Третья раса

Юрий Табашников
Третья раса

Тем не менее, наша спасательная экспедиция смогла оторваться немного от противника и выиграть драгоценное время, оставив танки сзади, за очередным поворотом.

– Немного притормози, – вновь ожила связь голосом центуриона. – Пожалуй, я сойду. Пехотинцы – ррорхи, эти дьявольские твари двигаются непостижимо быстро, даже на своих двоих. Скоро они нагонят вас, выбрав самый короткий путь, но тут-то я их и встречу со всеми солдатами – мобами, которые у нас есть.

– Центурион…

– Не пускай сопли, сынок. Вытащи гражданских. Мы ещё встретимся на следующем уровне.

Я немного притормозил, и моему примеру последовала вся колонна. Через минуту город проснулся. Сзади нас загрохотало и загремело так, словно разразилась сильнейшая гроза, ежесекундно сыпавшая десятками молний.

– Пусковым установкам и вторым номерам следить за небом. Выдвинуть турели лучевых пулемётов и приготовить ракеты.

Ничего. Если немного повезёт, если враг чуть-чуть замешкается, мы легко доберёмся до Базы. Она уже совсем близко. А уж там-то защитный периметр сдержит ррорхов до тех пор, пока мы сможем эвакуировать гражданских.

***

Заметив одинокую и призывно машущую рукой знакомую фигурку на тротуаре, у самой стены великолепного домика из разноцветного кирпича, я невольно выругался и остановил бронетранспортёр. Откуда она здесь взялась? Получила очередные задания и вернулась? Впрочем, бросить её я не смог. Открыл, нажав соответствующую кнопку на приборной доске, овальную дверь десантного люка и крикнул в микрофон:

– Лезь внутрь!

Она юркнула в БТР быстро, как напуганный зверёк, а я с места рванул тяжёлую боевую машину вперёд, пытаясь как-то возместить упущенное на остановку время. Краем зрения увидел, как девушка в каске и бронежилете пробирается на место стрелка и, не поворачивая головы, спросил ледяным тоном:

– Ты люк закрыла?

– Я… Люк…

Конечно, я мог закрыть эту чёртову дверцу и без её помощи. Но очень уж был зол на Бету и хотел погонять её:

– Быстро развернулась, вернулась и закрыла за собой эту грёбанную дверь! – рявкнул так, что она подпрыгнула на месте. Ох, как же я был на неё зол! И, если признаться честно, то было за что. Бросить товарищей, бросить меня, наплевать на беззащитных гражданских, что находились сейчас в десантном отсеке.

И всё из-за трусости и безответственности.

В реальной жизни, в настоящих боевых условиях, как тому я сам был не раз свидетелем, трусов и паникеров расстреливали на месте без суда и следствия. Даже имени не спрашивали. Впрочем… Мы всё же в игре, мне дорог каждый солдат, как дополнительная огневая мощь и… у меня просто не поднимется рука для совершения НАСТОЛЬКО сурового правосудия.

Скоро Мария вернулась, устроилась рядом на месте стрелка-наводчика и первым делом потянулась за планшетом управления техники.

– Оставь его. Или попросту выброси, – остановил я её недовольным тоном и тут же с трудом выровнял машину. На большой скорости БТР налетел на кучу кирпичей, нас подбросило вверх и порядочно тряхнуло.

На её молчаливое удивлённое и вопросительное выражение, дал неспешные пояснения:

– Беспилотников сожгли. Сейчас только танки и гусеничные ракетные установки пытаются сдержать натиск пехоты ррорхов, пока мы не доберёмся до Базы.

– А до неё далеко? – пискнула Мария.

Ну, до чего же противный голосок!

– Осталось совсем немного. Хотя дело тут, впрочем, не в расстоянии, а в удаче. И в нашей способности к сопротивлению. Выдвини турель основного лучевого пулемёта в броневом колпаке, – дал я «напарнице» новое распоряжение.

Она встала и, держась за спинку кресла, неуклюже затопталась за спиной.

– Читай надписи. Читай надписи! – вновь сорвался я. – Возле тебя всё время должны появляться на уровне лица поясняющие надписи. Только круглый идиот не сможет разобраться в двух кнопках по инструкции.

Обиженно тряхнув головой, Бета заметила наконец-то подсказки. После короткой паузы дело пошло у неё споро и быстро. Как заправский военный или наёмник, Мария выдвинула ствол наружу, вставила куда нужно контейнеры с боеприпасами и приготовила оружие к стрельбе.

– Как ты вышла на дорогу, по которой мы отступили от больницы? Даже в таком небольшом городке масса дорог, переулков и тупиков. Заблудиться здесь, как дважды два, – меня не отпускали неприятные мысли насчёт Марии. Лезли в голову подозрения и опасения насчёт её роли во всей истории, в которую я умудрился вляпаться. А вдруг, она агент ррорхов или соглядатель какой-либо недружественной организации?

– Мне помогли.

Двумя словами ей удалось одновременно, и ошеломить, и ошарашить меня. На миг потерял дар речи, автоматически продолжая маневрировать и прокладывать путь для всего конвоя.

– Кто?

– Несколько валетов. Небольшой отряд. Не из наших. Они вывели меня на нужную дорогу, а сами отправились навстречу ррорхам. Я слышала, как они открыли огонь по противнику.

Не верю! Не может быть!

– Не может быть такого, – я и не заметил, как озвучил последнюю мысль. – Откуда здесь могли взяться другие валеты? Ты хоть понимаешь, что говоришь? Всю окружающую среду – этот город, звёзды, улицы и дома создали специально для нашей группы. Как в закрытом для других мире могли появиться посторонние? Допускаю, что тебе повстречались неудачники, застрявшие и не прошедшие уровня с первого раза. В таком случае, где-то внутри процесса произошло смешение программ, соединившее две группы.

– Мне так не показалось. Вели они себя уверенно. И словно шли к определённой цели, и я вроде как почувствовала, что тоже… часть их задания.

Я задумался, пытаясь осмыслить услышанное.

– А куда подевались мобы? – между тем спросила Бета.

– Я высадил их возле больницы, как живой щит на пути ррорхов. Кстати, во главе с твоим любимым центурионом.

– Избавился от мобов и остался с одними людьми. Тебе с ними проще и лучше? – усмехнулась она.

– Кроме нас, – пояснил я ей ещё кое-что важное, – людьми оказались, к тому же, ещё и гражданские. Помимо того, я на все сто уверен, что и центурион – тоже человек.

– Не может быть! Но ведь их могли всех убить! Женщин, детей, стариков… Зачем…

– Кто-то забавляется и холодно наблюдает за нами, – пожал я плечами. – Кто-то хочет, чтобы мы выложились на все сто.

– Негодяи.

– Вот, вот, грязные ублюдки. Так и центурион сказал. Похоже, он был не в курсе.

Она на мгновение замолчала. Выдержала паузу не долго:

– Я думаю, ррорхам нас не догнать.

– Почему? – искренне удивился я.

– Они… такие медлительные. Их довольно легко убивать.

– Послушай, детка, – я специально подчеркнул интонацией последнее слово, – то, что ты видела раньше, не соответствует действительности. Вам показали не совсем настоящих противников. Вы сражались с их заторможенными и глупыми копиями. На самом деле всё не так, как ты думаешь. Они намного быстрее нас. Умнее и сильнее. И вооружены так, что нам и мечтать не приходиться. Запомни раз и навсегда – они охотники, а мы всего лишь дичь.

– Икс, вижу летунов ррорхов над собой. Заходят на боевой заход, – неожиданно вмешался в разговор водитель с последнего транспорта. Усиленные микрофоном слова, предназначенные мне, услышала и Мария.

– Появились цели! Турели развернуть на сто восемьдесят градусов, задний обзор, верхний квадрат. Видишь цель, сразу жми на гашетку, – приказал я Бете и отдал соответствующие наставления по внутренней связи остальным стрелкам.

Она выполнила мой приказ и тут же взвинчено и возбуждённо закричала, почти потеряв контроль над собой:

– Вижу! Вижу! Один, два… Больше десятка целей.

– Так чего ждёшь, валет? Вали их. Вали всех.

Я почувствовал, как завибрировал корпус машины, моё кресло и ручки управления, когда в небо понеслись огненные полосы.

Теперь сзади не просто грохотало, всё небо светилось. Невольно посмотрел на экран заднего обзора. Едва не сталкиваясь, десантные машины на огромной скорости неслись по узким улицам. А сверху, над последними БТРми зависли, словно приклеившись, несколько аппаратов ррорхов – почти идеального вида диски. Из одного вдруг вырвался сгусток света, ослепивший меня, и ударил рядом с замыкающим бронетранспортёром. Асфальт в месте попадания вспучился и… исчез, растёкшись тёмными ручьями по краям огромной воронки, в которой осталась одна обугленная, запёкшаяся, стекловидная земля. Наш ответный огонь не заставил себя ждать. Пулевые и лучевые попадания отмечались небольшими вспышками на некотором расстоянии от поверхности диска. Невидимое защитное поле надёжно прикрывало вражеский летательный аппарат от земного оружия.

– Чёрт, не могу ничего поделать, – с отчаянием в голосе запричитала Бета, – бью я ведь точно, попадаю в них, а им хоть бы хны!

– Осталось совсем чуть-чуть, – поспешил успокоить её. – Сейчас выскочим к периметру Базы. Мы уже приехали!

Я услышал в наушниках жуткий крик, а затем звук оглушительного взрыва. На некоторое время совсем оглох, но не стал смотреть назад. Итак, понятно, что на одну машину в моём конвое стало меньше.

Совершенно внезапно мы выскочили на совершенно пустынный участок, вымощенный бетоном и асфальтом. От угла последнего здания городка до высоких стен Базы нас отделяло метров пятьсот «глухого» пространства. Не знаю, откуда создатели местного иллюзорного мира взяли образец, но выглядела База очень эффектно и внушительно. Весь периметр окружала стена из бетонных плит, метров пять высотой. На верху стены клубились ряды колючей проволоки, сквозь разрывы которой повсюду зловеще матово поблёскивали стволы крупных и малых орудий. Некоторые здания во внутреннем дворике были построены заведомо выше стен, но и они ощетинились множеством стволов.

Пользуясь подсказкой, я вышел на нужную волну:

– База! База! Вызывает сто третий!

– Сто третий, База на связи, – почти сразу же отозвался лишённым эмоций голосом дежурный моб.

– Конвой с эвакуированными гражданскими, – мне едва удалось перекричать грохот выстрелов и собственную временную глухоту. – Преследует авиация противника. Просим поддержки и допуска на территорию!

 

– Доступ получен, – обнадёжил моб. – Прямо по движению – ворота. Поддержка оказывается.

Подтверждая слова дежурного, земля содрогнулась. Большие и малые орудия заговорили, загрохотали и застучали одновременно. В сторону инопланетных летунов устремились тонны взрывчатки, десятки ракет, сотни снарядов и ещё множество иных разрушительных изобретений землян. Свет осветил всё вокруг, выстрелы заглушил любой звук. Сзади, над головой что-то грохнуло так, что вместе с налетевшим вихрем я отчётливо заметил, как над нашими головами прошла световая волна. Затем с такой же силой раздался новый взрыв и ещё, ещё один… Защитное поле ррорхов не выдержало сначала у одного диска, а потом и у других. Оставшиеся в живых летуны противников резко отвернули вправо, и ушли ввысь, пытаясь спастись.

Мы неслись прямо навстречу бетонному забору. Я вёл машину, больше доверяя бортовому компьютеру, чем себе.

– Прошли через ворота, – сообщил моб в наушники. – Вот это представление, сэр…

К этому времени зрение вернулось, и я направил БТР, не снижая скорости, по дороге между приземистыми зданиями в сторону взлётной площадки.

Обернулся, чтобы посмотреть, как там дела у Беты и увидел, что она, повернувшись ко мне и судорожно вцепившись в ручки турели пулемётов, что-то кричит. Интересно, кому она может здесь кричать? Конечно, мне! Детка, я ведь всё равно тебя не слышу, зря стараешься!

Внезапно нас оторвало от земли и высоко подбросило в воздух. БТР, сам по себе тяжёлая машина, да ещё с немалым запасом боеприпасов и парой десятков беженцев, взлетел метров на двадцать в высоту и начал валиться носом вперёд. Мы обязательно бы перевернулись, но мне удалось выровнять нос бронеавтомобиля у самой земли, и БТР тяжело плюхнулся на передние колёса. Справа от нас появилась тёмная полоса, похожая на широкое шоссе, шириной метров двадцать. Шоссе прошлось по стене, оставив в ней ровный проход, и вытянулась намного дальше, на километры вперёд, испарив все попавшиеся на пути здания.

– У них есть термобарриевые пушки! Так они разнесут всю Базу за несколько минут. Мы должны успеть, валет! – захрипел я изменившим голосом. Мария кивнула головой, судя по всему, услышав слова. Я обратил внимание на то, как расширились у неё от страха зрачки. А затем снова посмотрел на экран заднего обзора. Из более десятка БТРов, следовавших в колонне, четыре завалились на бок, остальные развернуло в разные стороны и раскидало по всей улице.

Я остановил бронеавтомобиль на самом краю взлётного поля. В нескольких десятках метров выстроились в ряд обтекаемые и вытянутые хищные силуэты А-30, за которыми возвышались огромные транспортники. Впрочем, из этих гигантов нужен был всего-то один.

– Покидаем машину, – распорядился я. – Выводи гражданских.

Мы с Бетой поспешили покинуть БТР и спрыгнули на бетонку. Под невообразимую какофонию своих и чужих орудий, открыл десантный отсек, и выпустил на свежий воздух около двух десятков пассажиров. Растерянные и испуганные, они потерянно и беспомощно, сгрудившись, осматривались по сторонам на краю бетонки.

Вскоре показались новые кучки столь же ошеломлённых людей. Широкоплечий Омега, закинув за спину на ремне винтовку, залез на корпус опрокинувшегося БТР, открыл дверцу и помогал выбираться порядком потрёпанным женщинам и мужчинам. Позвав к себе ближайших валетов, велел поскорее сопроводить гражданских к огромному «Антею», а потом вернуться назад.

Заметив Зета, приказал отделиться от остальных и подойти. Он парень умный, разберётся и поможет. Всё это время Бета не отставала от меня ни на шаг. Настоящий телохранитель.

– Верю в тебя, Зет, – кивнул головой на Марию. – Вместе с Бетой вы должны завершить миссию. Убраться с этого дерьмового места как можно дальше. У ррорхов пока всего один лишь разведывательный корабль. Мы прикроем вас и поможем оторваться от преследователей. Как только обойдёшь их, считай спасён. Сразу же попадёшь на следующий уровень. Беги, готовь самолёт к взлёту, а мне нужно кое-что прояснить с Бетой. Жди её.

– Понял, Икс, – невысокий мужчина с внушительными залысинами, заметными даже сквозь прозрачную маску шлема, кивнул головой и затрусил к самолёту. Моим валетам к этому времени удалось собрать всех спасённых, и они кучно и торопливо зашагали следом за Зетом.

А я обернулся к Бете. Она выжидающе смотрела на меня.

– Не могу понять, – честно признался я, – зачем ты спрыгнула во время марша с «коробочки». Сказать, что ты трусиха у меня язык не поворачивается. Броситься на землю, с бешено несущейся машины на полном ходу может или слишком глупый, или очень уж смелый человек. К тому же видел, как ты вела огонь по летунам ррорхов. Глаза довольные, широко раскрытые, вся дрожишь от возбуждения. Приступ адреналина, но никак не страха. Может, всё же сознаешься, почему оставила машину?

– Ну… Я… – по выражению взгляда понял, что она лихорадочно подбирает наиболее правдоподобную ложь.

Место, конечно, выбрано было не то для разборок. Да и время тоже. Но несколько минут у меня было, а я парень дотошный.

– Бета, – негромко произнёс я, – Мария, думаю между нами не должно быть тайн. Я расскажу тебе всё, что знаю сам, а ты поведаешь свою историю. Похоже, мы ключевые фигуры во всей заварушке.

Она немного подумала и согласилась:

– Когда? – деловито осведомилась у меня.

– Когда оживу на следующем уровне.

– Оживёшь? – мне, наверное, показалось, что услышал в её голосе тревогу. И вдруг понял, что взбалмошная и непредсказуемая девица непонятным образом становится по особенному дорога мне. Эх, парень…

– Ну, да. Кто-то ведь должен будет прикрыть вас, пока будете взлетать. У нас, тех, кто попытается остановить ррорхов шансов, вообще-то, не так-то и много. Главное, чтобы вы смогли выбраться, тогда вся группа проявится на следующем уровне. Обещай мне, что напомнишь обо всём. И главное – о нашей договорённости.

– Обещаю, – её голос точно дрогнул, и она опустила глаза.

– Ты очень храбрая и способная. Хватаешь всё на лету. Ничего не бойся, доверяй больше своей интуиции. И… ещё.

– Да?

Я посмотрел в сторону «Антея». Большая часть женщин и детей скрылась внутри тёмного нутра по опущенной сзади сходне.

– Мы проиграли в той войне. Ррорхи победили.

– Если ты думаешь напугать меня, – фыркнула она, но я бесцеремонно перебил:

– Когда-то я был одним из защитников пояса астероидов. Похоже, после атаки в живых остался я один. На Земле меня вычислили и, как подозреваю, специально загнали в игру. Впрочем, очень сомневаюсь, что мы с тобой находимся в игре. Ррорхи создали некое подобие земных игр, похоже, в настоящей реальности.

– Я не верю тебе, – твёрдым тоном произнесла Мария. – У нас есть правительство. А ещё армия. И космический флот.

– Да. А так же свои поселения на Луне и Марсе. Народ начинает порядком забывать о войне, ведь она оказалась такой скоротечной и успешной. И всё благодаря средствам массовой информации. Но это не так! Это не так! Мы не победили! Ррорхи, их программы контролируют всё. Они разрушили защитный периметр в космосе, захватили командные центры, убрали, где надо свидетелей. Но я не знаю пока их истинных целей.

– Ты параноик, – только и сказала она. – Самый настоящий сумасшедший.

– Поговорим позже… Беги к самолёту, – распорядился я, понимая, что времени у меня на разговоры больше не осталось. Ведь дальше предстояла самая тяжёлая часть, состоящая из доводов и примеров. Она шагнула прочь, остановилась, посмотрела на меня, нахмурилась. А потом отвернулась и побежала к «Антею». По пути едва не столкнулась с группой спешащих ко мне валетов. Наверное, зря напугал девушку. Но всё же ведь не до конца. Вряд ли кого из нас ррорхи выпустят из своего миража живыми.

Вскоре возле меня собрались оставшиеся в живых бойцы. Теперь я знал каждого из них. Они сражались, умирали и воскресали у меня на глазах и становились всё родней и ближе с каждой своей новой смертью.

Нас осталось около тридцати. Впрочем, истребителей на взлётной полосе оказалось куда больше.

– Кто-нибудь летал на самолёте? Я имею в виду, как пилот?

– Я!

– И я!

Человек десять откликнулись, сильно удивив меня.

– И где? – спросил я, заранее зная ответ.

– Военная авиация.

– Космическая служба орбитальной защиты.

Что ж, ррорхи тщательно и с одним им известным умыслом отбирали валетов в нашу группу.

Снова сильно тряхнуло. Земля задрожала, а кругом посыпался всяческий мусор, что получается после взрыва. Защита внешнего периметра не выдержала очередного натиска. Один из дисков противника нашёл слабое звено в огневом вале и, прорвавшись сквозь стену свинца, пронёсся над нами. Попутно обрушил мощь бортовых пушек на ближайшее здание. Трёхэтажный бетонный бункер смело, словно его и не было. После чудовищной вспышки, когда сдетонировали боеприпасы, куски бетона, остатки от каких-то металлических конструкций полетели в разные стороны. Один из обломков попал точно между лопаток стоящему всего лишь в паре метров от меня валету. Парень не успел понять, что же с ним приключилась, как уже был мёртв. Вся верхняя часть тела мгновенно превратилась в кровавое месиво, а труп повалился к моим ногам.

– Нет времени, валеты! – загрохотал я. – Защита прорвана. Всем выбрать истребитель и подготовиться к взлёту. Руководствуйтесь подсказками компьютера. По машинам!

Ближайший ко мне А-30 с бортовым номером сорок шесть стоял совсем рядом. Я направился к нему и скоро уже сидел внутри кабины, сменив герметическую каску пехотинца на шлем пилота. Внешне и внутренне совершенная машина с внушительными возможностями! Я с нежностью провёл ладонью, не касаясь, вдоль приборной доски.

Затем установил связь с остальными валетами, а потом с бортовым компьютером. Меня просто трясло, так рвался выместить свой страх и ненависть на ррорхах. Я очень надеялся, что мы порвём противника.

– Взлетаем, – приказал своему помощнику и сначала почувствовал, а потом увидел сквозь прозрачный пластик кабины, как машина начала вертикально подниматься в воздух. На высоте метров пятидесяти я завис над лётным полем.

Невольно огляделся. Более двух десятков стреловидных серебристых истребителей тоже оторвались от земли и теперь мощной фалангой выстроились в единую линию, уже в воздухе. А вот человека три или четыре ещё не смогли справиться с управлением, я видел, как они пытались разобраться, что к чему внутри кабин.

Именно в самый неподходящий момент во время взлёта, как это часто бывает, нас захватили врасплох. Звено из пяти дисковидных аппаратов стремительно вынырнуло из кустистого облака и рухнуло вниз, на нас. Я успел увидеть, как огненный вихрь прошёлся по земле, как вспыхнули оставшиеся на поле истребители, вмиг превратившись в результате взрывов в огромные костры, и отвернул машину в сторону. Выполнил маневр вовремя – ближайший истребитель исчез во вспышке и во все стороны, пролетев совсем близко от кабины, разлетелись обломки от боевой машины.

Машинально вдавил пальцем кнопку старта настолько глубоко, что утопил полностью в ровной поверхности. На огромной скорости, такой, что меня прижало к креслу, быстро вышел из зоны обстрела. Мир за прозрачным колпаком кабины завертелся, закружился. А-30, как очень умная машина, оценила угрозу и выполнила сама и без приказа сложнейшие маневры.

– Жив? – участливо спросил меня приятным женским голосом Мозг, компьютер истребителя.

– Пока ещё, – прохрипел я, испытав на себе чудовищную перегрузку.

Услышав знакомый голос, откликнулись мои валеты. Их голоса зазвучали в наушниках гермошлема:

– Джета на связи.

– Омега на связи.

Я насчитал восемнадцать пилотов. Ррорхам удалось совершенно бескровно для себя значительно прополоть наши ряды ещё до момента схватки. Что ж, неплохо начали…

– Наша цель – защищать транспортник.

– Понял, – первым отозвался Джета. И в тот же момент всё завертелось в безумной карусели в воздухе и эфире. Мои истребители пытались зайти на удобные позиции, ррорхи со своей стороны охотно ввязались в мясорубку. Их аппараты словно наплевали на законы физики и аэродинамики. Сверкающие, созданные из неизвестного металла диски могли на невообразимой скорости вдруг прыгнуть вверх или вниз или же внезапно резко остановиться. Любого пилота, даже рождённого на планете со сверх тяготением от похожих кульбитов размазало бы в кровавую кашу внутри кабины. Но ррорхи чувствовали себя прекрасно, продолжая бой. Было лишь одно здравое объяснение – пилоты противников находились внутри защитных силовых полей. Они явно превосходили нас технически, нам же оставалось противопоставить им только своё мастерство.

Через минуту после начала боя противники сбили первого из валетов. Самолёт выпал из общей кутерьмы и, горя и разваливаясь в воздухе, упал вниз.

 

– Противник по курсу, – доложил Мозг, увидев цель при помощи сенсоров и радаров. Автоматически я выпустил ракеты, а сам всеми пальцами нажал на гашетку пушек и пулемётов, расположенную в ручке управления. Наверное, мне удалось застать ррорхов во время какого-то маневра, при исполнении которого они были уязвимы. Я увидел впереди вспышку и едва успел увернуться от обломков диска.

– Ого-го! Один есть! – услышал чей-то радостный и возбуждённый крик.

– Не могу пробить защиту, – зарычал следом Омега, – долблю его сзади, а ему на всё наплевать!

– Тридцать второй, на хвосте!

– Прикрой меня!

– Аааа…

Один, а следом ещё один А-30 огненными кометами устремились к земле. А затем я увидел, как каплевидный истребитель, с вывернутыми вперёд крыльями завернул «бочку» и, используя немалое ускорение, свалился сверху на корпус инопланетного аппарата. В огненной вспышке исчезли оба.

– Пилот, опасность слева, – предупредил Мозг, и я отвернул, соответственно, вправо, едва избежав попадания.

Затем всё смешалось окончательно. Я помню, как уклонялся и снова и снова стрелял. Заходил сверху. Падал вниз. За несколько минут, которые неимоверно растянулись для меня, мы переместились в стратосферу. Здесь, в один момент вдруг заметил, что врагов больше не осталось. Ко мне пристроился ещё один истребитель. Нас осталось всего двое.

– Мы победили, Икс, – радостно доложился, судя по голосу, Альфа.

– Похоже на то, – согласился я и попытался найти по показаниям приборов транспортник. Бете всё-таки удалось взлететь и оторваться на довольно приличное расстояние.

– Противник прямо по курсу, – приятным голосом сообщил Мозг. – Слишком много, пилот.

Мне показалось, что я услышал в голосе машины сочувствие. Взглянув на экран радара, увидел приближающиеся светящиеся точки. Ох, как их было много! Десятки, а то и сотни.

Неожиданно здесь, на границе космоса я вдруг вспомнил Анну. Сверху меня сдавливала темнота бескрайней космической Пустоши, с многочисленными холодными звёздами. А под нами светилась Земля. Огромная полусфера, на которой я отчётливо увидел материки и океаны. Мы находились где-то над Африкой.

Внезапно образ Анны принялся меняться. Изменились глаза, вытянулся нос. Волосы и глаза стали совсем иными. Вскоре совсем другой человек полностью поработил воображение.

– Мария, – прошептал я.

– Не понял, Икс, – тут же отозвался Альфа.

– Красивая. Посмотри вниз, какая она красивая, наша планета.

– Очень…

– Мы не проиграли, валет. Банзай! – громко произнёс я спокойным голосом и направил истребитель навстречу ррорхам. Мой ведомый безропотно последовал за мной.

Что ж, всё правильно, гражданские должны спастись.

***

Задыхаясь от быстрого бега, я поднялась, стуча коваными подошвами ботинок по металлической поверхности подъёмного трапа, и оказалась внутри полутёмного транспортного отсека. На проверку он оказался огромным, впрочем, дальнейшую возможность двигаться вперёд преградила толпа разношёрстно одетых пассажиров спасательного ковчега. Совершенно сбитые с толку и растерянные, они плотно собрались у самого входа, поближе к свету, мешая пройти дальше. Мне запомнились их лица. Наверное, надолго. Заметив форму некоторые смотрели с надеждой, другие с испугом не могли оторваться от того Армагеддона, что разворачивался за нашими спинами на взлётной площадке.

– Расходитесь, расходитесь в стороны, – закричала на них, срывая голос, – держитесь стенок и старайтесь зацепиться за что угодно, лишь бы закрепиться надёжно. Трясти будет не по детски!

Несколько мужчин и женщин услышали меня, остальные же, наоборот, ещё сильнее сбились в кучу. По выражению лиц ближайших ко мне вдруг поняла, что они и не слышат меня, и вдобавок не понимают. И не вследствие того, что одновременно заревели все четыре двигателя гиганта, а просто из-за полученного шока. Не знаю, откуда ррорхи повыдёргивали всех этих людей, но вид они имели случайных прохожих, внезапно переместившихся из уютных тихих кафе и улиц в самый разгар военных действий.

– Да расступитесь же! Я – ваша единственная надежда. Я – пилот!

Последние слова немного расшевелили толпу. Те, кто стоял совсем рядом, немного отодвинулись в стороны, образовав начало небольшой дорожки.

– Пустите её. Она же пилот! – поддержал меня крепкий среднего роста мужчина с седыми волосами, расставил руки и, упёршись ногами в пол, сдвинул немного людскую массу, продолжив необходимый мне проход.

Я непроизвольно оглянулась назад на грохот очередного взрыва. Зет, по всей видимости, заметил, что я проникла на борт, и включил механизм подъёма огромных сходен. Толстая плита из светлого металла, с характерными зарубками и крупными склёпками, медленно поднималась, занимая естественное для полёта положение, наглухо запечатывая вход внутрь самолёта. Бетонку уже не было видно, а вот часть неба ещё открытого для обозрения, я хорошо рассмотрела и запомнила. По той простой причине, что на доступном для наблюдения участке небосвода в воздухе выстроились серебристые истребители. Моё сердце застучало, просясь изнутри груди, чтобы его выпустили наружу, а лоб непроизвольно вспотел. Ведь в каждой из летающих машин сидел один из моих товарищей. Я как будто предавала их, пытаясь поскорее убраться с места боя.

Решительно отбросив прочь пагубные мысли довольно быстро с помощью бесцеремонного крепыша протиснулась сквозь человеческое месиво, попутно давая указания, что должны делать гражданские.

– Чёрт бы вас побрал, вы словно мобы, ничего не соображаете! Жмитесь к стенкам, и в первую очередь смотрите за детьми! Это вам не пассажирский лайнер, кресел нет! Держитесь за всё, что найдёте, через минуту вас так заболтает, что не раз вспомните меня добрыми словами! Дорогу! Дорогу! Клянусь, сейчас достану пистолет!

Вырвавшись из тесных, потливых и удушающих объятий толпы, почти сразу достигла выхода из грузового отсека и оказалась у овальной двери. Затем нажатием ручки вниз открыла её и проникла в следующее помещение. Теперь двигалась по узкому коридору, заваленному по краям до самого потолка разнообразными ящиками и мешками. Впрочем, до пилотской кабины оказалось не так-то и далеко.

– Зет, впусти меня внутрь, – распорядилась приказным тоном и встала так, чтобы установленная под потолком камера слежения показала меня во всей красе. Всё-таки Икс, как бы к нему не относилась, поставил во главе операции не кого-то постороннего, а именно меня.

Очень внушительная и толстая на вид плита из несгораемого металла едва слышно зашуршала, заползая в нишу внутри стены. Я смело шагнула внутрь и оказалась в усечённой полусфере. От внешнего мира нас ограждал сверхпрочный прозрачный пластик. Два пилотских кресла стояли рядом, перед порядком поднятой приборной доской с многочисленными разноцветными, заговорщически подмигивающими лампочками и рядами тумблеров и кнопок. На одном кресле сидел мой новый напарник, второе, пустое, явно ожидало меня. Зет, повернувшись ко мне, недовольно пробурчал:

– Где тебя столько носило, Бета? Моторы запустил, а вот саму «птичку» сдвинуть с места не могу. Бортовой компьютер всё время указывает на то, что рядом должен находиться второй пилот. Вот ведь тупая машина, не дала без тебя улететь! Так что прыгай в соседнее кресло и обращай внимание на подсказки.

Ага! Без меня, значит – никуда! Оказавшись в удобном кресле, обшивка которого то ли заскрипела от злости, то ли застонала от веса, я сразу же почувствовала себя САМЫМ НАСТОЯЩИМ пилотом.

Не бойся, Зет, сейчас во всём разберусь!

«ТРЕТИЙ ТУМБЛЕР СВЕРХУ ЧЁРНОГО ЦВЕТА В ПРАВОЙ КОЛОНКЕ ОПУСТИТЕ ВНИЗ. Нажмите на кнопки A, С и N, обозначенные на схеме».

Надпись-подсказка с точной копией маленького участка пульта управления, раскрашенного разноцветными буквами возле каждой кнопки и тумблера, неизвестно откуда появившись, повисла напротив лица. Боясь ошибиться, я дважды перевела взор с виртуальной схемы на приборную доску, а уж затем сделала всё то, что советовал компьютер. Выполняя манипуляции, уголком зрения взглянула на Зета. Мужчина полностью сосредоточился над задачей, пользуясь в свою очередь своими виртуальными подсказками.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru