Самоучитель начинающего адвоката

Юрий Чурилов
Самоучитель начинающего адвоката

© Чурилов Ю., 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Памяти моей мамы, Нэлли Алексеевны Чуриловой


От автора

Когда-то мне казалось, что нет большего счастья, чем заниматься любимым делом, за что еще и деньги платят. Но с годами неминуемо накапливается чувство усталости, хочется заняться чем-то другим, как в анекдоте:

Артиста спрашивают:

– Вам нравится ваша профессия?

На что тот отвечает:

– Нравится… если бы не спектакли и репетиции.

Может, поэтому часто приходилось слышать от следователей, секретарей суда, сотрудников колоний, приставов и вообще людей, не связанных с юриспруденцией, рассуждения о трудностях их работы, желании уйти в адвокаты. Но все мы привыкли видеть внешнюю, праздничную сторону чужой профессии, а не ее рутину, тяжелую и малопривлекательную.

Книга, которую вы держите в руках, в первую очередь адресована людям, думающим связать свою судьбу с адвокатской профессией, а также тем, кто только что, после студенческой скамьи, стал адвокатом. Говорят, что в вузах учат лишь одному: как без пользы дела проводить время. Даже учитывая невысокое качество нынешнего образования, с таким утверждением следует согласиться лишь отчасти. Теоретические знания, полученные во время учебы, – это фундамент, на основе которого можно развить профессиональные навыки. Если его нет, то построить прочное здание квалифицированного специалиста вряд ли получится.

Для того чтобы стать хорошим адвокатом, мало знать законы. Нужны практические навыки и жизненный опыт. Именно поэтому молодому специалисту приходится пробивать себе дорогу по большей части собственными силами, ценою «гибели» не одного несчастного клиента. Скажу больше, не изучив всех сторон адвокатской профессии, даже юристу с опытом работы нельзя в один миг переквалифицироваться в адвокаты.

То, что здесь написано, – это результат многолетних дневниковых записей и практической деятельности автора, не всегда вписывающейся в привычные шаблоны профессии. Книга дает представление о скрытых и известных сторонах адвокатской деятельности на примерах реальных судеб людей, а содержащиеся в ней сведения и факты из различных наук и областей познания могут заинтересовать не только начинающих адвокатов, коллег, но и читателей, далеких от юриспруденции.

Предисловие к третьему изданию

Совершенно неожиданными для меня были отзывы читателей (студентов, стажеров, адвокатов, людей, не имеющих отношения к юриспруденции), написанные уже после первого издания книги с искренним душевным порывом. Приведу лишь некоторые из них в сокращении.

* * *

Уважаемый Юрий Юрьевич, большое Вам спасибо за такую прекрасную книгу! Она – настоящая находка для человека, который на определенном этапе своей жизни и карьеры задается вопросом о начинании такого дела, как адвокатура. Ваша книга очень четко отражает все реалии современного мира, в котором свободно гуляет коррупция и все, что делают люди, направлено исключительно на извлечение собственной выгоды. Признаться, так думал и я до прочтения данной книги, но Вы как автор смогли убедить меня в том, что не все адвокаты ищут в делах исключительно выгоду, а коррупции не всегда удается перечеркнуть букву закона.

С уважением, Дроздовский Андрей
* * *

Уважаемый Юрий Юрьевич, огромное спасибо за книгу, я учусь на 3-м курсе на юрфаке, хочу стать адвокатом, большое влияние на это решение оказала Ваша книга. Хочу поработать помощником адвоката, желаю Вам крепкого здоровья и огромных успехов в работе.

С уважением, Олег Орлов
* * *

Осмелюсь выразить благодарность читателя за Вашу книгу. Для меня ценность Вашего труда заключается именно в советах практика, которые не встретить в научной литературе. Книгу прочел с карандашом и, признаюсь, обнаружил ответы на вопросы, к которым самостоятельно не мог найти наиболее оптимальный подход. Это касается и Вашего взгляда на выбор позиции по делу, технологии защиты, использования доказательства защиты и прочее. Отдельно хотел бы отметить главу первую книги «Есть такая профессия». В сущности, в голове рождается только один эпитет – «здорово». Действительно – здорово! Спасибо за Ваш труд!

С уважением, стажер Московской городской коллегии адвокатов, Фомин Алексей
* * *

Будучи в Москве, в «Библио-Глобусе», на днях я купил Вашу книгу для начинающих адвокатов… Хотя она названа пособием для начинающих адвокатов, не думаю, что все опытные адвокаты знают то, что Вы в ней изложили. Я с удовольствием ее прочитал и, поверьте, значительно обогатил свои профессиональные знания (хотя в моей библиотеке давно имеются такие пособия для адвокатов, как «Искусство речи на суде», труды Гарриса и много пособий для адвокатов, изданных уже в советское время). Книга – достаточно интересная, написана простым и доходчивым языком. Когда я читал главу, посвященную взаимоотношениям адвоката и клиента, то мне казалось, что Вы пишете о моих взаимоотношениях с клиентами. То, о чем Вы написали, со мной происходит почти каждый день. Спасибо Вам за Ваш бесценный труд, посвященный российским адвокатам.

Ильяс Тимишев. Член адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики
* * *

Купил книгу, потому что хотелось узнать о Вашей профессии с другой стороны, изнутри, а не с ее внешней стороны. Также были определенные мысли, чтобы переквалифицироваться в адвокаты. Нигде не встречал в одной работе ранее столько отражений деятельности адвоката в различных сферах литературы и искусства. Несмотря на то что Вы писали о своих «неудачах», как это может показаться со стороны, это мне показалось лучшей положительной характеристикой Вашей деятельности. То, как Вы самоотверженно боретесь с системой, и то, какими принципами Вы руководствуетесь в своей деятельности. После Вашей книги заинтересовался другими Вашими работами. Желаю Вам успехов и новых публикаций!

С уважением, Евгений
* * *

Меня зовут Микова Ева Борисовна, адвокат Первой Центральной Коллегии Адвокатов Адвокатской Палаты Иркутской области. Мне бы хотелось выразить Вам благодарность за Вашу замечательную книгу. Обычно скептически отношусь к юридической литературе из серий «самоучитель», «сам себе юрист/адвокат» и прочее. Однако Ваша книга совершенного иного качества и содержания. С первых страниц чувствуется любовь и волнение за нашу непростую профессию. Доступно Вам удалось показать все грани профессии и юридические тонкости, и психологические особенности работы, и даже примеры из литературы и искусства! Огромное Вам спасибо за интересное и познавательное чтение!

В настоящем издании книги были учтены пожелания читателей, советы коллег, стажеров и студентов, с которыми обсуждались темы и стиль изложения самоучителя. Вместе с тем я не стал сводить содержание книги к набору образцов документов и превращать самоучитель в скучный учебник по теории права. Изложенные в ней практические рекомендации, возможно, не только заинтересуют коллег и окажут помощь студентам в освоении профессии, но, надеюсь, позволят рядовым читателям, не имеющим юридического образования, ориентироваться в юриспруденции (проводить несложные дела, контролировать работу нанятого юриста и пр.).

Отзывы и пожелания просьба направлять автору на адрес личной электронной почты: [email protected]

Глава 1. Есть такая профессия…

Адвокатами не рождаются

Каждый человек индивидуален и имеет к чему-либо больший или меньший талант, но не всем суждено распознать свои способности и реализовать их, поэтому миллионы людей во всем мире занимаются не тем делом, для которого они предназначены. Многие знаменитости, избежав подобной участи, оставили юриспруденцию и напрямую не воспользовались полученными юридическими знаниями[1]. Есть немало известных личностей, которые, родившись в семье адвокатов, потенциально могли бы ими стать, но не стали[2].

 

Можно ли в ребенке определить какие-то качества, чтобы наверняка сказать о нем: он станет адвокатом? Видимо, нет, поскольку путь к профессии прокладывает не только дарование, но и работа над собой, и еще масса случайностей, которые кто-то называет божьим промыслом, кто-то – судьбой. Говорят, что Ф. Н. Плевако мало читал, имел пришептывающий голос, тем не менее это не помешало ему стать легендарным адвокатом и получить среди современников прозвище «московский златоуст».

В детстве я мечтал быть кем угодно, только не адвокатом. О суде я знал немного, в основном по рассказам моей бабушки, которая отдала адвокатуре 40 лет жизни. Содержание услышанных когда-то историй уже давно стерто из моей памяти, но не забыть тех неподдельных переживаний, с которыми она повествовала о человеческих судьбах и делах.

Адвокатская профессия тогда представлялась мне недостижимой вершиной, которую мог осилить лишь человек, специально рожденный для этого. Когда мне было пять-шесть лет, врезался в память один эпизод: юридическая консультация в здании народного суда Советского района Курской области… просторный кабинет… графин с водой на столе… большой портрет Ленина на стене… я печатаю на машинке одним пальцем – делаю вид, что это умею, на глазах у женщины, обратившейся к адвокату… за что получаю замечание от бабушки.

Именно тогда я впервые увидел зал судебных заседаний и из любопытства вошел в открытую дверь конвойной комнаты с клеткой для арестантов. Все это показалось необычным, торжественным, но я не мог себе и представить, что описанные интерьеры станут моей повседневностью.

Говорят, что хуже всего, когда человек выбирает профессию по совету близких и родных, которые не смогли реализовать собственные замыслы. Несбывшиеся мечты о профессии юриста были в молодости у моей мамы, а в 90-х годах юристом становился каждый второй, если не первый выпускник. Как бы там ни было, но после окончания школы мне было все равно, чем заниматься и кем быть, – стояла основная цель: получить высшее образование. На юрфак я поступил с большим трудом: после третьей попытки. К моему большому сожалению, результаты тестирования не выявили у меня склонностей к этой профессии, хотя учился я всегда добросовестно и увлеченно.

На момент окончания вуза я нигде не работал, и единственным местом, с которым я связывал свое существование, была адвокатура. Поэтому на приеме у Председателя Курской областной коллегии адвокатов я попросил отправить меня в любую тьмутаракань, лишь бы получить возможность работать по специальности.

Моя жизнь в адвокатуре началась в Промышленной юрконсультации города Курска во времена реформ. Тогда еще присутствовал особый дух «старой» адвокатуры, о котором напоминала кабинетная обстановка с полированными столами и стуком печатных машинок, обилием юридической литературы советского периода и воспоминаниями адвокатов.

Советская адвокатура никогда не была престижным местом работы юристов. Однако возможности заработать там имелись, и весьма неплохие. Адвокатов в стране развитого социализма было немного, поскольку государство количественно ограничивало их состав, как и гонорарный «потолок», но довольно часто вознаграждение выплачивалось минуя кассу. Поэтому многие следователи, прокуроры и даже судьи в погоне за «длинным» рублем перешли в коллегии адвокатов, а в конце 90-х, когда там настали трудные времена, с завистью смотрели на своих бывших коллег – государственных служащих. Собственно, к этому и сводились многочисленные воспоминания старых адвокатов, которые мне приходилось довольно часто слышать.

В то время, когда я начинал работать, еще никто не слышал о компьютерах, Интернете, электронных справочно-правовых системах[3]. Я был счастливым обладателем увесистого дефицитного сборника законов, много раз переизданной книги А. Р. Куницына с образцами документов, но, так как мои коллеги не горели желанием делиться опытом, практические навыки приходилось приобретать самостоятельно, по крупицам. Каждый день на новом месте мне представлялся унылыми малоперспективными буднями в борьбе за существование, поскольку я сразу же ощутил трудности профессии в отсутствие клиентов и стабильной заработной платы. Хотя сейчас-то я понимаю, что начинать адвокатскую деятельность в те далекие годы было гораздо проще, чем сейчас.

Сразу же я был поставлен перед трудным и мучительным выбором: работу в суде с возможной перспективой мне предложили практически одновременно с приходом в адвокатуру. Но я решил: несмотря ни на какие трудности, я должен стать именно адвокатом. Выглядело это, возможно, странно, так как за год работы в суде, где я оказался еще в период учебы по направлению службы занятости, от секретарей и помощников судей мне приходилось постоянно слышать друг другу задаваемые вопросы: «А ты сдал экзамены на судью?» Подобные устремления, как правило, были обусловлены материальным расчетом, я же выбрал путь в адвокатуру.

Во-первых, чтобы обеспечить преемственность профессии. К сожалению, моя бабушка не оставила мне возможности научиться у нее чему-нибудь, лишь врезались в память однажды сказанные ею слова, определившие смысл профессии – «надо уважать людей, помогать им». Но сознание того, что она была причастна к профессии, утвердило мой выбор.

Во-вторых, адвокатура привлекла меня огромным творческим потенциалом в отличие от скучной кабинетной службы чиновника. Уже после первого года работы в суде я понял, что унижаемый адвокат гораздо свободнее и образованнее судей и прокуроров, так как он мог самостоятельно определять свою позицию по делу. Не случайно французский адвокат Ж. Фавр однажды заметил: «Адвокат – профессия творческая, девиз адвоката – исследование и свобода».

Отличие адвоката от коллег-правоведов примерно такое же, как отличие автомобиля от поезда: автомобиль идет не только по накатанной дороге, но и по бездорожью. Именно поэтому не раз впоследствии мне приходилось видеть беспомощных судей, следователей, прокуроров, которые не могли воспользоваться своим опытом, знаниями для решения личных юридических проблем.

В-третьих, мне представлялось, что адвокатская профессия – это вершина юриспруденции, а человек с таким опытом всегда будет востребован не только в юридической сфере. Тому есть немало примеров в биографиях выдающихся личностей, начинавших свою карьеру именно с адвокатской практики, но реализовавших полученные знания в других сферах общественной деятельности[4].

В предыдущих изданиях книги не было сказано ни слова о том, легко ли сдать экзамен на адвоката? По этому поводу одним из читателей мне было сделано справедливое замечание.

Вряд ли есть смысл умалчивать о существовании так называемых нелегальных (кумовство, мзда) и полулегальных цензов (официальные взносы для сдачи экзаменов) для приема в адвокатуру. Конечно, связи и деньги решают многое, но, уверяю вас, сдать экзамен на адвоката гораздо проще, чем на судью или нотариуса, особенно, если перед этим вы «прикрепитесь» к коллегии адвокатов и поработаете некоторое время в качестве помощника или стажера. Все дело в том, что численный состав адвокатских палат, в отличие от других юридических корпораций, не ограничен. Поэтому не буду оригинальным, если скажу: для того чтобы сдать квалификационный экзамен на адвоката, нужно учить билеты.

Самая распространенная ошибка при подготовке – это приобретение многостраничных и многотомных справочников с соответствующим названием, составленных или редактированных известными юристами, с последующим бессистемным сплошным заучиванием текста.

Экзамены мне приходилось сдавать много раз, но всегда помогала одна и та же методика. Сначала вопросы я группировал по смыслу таким образом, чтобы уменьшить их количество. Затем составлял график подготовки с равномерным распределением ежедневной нагрузки на период не более чем на месяц до даты экзамена. Перед тем как приступить к изучению очередного материала, я вкратце повторял материал за предыдущий день, а в конце – наиболее сложные вопросы. Готовиться к экзаменам лучше непосредственно по текстам законов в актуальной редакции, а не на основе их не всегда корректного пересказа, содержащегося в вышеупомянутых справочниках.

Самым сложным всегда было решение практических заданий. Иногда намеренно или по небрежности условия задач формулируются таким образом, что допускается двоякий либо неопределенный ответ. Между тем правильный ответ всегда один, и он оказывается иногда известным лишь экзаменатору.

Несколько слов о том, как вести себя на экзамене. Существует сложившийся стереотип о том, что первыми отвечают отличники, а последними – те, у которых знания поскромнее. Поэтому не стоит идти в последних рядах в надежде, что экзаменатор устанет и задаст меньше дополнительных вопросов. Слушайте ответ предыдущего кандидата, поскольку на фоне посредственности вы будете выглядеть лучше. Если экзаменатор был доволен, то в этом случае подстроиться под ответ будет сложнее.

Начало речи должно быть ярким, так как именно к нему приковано внимание экзаменатора, и ни в коем случае не спрашивайте его о том, «можно ли отвечать со второго вопроса?». Хорошее впечатление производит свободный пересказ того, что написано при подготовке к ответу. А во время диалога с членами комиссии нужно внимательно выслушивать вопрос, не перебивать экзаменатора, не спорить с ним, кроме случаев провокации. Дополнительные вопросы, как правило, задаются, если экзаменатор обдумывает, какое решение принять в отношении претендента, либо просто хочет выразить свою точку зрения по поставленным вопросам.

И последнее. Обычно ведущую и активную роль в комиссии занимают один-два человека, поэтому накануне экзамена нужно изучить их манеры, привычки, практические и научные интересы, с учетом которых, как правило, и задаются дополнительные вопросы.


Вывод. Можно ли стать адвокатом, не «родившись» им? Можно, даже в наше непростое время. Для этого нужно верно определить мотивы выбора профессии, поставить перед собой цель и по пути к ней преодолевать многочисленные трудности и препятствия.

Отношение общества к адвокатам: читаем классику

В современном понимании адвокаты впервые появились в Древнем Риме, при этом профессия изначально никакого корпоративного устройства не имела. После упадка Римской империи адвокатура получила свое развитие в Византии, где был установлен специальный экзамен на годность кандидата в адвокаты и сформировалось «сословие адвокатов».

За всю относительно короткую историю российской адвокатуры государство относилось к представителям нашей профессии с пренебрежением, тем более не давало им каких-либо льгот и привилегий. Еще Петру I при посещении английского суда, когда он впервые увидел адвокатов, приписывают изречение:

Во всем моем царстве есть только два законника, и то я полагаю одного из них повесить, когда вернусь домой.

Затем Екатерина II бросила фразу:

Адвокаты и прокуроры у меня законодательствовать не будут, пока я жива.

Николай I как-то сказал:

Францию погубили адвокаты, и России они не нужны.

Несмотря на то что о профессиональных поверенных в России впервые упоминается в законодательных памятниках XV века, идея создания адвокатуры была воплощена у нас лишь спустя четыре столетия. Но золотой век русской адвокатуры длился недолго (с 1864 по 1917 год). Еще в 1905 году В. Ленин в письме Е. Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме написал знаменитые строки, без стеснения теперь вывешиваемые в служебных кабинетах следователей:

 

Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает.

Хотя это изречение вырвано из контекста, так как в действительности речь шла не обо всех адвокатах, а лишь о тех, которые отвергали социализм и классовую борьбу, после прихода к власти большевиков вновь созданная адвокатура была целиком подчинена государству. Само слово «адвокат» в советское время приобрело презрительный оттенок и чаще всего употреблялось с прилагательными «непрошеный», «самозваный».

В 1934 году в статье «Революционная законность и задачи советской защиты» тогда еще заместитель, а впоследствии будущий прокурор СССР А. Я. Вышинский указывал, что необходимо

защищая обвиняемого, не упускать из виду, что советское государство окружено врагами, что каждое сколько-нибудь серьезное преступление носит антигосударственный характер.

Именно поэтому особенностью советских процессов долгие годы было поразительное единомыслие, связывающее обвиняемых, обвинителя и защиту, которая не оспаривала виновности и беспомощно просила у суда лишь смягчения наказания своему подзащитному.

Впрочем, встречались и находчивые защитники, которые помогали своим клиентам избежать суровой кары и одновременно получали поощрение от партийного руководства за «агитацию» в суде. Такой случай описан в мемуарах адвоката Н. Палибина, бывшего присяжного поверенного, впоследствии эмигрировавшего в США. Когда прокурор попросил для подсудимых, саботировавших коллективизацию, 10 лет лишения свободы, защитник сказал:

Прокурор утверждает, что это социально опасные люди… Это глубокая ошибка. Колхозное движение неудержимым потоком охватило крестьянство земли русской… Обвиняемые же подобны муравьям, пытающимся переплыть этот неудержимый бурный поток колхозного движения. Поэтому они не социально опасны, а социально смешны и все равно будут захвачены этим могучим течением крестьянской массы. Я усматриваю в них не социально опасный элемент, а комический, а потому прошу оставить их на свободе, чтобы на колхозных собраниях можно было бы не только обсуждать серьезные деловые вопросы, но иногда и посмеяться над этими чудаками, желающими ковырять землю однолемешным плужком, когда трактор тянет 12 лемехов на любую глубину.

Адвокатура и сейчас фактически рассматривается как анахронизм, который государство вынуждено терпеть для поддержания престижа вовне. Однако, кроме нее и независимой прессы, в стране никого не осталось, кто мог бы сказать власти о произволе.

Но если адвокат не пользуется «милостью» государства, тогда в общественном сознании он должен быть исключительно положительным героем? К сожалению, лишь небольшая часть населения верит, что для решения юридической проблемы достаточно найти «хорошего» адвоката. Хотя вера в адвоката нередко основана лишь на том, что он подключит собственные связи с судьей, использует лазейки в законах.

Литература и искусство как образная форма общественного сознания наглядно показывает, что значительная часть общества по традиции отрицательно относится к адвокатам, считая их ловкачами и проходимцами, думающими только о наживе. Искусство и литература соцреализма практически не затронули адвокатскую тематику, поскольку художники и писатели той эпохи старались увековечить вождей и трудовые подвиги советских людей, устремившихся к светлому будущему. Наиболее ярко образ адвоката представлен именно в зарубежном искусстве и зарубежной литературе.

Художники изображали на картинах как лица неизвестных адвокатов[5], так и конкретных представителей этого сословия[6].

В Англии и США до 90-х годов прошлого века доступ фотографам в судебное заседание был практически закрыт, поэтому вместо фотографий газеты и журналы публиковали рисунки специальных судебных художников, которым всегда разрешалось присутствовать в зале. Однако в связи с тем, что до сих пор суд часто не готов рискнуть превращением процесса в реалити-шоу, судебный скетч продолжает оставаться за рубежом самостоятельным ответвлением изобразительного искусства. Широкую известность своими зарисовками из зала суда получили американские художники Г. Броди, Л. Хершфилд, Д. Рокуэлл, А. Лиен и др. Американская художница Мона Шейфер Эдвардс 30 лет провела в залах судебных заседаний, опубликовав в книге под названием «Запечатлено: в мире судов над знаменитостями» рисунки многочисленных «звездных» ответчиков, в том числе М. Джексона, Л. Лохан, М. Гибсона, П. Хилтон, С. Спилберга.

Можно найти, хотя и редкие, образцы отечественной судебной графики, к которой относятся рисунки П. Пясецкого по делу первомартовцев, графическая серия Кукрыниксов по мотивам Нюрнбергского процесса, зарисовки П. Шевелева процесса Ходорковского и Лебедева.

Бесспорно, портретная живопись и судебная графика доносят определенную информацию об истории юриспруденции, но они не содержат глубинных образов и оценок.

На нескольких широко известных картинах, выполненных в разное время отечественными художниками и изображающих судебное разбирательство, фигуры адвоката отсутствуют, а советское правосудие показано вообще предельно просто, без каких-либо символов величия и атрибутов. Главные роли отданы судьям и лицам, представшим перед судом[7].

До судебной реформы 1864 года, когда подобие роли адвокатов исполняли стряпчие и поверенные из числа дворян, прожившихся помещиков, разорившихся купцов, приказчиков, которые зачастую не имели никаких юридических знаний, ловчили и обманывали, составляли фальшивые документы, находили лжесвидетелей. Образ таких «ловкачей» был создан в картинах Л. И. Соломаткина «Стряпчий» и В. Е. Маковского. На рисунке Н. Негадаева «Совещание с „аблокатом“[8]» изображен один из многих «аблокатов», которые искали своих клиентов на улицах, а «конторами» им служили трактиры. Здесь за рюмкой водки писались бумаги и велись деловые разговоры. У В. Е. Маковского где-то на заднем плане картины «Оправданная» можно заметить довольного успехом адвоката, задержавшегося у кафедры, с которой он произносил свою речь. На картине «Осужденный» того же автора едва различимы силуэты разговаривающих после процесса адвоката с прокурором, а может быть, судейских чинов.

Адвокатская тема получила наибольшую популярность именно на картинах европейских художников. На полотнах Маринуса ван Реймерсвале «Офис адвоката» и Питера Брейгеля Младшего «Деревенский адвокат», безо всякого сомнения, представлен образ адвоката-пройдохи. На первой картине бросается в глаза хитрое выражение лица главного героя, окруженного напряженными лицами клиентов, а на второй – разворачивается целая пьеса. Старик принес адвокату курицу, его родственник еще какую-то снедь, жена протягивает яйца в корзиночке и еще копошится в большой корзине, а адвокату все мало – он делает вид, что читает бумагу, а сам приговаривает: «Дело сложное не знаю, как и быть».

Не отличаются святостью адвокаты, изображенные на других картинах: Э. Генри «Деревенский адвокат», Ф. Пауэлл «Семейный адвокат», Л. Дубин «Офис адвоката», Р. Дадд «Адвокат». По беспорядку в кабинете и выражению лиц героев картин складывается впечатление, что адвоката интересует где-то гонорар, а где-то молоденькая клиентка… На картине И. Мартина «На приеме у адвоката» – уставшие томные лица, а у А. Соломона «Не виновен» фигура адвоката на втором плане, лицо чуть видно: усталое от сложного процесса либо недовольное устной благодарностью родственника.

И еще две современные работы, подразумевающие коррупционную составляющую адвокатской деятельности. На первой картине А. Толстова «Адвокат и Фемида» изображен полуобнаженный молодой мужчина, соблазняющий молодую девушку с завязанными глазами и с весами в руках. На второй картине М. Глузберг «Продажный юрист» зафиксирован момент передачи взятки.

Адвокаты довольно часто были объектом карикатуры. Примечателен в этом отношении портрет юриста Д. Арчимбольдо («Юрист»). Отличительная черта его работ в том, что портреты составлены из фруктов, овощей, цветов, ракообразных, рыб, жемчужин, музыкальных и иных инструментов, книг и пр. Лицо юриста он представил в виде продуктов питания (рыба, курица), имея в виду многочисленные подношения клиентов: тело – кипа бумаг, облаченное в дорогую шубу.

Название рисунков Р. Дайтона «Дьявол среди адвокатов» и «Поверенный, достойный дьявола» в комментариях не нуждаются.

На картине В. Моргана «Наставления адвокату» главный герой напоминает преданного пса, послушно выполняющего все прихоти клиента, кажется, что вместо пера в зубах у адвоката кость.

На картине колумбийского художника Ф. Ботеро «Адвокат» (XX в.) главный персонаж не может вызвать ничего, кроме насмешки: сытый и довольный до такой степени, что его костюм вот-вот разойдется по швам.

Непревзойденным мастером карикатуры адвокатской тематики был французский художник-график О. Домье (1808–1879), который хорошо был знаком с судебными порядками своего времени. Еще в юности он служил рассыльным в конторе судебного исполнителя, а позже несколько лет жил напротив Дворца правосудия и часто там бывал. Он создал целую галерею лицемерных и безучастных адвокатов, театрально жестикулирующих, проливающих крокодиловы слезы.

На раскрашенной литографии «Читающий адвокат» изображен увлеченно читающий что-то адвокат, который от удовольствия даже делает «ножкой», выглядывающей из адвокатской мантии. Надпись к литографии гласит: «Мэтр Шапотар читает в юридическом журнале похвалу себе, сочиненную им самим».

На литографии «Адвокаты» изображены поверенные, облачающиеся перед процессом в величественные лиловые мантии и обменивающиеся любезностями с откровенностью, доведенной до цинизма: «Не забудьте возразить мне, а тогда я возражу вам, и нашим клиентам придется оплатить еще две речи!»

На литографии «Защитник» изображена небедная клиентка, которая, по выражению лица, уверена в благополучном исходе дела из-за того, что за такой результат адвокату хорошо заплачено.

На другой литографии О. Домье высмеял стремление адвоката поиграть на публике, которой не видно, а судьи давно пребывают в глубоком сне. Адвокат, уверенный в том, что будет услышан судьями, завершает свое патетическое выступление словами: «… Перед лицом беззакония око правосудия не дремлет».

На одной из литографий О. Домье изобразил выходящими из суда адвоката и женщину с ребенком. Очевидно, что процесс проигран, возможно, адвокат оставил клиентку без средств к существованию, поэтому женщина согнулась и горько плачет, приуныл и ребенок. Адвокат же не смущен происходящим, так как убежден, что великолепно сыграл свою роль: «Вы проиграли процесс, это правда… Зато вам посчастливилось услышать мою речь». Вспоминается высказывание Ю. Булатовича: «Адвокат никогда не проигрывает, клиент – довольно часто».

На литографии «Недовольный клиент» изображен доверитель, упрекающий своего поверенного в проигрыше, но адвокат высокомерен, он испепеляет презрительным взглядом того, чьи интересы неудачно отстаивал в суде.

На рисунке «Адвокат и его клиентка» автор изобразил адвоката, который не прочь пофлиртовать со своей молоденькой клиенткой.

На акварели «После судебного заседания» изображен исход судебного поединка: два адвоката, которые только что «рвали друг друга в клочья», но со спины зрителю не видно, что они, перестав кривляться, мирно беседуют друг с другом.

1Например, химик А. Лавуазье, философ Вольтер, писатели П. Мериме, Ш. Перро, Л. Н. Толстой, А. Островский, К. Паустовский, поэты А. Ахматова, Н. Гумилев, К. Д. Бальмонт, художники М. А. Врубель, Н. Э. Грабарь, А. Н. Бенуа, И. Я. Билибин, М. В. Добужинский, В. В. Кандинский, А. Матисс, Э. Дега, П. Боннар, П. Сезанн, композиторы Г. Гендель, П. И. Чайковский, С. Рахманинов, современный тенор А. Бочелли.
2Например, император Наполеон Бонапарт, основоположник теории научного коммунизма К. Маркс, чилийский политический деятель С. Альенде, писатель Стендаль, философ Дж. Локк, художники П. Рубенс и С. Дали, психолог С. Рубинштейн, российские артисты С. Крамаров, В. Гафт и Я. Арлазоров.
3В судах существовала должность консультанта, который обязан был вести огромную картотеку нормативных актов, размещенную в библиотечных ящиках. Поскольку она была в запущенном состоянии из-за многочисленных новелл законодательства, судьи сами кое-как отслеживали изменения законодательства по Российской газете, а иногда предлагали и участникам процесса найти текст того или иного закона. Согласитесь, сейчас это выглядит дико, но дефицит юридической информации присутствовал даже в судах.
4Например, писатели Оноре де Бальзак, Ч. Диккенс, В. Скотт, Т. Шторм, философ Иеремия Бентам, политик и философ Марк Туллий Цицерон, отцы-основатели Первой французской республики М. Робеспьер и Ж. Ж. Дантон, президенты США А. Линкольн и Б. Клинтон, отечественные политики А. Керенский, В. Ленин, А. Собчак.
5Например, А. ван Остад «Адвокат в своем кабинете», Ч. Вебб «Адвокаты», П. Уберти «Портрет трех адвокатов», Т. Кутюр «Адвокат направляется в суд», У. Боччони «Портрет адвоката», Ф. Гонин «Адвокат», П. Сезанн «Адвокат», М. Лейендекер «Портрет адвоката в его библиотеке», Жан-Луи Форен «Адвокат в суде», Д. Щербиновский «Комната присяжных поверенных в перерыве судебного заседания».
6Например, Рембрандт «Адвокат Толлинг»; К. Брюллов «Портрет итальянского адвоката Франческо Аскани»; П. Сезанн «Мужчина в соломенной шляпе» (портрет адвоката Г. Бойера); И. Репин – портреты присяжных поверенных В. Д. Спасовича, В. Н. Герарда, Л. Андреева; В. Серов – портреты А. В. Турчанинова, Д. В. Стасова, О. О. Грузенберга с супругой; Э. Мане – портрет адвоката Жюля де Жюи, О. Дикс «Портрет адвоката Х. Симонса».
7Например, С. Иванов «Суд в Московском государстве»; М. Зощенко «Волостной суд»; Н. А. Касаткин «В коридоре окружного суда»; Б. Иогансон «Советский суд»; С. Никритин «Суд народа»; А. Солодовников «В советском суде».
8Аблокат (прост.) – темный делец, устраивающий чужие дела за плату и часто на кабальных условиях. Среди «аблокатов» было немало мелких аферистов, бесстыдно обиравших темных людей, и просто опустившихся пьяниц, занимавшихся писанием прошений и жалоб. Составленные ими бумаги нередко становились предметом осмеяния городской прессы.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru