Моя любимая кукла

Зульфия Талыбова
Моя любимая кукла

– А-а-а! – вскрикнула девочка и тут же зажала рот ладошкой – ещё не хватало родителей разбудить! Вдруг пыльца не сработала?! – Дверца, должно быть за шкафом?!

Шмелик вылетел и, вцепившись лапками в стену шкафа, стал, как будто ее толкать. Вайолет подставила табуретку и стала помогать. Высокий шкаф с посудой оказался совсем лёгким! Шмелик настоящий силач, несмотря на свои крохотные размеры! Нужно будет спросить у папы про способности шмелей!

Но, отодвинув шкаф, Вайолет увидела только стену, покрытую обоями. Она вновь уставилась на нового друга.

Тот стал летать вокруг стены, вырисовывая прямоугольник – контуры дверцы.

– Нужно оборвать обои! – ахнула девочка.

Шмелик закружился в воздухе, уселся прямо на нос Вайолет и нежно погладил пушистым брюшком.

Девочка стала аккуратно обрывать обои. И вот под ними в самой стене малышка увидела дверцу, разрисованную цветочными узорами! Конечно, она и открывала путь в прекрасный забытый сад! Но ручки на двери не было! Ее было не открыть привычным способом, потянув на себя или от себя. Шмелик громко зажужжал и приземлился на маленькую кнопочку слева от дверцы. Он взлетел и вновь приземлился на нос Вайолет. Кнопочка походила на розочку, и девочка, волнуясь от радости и едва сдерживая восторг, осторожно нажала на нее.

Розочка загорелась красным цветом! Сверху что-то двинулось и плавно опустилось вниз. Меньше минуты – и дверца открылась! Это был лифт! Маленький лифт для таких малышек, как Вайолет!

Шмелик залетел внутрь, зовя девочку. Та осторожно вошла и присоединилась к другу. Внутри тоже была кнопочка. Малышка нажала на нее, дверца закрылась, и лифт унесло на чердак.

Дверца открылась. Шмелик вылетел и вдруг разлетелся на светящиеся серебристые крошки, словно фейерверк!

Вайолет вскрикнула от испуга и неожиданности. Вот это фокус! Неужели шмелики так умеют?! Но ее шмелик был необычный, поэтому для него нет невозможного!

Она позвала его, но он не появлялся. Вайолет стала осматриваться и вовсе забыла про друга.

Наверное, днём здесь было очень светло: одна стена была полностью из стекла, как и говорила мама. А сейчас сквозь нее виднелось безоблачное звёздное небо. С потолка свисала гигантская паутина, и, казалось, что на чердаке развесили прозрачные кружевные покрывала! Полы были усеяны черепками. Кое-где стояли пустые горшки, вазы, а рядом со стеклянной стеной два длинных деревянных ящика, усыпанных землёй.

А где же чудесный сад?

На длинном подоконнике стояли горшки с засохшими цветами. От них остались лишь веточки, что лежали на пересохшей земле.

– Надо бы полить цветочки! – вслух сказала Вайолет.

– Нет, малышка, им уже не помочь…

Девочка резко обернулась и увидела незнакомого человека возле лифта.

– Не бойся, Вайолет, я добрый и не причиню тебе вреда… – он медленно шагнул к ней.

– Кто вы?

Человек хоть и напугал ее неожиданным появлением, но на вид показался приветливым и милым. Он подошел к стеклянной стене, и малышка разглядела его под светом луны.

Незнакомец был высокий и слегка сутулился. Он скромно и стыдливо переминался с ноги на ногу и как будто боялся глядеть на девочку, потому что в чем-то провинился перед ней. На нем была странная одежда – Вайолет никогда не видела, чтобы папа так одевался – белая рубашка с непривычно широкими рукавами и темные брюки. Волосы были черные, волнистые и доходили до плеч! Глаза большие и тоже черные, глядели так грустно-грустно. Он словно плакал не переставая.

Вайолет решила, что перед ней принц из сказки, или сам грустный Пьеро ожил и пришел к ней со страниц ее книжки!

– А вы не видели здесь шмелика? – спросила она.

– Это ведь я! – подняв голову, и едва улыбнувшись, произнес Пьеро.

– Неужели?! – Вайолет подпрыгнула на месте. – Когда вы шмелик, то гораздо смелее!

Пьеро смущённо улыбнулся.

– А что вы здесь делаете? – спросила Вайолет.

– Я здесь живу.

– Ого! Значит, вы наш сосед?

– Ну, да…

– А вы давно здесь?

– Очень… Почти сто лет.

– Это, наверно, много?! Разве шмелики так долго живут?! – опешила девочка.

– Я особенный шмелик!

– Я это поняла! – хитро подмигнула Вайолет. – А почему цветам уже не помочь?

– Они завяли. А то, что увядает, то не спасти…

Пьеро уставился печальными глазами на пустые горшки и замер. Минуту, две, три, он таращился на них. Вайолет подумала, что он уснул с открытыми глазами, но вот по его щеке скатилась слеза.

– Но ведь можно посадить новые! – громко сказала девочка, чтоб разбудить его. Это помогло.

– Конечно! – Пьеро заморгал и ожил. – Поэтому я и позвал тебя сюда.

– Ты позвал?! Я ведь тебя попросила показать дверцу!

– Но первым тебя встретил я. На улице. Помнишь?

– Да, а потом улетел в разбитое окно! Так я и узнала про чердак! А что двери сюда нет? Папа сказал, что ее не существует!

– Она была здесь. – Дядя указал на темно-синий ковёр на стене.

Вайолет подошла к нему и, ухватившись за пыльный конец, приподняла. Там была дверь. Девочка открыла ее, но увидела лишь стену из кирпича.

– Так что, прийти сюда могут лишь такие смышленые и любознательные девочки, как ты – совсем маленькие, ведь лифт предназначен не для детишек!

– А для чего же?!

– Для садовых инструментов: ящиков, рассады, земли и прочего… В общем, чтобы тебе было понятнее, для лопаток и совочков, чтобы сажать цветы!

– Я поняла! Но как жаль, что дверь закрыта! Интересно, а снаружи, где ее искать?

– Ее очень легко найти, если подняться на чердак по лестнице. Но сейчас там стена.

– Но почему? Зачем садик закрыли?

– Я не знаю… – после небольшой паузы пожал плечами Пьеро.

– А ты почему здесь?

– Я ведь здесь живу. Я говорил.

– И ты всегда здесь? Никогда не уходишь? – недоумевала малышка.

– Я должен выращивать цветы.

Вайолет вновь поглядела на пустые горшки и нахмурилась:

– Но они ведь давно завяли!

– Да. Один я не смогу. Мне нужна помощница. Я хотел тебя попросить…

– Конечно! Я согласна! – девочка закружилась на месте.

– Мне нужно вырастить цветок, чтобы… ожила моя возлюбленная…

– Твоя принцесса?! – ахнула Вайолет. – Ух, ты! Как здорово! Значит, я буду феей, что ее оживит!

– Да, ты настоящая волшебница, Вайолет! С твоей помощью она вернётся ко мне!

– А как она выглядит? Если ты шмелик, она, наверное… э-э-э… красивая бабочка?!

– Стрекоза… – Поправил Пьеро. – С прелестными переливчатыми крылышками.

– Ух, ты!!! Как я хочу ее увидеть! Как здорово, что я, оказывается, фея!

– Я очень рад, что ты согласилась мне помогать! А теперь нам пора идти обратно. Уже поздно, точнее утро почти наступило! Сонная пыльца скоро перестанет действовать!

С этими словами дядя обернулся шмеликом, и они вместе с Вайолет уехали вниз. Малышка на цыпочках прошла в свою комнату и крепко уснула, а сильный шмелик пододвинул шкаф, стерев следы их маленького путешествия.

* * *

– Вайолет, милая, что-то ты совсем с нами не разговариваешь? – однажды за обедом спросила мама.

А папа поддержал:

– Как у тебя дела? Может, ты что-то исследуешь? Поделись с нами, мы тебе подскажем!

Девочка сонно водила вилкой по тарелке. Они с грустным принцем Пьеро всю ночь наводили уборку в садике. Убирали кружевные занавески из паутины, подметали полы от черепков. Горшки с увядшими цветами принц велел не трогать. Они для него очень многое значили. Вайолет лишь протерла их от пыли. Принц приготовил землицу для ее цветов, а она выбрала самый красивый мраморный горшок с сиреневыми узорами. В нем и будет расти ее личный цветок! Как он понравится принцессе-стрекозе!

– Вайоле-е-е-т!!! – громко пропела мама у нее над ухом.

Девочка встрепенулась и уронила вилку.

Папа подошёл к дочурке и, сев на корточки, заглянул прямо ей в глаза.

– Милая, ты по ночам спишь?

– Сплю! – зевая, ответила девочка. – Папа, а шмелики могут двигать шкаф?

Папа засмеялся, взял на руки девочку и отнес спать.

Ещё несколько дней назад они с мамой договорились ночью проследить за дочерью. Как-то странно она себя вела в последнее время.

Но утомленные на работе родители так крепко спали, что даже будильник не слышали!

А Вайолет продолжала клевать носом днём и не спать ночью. Весь сон тут же уходил, когда они со шмеликом появлялись в тайном садике!

Когда все было готово для рассады, Вайолет спросила:

– Шмелик, а где мы возьмём семена? Ведь цветочки должны расти из семян! Я знаю! Я в сказке видела!

– Конечно, моя смышлёная помощница-фея! Как я рад, что именно ты мне помогаешь!

– А где мне их все-таки взять? Семена?

– Нужно отдать частичку себя.

– Себя?! – удивилась девочка. – Это как?!

– Не бойся, моя милая. Здесь нет ничего страшного, но ты должна быть храброй!

– Да, я самая храбрая и смелая фея Вайолет на свете! Я так хочу увидеть твою принцессу-стрекозу, что все сделаю!

– Хорошо. – Сдержанно улыбнулся дядя. – Подойди к своему горшочку и отодвинь его. Под ним лежит платок.

Девочка сделала все, как велел принц.

– Это волшебный платочек, Вайолет! В него нужно положить самое ценное, что у тебя есть – это любимый предмет и что-то лично от тебя.

– От меня?

– Да. От твоего тела… – принц, опустив голову, стал тревожно ходить из угла в угол. – Видишь ли, принцесса-стрекоза просто так не объявится. Нужно убедить ее в том, что ты храбрая девочка.

– Но что она хочет от меня?

– Тебе нужно раскрыть перед собой платочек, положить ценную вещь, остричь свои ноготки, срезать локон волос, добавить капельку крови, затем поплакать на эту кучку, свернуть в кулёк и обвязать твоей фиолетовой лентой для волос. Получится волшебный мешочек с твоей частичкой! Мы положим его в твой мраморный горшок с сиреневыми узорами и присыплем землёй! Это и будут семена! Из мешочка вырастит твой цветок! Тогда и появится принцесса-стрекоза! Она может появиться только, когда распустится цветок! Она так долго томилась в одиночестве, так долго ждала тебя – храбрую фею Вайолет!

 

– Конечно, я все сделаю! – девочка сначала было засомневалась, но на последних словах принца засияла от гордости.

Все было решено – в завтрашнюю ночь фея Вайолет пожертвует частичкой себя для пробуждения принцессы-стрекозы!

* * *

Мама и папа по очереди пожелали Вайолет спокойной ночи, поцеловали в щеку и отправились спать.

Малышка же, вскочив с постели, достала из-под подушки спрятанный платок принца. Она положила в него прелестный бантик – все, что осталось от ее любимого плюшевого медведя, которого ещё в прежнем доме разорвала соседская собака, а сверху положила остриженную прядь волос.

Затем малышка уселась на пол, положила перед ногами платочек и стала стричь ногти прямо над ним. Ради этого пришлось стащить ножницы из маминой сумочки! Как это было противно! Ногти ей всегда стригла мама, а малышка ненавидела эту ужасную, но обязательную процедуру!

Вайолет от неумения остригла один ноготь глубже, чем надо, и кровь закапала на платочек! Как же было больно! Девочка захныкала и залилась слезами. Те падали на платок, смешиваясь с другими частицами… Малышка всхлипывала, глядя на собранное в платке, и заметила, что она, оказывается, собрала все, что нужно! Сняв фиолетовую ленту с косы, которую даже на ночь заплетала мама, девочка свернула платочек в кулёк и обвязала. Тут же явился шмелик.

Вместе они отправились на чердак.

Вайолет сразу же откопала ямку в своем горшке. Какая замечательная клумба получится из ее цветов! А вскоре и принцесса-стрекоза объявится!

– Что же дальше делать, милый друг?!

– Я не говорил тебе раньше, Вайолет…

Девочка заметила, как принц вдруг загрустил, и голос его поменялся. Опустив голову, он тихо произнес:

– Ты никогда не увидишь принцессу-стрекозу, Вайолет…

– Почему же?! – расстроилась девочка и впервые почувствовала страх. Она опустила голову и ощутила, как болел пальчик с отстриженным ногтем. Оказывается, кровь до сих пор текла! Вдруг ей стало холодно, она задрожала и очень захотела вернуться в свою теплую постель. Малышка медленно подняла голову и хотела было попросить принца отпустить ее, но он сказал:

– Потому что ты должна уснуть, чтобы она появилась.

Вмиг он обернулся шмеликом и вонзил жало в шею испуганной ничего не понявшей девочки.

– Мне так жаль, крошка… – принц закрыл ладонями лицо и зарыдал.

У Вайолет подкосились ноги. Как ей захотелось спать!

– Извини меня, девочка… – вытерев слезы, тихо произнес садовник. – Я несправедливо лишал тебя детского сна все эти ночи, но теперь ты выспишься…

Вайолет почувствовала, как еще холоднее ей становилось. Она увидела перед собой кроватку, но на самом деле там стоял ящик с землёй, что в два раза меньше тех, где когда-то и лежало тело цветочницы и садовника.

Шатаясь, она подошла к «кроватке» и улеглась. Зубы стучали от холода! Ух, ты! А рядом одеяло появилось! Вайолет укрылась им, но на самом деле засыпала себя землёй. Она сладко уснула.

До Вайолет здесь лежали другие девочки, что уснули навеки. Пока их цветы цвели в горшках, пленницы сладко спали под землицей. Но цветы вскоре увядали, а вместе с ним и их хозяйки…

Садовник, трясясь от волнения, подбежал к горшку.

– Ты должна была заснуть, чтобы проснулся твой цветок. – Тихо сказал он, поглядев на ящик с землёй, где спала девочка. – Вы все должны были уснуть! – вдруг обозлился он. – Наша новорожденная девочка должна была уснуть, но только не она! Не она! Ты уснёшь, Вайолет, а моя муза оживёт.

И вот он поглядел на горшок. Тут же появились ростки. Через несколько минут выросла прелестная ночная фиалка!

Садовник обернулся шмеликом и собрал пыльцу с только что распустившегося цветка. Затем рассыпал ее на ящик, где уже давно сгнило тело цветочницы…

За окном от полной луны разлилась светящаяся дорожка. По ней, едва видимый, ступал женский силуэт. Вот он почти дошел до разбитого окна и обернулся стрекозой, что уселась на лепестках только что расцветшей фиалки.

Садовник стоял в углу напротив и наблюдал за ней.

– Как долго ты будешь меня мучить? – послышался женский голос, словно дуновение ветра. Он звучал будто издалека.

Садовник встрепенулся: впервые вызванный дух заговорил с ним.

– Скольких ещё малюток ты загубишь, ради недолгого ложного счастья?

Душа цветочницы то воплощалась в свой прозрачный облик и прикасалась руками до лица садовника, то лёгкими крылышками стрекозы щекотала его веки и улетала на цветки ночной фиалки.

– Короток их сон и цветение, как и наше время…

Она вспорхнула с цветка и, обернувшись цветочницей, встала рядом с садовником и положила голову на его грудь.

– Мой милый, моя душа устала скитаться с небес на землю. Дай мне покой…

Вдруг она обозлилась и сильным ветром обрушилась на садовника, сбивая его с ног. Он упал на ее могилу и, плача, водил руками по земле, сгребал ее в охапку и прижимался лицом. Потом собирал в кулаки и бил ими по деревянному ящику.

– Как только увянет цветок, так и малышка уснет мёртвым сном, и я вновь улечу на небо. Этой девочке я не дам умереть! Она неповинна! Никто из них не был повинен! И наша девочка тоже!

Садовник разрыдался пуще прежнего.

Душа музы приняла облик цветочницы, села на колени с ним рядом и обняла за плечи.

– Она ждёт нас там. – Шепотом сказала она. – Наша малышка. Пойдем к ней в вечный покой. Но прежде, вынь жало из шеи девочки…

Садовник уткнулся лицом в шею цветочницы и больше всего на свете боялся, что вновь потеряет ее. Как он устал усыплять девочек ради коротких мгновений счастья!

Он обернулся шмеликом и, подлетев к Вайолет, разбудил ее от сладкого сна, вынув жало.

Девочка потянулась, привстала и открыла глаза. Она сидела в ящике с землей и уже так пригрелась, что, спросонья, и ужаснуться не успела! Но все же ее кроватка и одеяло явно симпатичнее, и Вайолет выскочила из ящика. Она подбежала к окну и увидела, как шмелик и стрекоза уже успели выпорхнуть. Они летели по лунной дорожке. Вот они обернулись принцем и принцессой и шли, держась за руки, пока их силуэты не превратились в два сияющих шара, что улетели прямо на небо.

Вайолет закричала от восторга. Она смогла! Она оживила возлюбленную принца, и теперь они вместе ушли домой! На небеса! Значит, она настоящая фея! Девочка подскочила к цветущей фиалке и не могла налюбоваться!

Но тут случились другие странности! В горшках вмиг ожили и распустились увядшие цветы: орхидеи, розы, лилии, колокольчики, петунии и другие! Души навеки уснувших девочек освободились и улетели вслед за принцем и принцессой!

Как только они улетели, Вайолет очутилась в дивном райском саду, где росли самые диковинные цветы!

Но тут девочка услышала снизу тревожные голоса родителей.

Как же так?! Шмелик ведь сегодня забыл насыпать сонную пыльцу!

Вайолет мигом скатилась на лифте вниз, где ее тут же подхватили мама и папа. Прежде чем обнаружить отодвинутый шкаф и кухонный лифт, мама заметила капли крови на полу! Привыкшая ходить босиком Вайолет, испачкала полы кровью, что бежала из пальчика, на котором она неудачно остригла ноготь!

В ту же ночь малышка показала родителям, где должна быть дверь на чердак.

Через некоторое время кирпичную стену разрушили, и сад вновь расцвел!

Кухонным лифтом вновь стали пользоваться, а старую утварь на чердаке заменили на новую. Теперь там настоящая оранжерея! И маленькая Вайолет главная хозяйка. А ее ночная фиалка до сих пор цветёт!

Она стоит на подоконнике. В полнолуние Вайолет оставляет окно открытым. Происходит маленькое чудо, а девочка любит за ним наблюдать.

По лунной дорожке к ней приходят в гости принц и принцесса. А как только они приближаются к распахнутому окну, тут же исчезают, обернувшись шмеликом и стрекозой. Они немного кружат вокруг фиалки и улетают на небо.

Заботливый Сэмми

Сэмми привычно бродил по соседним могилам и прибирал их после какого-то праздника. Сэмми не помнил, как он назывался, но каждый год, когда он вставал из своего гробика, кладбище было не узнать! Везде лежали свежие цветы, новые венки, конфеты, печенье и квадратные булочки с белоснежной периной, покрытой крохотными разноцветными шариками. Но ещё лёжа в гробике, Сэмми знал, что наступил вкусный праздник: снаружи было так шумно, что он просыпался. Топот ног и разговоры людей не давали ему спать! Сэмми ворочался с боку на бок, но уснуть не получалось.

Сначала он сердился на живых – чего это они вдруг забыли на кладбище?! Но потом ему даже нравилось, что люди помнили об усопших. Сэмми радовался, когда к его соседям приходили живые родственники. Он от этого тоже иногда просыпался и подслушивал.

Люди разговаривали с мертвецами! Понарошку, конечно. Но Сэмми, вслушиваясь в речи живых, чувствовал в них веру, что духи слышат. А они ведь и в самом деле слышали!

Чаще всего живые плакали, конечно, но иногда даже смеялись.

Сэмми завидовал соседям: им явно повезло с родными! Они их любили, даже когда те под землёй лежали, а червячки их тела очищали до косточек! От трупика Сэмми же и костей не осталось: он умер лет пятьсот назад от чумы, и было ему тогда совсем мало годков! Но даже и тогда его родные не пришли бы к нему на могилку, ведь он их не видел никогда.

А умер Сэмми прямо на улице. Его тело завернули в черный балахон и должны были захоронить в одной гигантской яме с такими же, как он. Но случилось чудо. Наверное, его перепутали с кем-то очень важным и закопали отдельно на красивом кладбище, где он и лежал по сей день. От могилки Сэмми остался лишь холмик, да и гробик давным-давно исчез, но Сэмми представлял, что он целехонький, как будто его только-только сделали.

Ах, как хотелось Сэмми всегда быть на его любимом кладбище! Он был самым ответственным и прилежным духом! Чище всех по ночам убирал памятники, мыл плиты и даже чистил венки! А больше всего он любил полоть клумбы и возиться в цветах. Он умудрился даже добыть рассады и посадить цветы на своей могилке! Теперь его холмик покрывали маргаритки и анютины глазки. А какие прелестные ночные бабочки порхали на его клумбе-могилке! Одна из них так полюбила Сэмми, что частенько садилась на его голову.

Местные очень любили малыша Сэмми и считали самым заботливым и добрым духом на кладбище.

… Раз в десять лет в особую ночь на кладбище спускался Светлый Дух – главный на всем небе. Перед его пришествием, Сэмми вместе с остальными обитателями, наводили порядок на кладбище. Каждые двадцать-тридцать лет Дух забирал по одной неупокоенной душе и отправлялся с ней на небо.

Сэмми давным-давно должен был уйти со светлым гостем, но так получилось, что его могилка находилась перед входом в кладбище, была не огорожена, да и напоминала больше цветочный холмик. Поэтому Сэмми прятался на протяжении не одного века! Так не хотелось ему на небеса!

В очередное посещение светлый гость остановился возле могилки Сэмми и хотел было уходить, но заметил совсем близко в овраге огромную бабочку. Ему стало любопытно, и он подошёл ближе. Оказалось, в овраге Сэмми прятался от гостя, но бабочка, что так полюбила сидеть у него на голове, обнаружила его!

Сэмми грустно вылез из оврага и поклонился Светлому Духу. Тот попросил снять балахон. Долго он глядел на маленькую неупокоенную душу и вот предупредил:

– Малыш Сэмми, через десять лет ты отправишься со мной. К тому времени душа твоя будет готова, и я заберу ее на небеса – в вечный покой. Как же я забыл про тебя!

– А если я не пойду с вами? – спросил Сэмми.

– Все уходят. Так положено. Это естественный ход вещей.

Сэмми не совсем понимал, о каком таком ходе говорил Светлый Дух, но на всякий случай уточнил:

– Неужели я больше никогда не посмотрю на цветы? И на небо? И на мою могилку?

– Нет. Ты и так здесь надолго задержался по моей вине. Твоя душа уже так привязалась к земле, отяжелела, неужели ты хочешь погрузиться в небытие?

Сэмми испугался:

– Нет, я не хочу в небытие! Но я боюсь уходить отсюда! Вдруг на небе будет страшно?

– Нет, Сэмми, там спокойно. Я буду оберегать тебя.

– Но мне так не хочется уходить! Неужели я не могу остаться?!

Светлый Дух молчал. Он обошёл несколько кругов вокруг цветущей могилки Сэмми и, наконец, остановился и произнёс:

– Ты можешь остаться на земле, но для этого какой-то человек так должен полюбить тебя, что твое исчезновение отзовётся в нем сильной болью. Тогда я не смогу забрать тебя. Я оставлю тебя ему.

– Но кто полюбит мертвеца? – разочарованно спросил Сэмми.

– Наверное, никто. Но я, все-таки, даю тебе время. Ты и отправишься со мной через десять лет.

 

Светлый гость исчез.

Шли годы. И вот прошло почти десять лет с последнего визита Светлого Духа. Сэмми даже и не надеялся, что кто-то из живых его полюбит, да и откуда он найдёт человека, если никогда не покидает кладбища?! Но Сэмми нашел решение. Однажды ночью, он обошёл все могилы и нарвал самых красивых цветов. Их бутоны Сэмми поместил внутри своих рёбер и заполнил череп. Теперь он гулял до самого рассвета и даже не надевал капюшон, а опускал его на плечи. Удивительно, но сорванные бутоны долго не вяли, а их аромат сманивал целые скопища бабочек! Помимо той, что уже давно облюбовала его макушку, целые стайки летали возле него, привлеченные ароматом цветов! Сэмми осмелел и гулял днём, боясь, что очень скоро навсегда улетит на небо, и не увидит больше ни бабочек, ни цветов…

В очередной сладкий праздник Сэмми проснулся средь бела дня от непривычно громкого шума – наверху ругались. Он услышал, как ворчали и ворочались мертвые в гробах, разбуженные бесстыжими людьми!

Сэмми, понимая, что вряд ли ему удастся уснуть в таком шуме, решил поглядеть, что же творилось снаружи?

Он поднялся из своей могилки: на кладбище почти никого не было! Лишь трое подростков и один маленький мальчик! Но они так шумели, что растревожили все кладбище! Зря: мертвецы и разозлиться могли. Тогда ужаса не избежать – повыскакивали бы все и так напугали проказников, что те навсегда дорогу на кладбище забыли!

Сэмми, спрятавшись за кованую ограду ворчливого соседа, стал наблюдать за нарушителями. Подростки громко разговаривали, хохотали и даже пинали друг другу маленький венок, который стащили с какой-то могилы.

«Вот черти!» – прошептал Сэмми.

Маленький мальчик, опустив голову, очень медленно брел позади них и постоянно с испугом оглядывался. Он поневоле шёл с группой взрослых ребят и хотел удрать, но, видимо, очень боялся, что его догонят и накажут. Один из подростков, наверное, самый главный – в рваной тельняшке и потёртой косухе, которая была ему явно велика, – схватил мальчика за ухо и сильно потрепал:

– Ну, что, ушастый, давай, собирай конфеты!

Мальчик вскрикнул от боли и расплакался, схватившись за красное распухшее ухо. Второй подросток – упитанный крепыш с белокурыми кудряшками – толкнул мальчика в спину, тот упал и расплакался сильнее.

Тот, что в тельняшке, схватил за шкирку несчастного и поставил на ноги.

– Не реветь! – прикрикнул он, замахиваясь.

Мальчик, давясь слезами, от испуга замер и делал все, что говорили старшие, лишь бы те не побили его.

– На! – третий, самый молчаливый и угрюмый, в кепке с опущенным козырьком, швырнул мальчику большой холщовый мешок:

– Иди, собирай сладости! Их здесь немало после утреннего сборища!

Мальчик поплелся к могилам и стал собирать конфеты, печенья, кексы, и прочие сласти, оставленные родственниками умерших.

Ему было страшно брать чужое, тем более с могил, но ещё страшнее получить щелчки и оплеухи от старших ребят. Все они жили в приюте неподалеку от кладбища, но мальчик сюда никогда не ходил, а лишь видел его из балкона своей комнаты, что располагалась на третьем этаже в самом конце коридора.

Не очень хорошее соседство с сиротским приютом, но мальчику почему-то частенько хотелось здесь погулять. На кладбище тихо и спокойно. Там не было злых подростков, что частенько обижали его и пугали по ночам. Но, конечно, он бы никогда не пошел на кладбище, а только мечтал, выглядывая с балкона. А сегодня утром тот, что в тельняшке, спросил у него, не хочет ли он конфет? Мальчик сначала обрадовался и сказал, что, конечно, хочет, а потом насторожился, но было поздно. Шайка старших ребят силком притащили его сюда, чтобы красть с могил. Мальчик трясущимися руками собирал конфеты и даже не мог предположить, что сегодня его желание прогуляться по кладбищу, исполнится таким ужасным образом.

Сэмми, наблюдая за несчастным мальчиком и жестокими подростками, не переставал удивляться – никогда за пятьсот с лишним лет он не видел такого безобразия! И он думал не про украденные сладости, а о бедном мальчике, которого обижали.

Когда мешок полностью наполнился, подростки выхватили его и, бросив мальчику пару раскрошенных печений, удрали, оставив его одного. Они считали, что таким образом, поиздеваются над ним, ведь, что может быть страшнее, чем остаться в одиночестве на кладбище, да ещё и в сумерки?! А перед побегом тот, что в тельняшке, пригрозил:

– Ты сам все это делал, так что мы не виноваты, а наябедничаешь воспиталкам, мертвецы к тебе ночью придут и задушат!

Мальчик обрадовался, что остался один, но, вспомнив о мертвецах, испуганно огляделся и решил быстрее уйти. Уже на выходе он вспомнил о печенье, которое сжимал в руке. У него и в мыслях не было полакомиться им, и он решил оставить его на какой-нибудь могиле. Но возвращаться ему было страшно и он, оставив печенье на небольшом холмике, быстрыми шагами направился вон.

Сэмми, наблюдая за уходящим мальчиком, не мог поверить в увиденное!

– Живой человек положил печенье на мою могилку! – восторженно вскрикнул он.

– Не обольщайся! – услышал он приглушённый ворчливый голос соседа из-под земли. – Это печенье, вообще-то изначально на моей могиле лежало!

Но Сэмми не обращал внимание. Чьё бы ни было печенье, мальчик угостил именно его!

Как это было приятно! За пятьсот с лишним лет никто не приносил ему сладостей!

– Нужно отблагодарить доброго мальчика! – сам себе сказал Сэмми. – Может сходить к нему в гости?!

– Сходи и отнеси мое печенье. – Вновь послышался голос из-под земли. – Мальчишка добрый, я видел его огромные глаза кофейного цвета, в точности, как крышка моего дорогого гроба. Они мне понравились.

По кладбищу раздался гул: мертвецы, услышав сравнение соседа Сэмми, расхохотались, лёжа в гробах, а потом дружно поддержали товарища.

– Жалко мальца, – перекрикивая могильный гогот, молвил сосед. – Иди, Сэмми, порадуй его.

– Но он испугается меня! – грустно отозвался маленький мертвец.

– Так тебе необязательно с ним речи заводить! Просто положи печенье и все! Что он в приюте видит?! Только насмешки да подзатыльники от этих проклятых вандалов!

Сэмми задумался. А действительно, зачем ему себя показывать?! Просто отнесёт печенье и все!

Сэмми перед путешествием вытащил почти увядшие цветы из-под ребер и поменял на новые, более свежие. Бабочка – его верная подружка – как всегда летала рядом, и периодически садилась на макушку.

Идти было совсем недалеко, но Сэмми впервые за все время покидал кладбище!

Приют стоял на небольшой возвышенности вдали от деревьев, а вокруг него расстилалось поле. Здесь дули очень сильные ветра.

Кладбище же было в лесу, и, выйдя из него, Сэмми впервые увидел, каким бывает мир без деревьев!

Как он был счастлив лицезреть такое великолепие! Как хорошо, что он успел это увидеть, пока Светлый Дух не забрал его на небо!

Мир казался ему таким огромным и необъятным, что был бы живой Сэмми, у него точно бы дыхание перехватило! Ещё больше загрустил он, что очень скоро ему придётся попрощаться с земными чудесами.

Когда Сэмми вышел к приюту, на улице совсем стемнело.

Приют представлял собой скучное даже мрачноватое трехэтажное здание из красного кирпича. Сэмми в недоумении разглядывал множество окон, и понятия не имел, в каком жил мальчик с кофейными глазами?!

Сэмми решил обойти дом. Он зашёл за угол и заметил, что свет падал лишь из одного окна, что находилось на третьем этаже прямо на углу. Там был балкон. В остальных окнах свет не горел, наверное, дети давно спали.

Сэмми стало любопытно, почему же горел свет в комнате с балконом?! По водосточной трубе он решил подняться и подглядеть, что же там творилось.

Сэмми с лёгкостью забрался на балкон. Дверь в комнату была открыта, а перед ней висел сиреневый тюль и колыхался под дуновением ветра. Сэмми спрятался за ним.

В комнате горел ночник.

Комнатка была маленькая и почти пустая – только кровать, да самодельный шкаф без дверок стоял параллельно балкону. Внутри лежали аккуратно сложенные детские вещи. Их было слишком мало даже для одного ребёнка.

У изголовья кровати висел ночник без плафона. Одна лампочка ярко горела, а проводок от нее опускался на кровать и исчезал в одеяле.

На кровати лежал кто-то маленький. Ребёнка видно не было: он забрался под одеяло и дрожал. Сэмми это понял, потому что одеяло слегка поддергивалось.

Сэмми решил подойти ближе, но споткнулся о высокий порог и плюхнулся на пол. Пара цветочков вывалилась из его рёбер, а печенье упало из рук и приземлилось на пол.

Рейтинг@Mail.ru