Фарфор

Фарфор
ОтложитьСлушал
000
Скачать
Скачать mp3
Cкачиваний: 5
Аудиокнига
Поделиться:

Взросление неизбежно!

Эта аудиокнига о хрупких вещах: о ломкой старости, о робком детстве, о соседках по подъезду, которые вдруг пропадают с лавочки, о дымной церкви на последнем этаже больницы, о плацкартном вагоне, в котором всю ночь громко храпела женщина, о потерявшихся письмах из Мариуполя, о красной смородине, которая кровоточит, если ее неаккуратно сорвать с ветки, о мире, подсмотренном из-под козырька новенькой бейсболки USA California.

Внимание! Аудиозапись содержит нецензурную брань

 Копирайт

© Юрий Каракур, текст, 2021

© Алексей Курбатов, обложка, 2021

© & ℗ ООО «Издательство АСТ», «Аудиокнига», 2021


Полная версия

Отрывок

-30 c
+30 c
-:--
-:--

Другой формат

Лучшие рецензии на LiveLib
100из 100Sovushkina

Есть у меня подруга Evil_Snow_Queen , с которой вкусы читательские в большинстве случаев сходятся. И вот взяла она себе привычку периодически подсовывать мне книги, ею уже прочитанные. Книги, которые ее смогли впечатлить и ей очень хочется разделить эти эмоции. Делится она ими со мной, чему я очень рада. Вот и в этот раз она мне сказала – читай! И я отложила на время все игровые книги и села читать. Зацепила! Заманила! Заарканила! Вот что сделала со мной эта книга от абсолютно незнакомого автора.

Юрий Каракур чуть помладше меня, совсем чуть, поэтому и его, и мое детство пришлось на полуголодные, нищенские, безработные 90 – е. Но при этом я, как и автор, с нежной щемящей грустью вспоминаю те годы. Автор вспоминает свое детство, в котором он много времени проводил с бабушкой Галей, а заодно с ее соседками и подружками по лавочке во дворе.

Ковры на стенах, фотографии между стекол серванта, различные шкатулочки и коробочки не только с бижутерией, слегка разбавленной золотом, но и с разной по сути белибердой – пуговичками, кусочками тканюшек (типа пробников), записками и прочим. У меня, кстати, до сих пор хранится записка, написанная мною папе лет в 6-7. Он за что – то рассердился на меня, не разговаривал несколько дней и пришлось мне писать ему «прошение». Да, да, именно так и озаглавлена была та записулька, в которой я искренне каюсь в непослушании и клянусь в вечном послушании (клятву я, конечно же, не сдержала). Так вот эта книга всколыхнула во мне все эти воспоминания, такие теплые, нежные, уютные. Я вспомнила бабушку Наташу, которой уже больше 10 лет нет в живых. Вспомнила дедушку, у которого так уютно было сидеть на коленях и смотреть тот самый черно – белый телевизор на ножках, с которым они ни в какую не хотели расставаться аж до конца 90 – х. Нас у бабушки с дедушкой по отцовской линии было четыре внучки. И с одной из двоюродных сестренок (мы одного года) нас ни в какую не хотели оставлять с ночевками одновременно. Бабушка всегда говорила – «только по одной! они мне хату сожгут или развалят вдвоем!». А так хотелось остаться именно с Аленкой, чтоб вместе пошебуршать в серванте, в шкафу, пока бабушка отвлеклась на готовку в кухне. Были у бабушки и помада со спичкой, и духи в темном непрозрачном флакончике, который сверху закрывался стеклянной такой финтифлюшкой, и множество старых фотографий с незнакомыми людьми из бабушкино – дедушкиной молодости. Мы очень любили бывать у бабушки, которая всегда стремилась нас вкусненько накормить, ее коронным блюдом было пюре с мясным рагу, я больше никогда и нигде такого не ела.

Так, стоп))) отвлекись от воспоминаний, дорогая, и вернись к книге! Те моменты, где автор вспоминает походы за черникой, за грибами, стирку ковра – как же я смеялась! Одну фразу я уже второй день хожу вспоминаю и снова в голос смеюсь! А потом уже взрослый Юрий рассказывает о времени, когда бабушка уже ушла. Двор, квартиру, дачу, ее подружек и соседок, совместные прогулки. И так трогательно описывает, как у него хранится до сих пор бабушкин фарфор и как он тайком от мамы увез к себе старую бабушкину шкатулку. Эта искренняя, нежная, трогательная книга цепляет внутри какие – то струнки, которые звенят и не хотят замолкать! Я никогда не была в Кирове и во Владимире, но я с большим удовольствием прошлась по улочкам этих городов вместе с автором! Очень рекомендую к прочтению, особенно если вы дети конца 80 – х и первой половины 90 – х годов!

100из 100kittymara

Ежели вы не боитесь слова «смерть», хотя кто же не боится. Или так. Ежели вас не смущает словосочетание «задница пенсионерки», хотя кого не смущает такое. Тогда вот так. Ежели принимаете, что любовь бывает всякой, а не только традиционной, тут без ремарок наконец-то.

И еще. Ежели любите печальную нежность, туманную меланхолию, хрупкий фарфор, то вам, безусловно, сюда. В эту книгу, то есть.Я во время чтения просто всей шкурой души ощущала, насколько оно мне все близко атмосферой, настроением жизни главгера. Я тоже бабушкин ребенок, правда с неожиданным сюжетным поворотом из «похороните меня под плинтусом». Что в конце концов сыграло только в плюс, заставив меня нарастить броню на слишком оголенное чувство эмпатии. То есть лично я не досталась никому, кроме самой себя. Правда тут же набежали новые захватчики на территорию. Но это уже совсем другая история. Нда.А вот главгер сепарировался от бабушки не слишком поздно, в самый раз. Но не очень удачно из-за глупой и жестокой насмешки одноклассниц. Поэтому у него так и осталось чувство стыда и вины за то, что в какой-то момент стал стыдиться бабушки, ее приятельниц и их времяпровождения. Но может именно поэтому он и смог написать такую книгу. Чем-то оно все напомнило мне пруста на нашенский манер.

В общем, несмотря на то, что бабушка и пожирала его жизнь и энергию, но все же делала это с любовью, без претензий на безоговорочное господство. Хотя… чего стоит ее панический вопрос: досмотрит ли ее внук. Нет, блин, серьезно? Ребенок? Подросток? При сыне и снохе, живущих буквально рядом?

Впрочем, родители там в жизни сына зачастую выглядят просто мимопроходящими со своими разборками и неурядицами. Что, конечно же, вовсе не так, но львиная доля времени внука принадлежит именно бабушке (и немного еще одной бабушке), который спасается у нее от семейных скандалов, а не маме, папе или брату.И что еще отметила в очередной раз. Такое близкое, очень близкое сосуществование с пожилым человеком, практически симбиоз, без сомнения, накладывает особый отпечаток на ребенка и вообще его последующую жизнь. Плохо это или хорошо, а и черт его знает.

Но душа словно бы сразу попадает в старость, которая далеко не всегда бывает приятной и мудрой. Как грустный пример, истории лермонтова или мисима, насильно разлученных с родителями в самые важные годы их взросления и формирования личности. Это уж как повезет, то есть. И жизнь в какой-то степени проходит словно бы в чреве кита. Можно сказать, что и материнская любовь бывает пожирающей, но все же бабушки – это нечто особенное. Утверждаю на личном опыте.

Так что и жизнь главгера – это буквально череда пожилых женщин с их семейными историями, радостями, горестями и смертями (что важно). Даже друг, единственный из детей, кто всерьез появился в книге, со своей большой трагедией, а не просто какой-то мальчик по-соседству.Впрочем, о пожирании. Все же ребенок должен быть с определенным складом характера и душевной организацией, далеко не всех проглатывают. Потому что они банально не даются аки жихарки. Но! Но если есть любовь, хоть капелька любви, а не господство и тирания над слабым, тогда ионе хорошо в чреве кита. Пусть он и не ведает об огромном и далеко не всегда дружелюбном и приятном мире, ожидающим по окончанию симбиоза, который рано или поздно неизбежно наступает.

Потому что остается особый взгляд на мир, остается память, остается ностальгия, остается любовь, остается фарфор. Навсегда.

100из 100sireniti

В своём романе Юрий Каракур изобразил эпоху, ушедшую навсегда. Эпоху, которую я тоже хорошо помню. Вторая книга за месяц возвращает меня в детство. Теперь уже моё.

Скажу честно – очень грустно. Грустно, потому что ведь это никогда не повторится. А никогда – особо страшное слово, если оно о грустном.

Ты права была, Наташа varvarra , сразу вспомнилось своё, личное. А именно – бабушка, и как я проводила с ней время. Не так много, как Юрий, но всё же. А возле бабушки тётя, дядя, двоюродная сестра. Их всех уже нет. Боже, как летит время, как быстро они все ушли. Где-то в какой-то книге совсем недавно прочитала, что если тебе повезёт, и ты не умрёшь молодым, то тебе всё чаще придётся провожать в последний путь знакомых и родных. Так оно и есть. Такова реальность.«Фарфор» из тех книг, которые заставляют задуматься о прошлом. И не только о своём, но и тех людей, которых мы любили, и которых больше нет с нами. Об их юности, детстве, молодости. Как они жили, о чём мечтали, на что надеялись, кого любили.

Вот и передо мной, как и перед писателем, стопка фотографий. Старых, чёрно-белых, с заостренными краями. Таких сейчас не делают, с цифровым фото с него ушла душа.

Вот мама, совсем ещё девчонка. Моложе меня теперешней на лет тридцать, у неё ещё все впереди, и смерть папы в том числе, смерть любимого человека, которого она даже ещё не знает. Вот папа, юный, улыбчивый, удивительно, как племянник похож на него, может поэтому у него даже имя такое же, великое, святое.

Вот фото, на котором, я посчитала, пятнадцать человек, а в живых осталась только моя мама, и ей уже восемьдесят один, так много, и так мало…Я благодарна Юрию за эту книгу. За его витиеватый язык, за ностальгию, которую он пробудил. За честность.

В какой-то из рецензий (да, в этот раз я отошла от правил и почитала чужие отзывы перед своим) прочитала, что писатель себя стёр, и выдвинул на первый план бабушку и её «девочек» подружек. А мне было его достаточно, и ребёнком увидела Юрочку, и взрослым уже молодым мужчиной, сожалеющим о многом – не спросил, не сказал, не сделал. И радующимся, что всё это у него было, все эти подружки-старушки, посиделки на лавочке, сплетни и чаепития, сад с временной подачей воды, ароматное варенье из ягод и американская посылка из Владимира. Летние приключения в Книжной Стране.

3/10

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru