Возможный шанс на жизнь. Перекресток Миров

Юрий Александрович Рожков
Возможный шанс на жизнь. Перекресток Миров

Глава 1

Проснулся я от того, что мне свело всю кожу на скуле, притом так, словно ее всю залили клеем, а потом он высох. Пробуждение было тяжким, болело всё, казалось все тело, любая клетка, любой нерв. Мышцы, кожа, живот вообще был просто в шоке, и негодовал, как мог. Картинки постоянно перемешиваются в голове. Как же больно! Пытаюсь сосредоточиться, что-то плохо получается. Боль увеличивается. Непереносимая боль, у которой нет конца и края. Но видел я уже все сносно и смог-таки осмотреться. Картинка перед глазами абсолютно не хотела складываться. Мысли вообще не хотели посещать мою голову. Комната, уставленная врачебным оборудованием и компьютерами, была погружена в полумрак. Четыре неяркие лампочки освещения, помещенные под самым потолком, кое-как разгоняли тьму.

– Пить, – прохрипел я.

Безызвестный голос, упрямо осведомлялся у меня о чем-то. Шум изменил тональность, впрочем, разобрать, о чем говорят, я не мог. Меня перенесли, и я куда-то повезли. Немного и недалеко. Позже снова меня перекинули, и я отрубился. Новое пробуждение, и слышу голос. Мне предлагают подниматься. Да я и сам не против. Интерьер незнакомый, чувствуется в нем явно больница, непонятное оборудование, частично виднеется из стены, и стеклянные шкафы, заполоненные разнообразными колбами. Но все стерильно чисто, и функционально, все с надписями, и всем несомненно часто пользуются.

– Очнулся, герой? Здравствуйте Сергей, Я доктор окрестной больницы. Ты был сильно плох, но как это ни удивительно, я тебя подлатал. Жить будешь. Тебя принесли бойцы сообща с твоим товарищем и отдали нам. Где твой коллега Я бог его знает, испарился на следующий день, как ты у нас в больнице оказался. Про вас говорят что вы герои добрались до нас через всю Пустошь, привезя нам лекарство. А сейчас подымайтесь нужно привести себя в порядок. Душ налево, там же чистая одежда. С душем я справился, поотвисал в нем подольше. Очень хотелось смыть с себя какую то грязь, хоть тело было чистое, но вот хотелось, и все тут. Вышел из кабины в раздевалку. Умылся, почистил зубы. Из зеркала на него глядел молодая персона выше среднего роста. Короткая, практически наголо стрижка. Правильные черты лица, аккуратный нос, губы средних размеров. Бирюзовые глаза, глядели вызывающе. Мускулистый торс, на плече и груди немного рубцов от легких ранений. Сергей умышленно поиграл мышцами, подморгнул своему отражению. Пока осматривался, пошел напор горячего воздуха – ну, это понятно берегут полотенца. Одежда покоится на полке, какую-то робу, только без молнии. Залез в него. Безразмерный скажу вам комбез, можно кого угодно в него запихнуть. С доком мы проговорили около получаса. Он высоко отозвался о моей выдержке и стойкости, во время лечения. Меня он хвалил и относил все к моей выдержке. Не стал его расстраивать, и рассказывать что до сих пор элементарно торможу и с трудом осознаю, кто я и где нахожусь. Мне поступило предложение: проживать в этом городе, здесь. Пособий здесь нет. Врачебное обслуживание нормальное исключительно в городе, а на него еще заработать надо, бескорыстно тут не лечат. Законы как Диком Западе, лишь больше стреляют. Смертность высока, шанса уехать отсюда практически нет. Город подгонял набор солдата новичка: винтовка, нож, одежда, обувь и паёк на неделю. Все взятое со склада долгохрана, потому что все равно по срокам уже выбрасывать. Еще немного коротко обсудили с доктором моё здоровье, он попросил меня задержаться на несколько суток тут – вроде как лечение не закончено. Хрен с ним, а то еще замедленность в реакции есть. В таком состоянии выходить в дикий мир, где высокая смертность это только повысить статистику.

– Слушай, док Я всё понял. Мне надо покумекать над предложением – покидая кабинет доктор, пытавшегося коряво вербовать меня, на службу обронил я

– Должен. Я ж не спорю. Ну вот ты подумай все-таки.

Глава 2

– Меня зовут Сергей Борисов, позывной Скиф. Мне тридцать четыре года, по национальности русский, по мировоззрению тоже. Бывший офицер спецназа. Вместе с майором Максимом Пантелеевым пробившись сквозь инфицированные земли Пустоши, привезли в этот городище вакцину от местной заразы. Земля после войны у нас дикая, живность агрессивная и прожорливая. Во время дивной прогулки заполучил по кумполу, и как результат загремел в больничку. Врачевали меня уже тут. Док вытаскивал и матерился случай, был сложным. Но вытащил, сам не знает, как у него, вышло, случай тяжёлый. За лечение я никому не должен. Город меня облагодетельствовал как здешнего героя спасителя. На следующий день док снова затащил меня к себе для снятия более четких параметров и еще подлечил мой организм.

– Приступим, – оживился он.

Действительно я уже чувствовал себя лет на двадцать пять, при этом чувствовал себя бодро и все негативные эффекты без следа прошли. Гормоны бушевали – просили тело действовать.Так что меня уже тянуло что-то отчебучить, но я удерживался и исполнял все директивы дока. Промучив пять часов, док выгнал меня дрыхнуть. Никакой перегрузки на мозг утречком растормошил меня какой-то тип со словами, что пора оставлять лечебницу.

– Лафа кончилась – тяжело выдохнул, я обозвал его холуем империалистов и объяснил, что таковых в революцию семнадцатого года расстреливали вагонами. Надел футболку расцветки хаки, зашнуровал берцы. Востребовал отвести в столовую и нанести убыток проклятущим эксплуататорам рабочего населения в виде поедания чего-то съедобного, иначе сломаю ему шею и скажу, что так и было. И честно, как мне показалось, безвинно взглянул ему в глаза. Мужик молча их отвел, притащил мне блюда из местного общепита и ждал, пока я наемся. При этом дико и немного с опасением посматривал на меня. Народ в столовой был, и на меня откровенно глазели. Доев, я встал и объявил что готов к труду и обороне.

– Ну веди меня, куда собирался, зомби неразумный, – объявил я рисуясь перед народом. А что? Гормоны бурлили, чего греха таить.

– Чего это я зомби неразумный?

– Ну, а кто же ты? Зомби, тебе понятно, ты все еще жив, несмотря на твою тупость. Ну, а то, что тупенький ,это понятно и так.

Дотопали до какого-то типа в кабинете, там выдали остатки моих вещей с которыми я попал в больницу. Получил благословение не сдохнуть в первые минуты, а то всех разочарую, и проводник, повел меня к выходу. Возле выхода стоял док. Удивительно, даже не ожидал его тут увидеть.

– Привет, док я рад тебя видеть! Док я не знаю, что произнести и как поблагодарить. Да и не умею прощаться совсем, но надеюсь, еще увидимся.

Простились как-то скомкано. Подцепил я сумку и выбежал во двор. Град повстречал меня ночью, небольшим дождиком и жарой. Как это совмещалось, я не понимаю, но факт. Вытурили меня с больницы, показав направление: там дом, на нем написано «Администрация», разберёшься.

Глава 3

Ни фига неясно – и где этот дом, и что в нем искать, но побрел. Какой-то дом нашел. Администрацию нет. Совсем никого не нашел. Зато отыскал гостиницу и бар в одном. Двадцать здешних кредов поесть, сотка поспать. Супер просто, бабла у меня нет, благотворительностью тут не занимаются. Спросил, кого можно безнаказанно и быстро грохнуть, за деньги. Видимо, в шутку владелец мне показал на большущего типа, что-то поедавшего за столиком. Поздоровался, сказал, что хозяин этого гадюшника готов уплатить штукарь местных тугриков за его жизнь. Предложил выкупить ее владельцу. Говорил громко, меня услышали не только этот тип, но и клиенты

– Ты что за хер? – выдал в хамской манере громила, зло взглянул на хозяина, а после без размаха резко выбросил руку. Руку перехватил, дернул на себя и ударил с силой типу в ухо, он поплыл. Руку перевел на болевой. Еще раз спросил, будет ли он выкупать, а то я есть хочу. На удивление тренькнул кошель, упавший на стол. Осторожно освободил мужика, отодвинулся на всякий случай. Взяв двадцатку оставшиеся вернул, лишнего мне не надо. Громила, взиравший на меня зло, переменил выражение на удивление. Объяснил ему, что мне только есть, а потом я отсюда уйду. И попросил, пока я не закончил тут дела, заказавшего его мудака не уничтожать, надолго я не задержусь.

– Позднее, пожалуйста – вернулся к стойке, затребовал пожевать. И когда чудак этот на букву «м» собирал мне похавать, полюбопытствовал у него, так ли он уверен, что его никто не закажет. И прошел в дальний угол, тихо спокойно посидеть. Не успел начать есть, появился здоровяк

– Я Стас. Бывший наемник. Здесь потому, что влип по крупнику. Ты служил в спецуре? Это заметно, но вот что тут забыл и зачем так сразу обозначился, мне непонятно. И очень чудно ты заводишь знакомства, на мой взгляд.

– Знакомлюсь так потому, что день не задался. Средств нет в наличии, ничего не знаю, есть тоже надо. Взять негде. Спросил у этой жирной свиньи, как решить вопрос. Он предложил тебя грохнуть, я согласился.

– Он думал, что пошутил. Не отдал бы он тебе деньги.

– Отдал бы, еще и кредит себе оформил бы

– Убив ты оказался бы вне закона.

– А тут есть закон?

– Ты не представился.

– Скиф – я врал, никого я не собирался убивать. Но вот Стас отреагировал по-своему. Я-то мыслил чуть развести тему да и под нее выдурить себе и еду. Кто ж знал! Но не идти же на попятную. Тут не поймут

– Угу, кто не слышал про героев.

– Как ты себе представляешь героя, ночующего на улице под дождиком и без вещей?

– Недолго живущим. Стопе, тебе не подогнали комплект новичка?

– Нет.

– А в сумане что тогда?

– Фрагменты былой роскоши – я внимательно всмотрелся в лицо Стаса.

– Приблизительно так я подумал. Правда, чуть-чуть более оптимистично.

Стас заказал бутыль спиртного. Когда бутылка со спиртным была выдана, вопросительно посмотрел на бармена.

– Мы же не лохи какие из горла пить. Мы уважаемые люди. Стаканы где? – и недолго размышляя, зарядил жирдяю в ухо, борова унесло. Вновь подошел к борову, только выкарабкавшемуся из-под барной стойки и пытающемуся сфокусировать взгляд, и даже открыл было рот. И вновь борова унесло, но уже в противоположную сторону. Народ похвально зашумел. Оглядевшись, я понял, что невооруженных людей тут нет вообще, пистолеты у всех на виду. У борова также был пистолет, под барной стойкой, он к нему не полез, а мужественно терпел оплеухи. Хозяин пошутил зря. С бутылкой Стас возвратился ко мне. Официант кинулся в сторону и появился через мгновение со стаканами и еще одной бутылкой. Станислав кивнул ему. Это означало, что конфликт исчерпан. Со Стасом мы выпили понемногу, больше разговаривали. Точнее я слушал собутыльник, говорил. По его словам, мы находились в аду. Почти всё ядовито. Все зверье имеет зубы и пытается вас съесть. Мелкое съесть вас не сможет, но обязательно покусает. Без различных противоядий соваться вообще нечего, сыворотки стоят недешево и помогают не всегда. Есть места, где не ступала нога человека и здешнее зверье никто не знает

 

. – Как же вы тут живете-то еще.

– Да вот живы. Все поселения, что есть, охотой не занимаются. Окопались и охраняют свой периметр. Стайками прогуливаются в ближайшие луга и то недалеко, в лес травку собирают да плоды, что ценятся. Много на этом не заработаешь, но меньше шансов умереть. Время от времени поселения пропадают, вернее строения остаются, но живых там уже нет А вот охотники снимают в селах дома или строят сами.

– О, это нам знакомо. А оружие, насколько я помню, обязано предоставить администрация.

– Пф, оружие! Винтовку подгонит тебе. А толку от нее ?

Все рядом в один голос решили, что какой бы я крутой спецназовец не был, одному мне каюк. Напарник нужен. Но никто не напрашивался. Жаждущих не было. Когда рассказы стали сворачиваться я потянулся, хрустнул костяшками и предупредил, что мне пора. Выпили на посошок и разбрелись по своим делам. Короче, время провел с пользой. Пора провести ревизию того, что у меня осталось. Раскрываю сумку, и что вижу? Три упаковки с бельем. Тааак, трусы, и футболка. Это хорошо, Носки пять пар, фляга, аптечка, нож. Тридцать сантиметров стали не повредят. Ну, так неплохо. Мои шансы не сдохнуть в первый же день резко подросли. Переоделся, навесил амуницию. Поразмыслил и решил двинуться в администрацию за халявной винтовкой. По дороге нагнал Стас. На нем была полувоенная серая форма, на поясе висела кобура с пистолетом, старым добрым Кольтом 1911.

– Я с тобой.

– Ну, пошли.

Множество деревьев с высокими плотными кронами покрывали большое количество уютных двориков. Сергей то и дело рассматривал непривычные толстые стволы деревьев, уходящие вверх на добрый десяток метров.Они напоминали ему открытые бамбуковые зонтики, оберегающие от непогоды всех, кто находился под ними. Администрация, находилась за поворотом. В небольшом офисе сидел мужчина усталый от окрестной жизни. Он без всякого энтузиазма и смены интонации подал мне талон на склад. На складе еще проще я затолкнул талон в приемник, и через полминуты кладовщик приволок винтовку. Винтовка здоровенная дура, ей же в музее место! Стас явно наслаждался моим лицом видимо, ради этого и увязался со мной

– Многие выбрасывают их сразу

. – Ну уж нет, этот раритетный предмет мне послужит, буду пользоваться.

– Я так понял, ты расстроился – Стас, наслаждался, он ржал, как дикий конь. Так под его ржание и мы и дошли обратно в бар.

Глава4

Вот уже неделю я тружусь совместно со Стасом, пробуем скопить средства на дорогу. Надо прикупить технику амуницию. Он охотник за головами берёт заказы города. В лес далеко не ходим, все пути пролагаем по рекам. Я понимаю уже местных, по всем ощущениям, в земных дебрях безопаснее, крупных хищников нам не встречались, а ядовитых растений, насекомых, рептилий полно – и все это прекрасно маскируется. Стас сказал, что есть и местные волки и тигры, но встретить их значит умереть. На реках здешние крокодилы. Их бить легче. Охотники это элита. Мы по статусу между ними и поселенцами. Охота за головами доходная работа, но опасная. Зачищать шайки вдвоем несложно, затруднительнее ходить по джунглям. Метров пять-шесть это дистанция боя. Чаще рукопашного или ножевого – если успел достать ножом. Ножевой бой наше все много времени я потратил на тренировки, Стас мне не конкурент в этом. Более-менее безопасно ликвидировать засевшего бандита можно гранатами. Приобрёл себе АК -103 с оптическим прицелом и инфракрасной подсветкой, с ним теперь не расстаюсь. До сих пор вздрагиваю, вспоминая рывок местного крокодила с пастью пошире меня. Извел на него практически весь магазин. На нем мы неплохо заработали, шкура как броня идет на здешнюю одежду для выходов на природу. Я сделал из неё себе разгрузку, а также наколенники, налокотники, наручи, капюшон и защиту голени, прочее реализовали. Так и живем. Раньше Стас брал незначительные заказы на одиночек. Теперь вырезаем уже группы. Дела идут хорошо, бандиты вовеки не закончатся

– Привет, братуха! Как прошвырнулся по рынку?

– Привет, нормально: аптечку пополнил, купил, патроны тоже.

– Это да. Я заказ на зачистку взял.

– Что за заказ? Кто платит?

– Банда новая. Платит барыга Лысый. Хороший заказ и по баблу весьма неплох. Как раз крайний заказ будет и свалим из города.

– Хм, ты точно это знаешь? Не нравится мне этот заказ. Давай откажемся. Чуйка просто вопит, да и сам заказчик не нравится – товарищ посмурнел враз: Охотники привыкли ей доверять, чуйка это серьезно.

– Берем гранат побольше и сходим. Пора. – произнес он и направился к оружейному шкафу. Собирались мы быстро, Я потопал ногами, обутыми в берцы, проверил шнурки. Как держится снаряга, не бряцает ли что. Докупили боекомплекта, вышли на моторной лодке уже после обеда. И вот тут моя чуйка снова стал давать знаки. Я ощущал что-то не то. Неприятные ощущения, будто внутри головы прошел разряд тока. Сердце обернулось в готовую подорваться в любое мгновение гранату, начиная расплавляться и распухать. Адреналин поступал в кровь, и все ощущения обострились. Сразу выдвинулись. В кронах сильнее зашуршал ветер. Сквозь густую зелёную траву шагать оказалось тяжело. Мой спутник двигался быстро. Мы поднялись на пригорок

. – Двинулись – скомандовал я

– Контакт! Два одновременных заброса гранат по обнаруженному врагу, и мгновенно перемещаемся. Еще одного Стас снял ножом. Двух последних попросту пристрелили. За время боя охотник отдалился от меня и был сейчас метрах в ста, и общались мы по рации. На место стоянки моторки я не пошел, мне там резко не нравилось. Беспокойство стало нарастать, но как-то непонятно. Я затаился и замолчал, стараясь сосредоточиться. Стас тоже что-то испытал и резко кинулся на землю, и тут прогремела очередь. Я не шевелился и все пытался определить, где расположились враги. Коллеге я сейчас не могу помочь: пока противник не ясно где, я рискую элементарно погибнуть, так ничего и не сделав. Вот я почувствовал. Это ловушка. Пробираются молча и умеючи, но не охотники за головами – уже их слышно. Достал гранаты. Есть – двое, левее меня. Бросил и разом переместился, раздался взрыв гранаты и краткая очередь. В месте моих бросков доносились ругательства. Захожу еще теснее к ним в тыл и швыряю еще гранату, Резко сдаю назад, и извлекаю нож. И неожиданно сталкиваюсь с противником. Падаю на землю и одновременно силюсь полоснуть клинком. Плечо пронзает боль. Ну, плечо не голова, жить должен, если не помру. Делаю перекат и проткнул противника. Облокотился на дерево, вынимаю аптечку врачевать по-нормальному некогда. Ничего опасного, обезболивающий укол и наношу на рану пену от кровопотери, ну там еще дезинфекция.

– Сейчас сойдет и так – позади меня уже поджимает. Подумал, как я бы шел по следу и установил там растяжку. Начинаю подходить к напарнику по дуге, слышу разрыв гранаты, отборный мат, жив напарник. Надо прикрыть его, время, время! Все, живо вперед, врага чувствую уже рядом. Автомат на изготовку. Вижу, где скрывается противник – нога видна, очередь в нее. Есть, смещаюсь, добиваю, готов. Сзади выстрелы там Стас снял врага. Взрыв в глубине в леса, моя растяжка сработала.

– Жив, я уж было подумал, всё отвоевались.

– Жив, царапнули меня прилично. Чувствую охотятся на нас. Пока есть преимущество надо идти.

Перед уходом подобрал гранаты у покойников, приноровил на сюрпризы.

–Патрон мало собирать времени нет, направляться к лодке не можем – оттуда и идет погоня.

– Уходим дальше в лес. Стоп, привал, отдых.

–Как же ноет плечо!– Разыскал в рюкзаке стимуляторы. От них позднее долгий отходняк и сон. Делаем крюк, надо возвратиться и грохнуть всех загонщиков. Идем дальше и вот уже заметил ближнего. Так, пушку закидываю за спину, руку на клинок, это дело ножа звуки нам не нужны, очень близко идут они. Рывок, лезвие в печень, удар, еще удар. Без красивых замахов и иной лабуды, все предельно просто и функционально. Элементарно и банально срезали с напарником двух замыкающих. И снова отходим вновь в кусты. Последний час дался тяжело, мышцы все перекручивает, в брюхе два кирпича трутся об кишки, и в голове грохочут колокола. Километр тянулся за километром, метр за метром. Где-то рядом журчала вода, ручей, елки, как хочется пить. Напарник остановился, закрыл глаза, и прислушался к ощущениям

Рейтинг@Mail.ru