быстро известила я. «Веселиться»! Какое сладкое слово…

– Отлично! – отозвалась Регина. – У моих друзей тусовка намечается. Я тебя приглашаю!

– Лер… – Злобинец осторожно тронула рукав моей толстовки.

– Я буду, – закивала я. Перед глазами так и стоял красавчик Рэд. Интересно, как его зовут на самом деле?

– Тогда я тебе «вконтыч» скину адрес, – пообещала Регина.

– Супер! – Я не могла перестать улыбаться. – Буду ждать!

Регина помахала нам на прощание и села в машину. Тачка легко тронулась с места и покатила по зеленому двору, сигналом распугав пацанов с футбольным мячом. Я, все так же глупо улыбаясь, повернулась к молчаливой Злобинец:

– А-а-а! Меня приняли в их тусовку!

– Угу, – сердито буркнула Валя.

Я схватила подругу за плечи.

– Зло, ты слышала? Меня Регина на тусу пригласила!

– Очень рада за тебя, Лера, – сдержанно отозвалась Валя.

– Злобинец, а ты чего такая кислая? – спросила я. – Из-за яиц своих расстроилась, что ли? Как наседка! Так убиваешься, будто сама их высиживать собиралась. Я тебе еще десяток куплю, не страдай!

– Вообще-то ты мне обещала с переездом помочь, – проговорила Валя. – У меня же два отгула… И тараканы на старой кухне!

– Да? – Я закусила нижнюю губу. – Блин!

Если сообщу Злобинец, что совсем забыла о своем обещании, то, конечно, слукавлю… О переезде я прекрасно помнила, когда соглашалась прийти на вечеринку. Просто чаша весов медленно, но верно склонилась в пользу Рэда…

– Валюш, совсем из головы вылетело! – быстро сказала я. – А что там у тебя с лунным календарем на пятницу?

Я решила перевести тему разговора. Злобинец на этом лунном календаре просто помешана…

– Вообще-то не очень! – тяжело вздохнула Валя. – Довольно неблагоприятный день ожидается! Луна в Тельце… Я даже планировала переезд на другой день перенести…

– Ага! – обрадовалась я. – Вот видишь. Значит, перенесем!

– И тебе бы не советовала куда-то идти в этот день, – продолжила наставительным тоном Валюша.

– Зло, не занудничай! – поморщилась я, беря подругу под руку. Повела ее к двери. – Пошли, чаем тебя угощу! Мама еще не скоро с работы придет… Ты видела укладку у Регины?

– Укладку? – эхом откликнулась Валя.

– Как считаешь, мне такая подойдет?

– Ты помешалась на своей Регине! – укоризненно покачала головой Валя. – Ты и без этого подражательства очень хорошенькая, Лера!

– Ну спасибочки, Валюш! – кивнула я. Пропустила подругу первой в подъезд. – Только жизнь прожигает Регина, а я – вон… – потрясла в воздухе тетрадью с конспектами по уголовному праву. – Вся в долгах перед сессией!

Я вызвала лифт, и тот загудел. Мы с Валюшей, подняв головы, уставились на циферблат. Девятый, восьмой, седьмой, шестой…

– Если бы ты не пропускала столько занятий… – начала Валюша.

Третий, второй, первый… Двери лифта открылись, и я подтолкнула Злобинец в кабину.

– Давай, давай, Зло! Не бухти. Мне нравоучений и от мамочки хватает!

* * *

Люблю эту фотографию. На ней я стою в пышном платье с розочками, похожими на безе… Отлично помню, как к нам в детский сад приходил фотограф, поэтому мама меня так нарядила. Я могу в деталях пересказать тот день, когда мы в первый раз выбрались куда-то вместе…

После «фотосессии» мне пришлось немного повоевать с мальчишкой из моей группы, вздумавшим отобрать у меня плюшевого медведя, которого я первая облюбовала. Ох, и влетело тогда тому мальчику, потому что понравившуюся игрушку я отдавать не собиралась. Мы боролись до первой крови – разодранной коленки мальчишки. Когда он, ухватившись за ухо медведя, повалился на ковер и я, рыча, потянула мишку на себя… Нас разнимали целых два воспитателя! А потом мама и папа забрали меня до тихого часа (лучше и придумать нельзя!) и повели на цирковое представление (ах, нет, оказывается, можно).

В просторном и прохладном холле цирка пахло попкорном и сладкой ватой. Помню, как со всеми хохотала над забавными клоунами, восхищалась храбростью укротителя львов и как сердце замирало при взгляде на отважных канатоходцев и воздушных гимнастов, парящих под куполом цирка… В тот момент мне казалось, что не будет на свете ничего ужаснее, если сейчас кто-то из артистов сорвется с каната…

Сейчас же вместо сладкой ваты пахло жареной треской, которую готовил кто-то из соседей. Я сидела на кухне в обнимку с ноутбуком перед распахнутым окном. Внимательно изучала открытые вкладки с сайтами интернет-магазинов. Вот бы найти такое же платье, как сегодня на Регине… Ей оно так шло! И на мне бы смотрелось неплохо. Я закрыла глаза и представила, как в этом струящемся темно-синем платье сажусь в машину к Рэду и мы мчимся по широкому проспекту вдоль пустой набережной. По реке плывут белые речные трамвайчики, а вокруг пахнет маем и нежностью… В прихожей брякнул замок. Рэд и его черный «Додж» тут же испарились, а на нашу кухню вернулся запах чужой жареной трески.

– Лера, ты дома? – выкрикнула из коридора мама.

Я не ответила. Молча начала сворачивать вкладки с туфельками, сумочками, платьями… Мама зашла на кухню и поставила на стол два тяжелых пакета. Мне пришлось отодвинуть на край ноутбук. Мама стянула с шеи яркий шелковый платочек и тяжело вздохнула:

– Такая духота к вечеру! Сегодня совсем летняя погода…

– Угу, – отозвалась я, сосредоточенно пялясь в экран.

– Что-то по учебе делаешь?

– Конечно!

– К экзамену готовишься?

– К экзамену еще рано, – сообщила я, отворачивая от мамы экран ноутбука. Последние туфли меня очень заинтересовали…

– А на учебе была? – спросила мама, доставая из пакета продукты. При этом с меня не сводила внимательного строгого взгляда.

– Мы же вместе с утра из дома выходили! – нахмурившись, напомнила я.

Это правда. Только потом, выйдя из метро, я направилась в сторону кинотеатра, а не в университет. Вместо пар сходила на утренний сеанс, после кино зашла в книжный, часик поспала днем, Валю чаем угостила…

– А чистое белье разобрала? Пол помыла?

– Не успела, – проговорила я. – После пар в библиотеке засиделась, недавно домой вернулась…

Вру. Нагло вру. И, кажется, в этот раз мама почуяла неладное…

– Лера! – укоризненно покачала она головой. – Был бы здесь твой отец…

– Был бы, если б не ты! – выпалила я.

Мама побледнела и с грохотом поставила на стол банку с консервированным горошком.

– Каждый день одно и то же! – повысила она тон. Голос ее предательски дрогнул. – Ты меня до нервного срыва довести хочешь?

Я молча захлопнула крышку ноутбука, взяла его в руки и демонстративно поднялась из-за стола. Гордо прошествовала мимо матери к выходу…

– Валерия, что происходит? – выкрикнула в спину мама.

Я обернулась.

– Неужели тебе правда интересно, мамочка? Думала, единственное, о чем мы можем побеседовать, – это о ежедневных заданиях, которые ты даешь мне…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru