Поймать свободу

Алекс Хилл
Поймать свободу

Глава 2

Егор обводит усталым взглядом обновленный зал клуба. Сколько сил вложено, сколько времени, но все испытания стоили того, чтобы оказаться здесь и сейчас. Теперь это не просто подвал для вечеринок, а легальное ночное заведение со всеми лицензиями, документами и крутой атмосферой. Вместо разномастных столов и старых диванов – новая мебель и дорогие предметы декора. Короткая и узкая барная стойка отправилась на помойку, и ее место теперь занимает массивное деревянное произведение искусства черного цвета. Свет грамотно раскидан по потолку и спрятан в стеновых панелях, появилась небольшая ВИП-зона, отделенная от основного зала, а у одной из стен красуется настоящая сцена полметра в высоту, рядом с которой примостился диджейский пульт. Славик чуть было не завизжал от счастья, когда увидел это. Да и сам Егор до сих пор пребывает в эйфории, глядя на то, как изменился его старый подвал.

Из коридора доносится глухой стук каблуков, и Егор тут же поворачивается в сторону двери. В зале появляется темноволосая высокая девушка с папкой в руках. В черных глазах пляшут демоны, а алые губы растягиваются в довольной улыбке.

– Ты еще здесь? – спрашивает она с наигранным удивлением.

– И ты тоже.

Девушка крадущимся шагом приближается к Егору и останавливается на расстоянии вытянутой руки:

– Все еще злишься?

– В первоначальном договоре с твоим отцом посторонние личности не фигурировали, – холодно произносит Егор.

– Я знаю. Это была моя идея.

– И зачем?

Брюнетка кокетливо пожимает плечами и обиженно дует губы:

– Может быть, я просто соскучилась.

– Смешно, – без капли веселья подмечает Егор.

Она ухмыляется, а после смотрит ему в глаза, в одно мгновение превратившись в ледяную королеву.

– Егор, я понимаю твою реакцию, но мы уже давно не дети. Это бизнес. В клуб вложены деньги моей семьи, и ты сам знаешь, что это значит. Мне надоело быть менеджером папиных ресторанов, я хочу что-то свое. Хочу развиваться и двигаться дальше. Мы нужны друг другу. Смирись!

Егор делает резкий шаг вперед, ощутив прилив неконтролируемой ярости, но внутренняя сила бывшей подруги детства и теплые воспоминания о времени, которое принадлежит только им двоим, заставляют вовремя остановиться.

– А теперь ты меня послушай, Лена. Деньги твоему отцу я верну, ни о каком партнерстве мы с ним не договаривались. И как только это случится… Догадываешься, что будет?

– Догадываюсь, – кивает Лена, не теряя гордости. – Я здесь для опыта, а не для того, чтобы мешать тебе или что-то делить. И если ты перестанешь вести себя как обиженная девчонка, то мы можем помочь друг другу, а после любезно попрощаться, получив то, что каждый хотел.

Егор знает, что она не врет. Получать желаемое Елена Третьякова умеет лучше всего на свете. Она потеряла мать, когда ей было два года, и, оставшись для отца единственной отрадой, превратилась в маленького тирана с очаровательной улыбкой.

Егор и Лена познакомились благодаря родителям, их отцы учились в одном университете и до сих пор дружат. Праздники, дни рождения и прочие семейные сборы Зеленских никогда не обходились без присутствия Третьяковых, как, собственно, и наоборот. Дети неумолимо взрослели, и родители теряли над ними контроль. Лена с Егором становились все ближе, несмотря на разницу в возрасте четыре года в пользу Третьяковой. Они были практически неразлучны, пока… пока Лена не решила, что достойна большего. А теперь она снова здесь, вторглась в жизнь Егора, заявив, что имеет на это полное право. Зеленскому тяжело это принять, но Третьякова кое в чем права: это бизнес. А значит, ничего личного.

Егор входит в роль большого босса, отбросив чувства и ненужные эмоции, и кивает на папку:

– Что там с поставкой?

– Склады забиты до отказа, посуду тоже привезли. Персонала почти полный набор, не хватает пары официантов и одного охранника, но я работаю над этим, – деловито отвечает Лена. – И, кстати, все билеты на твоего Гратиса проданы меньше чем за три часа. Я понятия не имею, как это случилось, ведь рекламу запустили только в обед. Похоже, этот парень действительно популярен.

– Да, он уже не один раз нас выручал.

– Познакомишь меня с ним?

– Вряд ли.

– Почему?

– Он очень… – Егор задумывается на пару секунд, – скрытная личность. Ты действительно не слышала о нем?

– Была слишком занята, – высокомерно отвечает Лена.

– Ты и сейчас не на каникулах. Завтра нам нужен весь персонал, и желательно с опытом. Четыре дня до открытия, учить их некогда.

Лена поднимает руку и прикладывает ладонь к виску, отдавая честь:

– Да, босс, будет сделано.

– Вот только не надо… – кривится Егор.

– Расслабься, Егорушка, – ласково улыбается Лена, – просто рабочий юмор. Как насчет кофе? А может, выпьем – за встречу?

– Нет, спасибо. Уже слишком поздно, а завтра еще куча дел. Тебе тоже пора домой.

– Как скажешь. До завтра.

Стук каблуков бьет по вискам, Егор держится из последних сил и, как только слышит звук закрывающейся двери, тяжело вздыхает и упирается в барную стойку. В его голове кружатся десятки мыслей, и он пытается сосредоточится на самых важных. Персонал! Это может стать проблемой. Большой проблемой! Он мог бы сам, конечно, быть и официантом, и охранником, но у него элементарно нет столько рук и глаз.

Проверив время на мобильнике, Егор решает, что еще не слишком поздно для делового звонка. Из динамика звучит несколько длинных гудков, а после слышится бодрый голос:

– Здорово, Егор!

– Привет, Кот! Говорить можешь?

– Да.

– Прости, что поздно…

– Зеленский, давай без формальностей. Ты же знаешь, я в долгу перед тобой и отвечу в любое время.

Егор улыбается, чувствуя искреннюю поддержку друга. Между ним и Богданом Кошиком все складывалось непросто, но, преодолев разногласия, они все-таки смогли наладить отношения. Пусть для этого и потребовалось немало времени.

– У меня в субботу…

– Я уже слышал, – весело говорит Богдан. – «Тайная комната» снова открыта. Поздравляю!

– Захар – трепло!

– Твой брат здесь ни при чем. Бо видела объявление в интернете.

– Вот как?

– Да. Так что ты хотел? Пригласить нас в качестве почетных гостей?

– Почти, – мнется Егор, – мне охранника не хватает. Я, конечно, в поисках, но нужна подстраховка.

– Без проблем, братан. Я могу взять с собой Бо?

– Естественно, и Тему с Асей тоже. Я в любом случае собирался прислать вам приглашения.

– Тогда договорились.

– Супер! Спасибо!

– Не за что.

– Пока. Богдане привет передай.

– Конечно, но только привет, – усмехается Богдан. – Если что, на связи.

Егор завершает звонок и прячет телефон в карман. Только бы в этот раз все прошло так, как нужно. Главное – не отвлекаться больше на всякую чувственную чушь. Только дело, только бизнес.

POV Лиля

Печально вздыхаю, протирая сонные глаза, и смотрю в окно. Было бы здорово сейчас оказаться героиней какой-нибудь подростковой книги, чтобы окружающая обстановка подстроилась под мое настроение. Подошел бы дождь, серое небо и туман, но как бы фигово я себя ни чувствовала, природа вообще не обращает на это внимания. Солнце светит, птички поют, деревья цветут. Тьфу! Никакой поддержки от высших сил! Ну и ладно, грустить на подоконнике – не мой вариант. Я ведь сама облажалась, сама и исправлю ситуацию. Первый пункт плана по восстановлению равновесия и справедливости – поймать коротышку, который не сдержал обещания.

Территория универа, конечно, немаленькая, но если есть мотивация, а она есть, то можно и на корточках ее всю обойти. В перерывах между парами я наматываю круги по корпусам, вглядываясь в лица студентов в поисках знакомой моськи, но все впустую. Кажется, я начинаю верить в тотемных животных. Мое – птица обломинго. Чтоб ее!

В три часа дня, потеряв последнюю надежду, я неспешно шагаю в сторону столовой, чтобы закинуть в пустой желудок хоть что-нибудь. Бреду мимо аллеи рядом со спортивным корпусом, и мое внимание вдруг привлекает звонкий счастливый голос:

– Конечно, я рада! Егор вчера Коту звонил, пригласил нас на концерт, а ты, кстати, Шостак, пень ушастый! Даже ничего не сказал!

– Да я… Просто…

Поворачиваю голову и ловлю взглядом цель. Это он! Тот самый коротышка! Стоит рядом с рыжей хрупкой девчонкой, которая громко его отчитывает. Пойду-ка помогу ей. Меняю направление и прибавляю скорости. Подлетаю к парочке и с трудом сдерживаюсь, чтобы не схватить коротышку за грудки.

– Ну привет, – ядовито произношу я.

– Мамочки… – тихо выдавливает он.

– Мамочка тебе не поможет.

– Послушай…

– Я очень внимательно тебя слушаю, – рычу я.

– У меня не было доступа к билетам. Этим вопросом занимался не я!

Крепко зажмуриваюсь и сжимаю зубы. Вот же… горелая морковка!

– Прости, – с искренним сожалением произносит коротышка.

– А в чем, собственно, дело? – вступает в разговор рыжая.

– Я не претендую на твоего парня, не переживай, – сухо отвечаю я.

Она заливается громким смехом и хлопает коротышку по плечу:

– Так сильно перед Вселенной я еще точно не провинилась. Он не мой парень, мы просто учимся в одной группе, поэтому, если хочешь…

– Ну спасибо, Лисецкая. Ты настоящий друг, – обиженно произносит коротышка.

– Не за что, Шостак. Может, все-таки объяснишь, что происходит?

– Да я… – тяжело вздыхает он. – Эта девушка хотела получить билет на концерт Гратиса в «Тайной комнате», но новый менеджер все провернула так быстро, что я даже не успел сообразить.

– Ты фанатка Гратиса? – обращается ко мне рыжая.

Смотрю на нее и не знаю, что ответить. Фанатка? Может быть, но мой интерес и чувства куда больше, чем у обычной поклонницы. Рыжая как-то странно прищуривается, и в ее светлых голубых глазах появляется мягкое свечение.

 

– Славик, точно ничего нельзя сделать? – внезапно спрашивает она.

Удивленно приподнимаю брови. Мы ведь даже не знакомы, откуда такое рвение?

– Бо, я, конечно, не последний человек там, и все же не директор.

– А что, если позвонить Егору? Может быть, он даст индивидуальное приглашение?

– Вот ты и звони! Он сейчас на таких нервах, что я бы не рискнул. Открытие, новый персонал, эта ворона-менеджер со взглядом демона. Я не хочу потерять работу. – Коротышка бросает на меня испуганный взгляд и произносит тише: – Извини.

Слышу короткий звон в ушах от новой идеи и спрашиваю с надеждой:

– Ты сказал, новый персонал. Всех уже набрали?

Коротышка пожимает плечами, а рыжая отвечает:

– Насколько я знаю, нет. Владелец вчера звонил моему парню, чтобы попросить выйти охранником, если не найдут кого-то еще. У тебя есть какой-то опыт?

– За вышибалу я не сойду, а вот если бармен или официант, пожалуйста. Полтора года в общепите.

– Вот и выход! – улыбается рыжая. – Звони, Славик!

– Опять я?

– Какой же ты трус!

– Я не трус! – возмущается он и достает телефон из кармана.

Славик – в голове вместо мозга шарик – отходит на несколько шагов, оставляя меня со своей подругой. Она безоценочно меня оглядывает и дружелюбно улыбается:

– Меня зовут Богдана. А тебя?

– Лиля. Рада знакомству, – киваю я.

– Взаимно. Мне тоже нравится Гратис, так что я могу тебя понять. Не волнуйся, сейчас попробуем решить проблему.

Чувство сковывающей неловкости парализует изнутри, но я все-таки выдавливаю:

– Спасибо.

– Лиля, ты тоже учишься здесь? Какой курс? Специальность? – не сдается Богдана, пытаясь меня разговорить.

– Второй курс, международные отношения.

– Круто! Я тоже, только курс уже четвертый. Скоро диплом, и, если честно, мне немного страшновато.

И что я должна ответить на это? Что-то спросить? Пошутить? Где там уже этот Славик?! На мое счастье, зов был услышан очень быстро, потому что в этот же момент Славик возвращается к нам с самодовольной улыбкой на лице.

– Ну что? – взволнованно спрашивает Богдана.

– Собеседование через час в «Тайной комнате», – гордо произносит он, глядя на меня. – Тебе лучше поторопиться.

С шеи падает огромный валун, позволяя вздохнуть свободно. Неужели!

– Спасибо, – бегло бросаю я, разворачиваясь.

– Удачи! – кричит мне вслед Богдана.

Странная девчонка, слишком добрая. Непросто ей, наверное, в жизни придется.

До «Тайной комнаты» добираюсь за полчаса, а оставшееся время кружу неподалеку, размышляя над своей судьбоносной теорией. Я хотела на концерт, и мне нужна была работа – две проблемы, которые беспокоили последние несколько дней, сегодня вдруг решились. Сразу обе! Ну разве это не чудо? Осталась всего лишь формальность, меня должны принять в штат.

За пять минут до назначенного времени подхожу к клубу. Вместо старой кованой решетки установлена новая, за которой виднеется прочная железная дверь. Опускаю взгляд на магнитный замок с динамиком и кнопкой вызова и одобрительно киваю. Вот это уровень! Кажется, здесь и правда все изменилось со времен моего первого и последнего визита. Жму на звонок и слышу из динамика женский голос:

– Слушаю вас.

– Я на собеседование.

Замок дважды приветливо щелкает, открывая путь, и я спускаюсь вниз по лестнице, нервно сжимая пальцы в кулаки. Только бы не облажаться! Вхожу в клуб, обновленный интерьер вызывает недоумение, смешанное с удивлением. Сколько же денег сюда вбухали? Новая блестящая мебель, невероятное освещение, а сцена – это просто… Вау! Уже не могу дождаться момента, когда увижу на ней Гратиса, когда снова окажусь к нему максимально близко и смогу услышать чарующий голос.

Усмиряю дрожь в теле от яркой проекции мечты и прохожу в центр зала. Оглядываюсь по сторонам в поисках хоть кого-нибудь и уже собираюсь открыть рот, чтобы заявить о своем присутствии, но тут из-за барной стойки выходит девушка в узком офисном платье.

– Добрый день, – произносит она, растягивая губы, накрашенные кроваво-красной помадой. – Как вас зовут?

– Здравствуйте, я Лиля.

– Вас нет в списке, – отрезает она, сверяясь с бумагой, которую держит в руках.

– Мне было назначено час назад.

– Кем назначено?

– Эмм…

Плохая память на имена меня точно когда-нибудь погубит.

– Лиля, вы, наверное, ошиблись. Всего доброго.

Девушка уже собирается развернуться и уйти, но я делаю уверенный шаг вперед.

– Нет! Я не ошиблась. Вы ведь ищете официантов?

– Все верно, но, я повторюсь, вас нет в списке.

– Но я ведь уже здесь, – заявляю решительно.

Вспоминаю разговор парочки, которая помогла мне попасть сюда. Это, похоже, и есть та самая ворона-менеджер. Черные волосы, взгляд дьяволицы, огромное самомнение. Точно она. Встречаю ее сканирующий взгляд с гордо поднятой головой.

– Хорошо, – холодно кивает она. – У вас есть опыт работы в подобных заведениях?

– Именно в клубах нет, но я уже полтора года работаю в кафе и закусочных официанткой, так что проблем точно не будет.

– Сейчас вы тоже где-то устроены?

– Нет.

– Почему ушли с последнего места работы?

– Меня не устраивали условия.

Смотрю в глаза собеседнице не моргая. Таким, как она, как и собакам, нельзя показывать страх. Они его чуют.

– У вас есть рекомендации с предыдущих мест работы? – задает менеджер следующий вопрос, демонстрируя твердое намерение выпроводить меня как можно скорее.

– К сожалению, нет, – отвечаю я, сохраняя уверенность. – Вы ведь знаете, что зачастую официантов не устраивают на работу официально.

– Значит, вы работали не в тех заведениях. Спасибо, что пришли.

Ее слова – словно звонкая пощечина, а дерзкая ухмылка – точно болезненный и обидный пинок. Вот стерва!

– Я еще никуда не ухожу. – Мой голос спокоен и тверд.

– Уходите! Собеседование окончено.

– Я хочу поговорить с владельцем заведения!

Девушка приподнимает идеальные брови, наверняка сделанные лучшим в городе мастером перманентного макияжа, а после снова дьявольски улыбается:

– Думаешь, что-то изменится?

– Уверена.

– Как там тебя? Лиля? Так вот, Лиля…

– Что тут у вас? – Чей-то голос прерывает ее на середине фразы.

Из-за двери позади барной стойки выходит парень, который кажется мне смутно знакомым. Я определенно уже где-то видела эти милые кудряшки. Он придирчивым взглядом обводит зал и останавливается на нас с менеджером. То, как он смотрит и держится, наталкивает на мысль, что это, возможно, и есть владелец клуба.

– Ничего такого, – произносит менеджер с фальшивой нежностью, – девушка дверью ошиблась.

– Меня зовут Лиля! Я здесь по рекомендации…

Боги, я сделаю что угодно, только помогите мне вспомнить имя коротышки.

– Сла-вы, – неуверенно заканчиваю я, напрягая мозг так сильно, что жжет в глазах, – он звонил сегодня.

– Да-да, – кивает кудрявый, – я помню. Лена, эта девушка – наш новый официант.

Ворона Лена упирает руку в бок, отставляя бедро, и впивается в кудрявого взглядом:

– Эти вопросы решаю я. Она нам не подходит.

– Последнее слово всегда за мной, – с толикой усталости, но при этом достаточно жестко отвечает он. – Она принята на испытательный срок.

Менеджер поворачивается ко мне и ядовито улыбается, ее голос отражается от стен змеиным шипением:

– Добро пожаловать в наш дружный коллектив.

Не на ту напала, красотка. Я и не таких, как ты, головой в землю втыкала. Возвращаю ее яд, умноженный на два:

– Спасибо. Уверена, мы отлично сработаемся.

Менеджер, расправив плечи, покидает зал, оставляя после себя только глухое эхо стука каблуков и наэлектризованный воздух. Мнусь на месте, не понимая, что от меня нужно и что делать дальше. Хоть какую-то вводную я должна получить.

Кудрявый тяжело вздыхает, бросив короткий взгляд на закрывшуюся дверь за барной стойкой, и подходит к кофемашине:

– Лиля, хочешь кофе?

Вообще-то я с этим напитком не очень дружу, но с начальством лучше наладить контакт как можно раньше. Придется изобразить из себя дружелюбную Лилю, которую я давно закопала на школьном дворе под кустом смородины.

– С большим удовольствием! – с напускным энтузиазмом отвечаю я.

Подхожу к барной стойке и забираюсь на один из стульев, аккурат напротив кудрявого начальника. У меня есть немного времени, чтобы его рассмотреть, и я бесстыдно этим пользуюсь. Под тонкой тканью белой футболки перекатываются мышцы на спине. Высокий, подтянутый, широкоплечий, как профессиональный пловец, а эти темно-русые кудряшки… Ох, сколько девчонок, должно быть, тащатся по нему. Если бы мое сердце было свободно, то я бы тоже присоединилась к их числу, но… я уже эмоционально занята.

– Молоко? Сахар? – уточняет он.

– И то и другое. И можно побольше.

– И таблетки от жадности?

– Да, было бы неплохо.

Обмениваемся короткими взглядами и скупыми улыбками. Ни у кого из нас, видимо, нет сил шутить, но мы хотя бы попытались. Как же, блин, его зовут? Пора уже начинать записывать важную информацию. Мирон? Роман? Нет, но что-то такое же короткое. Всего два слога. Егор? Точно – Егор!

Передо мной на барной стойке появляется чашка с воздушной молочной пенкой, и я выдавливаю вежливую улыбку. Мои социальные навыки уже давно опустились ниже нуля, но сейчас не время опираться на одни лишь принципы. Время подумать о цели.

– Спасибо вам, Егор. И за кофе, и за то, что вступились.

– Ко мне можно на «ты», не такой уж я и старый.

Да я заметила, на вид не больше двадцати пяти, и все-таки он начальник. Хотя он ведь сам предложил.

– Договорились, – натянуто улыбаюсь я. – Спасибо тебе, Егор.

– Слава сказал, что тебе очень нужна эта работа, я рад помочь. Лену не бойся, но и конфликтовать с ней я не советую.

– Поняла, никаких конфликтов. Это вообще не про меня. – В горле немного першит от откровенной лжи, но я запиваю ее сладким капучино.

Взгляд Егора устремляется в пустоту, чашка замирает, так и не достигнув губ. Помнится, Слава упомянул, что Егор сейчас на нервах, и это заметно.

– Все в порядке? – спрашиваю я осторожно.

Егор ловит мой взгляд, давление в районе груди вызывает дискомфорт. Карие глаза кажутся незнакомыми и знакомыми одновременно. Темные, глубокие, влекущие. Такие печальные и до безумия одинокие. Почему? Почему он такой грустный? Если бы у меня был свой клуб, я бы танцевала на барной стойке от радости минимум три раза в день.

– Да, все хорошо, – отвечает Егор и выпивает чашку черного кофе в несколько глотков, даже не поморщившись. – Приходи послезавтра, будем готовить зал и посуду. Я проведу инструктаж и расскажу о режиме работы. На время испытательного срока оплата почасовая плюс «чай». Если все будет хорошо, оформим официально и о зарплате поговорим отдельно. Устраивает?

– Есть только один вопрос.

– Задавай.

– Точнее, просьба…

– Слушаю.

– Я хочу работать во время концерта.

Егор несколько секунд переваривает услышанное, на его лице не видно эмоций, но заминка слишком явная, чтобы ее не заметить. Не тороплюсь оправдываться или что-то объяснять, отдавая все в руки судьбы. На губах Егора появляется слабая улыбка, больше смахивающая на вымученную усмешку:

– Так вот зачем тебе нужна эта работа? Гратис?

У меня есть два варианта: выкрутиться, придумав скорую ложь, или сказать правду, поставив на кон все. И если в другой ситуации я предпочла бы первый вариант и с легкостью обдурила начальника без каких-либо угрызений совести, то сейчас что-то заставляет меня открыться, забыв об испытательном сроке и тонком волоске, на котором держится мое пребывание здесь.

– И да и нет, – честно отвечаю я, – мне на самом деле очень нужна работа, но я хотела бы совместить приятное с полезным.

– А ты не из робких, верно?

– Ничего в этой жизни не дается просто так. Что плохого в том, что я пытаюсь взять то, что могу?

Егор улыбается шире, и его взгляд светлеет:

– Ничего плохого, Лиля. Я очень хорошо тебя понимаю.

– И что скажешь насчет моей просьбы? – пытаюсь довести разговор до логического завершения, чтобы получить четкий ответ.

– Хорошо. Ты будешь работать во время концерта, но… – Егор поднимает указательный палец, – в первую очередь работать.

– Естественно! Проблем не будет! – в который раз повторяю я, чтобы закрепить информацию.

– Надеюсь, – опустошенно вздыхает Егор.

Бедняга, так и хочется вручить ему плед и какао, чтобы улучшить его самочувствие.

– Уверена, открытие будет грандиозным. Вы тут такое крутое место отгрохали, – с искренним восхищением говорю я, взмахивая рукой в направлении сцены. – Ты еще поборешься за звание лучшего клуба в городе.

 

– Ты была здесь раньше?

– Один раз. Возможно, ты даже наливал мне пиво, но это не точно.

– Дай угадаю! На концерте Гратиса?

– Ага, – широко улыбаюсь я, – финал был фееричным.

– И не напоминай, – угрюмо качает головой Егор. – Прости, что я тебя не помню.

– Забей! Чаще всего мы смотрим, но не видим, слушаем, но не слышим. Так уж устроен человек. Стучимся в закрытые двери, злимся на судьбу, закрывая глаза на собственные недостатки… Упс! Что ты мне в кофе насыпал?

Егор усмехается и отводит взгляд:

– Это ведь строчки из песни Гратиса, да? Как там ее название? «Быть человеком»?

Кажется, ему полегчало. Маска напряжения растворилась почти без следа, теперь передо мной обычный парень – приятный и очень милый. Все еще немного грустный, но ситуация некритичная. Кто молодец? Лиля молодец! Я уже и сама не помню, когда в последний раз вот так просто болтала с кем-то, кроме Ба. Хотя я немного лукавлю. Не просто с кем-то, этот человек общался с Гратисом лично, и я не могу упустить шанс узнать об этом поподробнее.

– Точно! – радостно произношу я, щелкая пальцами. – Хороший трек. Слушай, а можно вопрос?

– Конечно, – добродушно отвечает Егор.

– Как ты познакомился с Гратисом? Почему он выступал только здесь? Ты знаешь, кто он такой? Видел его без маски?

Егор застывает на пару мгновений, а после запрокидывает голову и взрывается громким хохотом. Не спешу вмешиваться, хоть и чувствую себя максимально неловко. Разве я сказала что-то смешное?

– Извини, – говорит Егор, сжимая пальцами переносицу. – Во-первых, ты задала четыре вопроса, а не один. А во-вторых, я уже со счета сбился, сколько раз уже получал их. И что вы все в нем нашли?

– Тайны привлекают, – произношу давно известный факт. – Так ты мне ответишь?

– Мне нечего рассказать. Мы общаемся через интернет, без маски я его не видел. Работаем по схеме: приехал, спел, уехал. Это все.

Верится с трудом. Должно быть что-то еще, но Егор, похоже, не собирается раскрывать карты. Может, у них контракт? Договор? А может, они друзья или вообще родственники? Должна же быть какая-то причина, по которой Гратис выбрал именно это место.

– Ты ему платишь?

– Хочешь узнать, сколько стоит твой любимый певец?

– У меня такое чувство, что тебя бесят мои вопросы, – говорю я начистоту.

– Лиля, я думаю, что Гратис – обычный парень, который очень хорошо разбирается в маркетинге. Скрыв свою личность, он умело завлек аудиторию, вот и все. Копать под него бессмысленно, вряд ли ты отыщешь бриллиант.

Вспоминаю строчки из песен Гратиса, которые попали мне прямо в сердце. Он не может быть обычным парнем.

– Я с тобой не согласна.

– Твое право.

– Ты не ответил на вопрос про деньги.

– Первые два раза он выступал бесплатно, в этот раз получит семьдесят процентов с продажи билетов. На этом настоял я, а не он. Не хочу быть в долгу, бизнес есть бизнес. Такой ответ устраивает?

Скашиваю взгляд в сторону и задумчиво киваю:

– Вполне.

– А по тебе не скажешь.

– Просто мне кажется, ты что-то недоговариваешь.

– Тебе кажется.

Сталкиваемся взглядами и характерами. Егор всем видом показывает, что ситуация его забавляет, но я чувствую негативные вибрации и вижу напряжение в его шее и плечах. Он определенно темнит, но если я продолжу давить, то могу вообще ничего не узнать. Раунд окончен.

– Спасибо за кофе, мне уже пора, – говорю я, сползая с барного стула.

– Оставь номер телефона!

Бросаю на Егора удивленный взгляд и невольно хмурюсь. С какой стати я должна оставлять ему номер? Он, конечно, симпатичный, но…

– Ты ведь все еще хочешь работать здесь? – беззлобно ухмыляется Егор.

Черт! Так заболталась, что забыла о главном.

– Конечно. Где записать?

Егор кладет на барную стойку блокнот и ручку. Быстро калякаю контактные данные и отступаю назад:

– Ну пока.

– Увидимся, – говорит он со сдержанной и загадочной улыбкой на губах.

Тепло щиплет щеки, уголки губ тянутся вверх. Валим отсюда! Что еще за игра в гляделки? Торопливо шагаю к выходу и поднимаюсь по лестнице, покидая клуб. Щурюсь от яркого солнца, а в голове крутятся привычные навязчивые мысли и сортируются новые факты. Каждый так или иначе скрывает что-то о себе или своей жизни. Кто-то боится осуждения, а кто-то зависти. Люди хранят тайны, хотя всем известно, что рано или поздно они становятся явными.

«Тайная комната». Оборачиваюсь, внимательно глядя на дверь подвала. Почему, интересно, Егор назвал свой клуб именно так? Любовь к миру Гарри Поттера, или дело в чем-то другом? Думаю, о своем знакомстве с Гратисом он рассказал мне не все. Интуиция подсказывает, что Егора связывает с певцом нечто больше, чем обычная договоренность о выступлениях.

Добираюсь до ближайшей лавочки и достаю мобильный телефон, чтобы поделиться своими догадками с аудиторией.

30 марта ****г.

16.32

«Приветствую всех любителей Свободы!

Хочу от души поздравить тех, кто успел приобрести билеты на концерт Гратиса в «Тайной комнате». Вы молодцы, ребята, но Лилу пошла дальше… Я смогу не просто побывать на концерте, но еще и заглянуть за кулисы. По крайней мере попытаюсь. Угадайте, кто попал в штат персонала клуба? Верно! Ваша любимая Лилу Холмс. Не вздумайте отписываться, если хотите быть в курсе самых свежих новостей.

Вот, кстати, и одна из них. *смайлик огонь* После общения с владельцем клуба мои догадки только укрепились. Наш Гратти определенно связан с «Тайной комнатой». Пусть я не получила никакого конкретного подтверждения, но только вдумайтесь в название клуба и образ нашего любимого исполнителя. Все это не просто так. Самый загадочный артист современности выступает в клубе под названием «Тайная комната», слоган которого «Все, что происходит в «Тайной комнате», остается тайной…» *ужасно удивленный смайлик* Совпадение? Не думаю.

Кажется, в моих руках оказался канат, который приведет к разгадке тайны личности Гратиса. И я уж точно не собираюсь отпускать его.

Жду ваши комментарии и лайки. *смайлик ангелочек*

Увидимся на концерте. *подмигивающий смайлик*

Да пребудет с вами Свобода!

#ЛилуХолмс #ПойматьСвободу

#Гратис #Гратис_one_love»

* * *

Егор входит в кабинет, за его столом сидит Лена и усердно делает вид, что работает с бумагами. Он бросает на стол вырванный из блокнота лист, и Лена поднимает голову, в преисподней ее темных глаз кипит негодование.

– Внеси в базу номер телефона Лили, – говорит Егор.

– У нее на лбу написано – деревенщина! Жидкие волосенки, макияжа ноль, фигура как у подростка. Она не будет у нас работать! – идет в наступление Лена.

– Неделя испытательного срока. Если не справится, можешь ее выгнать.

– Егор, ты, видимо, не понимаешь положения дел. Мало изменить интерьер и повысить ценник, обслуживание должно быть на уровне. Мы не можем нанимать всякий сброд!

– Я терплю тебя, а ты потерпишь ее. Разговор окончен.

– Терпишь меня?! – Голос Лены становится невыносимо высоким. – Да если бы не я…

Егор ударяет ладонью по столу и угрожающе наклоняется. Глаза Лены широко распахнуты, губы приоткрыты. Воздух между Егором и Леной искрится обидой и злостью.

– Не надо меня провоцировать, – предупреждает Егор.

– Почему ты никак не можешь все забыть?.. – тихо спрашивает Лена.

– Может быть, потому, что мои чувства были настоящими?

– Егор, – произносит Лена и соблазнительно проводит языком по губам, – хочешь, мы попробуем начать еще раз?

Он пристально смотрит ей в глаза, мышцы на руках каменеют. Сердце в груди грохочет так, что его можно услышать, кажется, даже на улице.

– Ни за что, – отвечает он, – в твой ад я больше не вернусь.

Егор отталкивается от стола и поспешно выходит из кабинета, ощущая острую потребность оказаться как можно дальше. Желательно на другом конце Земли.

Первая любовь всегда оставляет след. Ее невозможно забыть, только принять. Но у нас есть выбор, в какой форме сохранить ее: мягкой нежностью, суровым уроком, горящей ненавистью или просто воспоминанием. Хорошо бы последним, но для этого важно соблюдать одно-единственное условие. Никогда! Никогда не сближаться снова с первой любовью. Эти чувства живут вечно. Мы можем не замечать этого, но они до сих пор внутри, и как только два когда-то влюбленных взгляда встретятся… бам! Ну а дальше вы уже и сами все знаете.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru