Невменяемый собственник

Юрий Иванович
Невменяемый собственник

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Глава 1
Несговорчивые плайшири

Чтобы падающая с визгом Стефани не грохнулась о камни, Кремону пришлось резко выброшенным вперёд щупом левитации подхватить дочь. Полностью предотвратить жёсткий удар он не успевал, но всё-таки!..

Зато тигр в последний момент подставил на место падения девочки свою лапу. Она у него и так выглядела как громадная меховая подушка, так ещё и пальцы, расставленные в стороны, увеличили эту подушку раза в полтора. В итоге малышка если и испугалась при падении, то после него – только радостно рассмеялась, вывернулась в мехе, словно юла, да так и цепляясь за тот же мех, вновь принялась интенсивно карабкаться по тигриной лапе вверх.

Иные её кровные родственники совершенно не обратили никакого внимания на упавшую сестру. Братья Сандрю и Кашад норовили прочно усесться на крупе гигантского животного, а зависшая чуть не головой вниз Паула пыталась дотянуться до верхнего тигриного уса.

А сам тигр, опасаясь лишний раз неосторожно дёрнуться, просто стоял на месте и порыкивал, разговаривая с человеком:

– Слушай, Кремон! Это же кошмар какой-то, а не дети! – своего шока он не скрывал. – Признайся, как ты с ними справляешься, когда им влезать не на что? Или когда игрушек нет?

Эль-Митолан Невменяемый и сам не знал, как успокоить расшалившихся малышей. Как не знал, что ответить на заданный вопрос. С таким количеством детей, да ещё расшалившихся, он оказался впервые. И если с каждым по отдельности справлялся великолепно, то с квартетом, и тем более сейчас, у него ничего дельного не получалось.

Поэтому, поглядывая с тоской на собравшиеся в стороне женские особи, которые о чём-то интенсивно общались с парой Старших из народа плайшири, он признался своему почти другу:

– Не знаю, Дааст! Честно признаться, судьба до нынешнего дня миловала от таких сложностей. Но мне уже плохо становится, как представлю себя с этой бандой наедине в комнате без игрушек. Хорошо, что ты тут со мной… – Поймав укоризненный взгляд взращённого в лаборатории Древних монстра, поспешно добавил: – Но ты не расстраивайся и потерпи ещё немножко, пожалуйста. Как я знаю, детям быстро надоедает любая забава. Сейчас они наиграются, немножко подустанут, и ты сам увидишь, насколько они милые, ласковые и спокойные. О‑о-у-уй!..

Восклицание у него вырвалось непроизвольно, и опять он не успевал подстраховать ребёнка от падения. На этот раз учудил старшенький сынок. Кашад сорвался с тигра вниз, но при этом не просто упал на ловко подставленный кончик хвоста, а сумел цепко ухватиться за него, обвив руками и ногами. А так как тигриный хвост в толщину выглядел словно канат, да плюс покрытый пушистым густым мехом, то держался четырёхлетний пацан необычайно крепко. И когда вдруг оказался поднят в высоту, да ещё и в положении вверх ногами, то нисколько не испугался. Наоборот, заорал дурным голосом от переполнявшего его восторга.

Заметив такой необычный трюк, обе сестрички и брат тоже стали вопить, требуя и с ними немедленного повторения данного удовольствия.

– Я так без хвоста останусь! – недовольно проворчал тигр, пытаясь осторожно стряхнуть Кашада себе на спину. – Да и сомнения меня терзают: совсем незаметно, чтобы твои дети наигрались или хотя бы чуточку устали. А ведь уже второй час пошёл…

И в самом деле, угомониться из малышни никто не спешил. Упустили взрослые инициативу.

А ведь в первую минуту встречи дети были невероятно поражены гигантскими размерами хищников. Ведь одно дело видеть их через сознание отца, а другое – самим рядом оказаться, со своим маленьким росточком. Стояли они, почти не дыша, да задрав головы глазели на громадные туши. На пернатых плайшири со сложенными крыльями они и внимания не обратили. Мол, подумаешь, птицы говорящие! Да ещё и ростом представители нового народца оказались не выше Паулы!

Зато отлично вспомнили малыши, зачем здесь появились, гораздо позже. После того как прошли приветствия и начались представления. Вначале отец дружески обнял усатую морду, представил хранителям прибывших женщин, а потом и назвал каждого ребёнка по имени. После чего Дааст, сам бывший когда-то человеком и оценивший потомков Кремона вполне милостиво, сделал комплимент:

– Какие славные малыши! И какие смелые!.. Все в отца.

Вот тогда Кашад и пролепетал, чуточку заикаясь от собственной отчаянной храбрости:

– Г-господин Дааст, а к-когда вы нас по-покатаете?

Знал бы хранитель, как оно дальше обернётся, может быть, и не был бы настолько радушен:

– Да вот прямо сейчас и прокачу вокруг полянки. Удержитесь за шерсть?

И не обратил внимания на энтузиазм, с которым малышня стала утверждать, что удержится. Усаженных детей прокатили первый круг всей компанией. Матери шли по сторонам полосатого гиганта, сами бледнея от страха и собираясь, в случае падения деток, ловить их. А Эль-Митолан Невменяемый топал сзади этой процессии. Но к концу первого круга остальным зрителям надоело бездействие, и тигрица Анелла прорычала, в первую очередь для женщин:

– Да не волнуйтесь вы за своих деток, ничего с ними не случится. Присоединяйтесь лучше к нам, Старшие хотят уточнить по поводу ваших предложений…

Дамы этим приглашением тотчас воспользовались, отойдя в сторону импровизированных столов. Тогда как Дааст по доброте своей душевной прокатил деток ещё два круга. Потом ещё одну ошибку совершил, разрешив освоившимся детям:

– Можете вниз спускаться прямо по лапе. Сможете? – И выставил, наивный, переднюю лапу чуть в сторону. Получилась шикарная горка. Вот детки и съехали, под присмотром родителя. Вначале – разок. Потом ещё по нескольку раз, спросив разрешения. Затем, уже не спрашивая, ещё раз по… тридцать, уже самостоятельно вскарабкиваясь обратно наверх, используя густую, упругую шерсть для цепляния.

Естественно, что после слегка приевшихся горок дети уже сами отыскали иные забавы себе по вкусу. А папаше и его приятелю хранителю только и оставалось, что ловить слишком заигравшихся малышей, забывавших о правилах элементарной безопасности.

Вначале наблюдать за ними было одно удовольствие и потеха. Потом неуёмность и резвость отпрысков стала напрягать даже их родителя. Да и не нравилось ему, что женщины ведут разговоры со Старшими плайшири без него. Слишком хорошо он знал о пройдошном характере той же царицы Молли или о каверзной непредсказуемости её высочества Элизы Майве. Если они начнут нечестными способами вырывать обещания у наивных и непорочных плайшири, то даже честная и принципиальная герцогиня Шиари не сможет оказать должного противодействия спекуляции интересов. Про графиню Лазан – вообще не стоило вспоминать. Что ей скажет принцесса Майве, то она и станет делать.

О маркизе Мальвике Баризо Кремон в данный момент не знал, что и подумать. Всюду эта егоза успевает пролезть и всюду свой нос сунуть. И чью сторону названая сестра займёт в предстоящих соглашениях и чего вообще пытается добиться – было неясно.

Да и находящаяся в той же компании хранительница Анелла не станет вмешиваться в возникающие прямо по ходу дела договорённости. Скажет, что это не её прерогатива, и будет права. Следовало самому держать руку на пульсе событий и предвидеть последствия каждого сказанного слова. Тем более даже издалека было понятно, что спор ведётся в другой компании жаркий и бескомпромиссный.

Вот Кремон и закомандовал, вовремя подхватывая на руки скатывающуюся по боку тигра Стефани:

– Всё, дети! Прекращаем игры! Взрослым надо обсудить некоторые важные проблемы. – Конечно, дети начали капризничать, показывать характер и даже попытались использовать свои Признаки для незаметного воздействия. Пришлось применить угрозы: – Следующая попытка воздействия на меня закончится для провинившегося суточным сидением на горшке! Знаете, насколько неприятен понос?.. Вижу, что знаете… А кто сейчас не будет послушным, больше на встречу с тиграми не пойдёт. И тех дядя Дааст больше не покатает.

– Правильно! – тут же поддакнул воспрянувший духом «дядя». – Дети должны слушаться родителей беспрекословно!

Паула не удержалась от недовольства вслух, но направила его по другому адресу:

– И даже маму?

– О! Маму – в особенности.

– А вот и неправда! – заявила будущая царица. – Мама меня часто обманывает, и я её слушаться не буду!

Тигр, пользуясь тем, что его обязанности в роли «горы меха» оказались исчерпаны, пытался ускользнуть в сторону стола с философским рычанием:

– Если ветка перестаёт слушаться взрастившее её дерево, значит, она либо высохла, либо обзавелась своими корнями.

Пришлось Невменяемому отвечать иной сентенцией:

– Некоторые речки могут высушить питающее их озеро насухо. Но это беда скорей самого озера, которое либо отдало себя всего без остатка, либо перестало поддерживать собственные источники питания.

Подведя малышей к группе переговорщиков, вполне официально обратился именно к матерям:

– Уважаемые дамы, настаиваю, чтобы каждая из вас взяла своего ребёнка за руку и держала его под полным контролем. Во избежание, так сказать… Здесь вокруг голая природа, ковров и нянек нет!

Недовольство парочки женщин просматривалось сразу. И они наверняка сильно жалели, что привычных нянек и воспитателей нет рядом. Зато Молли, подключив свои способности внушения, попыталась исправить положение:

– Конечно, присмотрим! Но в любом случае увлекательные игры Дааста с детьми – это было великолепное зрелище. В вас, уважаемый хранитель, помимо прочих достоинств ещё и талант педагога пропадает. Наверняка и уважаемая Анелла сумела бы показать деткам несколько забавных развлечений. Детки, хотите поиграть с госпожой Анеллой?

Детки очень хотели! Да только тигрица на подобное не соглашалась ни за какие коврижки. Поняла по несчастному виду своего приятеля, что он на грани открытого недовольства и грубости, и наверняка каким-то незаметным для людей и плайшири движением подсказала самцу, что делать.

 

Тот даже улечься не успел толком в сторонке, как сразу вскочил, рыкая для самки:

– У нас срочное задание от системы. Попытка взлома в двадцати километрах южнее, – и уже на ходу извинился перед гостями из большого мира: – Вынуждены вас временно оставить, не скучайте!

И умчались. Тем более что с утра уже наелись жареного мяса вдоволь. А вникать во все тонкости переговоров – не собирались изначально. Теперь убегут подальше от этого места да и выспятся спокойно.

Хотя, может, и в самом деле кто-то продолжает ломиться на пространства Лазурных Туч? Это Кремону и пяти титулованным женщинам известно, что Ничейные (как бы!) земли имеют своих хозяев, а остальному миру они об этом ни слова не сказали. Пока…

Пришлось уточнять:

– Вы предупредили таги и сорфитов о немедленном прекращении прокладки тоннеля на эту сторону?

Отозвалась Мальвика, продолжающая вести себя, словно она в данной группе старшая по званию:

– Сказали. И весьма строго предупредили об опасности. Но что-то мне кажется, они не слишком к нашим голосам прислушивались. Мм… Точнее говоря, только к моему голосу… Тем более что там ими командуют какие-то совсем новые инженеры, никого из них я не знаю. То есть могли меня и ослушаться.

– Догадываюсь… Значит, есть повод немедленно возвращаться на ту сторону. Да и мне там следует показаться перед народом и поговорить с кем следует. Да и про плайшири надлежит всему миру поведать, но… не сразу… Вначале мне бы Первого Светоча, а ещё лучше нашего короля повидать. Они в Энормии?

– Не угадал, – стала докладывать Мальвика. – Туда лишь Первый Светоч давно умчался. А вот монарх все две последние недели гостит у императора сентегов. Да и не просто гостит, а осматривает оставшиеся от Древних постройки, знакомится с уникальными книгами, артефактами и устройствами. Считается, что это уже самая длительная зарубежная поездка его величества за всю историю нашего королевства.

– Да уж, – покачал головой Невменяемый. – Затянувшийся вояж! – после чего обратился к Старшим: – Уважаемые, насколько предложения моей названой сестры и… э-э… её компаньонок вас заинтересовали?

Ему казалось, что ушлые дамы наверняка облапошили доверчивых плайшири по самому возможному максимуму. Тем более неожиданным показался безапелляционный ответ Старшей матери:

– Нисколько не заинтересовали. Предложенные ими изменения в договоре нам показались неприемлемыми. Поэтому остаются в силе наши прежние с тобой договорённости.

И она озвучила именно то количество людей или иных разумных, которых народность летающих курьеров разрешала провести на их земли. Количество ограничивалось числом в шестьдесят, и туда входили все виды предполагаемых профессий, начиная от тех, кто будет заниматься сбором полезных травок и их выращиванием, и завершая производителями непосредственно целебных мазей, бальзамов и кремов.

Стоило видеть, насколько вытянулись лица у некоторых мамочек. Но если принцесса Спегото только надменно задрала подбородок и прожгла пернатых презрительным взглядом, то царица огов не удержалась от недовольного высказывания:

– Вопрос не стоит в нашей меркантильности или жадности, мы тут все собрались не бедные. Дело в другом: для рентабельности создаваемого товарищества просто необходимо нормальное количество работников фактории и приданных к ней сборщиков. А это как минимум в десять раз большее количество специалистов, чем озвучиваете вы.

– Увы! – решил поддержать свою супругу и Старший Отец. – При всём уважении к вам, наше слово окончательное. О большем количестве поселенцев мы будем разговаривать не ранее чем через год.

Услышав о таком решении, уже все женщины выдохнули с разочарованием. Уж на что герцогиня Вилейма Шиари, мать Кашада, меркантильностью не страдала, но и та не удержалась от критического комментария:

– Никакие вложенные в создание фактории средства тогда не окупятся.

– И тем не менее наше решение неизменно!

– Никакого резона… – начала было и Мальвика призывать плайшири к здравому смыслу, но её мягко перебил Кремон:

– Конечно! Мы полностью согласны с такими условиями. Одного года и в самом деле хватит, чтобы разобраться в здешних целебных растениях и в их практическом применении. Скорей всего завтра я уже проведу на эту сторону десяток разведчиков-натуралистов, которые станут составлять каталоги здешней флоры. Ну и сорок-пятьдесят строителей, которые приступят к возведению фактории. После чего в любом случае буду всегда рассчитывать, чтобы общее количество работающих здесь разумных существ не превышало шестидесяти персон.

Оба плайшири после такого заверения чинно раскланялись с людьми, бросили несколько церемониальных фраз на прощание и улетели. В данное время Старших интересовал больше Поднебесный сад с волшебными фруктами, чем продолжение беседы. Поедание на ночь Сонных плодов стало для них обязательным ритуалом перед сном.

Глава 2
Взаимное стяжательство

Оставшись только в кругу детей и женщин, Невменяемый шустро стал собирать остатки обеда с каменных возвышений. Приговаривая при этом:

– Уже вечереет, так что давайте поторапливаться с возвращением!

Ему стали помогать только три женщины, не прекращая при этом посматривать за детьми. Элиза и Молли, оставшиеся на месте, высказались на тему бессмысленности подобного занятия:

– Ну и чего тут убирать? Крошки грызуны подберут.

– А костры и так погаснут. Разве тут вокруг сухая степь или лес гутой?

На что мужчина ответил сухими нравоучениями:

– Нельзя оставлять после себя беспорядок и загаживать такое чудесное место. Свои земли надо беречь и приукрашивать.

– Если бы они были твои! – саркастически хмыкнула Галирема. – Или ты всё-таки решился на смену подданства? Вот было бы смеху и разговоров: великий герой вдруг решил перебраться под крылышко летающих коротышек. Ещё и получил от них своё личное баронство! Хи-хи!

– А если бы и так? Что в этом плохого? – скорей ёрничал, чем язвил Кремон. – Места здесь шикарные, природа великолепная, и никто не надоедает со своими нравоучениями. Построил бы себе здесь замок да и жил бы в тишине и покое.

– … Забыв о детях и об их воспитании! – в тон ему продолжила наследная принцесса Спегото. – Когда мы шли сюда, ты высказывался несколько иначе, намекал, что жить здесь не станешь.

– Мало ли что я намекал? Тем более что и детям здесь очень понравилось. Они бы с удовольствием жили у меня по полгода.

После такого заявления не удержалась от реакции герцогиня Шиари:

– Ребёнку нужны талантливые преподаватели и лучшие воспитатели. Не говоря уже про нормальные цивилизованные условия проживания. Само пребывание в этой дикости весьма негативно скажется на его умственных способностях.

Кремон взглянул на Кашада, весело ему подмигнул и уже было собрался спросить, где тот предпочтёт жить, но в последний момент передумал. Не хватало только в данное мгновение накалить обстановку ненужными спорами. Натянутые отношения создать легко, зато вновь сделать их доверительными – гораздо сложней.

Да и сборы к тому времени остатков обеда и мусора оказались закончены. Подхватив две сумки на плечи, а две в руки, почти ещё отшельник скомандовал женщинам:

– Поспешим к плаверу! Постараемся проплыть на нём под мостом Непреодолимый. А если не получится или возникнут непредвиденные сложности – поднимемся тогда по жёлобу от тоннеля.

Никто из матерей на руки детей брать не собирался, потому они тащились медленно к водопаду. Точнее говоря, чуть правее, где имелись удобные выходы к воде. Тогда как названые брат и сестра достигли природного пирса гораздо быстрей, уложили сумки в пустые пространства под сиденьями малого плавера и успели даже наговориться:

– Что принцесса, что Галирема очень злы по поводу твоих мизерных запросов по освоению Ничейных земель. Они не столько травников решили туда отправить, как по полсотни самых ушлых и преданных воинов. И это – как минимум.

– Откуда знаешь?

– Подслушала некоторые распоряжения для секретарей и помощников.

– О! Только войны там или геноцида не хватало! – скривился Кремон, поглядывая на берег. – Но я всё равно собирался с каждым проводить собеседование. Нам здесь действительно нужна фактория, а не плацдарм для истребления народа курьеров.

Мальвика обратила внимание на стоящий дальше вдоль стены большой плавер, некогда принадлежавший заговорщикам против императора и ещё нынешним утром заваленный трупами сентегов:

– А кто и когда успел так идеально убрать и вычистить большой корабль Древних?

– Так плайшири и помогли. Их уже особей двадцать летает при дневном свете. Вот все и набросились на судно, когда я его сюда притянул.

Больше всего маркизе Баризо хотелось заглянуть в таинственное помещение под водопадом, которое отшельник называл мавзолеем. Ведь там лежала его погибшая супруга Ягуша, вот уже сколько лет не подвергающаяся порче временем. По крайней мере, дети так утверждали, видевшие умершую женщину глазами отца. Когда нынче Кремон вывел женщин и детей из пещеры, то сразу провёл их к месту встречи с тиграми и плайшири. Да и сейчас поглядывал в сторону малышей со строго сжатыми губами. Словно предчувствовал, что кто-нибудь из них обязательно ткнёт рукой в сторону темнеющего входа и поведает матери о скрывающейся внутри сути.

Пока они приближались к водопаду, Мальвика не удержалась от вопроса:

– Ты позволишь и нам почтить память твоей супруги, посетив мавзолей?

Показалось, что сейчас вдовец вспылит или скажет нечто грубое, но он сдержался. И выдавил из себя:

– Не знаю… Там нет ничего интересного. И вообще планирую заложить оба входа в мавзолей глухими стенами. Пусть покоится… – не договорил. Потому что как раз Паула со всей силы потянула свою мать к входу в диковинное помещение. И Молли вроде как поддалась на призывы дочери. На что Кремон сразу отреагировал передачей своего голоса в уши непосредственных нарушителей: – Туда нельзя! – и уже для всех повторил озвученное ранее предупреждение: – Там странное излучение, которое может быть опасно детям. Неужели вы его не чувствуете?!

Малыши отрицательно замотали головками. Так же отреагировали и Сильвия с Элизой. И это несмотря на то, что её высочество обладала очень многими способностями, умениями и талантами, ставящими её на одну ступеньку с «познавшими основы мирозданья». А вот обе Эль-Митоланы легко осознали и прочувствовали те самые минуты слабости, которые накатывали на разумное существо даже во время приближения к водопаду. Это было заметно даже по их действиям: что герцогиня, что Галирема живо подхватили своих детей на руки и проскочили последние двадцать метров без лишних задержек.

Пока все загрузились в плавер, пока расселись и стали отплывать, малыши вновь резко разыгрались, пытаясь вскакивать ногами на скамейки и выглядывать за борт на волны, расходящиеся от форштевня в стороны. Благо что борта оставались для деток слишком высокими и вывалиться в воду никому не удалось бы при всём желании. Опять-таки желания у данных отпрысков, имеющих невесть сколько магических Признаков чуть ли не с пелёнок, могли быть весьма разные. Вот и приходилось мамашам прочно удерживать свои чада от излишних прыжков и прочих выражений восторга.

Не вызывало сомнения, что Невменяемого опять ждут с нетерпением и готовы встречать за непреодолимой для всех пока преградой. Проделанный во время обеда трюк с проводкой детей на ту сторону, а потом и матерей наверняка ошарашил свидетелей этого чуда. Да и сам герой, перед тем как спуститься по жёлобу и скрыться в темноте тоннеля, перегнувшись через перила Непреодолимого, довольно чётко донёс сведения о своих дальнейших действиях. Мол, мы ненадолго, вернёмся до наступления темноты.

Вот с приближением темноты на обоих берегах Гайды да на первом временном мосту собралось чуть ли не всё население города Крея. Никому не хотелось упускать такое историческое событие. Утром энормианин показался сам, доказывая всему миру, что он жив и вскоре собирается в него вернуться. Побывал на своём личном трофее (а иначе большой плавер верноприличников никто и не рассматривал теперь) и отбуксировал его в невидимое пространство залитого водой ущелья. Неожиданного его возвращения через полтора часа никто не ожидал. Поэтому перевод сквозь смертельное для всего живого пространство Барьера титулованных дам вместе с их детьми стал ещё большей сенсацией для обитателей города. Понималось всеми без исключения: титаническая и кропотливая работа сотен, тысяч специалистов так и не принесла желаемых результатов. Тогда как один вообще этого не желавший отшельник взял и разрешил эти неразрешимые проблемы.

Обидно? Наверное. Наверное, именно по этой причине корпус проходчиков из сорфитов и таги решил не прекращать работы. Они даже в данный момент продолжали прокладывать на большой глубине уже горизонтальный тоннель на ту сторону.

 

Но в любом случае ликование являлось всеобщим. Да и некоторые события самого последнего часа придавали предстоящей встрече особую торжественность и незабываемый исторический колорит. А именно: совсем недавно в Крея опустились несколько десятков драконов, доставивших в город внушительную делегацию из людей и сентегов. Это решили воспользоваться быстрым передвижением по воздуху император сентегов Кенли-Кен Бассарди и гостящий у него уже долгое время король Энормии Рихард Огромный. Их оповестили ещё вчера о грядущих событиях, как только с помощью единокровных детей удалось вырвать из Кремона обещание прекратить свою жизнь отшельника.

Вот и предстояла грандиозная встреча, да ещё и с шикарным застольем, которое ударными темпами организовывали интенданты, прибывшие чуть раньше их величеств. Этакий приятный сюрприз, о котором герой пока не догадывался.

А когда увидел и рассмотрел толпы встречающих, только и пробормотал несколько слов, услышанных лишь Мальвикой:

– Зря мы так народ взбаламутили, зря… Мне ведь придётся уже через час мчаться к нашему монарху…

– Что за срочное дело? – тут же шёпотом поинтересовалась маркиза.

– Да вроде и не срочное, – с сомнением дёрнул щекой Невменяемый. – Но чем быстрей оно разрешится, тем вольготней стану себя чувствовать.

– А конкретней? – пыталась выпытать Баризо, но так на свой вопрос ответа и не получила. Её названый брат лишь отмахнулся, сосредотачиваясь на последнем манёвре.

Как утверждали тигры, главное провести за руку иные существа внутрь земель. Наружу они уже и сами смогут выйти самостоятельно. При этом не получая право повторного входа. Некие опознавательные структуры на себе получали и неодушевлённые предметы. К примеру, тот же плавер после пятого или шестого захода на земли плайшири сам по себе становился как бы частью Барьера, опознаваемый системой как «свой». То есть почти приравнивался к уникальному по своей природе Терраформкасту. Иначе говоря, к живому существу, которое могло проходить на запретные для иных территории. Только вот Терраформкаст имел возможности лично проводить с собой кого угодно, а неодушевлённый предмет мог как бы на себе проносить сквозь Барьер иные неодушевлённые предметы, но массой не превышающие его собственную. В противном случае предмет (в данном конкретном случае плавер) уничтожался.

Подобные правила Кремона более чем устраивали. Для задуманной фактории лучше и не придумаешь. Никто не сможет в безвозбранном желании проникнуть к воздушным курьерам и уж тем более навредить этому мирному народу.

Другой вопрос, что самим работникам фактории подобные ограничения весьма не понравятся. Придётся пребывать за Барьером всё обусловленное договором время. Просто так вырваться в отпуск или по крайней надобности, а потом вернуться – не получится. Без Терраформкаста любого ранга система обороны земель действует только по одной системе: «Всех помеченных выпускать и никого не впускать». Поэтому наверняка туда отправятся только фанаты своего дела. А это упрощало саму суть предстоящих собеседований и придавало полную уверенность при организации дела.

По поводу непосредственного прохода обратно сомнения у Кремона оставались. Вот потому он и не спешил проехать под Непреодолимым с напускным спокойствием и уж тем более с неуместной скоростью. Всё-таки на борту дети.

Вначале носом своего кораблика продавил уже видимую для него вуаль толстенного, метров в пятнадцать Барьера. Никакой негативной реакции система не проявила. Похоже, она опознала предмет ещё во время приближения. Затем прикоснулся сам к вуали одной рукой, а второй обнимая Мальвику за плечи. Всё это время матери с детьми сгрудились у них за спиной, опираясь на внутреннюю сторону заднего борта.

После маркизы к Терраформкасту приблизилась и взялась за него герцогиня Шиари с сыном. Теперь плавер подался чуточку вперёд, всего лишь на полметра, но этого оказалось достаточно для проверки. Система и не думала отторгать или отталкивать уже опознанных ею разумных.

Но всё равно Кремон не спешил рисковать с дальнейшим продвижением. Каждую женщину с ребёнком проводил сквозь вуаль персонально. И лишь когда все оказались в толще двойного Барьера, на самом малом ходу двинул артефакт Древних вперёд.

Что характерно, по взмахам рук и по открытым ртам видно было, что встречающие явно кричат нечто приветственное. Но даже внутри пятнадцатиметрового пространства царила полнейшая, глухая тишина.

Наружную вуаль проходили уже намного смелей. И, как только голова оказывалась снаружи, сразу уши оглушали приветственные крики. Хорошо встречали, радостно. Так что отличное настроение очень быстро передалось всем, кто находился на плавере.

Долго выбирать место для причала не пришлось. Потому что отшельник тотчас выхватил в толпе улыбающееся лицо Хлеби Избавляющего и направил кораблик к тому участку берега. Так и получилось, что первые объятия и дружеские похлопывания по плечам герой получил от своего главного наставника по магии. Тот же ему с ходу и крикнул в ухо:

– Рихард Огромный здесь! Вместе с императором сентегов. Так что немедля проталкиваемся к ним, они на помосте возле первого временного моста. Ну и к ужину праздничному готовься, пир в твою честь затеяли.

Знакомых лиц оказалось ещё несколько, в том числе и сентегов. Да и все остальные стремились хоть как-то дотянуться до знаменитости, коснуться его плеча. В итоге пришлось спешно накладывать на себя структуру жёсткой защиты, иначе спину могли и проломить от излишнего крайне пылкого восторга. Хорошо, что женщин с детьми подняли на берег первыми, и толпа перед ними расступилась, а потом вновь сомкнулась поприветствовать главного виновника событий.

Правда, герой не совсем потерял голову, прекрасно помня о грозящей проходчикам опасности. Пригнув голову своего учителя к себе, он кратко наговорил о сути возможной беды и добавил:

– Пусть немедленно убираются из своего тоннеля. Мальвику таги и сорфиты не послушали, но уж тебя не посмеют проигнорировать.

– Хорошо, я быстро! – пообещал Хлеби Избавляющий. – Но ты мне возле себя обязательно местечко зарезервируй на пиру!

И скрылся в ликующей толпе. Ещё через пару минут энормианину и к помосту с высшими сановниками двух государств удалось добраться. Хочешь не хочешь, а пришлось раскланиваться, расшаркиваться, придерживаться этикета и даже краснеть немного за свой слишком уж простецкий вид отшельника.

Но что сразу просматривалось отлично в словах, аурах и некотором нетерпении высших правителей, так это подспудное желание как можно скорей остаться с героем наедине и с немалым усердием выпытать у него как можно больше подробностей о Ничейных землях. А также (чего скрывать-то?) про способы преодоления Барьера как самим колдуном, так и проводимыми им иными существами.

Дошло даже до прямого вопроса, который решил задать Кенли-Кен Бассарди при таком огромном скоплении народа:

– То есть тебе уже раскрылся секрет перехода? И отныне любой сможет побывать под Лазурными Тучами?

В данном случае можно и следовало говорить только правду. Что и было озвучено:

– К сожалению, ваше императорское величество, без моего сопровождения за Барьер никто пройти не сможет. Лишь вернуться обратно сюда. Действующая там система обороны, построенная Древними, продолжает исправно функционировать и не пропустит чужих.

– О как! И каким же образом ты стал своим для системы?

– Совокупность различных факторов, о которых мне толком ничего не известно. Ну и плюс, – голос рассказчика стал резким и отрывистым, а глаза опасно заблестели, – трагическая гибель моей супруги у меня на плечах. Древняя легенда оказалась всё-таки правдой, пусть и частично. Воистину, искренне любящие сердца всегда преодолевают любую преграду!

Повисла тяжёлая тишина, нарушаемая лишь шумом воды на перекатах реки. А потом молчание нарушил король Энормии:

– Прими наши искренние соболезнования по поводу твоей тяжкой утраты.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru