Дикие Домохозяйки

Андрей Арсланович Мансуров
Дикие Домохозяйки

1.Крепость

Сегодня для разнообразия, крепость Билла действительно выглядела как крепость.

Внешний вид утрированно простой, без архитектурных изысков: приземистая коробка в форме шестигранника, с плоскими и ровными гранями. Гладкая, и наверняка бронированная, крыша. Чуть наклонённые вовнутрь чёрные стены. Взгляду зацепиться не за что – экстерьер воображение не потрясает. (Наверняка так и задумано!) Но внутри…

Наверняка полно хитростей и ловушек.

И если она туда без разведки, очертя голову, сунется, наверняка в пару-тройку попадёт. Теряя время и баллы. Но паршивец Билли наверняка сейчас потирает руки и облизывается в предвкушении другого: знает, что она – педантка. И любит доискиваться…

Ну как любит – ей интересней противопоставлять свой интеллект интеллекту противника, а не примитивно бомбить-стрелять-взрывать, едва увидав!..

Твердыня, словно бельмо в глазу, дерзко нарушала монотонность пустыни, покрытой приземистыми, словно расплющенными, не то – временем, не то – ветром, барханами жёлтого песка. На фоне марева нагретого воздуха она смотрелась инородным телом, абсолютно чуждым безбрежности чуть волнистой поверхности. Монстром, дерзко бросающим вызов лежащим вокруг «тлену и суете» – крохотным песчинкам, в которые беспощадные время, солнце и ветер превратили всё то, что находилось здесь прежде…

А тут – прямо какая-то несокрушимая, неподвластная векам и стихиям, скала!

Ну, или чудовищная гайка.

К ней бы ещё и разводной ключ. И инструкцию по сборке. Вернее – разборке.

Это ей как раз и предстоит выяснить – как «разобрать», а если не получится «технично», так и просто – разрушить сооружение врага. Чтобы добраться, и вырвать, словно материнскую плату из компа, сердце чёртовой твердыни: Командный Центр.

Чёрные псевдокаменные стены возвышались над заросшим камышом и ряской рвом с чёрной водой на добрых сорок футов. (Странно. Небось на водонепроницаемый слой, чтоб вода не уходила в песок, ушла уйма пластоплёнки… Но для чего этот ров – если реальной пользы… Вот именно – ноль! Ловушка?.. Хм-хм.)

А вот моста с цепями, и въездных ворот, положенных по канонам жанра, нигде не обнаруживалось. Как и дорог, или охранных надолбов. Интересно – как это у чёртова Билли происходит положенная загрузка-разгрузка провианта, боезапаса, сменного гарнизона, и всего того, что положено по Правилам иметь нормально функционирующей крепости? По воздуху, что ли? Так ведь – неэкономично, мать его… На него не похоже. Её противник – рационалист. Значит – внутри точно подвохи!

Ну, это-то она и так… Знает. Хватит. А то она уже начинает повторяться – мысли словно ходят по кругу. Догадками и логическими построениями делу не поможешь. Нужна конкретная и достоверная информация.

Черри вернула на борт разведочные капсулы, и придирчиво рассмотрела повтор их видеозаписей.

Нет – всё верно: никаких ворот, выступов, калиток, окон, люков, или бойниц.

А Билл-то – молодец. Учёл опыт прошлых схваток, и не оставил отверстий, которые можно было бы расширить, и воспользоваться для высадки десанта.

Ладно, раз он так с нами – и мы поступим жестоко! Он ждет от неё «разгадки шарады»? Скрупулёзного изучения и обдумывания? Ну так она применит примитивный, зато – эффективный «консервный нож»! Для банального взлома. Для разнообразия – а то сколько же можно «изучать»?!

Открыв носовые люки, Черри выдвинула на всю длину орудия, и произвела залп разрывными. Уносящиеся к твердыне быстро уменьшающиеся чёрные пчёлы двигались бесшумно – скорость полёта превышала звуковую.

Три мили между её линкором и крепостью снаряды преодолели за пару секунд.

Ого! Вон как брызнули осколки!.. Похоже, Билл забыл установить защитные экраны. Или… Или это очередная хитрость с его стороны – заманивает! Думает, что она, как наивная дурочка, тут же ринется туда – расширять образовавшиеся бреши в стене!

Оставаясь на месте, Черри снова запустила капсулы. Нужно посмотреть…

А что – хорошие кратеры оставили взрывы. Вот только насквозь стену не пробили, будь она неладна! Какая же у неё тогда толщина?!

Противник – что? Поглупел?! Какое нерациональное использование массы допустимого материала! Ведь если хотя бы половина из ста девяноста тысяч тонн пошла на каменно-монолитный остов, на своды казематов Бункера останется… Всего ничего!

Хм… Ну уж нет. Сегодняшний противник Черри беспечностью или глупостью никогда не отличался. Значит – точно ловушка! Что-то новенькое он явно приготовил!

Пришлось выпустить шмеля: огромный аппарат легко завис над монолитом крепости, с гамма-сканнеров пошла картинка.

А-а, вот в чём дело! Сегодня Билли решил двинуться не вглубь, а вширь! Вон: по семи направлениям от основания фундамента уходят вглубь пустыни толстые чёрные нити – подземные ходы! И ведь не просто так уходят – а ещё и углубляются. Да, комнаты на концах километровых ходов располагаются на глубине по крайней мере полукилометра…

Странно. Билли не может не понимать, что она будет применять просвечивание недр, и обнаружит его ухищрения обезопасить Командный Центр простым увеличением числа вариантов. Конечно, может случиться и так, что все эти заглублённые Центры – ложные…

А может – что и нет!

В любом случае, похоже, противник ждёт от неё или дробления сил, или…

Перебора всех возможных вариантов? Глупо. Она не купится. Ведь, как говаривали древние – столица государства, расположенная далеко от центра – подобна сердцу в пальце: отруби, и страна потеряна! М-м-м… Кажется, это сказал Наполеон по поводу Санкт-Петербурга.

Ах ты ж гад!.. Пока она думала, оставив шмеля зависающим над одним из особо длинных тоннелей, сверху, от солнца, его атаковал истребитель врага!

Проклятье! Шмель потерян.

Она, проводив полыхающее, словно головешка, ценное оборудование сочувственным взглядом, (Прости, малыш, мамочка загляделась вниз. А надо было – на радары кругового оповещения!) нажала клавишу бомбардировщика. Сразу – и перехватчиков.

Пока неторопливая и тяжёлая громада с полным боекомплектом на борту выдвигалась из бронированного ангара, и вползала на стартовый стол, шустрые беспилотники, не ограниченные, как бывало раньше, присутствием человеческого тела с его хиленькой выносливостью, разделались с истребителем. Победа, конечно, ерундовая. Но приятно.

Хотя с точки зрения потерь… На профуканную ладью она отыграла хотя бы пешку.

Однако надо быть повнимательней, и не раздумывать, как только что – непозволительно долго!

Кинув тренированный всеохватывающий взор на кучу шкал, циферблатов и дисплеев, и переключив радары на звуковое предупреждение, она направила жука-бомбардировщика под прикрытием армады кусачих пчёл-перехватчиков к крыше здания-монстра.

Противоракеты, стартующие из вертикальных шахт этой самой крыши легко сбивались мощными лазерами её линкора – уж на них-то она не поскупилась, хотя это отняло почти четверть «финансовых» ресурсов. Свет не имеет инерции, как снаряды или пули: уничтожает мгновенно!

Вот поток ракет и иссяк! (Ха-ха!)

Бомбардировщик завис над сектором у северной стороны – ближе к центру крепости, где она обнаружила свод потоньше. Ничего страшного, даже если Билли сделал так сознательно: она сегодня делает ставку на «грубую силу», а не интеллектуальные выверты. Бомба пошла. Машину она укрыла полем – на пару секунд, не больше. На это уходит непозволительно много энергии. А ей ещё вскрывать переборки-соты в фундаменте. Вдруг хитрец Билли запрятал Центр всё же там…

Взрыв всё равно подбросил могучий аппарат вверх на добрых сто футов. Зато уж дыра получилась – будь здоров! Немедленно вернув бомбардировщик вниз, она сбросила вторую бомбу. Хорошо, что та тоже защищена полем – её пытаются остановить противоракетными лазерами!

Врёшь, не возьмёшь! Она предвидела такие попытки – защита бомбы не пробивается столь дохленькими лучиками! А поле при достижении поверхности исчезнет само! И тогда уж хоть лазеры, хоть запал – разницы, от чего детонирует ультратротил, нету!

Отлично! Второй свод тоже пробит! Странно – третьего, который Билл всегда устраивает, не наблюдается… Очередная ловушка? Или он думает, что она так и подумает?!

Что-то она стала слишком нервной – везде чуются коварные ловушки, обманы и хитрые придумки… Может, противник попросту обленился?! Почивает на лаврах предыдущих побед? А ну-ка: десантные боты – вперёд!

Восемь десантных ботов из двадцати оказались, однако, сбиты из орудий, прятавшихся – вот подлость! – в боковых гранях крепости-гайки! Ну и мерзавец – почти подловил её! Ей и в голову не пришло, что в толстых и сделанных для противостояния прямым попаданиям фугасных снарядов монолитах могут-таки кое-где оказаться амбразуры!

Однако её бортовые лазеры почти мгновенно отреагировали – и десять распустившихся огненных цветков сказали ей, что и орудия, и орудийные склады надземной части крепости уничтожены! Жаль, что опять ушло слишком много энергии. А ещё более жаль – что стены крепости всё же устояли, и оказались столь толсты, чтобы скрыть от просвечивания… Чёртовы пушки и лазеры.

Посадке оставшихся ботов на крышу уже ничто не препятствовало: весь состав её перехватчиков, расположившихся правильной полусферой, прикрывал высадку дроидов.

И вот они ринулись вниз стальной членистоногой лавиной, громыхая, звеня и ревя, словно старинный железнодорожный экспресс!

Ах, обожает она эту стадию! Когда поток самоуправляющихся, и снабженных эффективнейшими программами убийц и разрушителей, несётся неудержимым цунами по внутренним помещениям твердыни врага, сметая, круша и корёжа все на своем пути!..

Теперь у неё на центральном, и двух боковых мониторах появилась картинка внутренних помещений – с камер дроидов, быстро бегущих по лабиринту внутренних переходов. А почему дроиды противника не встречают захватчиков огнём?

Ах, вон оно в чём дело…

 

Третий свод всё-таки есть – но, как и пушки, упрятан под одной из боковых стен. Проклятье! Толщина-то его… Позволяет надеяться, что уж раз Билли использовал здесь столько материала, основное ценное оборудование и сам Центр точно – внутри!

Пришлось посадить на крышу и бомбардировщик – чтобы дроиды могли перенести третью, самую тяжелую, бомбу – вовнутрь, и вбок: к последнему (Надеемся!) своду.

Для этого всё равно понадобилась тележка на гусеничном ходу. Её привезла последняя машина Черри – универсальный проходчик. Но, похоже, сегодня она останется без дела: тоннели в почве или скале сверлить не придётся! Они уже проложены. Врагом.

Но вот бомба погружена, и тележка, сопровождаемая толпой механической пехоты, двинулась внутрь! Готовься, враг мой, к смерти!..

Внезапно изображение на центральном и боковых мониторах сменилось чернотой.

Что за!..

Она глянула на монитор переднего обзора своего линкора. Ах ты ж урод!..

Точно – это была ловушка. Хитрец небось заминировал простой пол уровня под двумя могучими противовзрывными куполами – а она не догадалась, что он только и ждал, пока она пробьётся сквозь них. И поведёт основные силы к…

Она готова поспорить, что и Командный Центр вовсе не там, не под башней за третьим сводом, а всё же в одном из тоннелей… А здорово этот сукин сын купил её.

Ничего – хоть десант почти полностью потерян, и все тактические корабли тоже, у неё ещё остаются перехватчики, и сам Линкор! Придётся, правда, действовать осторожней: мало ли чего ещё приготовил любитель сюрпризов!

Вот ведь д…мо собачье! Бедные перехватчики… Нужно было, конечно, догадаться, и спасти их, уведя обратно к… !

А сейчас приходится только в бессильной ярости сжимать кулаки и кусать губы, вспоминая, как в чёрном дыму вдруг скользнула молнией яркая вспышка выхлопных дюз, и на высоте полумили расцвёл шар ядерного микрозаряда.

Можно не сомневаться: электромагнитный импульс разрушит всю чёртову электронику её перехватчиков – у них же нет тяжёлой защиты, как у Линкора, или бомбера!

Точно: вот они падают на равнодушно взрывающийся фонтанчиками от их корпусов песок вокруг всё ещё успешно огрызающейся, якобы «вскрытой», чёрной твердыни!

Ну вот она и осталась без авиации.

Плохо. А если учесть, что бомбардировщик, с оставшимися двумя бомбами, тоже «подорван», ей остаётся уповать лишь на бортовые лазеры – благо, зарядов осталось… Шестьдесят процентов.

Но почему вдруг запищал радар ближнего оповещения? Что?! Где?!

Нападение с какой стороны она упустила?! Ох!..

Включив двигатели на форсаж, она попыталась как можно быстрее увести бронированную громаду с тщательно выбранной позиции с отличным обзором…

Поздно.

Взрыв самой обычной, «примитивной» таймерной (Вот почему обследование детекторами ничего не дало! В такой нет электроники – только часовой механизм. Да и тот – из пластика…) мины под песком переломил днище бронированной сигары, отбросив половинку кормы со всеми столь тщательно укрытыми броней сверху от бомбёжек и ракет, генераторами. Дно-то она не бронировала, наивно посчитав, что мины её детищу с его исключительной мобильностью и отличными сенсорами на металл, не страшны.

Ну вот она и без энергии: аккумуляторов хватит только на запуск спасательной капсулы. А все её чёртовы дальнобойные лазеры теперь… Не опасней зубочисток.

Остаётся… бежать! Спасать жизнь – иначе сволочь Билли получит очки ещё и за физическое устранение Оператора. Но… Уж больно хочется знать, где у него всё-таки находился Командный Центр. Она откинулась на спинку кресла, глубоко дыша.

Конечно, Билли неспроста возвёл свою крепость именно там, в низине. Он знал, что согласно стандартным тактическим установкам Учебника, она расположит свой флагман-линкор где-то на вершине господствующего бархана. А он такой здесь – один. Господствующий. Остальные слишком малы, и далеко от крепости. А она – как дура, поверила, что раз сканнеры не выявили стали – значит, нет и мин!. Блинн…

Вот скотина хитро…опая! Не поленился для переключения её мыслей в другое русло даже ров соорудить! Словно издевался – знал, что она обожает читать про принцесс и королевства… Да, это её реально отвлекло.

Направило эти самые мысли в нужную ему сторону…

Включилось радио – на волне официальных переговоров.

– Привет, малышка! (Гад волосатый! Она ещё припомнит ему это обращение – она всего на три месяца моложе!) Сдаваться будем? Или ты предпочитаешь «геройскую смерть самурая-камикадзе?»

– Пошёл в задницу, Билли! Чтоб тебе … защемило в унитазе! Ты выиграл нечестно!

Билли поржал. Видать, заценил юмор пожелания. Потом посерьёзнел:

– Извини, солнышко. План игры у Рефери. Можешь, если сомневаешься, посмотреть – я подробно расписал твои возможные ходы. И свои ответные действия. Мне не пришлось применять «экспромты» в виде «непредвиденных альтернативных действий», на которые так любишь ссылаться ты… Да и в любом случае – если у тебя ещё сохранились радары, взгляни-ка на них.

Чёрт! Точно! Даже спасаться на Капсуле поздно.

В зените, прямо под солнцем, на пределе чувствительности приборов возникла и зависла маленькая точка – всего один перехватчик!

Что ж. Даже его с гарантией хватит на то, чтоб разнести её последнюю надежду – спасательную капсулу – по песку в радиусе полумили…

А Билли-то не растранжиривал ресурсы зря… И действительно изучил её. И план продумал. И к рекомендациям Учебника подошёл… Критически! И даже учёл её страсть к «экспромтам».

Она включила волну Рефери. Голос сделала нарочито чёткий, лишенный эмоций.

– Внимание, Рефери! Говорит Черри Боткин. Это официальное заявление. Я признаю своё полное поражение в сегодняшней битве с Биллом Уотсом. Подтверждаю честное ведение им битвы. Конец.

Щёлкнув тумблером, она до крови прикусила изнутри щёку – нет, они не должны услышать и понять… До чего ей на самом деле обидно!

Рывком сдёрнув визуализационный шлем, и с треском отодрав от тела все датчики – чтоб не было видно учащённого пульса и предательских тэта-волн гнева и обиды! – она громко разрыдалась.

Стены операторской, не первый раз видевшие такое, равнодушно молчали.

Боже! До чего она этого скота ненавидит!..

В душевой она сделала воду погорячей.

Тугие струи исходили паром – словно она в сауне. Ничего: телу, которое сегодня даже не «пострадало», полезно расслабиться, а душе – отдохнуть и отвлечься. От обидных мыслей.

За последнюю сессию Билли обыгрывает её в пятый раз! Подряд.

Это говорит о том, что он и правда достаточно хорошо изучил её психологию и приёмы: тактику, методику разведки, привычки, приверженность к определённым видам оружия… Словом, составил её психосоматический портрет.

Ну ничего: уж в следующий-то раз она ему покажет, до какой степени он ошибся!..

Домой пришлось идти уже почти в темноте: сегодня их смена приходилась на поздний вечер. Однако она ничего не боялась – те подростки нулевого Уровня, что учатся в Учебках тут, наверху, и славятся своей неадекватностью и любовью к дерзким выходкам, после шести вечера не поднимаются на поверхность: для них действует расширенный Комендантский час.

Закатное солнце скрывала пелена тяжёлых, набухших массой дождя, туч. Она старалась глубже вдохнуть – но кислорода, как и всегда перед грозой, не хватало. В воздухе уже висел тот неповторимый, полный не то – пыли, не то – озона, запах – какой всегда бывает только перед грозой…

Ехать в тесном вагончике монорельса одну остановку от Центра Единоборств до дома казалось глупо: нужно хоть иногда просто гулять, а не упражняться в зале для физразвития. Да и просто приятно – пройтись, давая отдых телу и уму.

Но сегодня отдых ума что-то никак…

Скотина Билли – она не могла не возвращаться постоянно к своему поражению. Нет, ей и правда, нужно что-то менять. В мышлении. В-смысле, в его стереотипах. Кардинально. Потому что: раз можно вычислить, значит – она их и правда создала. Шаблоны.

Ага. Менять их и само мышление надо. Главный вопрос только – как?!

Ноги словно бы сами несли её вдоль улицы – она почти не смотрела по сторонам.

Но вот чередование угольно-чёрных провалов проёмов и чуть более светлых участков, где ещё серели строгие грани Социальных задний, закончилось – она у своего подъезда.

Экономичный тусклый свет редких уличных фонарей не достигал даже трети высоты её дома-башни, и тот уходил ввысь огромным тёмным айсбергом из стекла и алюминия. Если, конечно, бывают сверкающие точечками окон-прямоугольников, айсберги…

У подъезда ей встретилась Дайана – девочка с Первого Уровня. Черри отметила, что та перекрасилась: пушистые волосы каштановыми волнами стелились по плечам, и ярким голубым тоном отливали ногти рук и даже ног, видимые сквозь лямки белых босоножек. В сочетании с ярко-оранжевым платьем это смотрелось… Бр-р-р!

Черри мысленно передёрнуло: это ж надо – до такой степени не понимать, что тебе идёт, а что… Да тут и родители девочки вряд ли ей помогут: у них и своего-то вкуса… Особенно у мамочки – расплывшейся после вторых родов в бесформенную глыбу самовлюблённой любительницы телефонных разговоров, сериалов и полуфабрикатов.

Но вообще-то общение с Дайаной развлекало её – милая малышка, с очень сексапильной и ладной фигуркой, ещё без хитринки и желчной язвительности, которыми чуть позже ей всё равно придётся обзавестись в полном объёме, чтоб не быть заклёванной заклятыми «подругами» со своего Уровня. Общались они часто, поскольку были «соседками»… Правда, в основном это были ни к чему не обязывающие разговоры: «Как дела?» – «Спасибо! Хорошо – как твои?..»

Сегодня Дайана тоже решила поговорить:

– О, привет, Черри! Как дела?

– Здравствуй, Дайана. Спасибо, неплохо. А как твои?

– Спасибо, тоже хорошо. – девочка помолчала. Было почти ощутимо заметно, как в её голове происходит напряжённая работа: она ищет, о чём бы ещё спросить сверстницу с Третьего Уровня. Черри чуть повернула на бок головку – приняла позу вежливой заинтересованности: надо помочь. Девочка явно стеснительна. И абсолютно безопасна.

– Ну… как проходят твои занятия по… «развитию стратагического мышления»? – Дайане удалось наконец, почти вспомнить, как называется этот курс.

– Нормально. Правда, могло бы быть и получше – пока набрала только восемьдесят два из ста.

– Так ведь это отлично! До конца месяца почти неделя. Норму обязательно доберёшь! Ты же такая умная! – в голосе столько неприкрытого восторга, что сразу ясно: это никакая не подколка, а действительно – восхищение. Приятно.

– Спасибо. Да, надеюсь добрать… А как там ваши кулинарные курсы?

– О-о, здорово, отлично! Сегодня проходили экзотические блюда – люля-кабеб! Кажется, это что-то тирольское… Или – турецкое… Неважно – я справилась сразу же!..

– И как оно… На вкус?

– В том-то и дело! Отлично! Мне жутко понравилось!

Ну, мы все, конечно, как всегда, пробовали друг у друга – как получилось!.. Ну так вот: у Лаймы вообще получились подгоревшие сухарики вместо мяса… А Джейн забыла посолить. Рози и Мириам – положили тёртый картофель вместо обычного, и обе облажались!.. Мы так смеялись: у Ольги вообще получился суп – она перепутала воду с маслом…

Короче: даже Наставник мистер Диксон признал, что самый вкусный, и почти как стандартный люля… э-э… кабоб – у меня! Я так радовалась, нет, серьёзно… У меня уже сто два: я досрочно набрала Норму в этом месяце! Теперь мне дадут бонусы! Я жутко рада!.. – Дайана захлопала в ладоши, попрыгивая на носочках. А взгляд прямо лучился восторгом.

Черри даже стало её немного жаль – бедняжка!

Столько времени, сил и эмоций тратить на то, с чем отлично справляется процессор кухонного автоповара! На банальное приготовление пищи! Вот уж ничуть не развивающее мозг занятие… Стоять до конца жизни у кастрюль и казанов… Тьфу!

Впрочем, и хорошо, что девочки с Первого Уровня любят готовку: им действительно придётся заниматься этим всю оставшуюся жизнь. Поскольку нет у них на кухнях автоповаров. Не вышли Статусом. На то и Предопределение.

Дипломированная Домохозяйка…

А что – тоже звучит.

Черри внутренне содрогнулась. Вслух же она сказала, нарисовав «умеренно довольную» улыбку на лице:

– Я очень рада за тебя! Ты и правда – молодец! Бонусы – это отлично! И я буду стараться, чтобы заработать их! Всё-таки учиться – так тяжело! Скорее бы уж начать работать – это, как мне кажется, куда легче. И спокойней. Ну, ладно – желаю успехов! Будь счастлива!

– Будь счастлива! Да уж – учиться – О-ох-х!.. А вот насчёт работать – я так не уверена. Я, скорее, предпочла бы просто – замуж… Ну, пока! – видя, что Черри кивнула и делает шаг к Дому, Дайана поторопилась, – И тебе – успехов!

Горящие восторгом и азартом глаза не позволяли всё же понять, чему так радуется малышка: то ли своим достижениям, то ли – желанию поскорее завести Семью, то ли – тому, что с ней вот так, запросто, общается девочка с Третьего Уровня…

 

Войдя в подошедший лифт, Черри махала рукой, пока её не отрезала от улицы закрывшаяся дверь. И только тогда убрала улыбку с лица. Развернулась.

Приблизила лицо к сканнеру, нажала зелёную клавишу. Чётко произнесла:

– Черри Боткин. Подуровень три-шесть.

Глазок объектива моргнул раз, другой – проверив сетчатку и форму черепа. Огонёк под зелёной клавишей загорелся, лифт, вначале мягко, затем всё быстрее, двинулся.

В коридорах на её подуровне через каждые десять шагов стояли кадки с растениями, освещаемые идентичными натуральному солнечному свету специальными светильниками. Тут росли и настоящие пальмы, и сосны, и даже плодоносящие карликовые деревья: абрикос, яблони, сливы… Она на ходу сорвала три сливы – ей захотелось их кисловатой мякоти. А что: даже некоторые взрослые рвут и едят плоды!

Их Уровень даёт и не такие льготы и преимущества! Взять хотя бы сами коридоры: в высоту почти четыре ярда! Это вам не то, что у Второго, Первого, и уж тем более – подземного, Нулевого, Уровней!.. Здесь и дышится легко, и казённо-бетонные некрашеные перекрытия сверху не давят, и вечно тусклый, серо-голубоватый, свет не гнетёт, как там, внизу…

А вот у них лампы дают тепло-жёлтое, действительно почти естественное солнечное освещение: не то, что мертвенно-равнодушный розоватый в коридорах Первого Уровня, где она однажды случайно побывала. Что же до мрачно-голубых катакомб Нулевого…

Вспоминать то «приключение» подробней ей никогда особо не хотелось.

Так что повезло ей со Статусом. Разумеется, тут главным было то, что и ма и отец сдали Экзамен. И позже подтвердили продуктивной работой свою квалификацию. Однако она-то отлично знает, какой ценой даётся чёртов социальный Статус, и связанные с ним Льготы! Отец первые пять лет Рабочего Периода прожил и проработал на Втором!

Откладывал, ущемлял себя во всём, но – накопил на Курс «Менеджера-распорядителя строительства жилых зданий»! И только затем его Социальное Предопределение поменяли – после сдачи Экзамена и Зачёта. Так что она гордится своим отцом Мигуэлем Боткин: он реально добился повышения до Третьего – сам!

Матери, конечно, легче – дизайнером рекламы может стать только креативщица в третьем поколении. С родителями и пра-родителями у Анн-Марии всё в этом плане в порядке. И Экзамен, и Зачёт матери удалось сдать сразу.

Дело – за Черри. Нужно доказать, что она тоже… Достойна родителей.

И своего Уровня.

Выкинув косточки в отверстие мусороприемника у двери, она позвонила: два коротких и один длинный. Ма открыла почти сразу. Словно стояла за дверью.

– Ма! – Черри кинулась на шею матери, забыв обещания самой себе не расстраиваться из-за пустяков. Прижавшись к тёплому поджарому телу под невесомым домашним халатиком, она уже не сдерживалась, содрогаясь в молчаливых рыданиях, шмыгая носом, и всхлипывая. Предательская влага упорно изливалась из огромных глаз, и текла по щекам…

Миссис Боткин в голосе и поведении дочери сразу уловила досаду и расстройство, (Да и кто бы их не уловил!) и легко вычислила их причину:

– Что, опять Билли побил тебя?

– Да. Да-да-да!.. Он – волосатая скотина! Я… Обижусь на него. – она сдержалась, чтоб не зареветь в голос: девушке её Уровня не положено!..

– Это глупо, Черри. – мать нежно чмокнув в лобик, опустила тоненькое ещё тельце на пол, – Ты не должна злиться на него – злость мешает размышлять. И сковывает действия. Он выиграл честно?

– Д-да… Да, честно. – Черри кулачком размазала по щекам остатки косметики.

– Тогда тем более глупо злиться – так ты только приблизишь свою эмоциональную Карту к психограммам нижних Уровней. Это пусть они злятся, скандалят, сплетничают, болеют за тупых футболистов, и восторгаются своими крохотными достиженьицами…

Мы, Третий, не можем себе этого позволить. Мы всегда стремимся развиваться, учиться, и превзойти – в первую очередь себя… А уж только затем – и других!

Поэтому ты должна быть благодарна Билли. Помнишь древнюю мудрость: «То, что не убивает нас – делает нас сильнее!»

Черри знала, конечно, что мать права на все сто… Хм-м…

А вот с такой стороны она ещё не пробовала рассматривать их с Билли отношения: ведь это правда! Выиграв у неё, он здорово раззадорил её – так хочется взять реванш!.. И доказать этому… Этому вредному болвану, что она ничуть не глупее. Да – не глупее!

Но для этого придётся поднапрячь мозги и инстинкты охотницы-пантеры! Да, это её любимый мультик! Пантера такая хитрая, ловкая, гибкая… И пусть она слабее Льва и Тигра – но всегда оставляет тех в дураках!

Ничего, она придумает. Поберегись, Билли – её очередь «сделать» тебя сильнее!..

Проводив дочь, пошедшую переодеться и умыться, долгим, внешне лучащимся мягкой материнской любовью взглядом, Анн-Мария вернулась в гостиную, к мужу.

А что: он до сих пор смотрится солидно и достойно: чуть наметившиеся валики жирка на боках не портят широкой грудной клетки и стройного в остальном торса. Подбородок пусть грубый – словно вырублен топором! – зато сразу говорит о главной черте супруга: упорстве. Да, она имела возможность убедиться: при продвижении к Цели его ничто не остановит!

Именно поистине носорожья целеустремлённость, и мужество, и привлекли её в своё время, заставив предпочесть, может быть, более привлекательных лицом, но не столь конкретных в желаниях и настойчивых в действиях, кандидатов.

Единственное оставшееся от прежних привычек плебейское хобби мужа – сволочной футбол! – она не осуждала. Нравится ему, как двадцать два идиота, похожие в своих дебильных щитках не то на средневековых рыцарей, не то – на боевые линкоры, не то на австралийских хвостатых броненосцев, непроизводительно растрачивают своё и чужое время и силы, якобы таская мяч, а на самом деле – стараясь переломать друг другу как можно больше костей, и нанести ран, синяков и царапин – пусть смотрит!

Главное, что на его умственном потенциале это никак не сказывается. (Тьфу-тьфу!) Только в прошлом месяце он опять получил дополнительные Бонусы: они смогли сходить в Луна-Парк… Черри там нравится.

Однако чтобы поговорить, пришлось дождаться, пока в матче объявят перерыв между четвертями: она не настолько глупа, чтобы влезать тогда, когда внимание супруга наверняка поглощено бегающими с мячом в объятиях, или лихо бороздящими газон поля, прокладывая собственным телом рытвины в земле, накачанными выше всякой меры стероидами болванами-нулевиками… Но вот прозвучал свисток. Болваны, утирая кровь и пот, и еле двигаясь, словно их защитные костюмы весят добрую тонну, потащились в раздевалку. Рука Мигуэля потянулась к солёным косточкам.

Удачно получилось: команда, за которую, как она знает, болеет муж, выигрывает.

– Дорогой! – точно выверенная пауза и чуть заметный вздох: словно от раздумий, – Меня беспокоит Черри… – она знала, что уж это-то сразу переключит внимание «дорогого» полностью на неё. Мистер Боткин обожает их златокудрую малышку!

Действительно, Мигуэль поспешил даже убавить звук – чтоб не мешала назойливая реклама:

– Что, Мария? Что там случилось с нашей дочерью?! – брови мужа сошлись на переносице. Она помолчала, тщательно выдерживая ещё одну паузу, зная, что этим напрягает его сильнее, чем если бы кричала и трясла кулачками у него под носом. Вот, пора.

– Пока, – она подчеркнула это слово нарочито равнодушным тоном. – Ничего. Но – может!

– Что – может? – он даже оторвал спину от дивана. – Мария! Да говори уже!

– Хорошо. – она присела, плотно сдвинув коленки, напротив него, зная, что он и туда обязательно свой взгляд переместит. (Вот и хорошо: ножки у неё до сих пор – «отпад»!) – Проблема в Билли – её назначенном на этот семестр партнёре-противнике по развивающим Играм-стратегиям…

– И что там с этим Билли? Он вёл себя по-хамски?! Приставал?! Да я ему!.. И его папаше!.. – похожие на гири, тяжёлые кулаки мужа сжались, мышцы рук напряглись…

– Ничего подобного. Вовсе нет. – она сделала успокаивающий жест ладошкой, – Билли очень корректен. Его отец может гордиться: сын явно уже превосходит его способностями… То, что Билли опять выиграл, несомненно хорошо. Для его отца и успеваемости Билли. А вот то, что он выиграл у нашей девочки – плохо. Малышка не на шутку расстроена. Я вижу. Она молодец – держится, конечно… Но я-то вижу! Этот Уотс для неё – как заноза в заднице!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru