Владимир Орловский. К истории русской живописи

Юрий Александрович Ломакин
Владимир Орловский. К истории русской живописи

Предисловие

Владимир Донатович Орловский (1842-1914) – русский художник-пейзажист, выпускник Санкт-Петербургской Императорской Академии Художеств, пользовался широкой известностью в 1870- 1890-х годах. В дальнейшем его творчество было несколько забыто, как и многих других художников так называемого академического направления. Пейзажное наследие Орловского не изучено в значительной своей части, и до сих пор мало известно, а существующая литература стала библиографической редкостью. В отличии от современников и единомышленников деятельность которых получила достаточно полное освещение в литературе, творчество В.Д. Орловского не привлекло еще к себе пристального внимания историков искусства. Представленные ниже материалы о жизни и творчестве В.Д. Орловского, других художников, связанных как с Академией Художеств, так и с независимыми творческими объединениями, могут представлять интерес как для любителей истории искусства, так и для специалистов.

Глава первая.

Владимир Донатович Орловский родился в 1842 году в семье помещика Киевской губернии. Поступив в 1855-м году во 2-ю киевскую гимназию, «…он обратил внимание учителя рисования Н.М. Сошенко на свое дарование. При таком опытном руководителе, Орловский вскоре оказал быстрые успехи в рисовании … бывший в то время директором 2-й киевской гимназии М.К. Чалый убедил отца, что и в искусстве можно сделать почтенную карьеру. И Орловский отправился в Петербург с рекомендательными письмами от Сошенка и Чалаго к Т.Г. Шевченке». [1]

В рекомендательном письме от 16 октября 1860 года к Т.Г. Шевченко, который жил тогда в Академии художеств, М.К. Чалый писал: «Рекомендую Вам, уважаемый Тарас Григорьевич, будущего деятеля на поприще русского искусства. Желая посвятить всего себя исключительно одной живописи, Орловский, оставив гимназическую нашу премудрость, намерен поступить в Академию художеств. Судя по его работам за последние два года под руководством нашего общего друга И.М. Сошенко и по той страсти, с какою он предавался любимым занятиям, можно надеяться, что из него со временем выйдет замечательный художник. Соха (так называли в кругу друзей И.М. Сошенко) присоединяет и свою просьбу к моей. Примите же, дорогой земляк, этого симпатичного юношу под свое покровительство, укажите ему дорогу, по которой он должен идти». [2, c.44]

Орловский пропустил срок приемных экзаменов, и по совету Т.Г. Шевченко поступил в рисовальную школу. «За несколько дней до кончины Тарас Григорьевич дал Орловскому письмо к г. Львову- тогдашнему конференц-секретарю Академии художеств. С письмом Орловский принес г. Львову и свои рисунки. Конференц-секретарь нашел их хорошими и, не в пример прочим, зачислил в 1861 году молодого художника в Академию». [3, c.2]

Сведения о начале творческой биографии Орловского содержит его личное дело в архивных документах Академии Художеств.

О гимназии: «№ 1879. Дано за надлежащею подписью и с приложением казенной печати ученику четвертаго класса Киевской 2- или губернской гимназии Владимиру Орловскому в том, что он поступил в сию гимназию 12 августа 1855 года и находился в ней по 12 сентября 1860 года, ныне же, согласно вступившей просьбе уволен. <…> 13 сентября 1860 года, г.Киев. Директор Киевской 2-й гимназии училищ Киевской губернии Статский Советник и Кавалер М.К. Чалый». [4, c.1]

Судя по справкам из личного дела, учеба Владимира Орловского в Академии Художеств шла успешно: «Свидетельство от 18 октября 1864 года №216. Когда ученик Владимир Орловский получил медали, какия именно и за что. Ученик по новому Уставу Владимир Орловский имеет медали: 22 декабря 1862г. 2-я сер. Медаль- за пейзаж. 21 (декабря) 1863. 1-я (медаль за пейзаж). Рисует с гипсовых фигур. В 1864г. получил за рисунки №№ 10, 41 и 36. По наукам состоит в 1-м Отделении». [5]

Вскоре после поступления Владимира Орловского в Академию, материальное благосостояние его семьи, как и многих других помещичьих семей, пошатнулось. Видимо, это было связано с последствиями реформ Императора Александра II-го, прежде всего освобождения крестьян от крепостной зависимости.

С 1862-го по 1865-й год Владимир Орловский получает в Академии денежное пособие для недостаточных академистов: «№7. 14/0 Министерство Императорского двора. Императорская Академия Художеств. 20 марта 1865г. №657. Господину Бухгалтеру Правления Академии Алексею Михайловичу Попову. На основании постановления Совета Академии, в 27 день минувшаго Февраля последовавшаго, производимое ученику Владимиру Орловскому, по назначению Совета на третном экзамене 22 декабря 1862 года, содержание по 10 руб. в месяц, следует прекратить. О чем и сообщается вам для сведения и прекращения помянутаго содержания с 1-го числа сего марта. За Конференц-Секретаря Заслуженный Профессор (нрб.)». [6]

Право на получение пособия необходимо было подтверждать каждый год, выдавалось пособие только успешным ученикам: «Журн. Сов. 9 и 10 Января 1863г. Ст.17-я. Определено: принять к руководству, что правом получения безплатных билетов по бедности пользуются исключительно ученики получившие медали и нумера перваго десятка за рисование по всем классам. Журн. Сов. 9 и 10 Января 1863г. Ст.3-й. Определено было между прочим ученику Владимиру Орловскому назначить содержание по 10 р. в месяц начиная с 1 Января 1863г. Журн. 25 и 27 Февраля 1865г. Ст.24. Содержание это прекращено по нахождению Орловскаго в Крыму». [7, c.19]

Билет, о котором идет речь в выше приведенных архивных материалах, это документ, дававший право на посещение занятий и одновременно- на проживание в Санкт-Петербурге: «Билет. Из Императорской Академии Художеств состоящему в числе вольноприходящих учеников ея….в том что он имеет право проживать на квартирах в Петербурге, при исправном посещении Академических классов в течении (нрб.) сего 1864 года. С истечением сего срока билет сей должен быть возвращен в Академию, с заменом другим или с прекращением выдачи таковаго. В уверение чего и дан ему… билет с приложением Академической печати. С.-Петербург, Января 3 дня 1864 года. Конференц-Секретарь. Получил…». [8, c.3]

Получая пособие, Владимир Орловский и сам активно работает. Так, в 1863-м году две его работы, наряду с работами других молодых художников, приобретает Общество Поощрения Художников: «Из отчета за 1862 год, Вам, Милостивые Государи, известно о постановлении Комитета, чтобы по прекращении ежемесячных выдач бывшим пансионерам, все свободныя денежныя средства Общества, преимущественно, употреблять на заказы и покупки произведений русских художников и на выдачу пособий тем из молодых людей, которые заявляют несомненные дарования. На этом основании в 1863 году сделаны следующие распоряжения: А) По выбору Комитета приобретены покупкою нижепоименованные картины, признанныя достойными внимания и по сюжетам и по исполнению: 1. Вид Кавказа- Лагорио. 2. Тоже 3. Горе матери- Реймерса. 4. Богомолки- Попова. 5. Лунная ночь- Суходольскаго. 6. Пейзаж- бар. Клодта. 7. Гарибальдийцы- Филиппова. 8. Пряха- бар. Клодта. 9. Пейзаж- Киселева. 10. Сборы в маскарадъ- бар. Клодта. 11. Пейзаж- Орловскаго. 12. Тоже. 13. Пейзаж- Волковскаго. 14. Внутренность церкви- Сажина. 15. Наружный вид часовни- его же. 16. Пейзаж- Добровольскаго. 17. Тоже. 18. Головка девушки- Жодейко. 19. Вид Симонова монастыря- Верещагина. 20. Вид Спасской башни- его же. 21. Пейзаж- Попова (московскаго). При покупке вышепоименованных картин имелось более всего в виду поощрить и поддержать художника вовремя и хотя небольшою суммою, придать ему силу для дальнейших трудов. С этою же целью весьма часто выдавались художникам денежныя ссуды, с возвратом при продаже их произведений». [9, c.2-3]

В конце того же года работы Владимира Орловского были разыграны в лотерею: «В годичном собрании Общества Поощрения Художников, 27 декабря 1863 года, разыграны в лоттерее между гг. членами следующие предметы: 15. Содержание картины: Пейзаж- Орловскаго. Кто выиграл: Петр Павлович Дурново. 16. Тоже. Николай Густавович Розинский». [10, c.35-36]

В 1863-м году появляется первый отзыв о творчестве Владимира Орловского в печати: «После Лагорио и Боголюбова нельзя умолчать о нескольких молодых талантах, приобретших в последнее время заслуженную известность. Первым из них оказывается барон М.П. Клодт 1-й, котораго «виды» Нормандии и Швейцарии имеют большие достоинства. … Что касается живописи растительности, то по этой части, за два года назад, явился талант замечательный- Е.И. Дюкер. … Большия надежды внушает и г. Орловский, ученик Боголюбова. Картины его имеют своеобразный характер, как и у Дюкера». [11]

Весной 1864-го года ученик Академии Владимир Орловский едет на этюды в Крым: «Свидетельство №3. №950. Из Императорской Академии художеств ученику ея Владимиру Донатову сыну Орловскому в том, что он отправляется для художественных занятий по Волге и в Крым сроком по пятнадцатое число октября сего 1864 года почему Г.г. на заставах начальствующие благоволят чинить ему свободный пропуск туда и обратно и при занятиях его в случае надобности оказывать законное содействие. Во уверение чего и дано ему Орловскому сие свидетельство с приложением Академической печати. С.Петербург Апреля 11 дня 1864 года. Императорской Академии Художеств Конференц-Секретарь. Производитель дел». [12]

В процессе обучения в Академии, Орловский сближается с профессором Академии А.П. Боголюбовым, который, вернувшись из поездки в Европу, работал в Академии с молодыми художниками. Боголюбов отмечает способности Владимира Орловского: «1860. Отечество. Снова петербуржец. (Октябрь-Ноябрь). Поселился в Академии. Августейший президент наш В. Кн. Мария Николаевна предложила мне безвозмездно брать учеников Академии- пейзажистов на выучку. Молодёжь стала ко мне ходить. Я им проводил мои европейские взгляды на искусство, рекомендуя писать поболее этюдов с натуры и не набросками, как у нас начинается летняя работа художников, а окончательно и сознательно. Из всех молодых людей (Ф.Ф. Боганц, Д.В. Вележев, И.В. Волковский, П.П. Джогин, Е.Э. Дюккер, Е.А. Ознобишин, И.И. Шишкин, В.Д. Орловский) я встретил талантливого одного только И.И. Шишкина и потом, через два года, Орловского. Остальное всё было очень посредственно и тупо. Был ещё Дюккер, но тот скоро сделался пенсионером, и я его уже знал позже, в Дюссельдорфе, где он поселился совсем, составя себе почтенное имя». [13, c.91]

 

В мастерской Боголюбова у Орловского завязались новые знакомства. Его биограф, Ф.И. Булгаков, пишет об этом периоде в жизни Владимира Орловского так: «Даровитый академист, однакож, нуждался в указаниях и советах, а равно и во внимании к себе опытных руководителей. Случай ему доставил это. Однажды сидел он в копировальной зале и работал над копией с какого-то этюда А.П. Боголюбова. Заметив даровитого ученика, профессор предложил ему заниматься у себя в мастерской, где, знакомя его со своими посетителями, дал ему возможность выдвинуться вперед». [14]

Боголюбов вводит Владимира Орловского в круг своих высокопоставленных заказчиков и знакомых: «Так, у Татищевых Орловский прогостил лето, писал этюды, затем получил рекомендательное письмо А.П. Боголюбова к архитектору Монигетти, строившему тогда «Ливадию». Тот в свою очередь познакомил его с князьями Воронцовыми, и в Алупке художник провел 1864 и 1865гг., делая этюды. То были еще рабския копии с натуры». [15]

на этюдах в Крыму позволила Владимиру Орловскому повысить свое мастерство художника, начать поиск своей. индивилуальной манеры письма. Ф.И. Булгаков связывает изменения в живописи Владимира Орловского с влиянием княгини В.М. Воронцовой: «Княгиня М.В. Воронцова, любившая искусство и сама занимавшаяся им, заметила ему как-то, что не в этом состоит настоящее направление художества, что нужна некоторая поэтическая струя, что надо подыскивать в природе эффекты, которые находили бы отклик в душе и творческой фантазии художника и что при исполнении этюдов не столько нужно обращать внимание на частности, сколько на получение общаго настроения, впечатления, произведеннаго данной местностью, освещением, моментом, подмеченным в натуре. И, поясняя это, княгиня предложила художнику написать этюд окна в своей комнате. Последняя помещалась в полусвете; окно выходило в сад, где деревья и дорожки были залиты южным солнцем. «Вот именно это впечатление блеска, света, тепла передайте мне; листья, ветки- вещи второстепенныя, об этом не заботьтесь много, я сама их почти не замечаю, но ваш этюд должен мне напомнить это окно, т.е. весь блеск, свет, всю ту прелесть жизни, тепла южнаго солнца, которыя чувствуются там, в саду», разъясняла княгиня молодому художнику. Этот первый этюд был, так сказать, пробным камнем в дальнейших успехах художника. Таким образом, под влиянием М.В. Воронцовой Орловский набрел на свою дорогу, а пребывание в Алупке доставило ему большой запас этюдов, что и дало ему возможность явиться во всеоружии на академический конкурс». [16]

Действительно ли было влияние княгини Воронцовой на молодого художника так велико, или Орловскому достало ума не отрицать влияние своей знатной покровительницы, сказать трудно. Cам В.Д. Орловский об этом эпизоде нигде не упоминает.

Как пишет далее Ф.И. Булгаков, «Вместе с академическим успехом явились и материальные успехи. В данном случае Орловский опять-таки был обязан А.П. Боголюбову. Профессор рекомендовал его картины всем и всюду. Весьма важной поддержкой в то время были: покупка программы на малую золотую медаль Е.В. Наследником Цесаревичем, ныне царствующим Государем Императором, и заказ картины в пандан этой вещи, равно благосклонное внимание высокаго заказчика. Боголюбов вскоре затем вызвал Орловскаго в Петергоф помогать ему писать декорации, где и представил художника Государю Наследнику и его супруге». [17, c.10]

Подтвердить факт работы Владимира Орловского в Петергофе архивными документами на сегодняшний день автору этой работы не удалось.

Способности молодого художника замечены. Он по прежнему пользуется покровительством Императорского Общества Поощрения Художников, как один из подающих надежды молодых художников: «…одна из главных забот общества состоит, конечно, в том, чтобы принимать произведения только тех художников, которые обладают несомненным дарованием. Поощрение художника на том основании, что он случайно избрал художественный путь и находится в бедности, диаметрально противуположно настоящей цели общества; – последнее уже есть дело Общества вспомоществования бедным, но не Общества Поощрения Художников, которое заботится, прежде всего, о развитии талантов, могущих современем занять почтенное место в истории национальнаго искусства. В видах своей цели, Комитет Общества, изыскивая средства для привлечения на Выставку большаго числа посетителей,– предложил, в виде опыта, открыть при Выставке художественную лотерею. Вырученную сумму предназначалось употребить на покупку картин лучших наших молодых художников». [18, c.3]

У молодых художников было приобретено 11 картин, 3 акварели и 3 бронзовые вещи. Собственностью Общества стали картины Владимира Орловского «Мельница» и «Мост на болоте». С постоянной выставки Общества были проданы 82 произведения русских художников, среди которых- три работы Владимира Орловского: «Весенний снег»; «Снопы»; «Долина Салгира». [19, c.17-19]

Приобретенные Обществом две картины Владимира Орловского в годичном собрании Общества Поощрения Художников, 8-го Января 1865г., были разыграны в лотереи. Картину «Мост на болоте» выиграл Действительный Член Общества Поощрения Художников Григорий Павлович Галаган, картину «Мельница»– Член-соучастник Общества Поощрения Художников Родоконаки Федор Петрович. [20, c.57-58]

Сам Владимир Орловский, как свидетельствуют материалы его личного дела, работал на Украине и в Крыму: «№8 №1686 15 сентября. В Правление Императорской Академии Художеств. Ученика Владимира Орловскаго. Прошение. Не имея возможности, вследствие разстроеннаго здоровья, к данному сроку возвратиться в Академию, честь имею почтительнейше просить Правление Академии возобновить мне Свидетельство на право жительства на Южном берегу Крыма впредь до выздоровления.– Медицинское удостоверение городового врача (на обратной стороне листа) и свидетельство Академии при сем прилагаю. Ученик Академии Владимир Орловский. Адрес на Южном берегу Крыма, в г.Ялту. Владимиру Донатовичу Орловскому. Августа 30 дня 1865г.». [21]

Требуемое свидетельство было Владимиру Орловскому отослано: «Свидетельство №10. №1963. Из Императорской Академии художеств ученику ея Владимиру Донатову сыну Орловскому в том, что он отправляется для художественных занятий в Крым сроком по первое число сентября будущаго 1866 года почему Г.г. на заставах начальствующие благоволят чинить ему свободный пропуск туда и обратно и при занятиях его в случае надобности оказывать законное содействие. Во уверение чего и дано ему Орловскому сие свидетельство с приложением Академической печати. С.Петербург Сентября 17 дня 1865 года. Императорской Академии Художеств Конференц-Секретарь, Статский Советник. Производитель дел». [22]

В Санкт-Петербург Владимир Орловский из Крыма возвращается 1 февраля 1866-го года.

В этот период у него были, видимо, были сомнения, стоит ли продолжать обучение в Академии. В марте 1866-го года он обращается в Правление Академии с прошением о присвоении ему звания классного художника: «№12 Марта 2 1866г. №365 Его Превосходительству, Господину Исправляющему должность Вице-Президента Императорской Академии Художеств, ректору Ея Константину Андреевичу Тону, ученика Владимира Орловскаго, Прошение. Не имея возможности продолжать долее мои занятия в Академии, по причине вредного влияния здешнего климата на мое здоровье, я на основании полученных мною малой и большой серебрянных медалей, честь имею почтительнейше просить Ваше Превосходительство сделать распоряжение о выдаче мне аттестата на звание класснаго художника 3-й степени (присущего) этим медалям. Ученик Академии Владимир Орловский. Марта 2 дня 1866-го года». [23]

К прошению была приложена справка о результатах обучения Владимира Орловского в Академии: «Справка. Орловский Владимир поступил в число Вольнослушающих в 1861 году в класс гипсовых голов по пейзажной живописи; в сентябре месяце того же года принят в ученики по новому Уставу; в декабре переведен в класс гипсовыхъ фигур. В 1864 году получил №№10, 41, 36. В 1862 году 22 декабря удостоен 2-ю серебряною медалью, за пейзаж. В 1863 году 21 декабря удостоен 1-ю серебряною медалью за пейзаж. 8 марта 1866г. №53». [24]

Но вскоре после этого прошения он представляет другое- просит о зачислении его учеником по классу архитектуры: «№13. 18 марта 1866 года. №504. В Совет Императорской Академии Художеств, ученика Академии Владимира Орловскаго. Прошение. Находясь в числе учеников Императорской Академии Художеств по пейзажной части, я в настоящее время решился заняться изучением Архитектуры; почему почтительнейше прошу Совет Академии, издать распоряжение о зачете меня в число учеников по этому отделу. Ученик Владимир Орловский. 12-го марта 1866 года». [25]

Последнее могло быть связано с отмеченным выше знакомством Владимира Орловского с архитектором И.А. Монигетти (1819-1878). [26, c.418]

Видимо, увлечение архитектурой было кратковременным и уже в мае того же 1866-го года Владимир Орловский планирует поехать на этюды в Петербургскую и Московскую губернии: «№14. 20 мая 1866 года. №896. В Правление Императорской Академии Художеств, Ученика Владимира Орловскаго Прошение. Находя для себя полезным, отправиться на лето во внутрь Петербургской и Московской Губерний для художественных занятий с натуры, почтительнейше прошу Правление Академии выдать мне Свидетельство для жительства и свободнаго проезда по этим губерниям. Ученик Владимир Орловский». [27]

На решение продолжить занятия живописью и обучение в Академии могло повлиять также то, что в 1866-м году Владимир Орловский получает премию Императорского Общества Поощрения Художников, учрежденную Обществом. Отчеты Общества за этот период позволяют понять, какими критериями руководствовались члены общества оценивая художественные произведения, в том числе пейзажные работы русских художников. Так, в отчете за 1865-й год читаем: «… один из наших членов, Граф Павел Сергеевич Строгонов, подал мысль ввести систему конкурса, как весьма действительную для возбуждения художественной деятельности и, вместе с тем, предложил учредить на свой счет две премии,– одну в 600 руб. за лучшую картину жанра, взятую из русской жизни, другую- в 400 руб. за лучший ландшафт, взятый из русской природы. Желая… усилить средства поощрения, Комитет Общества поспешил присоединить к 1000 руб., внесенным на премии Графомъ П.С. Строгоновым, еще 400 руб. из сумм Общества, предлагая разделить их на три части и каждую назначить как вторую премию. В последнем заседании Комитета, решено было прибавить к существующим двум вторым премиям еще две премии третьяго разряда, каждую в 100 рублей. В конце минувшаго года конкурс состоялся… из числа этих произведений, шесть отличались положительными художественными достоинствами… По пейзажу: Каменева «Песчаная отмель», Гине «Летний дождь» и Дикера «Берег моря». В отчете Комиссии, выбранной гг. Действительными членами для присуждения премий, напечатанном в 332№ газеты Голос,– подробно оценены и взвешены достоинства этих произведений. … Независимо от техники, более внимательной, более обработанной, успех в пейзаже явно проглядывал в старательномъ изучении явлений природы, в желании выбирать местность живописнее, в желании одушевлять ее фигурами и животными и воспроизводить ее с оттенком личнаго поэтическаго чувства». [28, c.3-5]

Владимир Орловский получает одну из премий, учрежденных Императорским Обществом Поощрения Художников по инициативе графа Строганова в следующем, 1866-м году: «Расход. По Обществу Поощрения Художников за 1866г. Выдано премий, удостоившимся их художникам: Шишкину… 400 руб. Орловскому… 200. Соколову… 200. Сычугову… 200. Шреттеру… 200. Далю… 200». [29, c.43]

На постоянной выставке Общества Поощрения Художников весной 1866-го года была выставлена картина Владимира Орловского «Ущелье при закате солнца Крым». Видимо, за нее и была присуждена премия. [30]

По возвращении с этюдов, в конце лета 1866-го года, Владимир Орловский выражает желание принять участие в конкурсе на малую золотую медаль: «№16 30 августа 1866 года. №1436 В Совет Императорской Академии Художеств, ученика Владимира Орловскаго, Прошение. Чувствуя себя достаточно сильным для принятия участия в конкурсе на малую золотую медаль по отрасли пейзажной живописи, почтительнейше прошу Совет Академии не отказать мне в праве быть экзаменованным наравне с конкурентами. Если- как 5-летний опыт доказал, что только буквальное выполнение новаго Устава и может дать хороших художников, то в таком случае покорнейше прошу Совет Академии допустить меня к конкурсу на тех же условиях, на каких дозволено это было ученику Архитектуры Шрейберу. Ученик Академии Владимир Орловский. 30 августа 1866 года». [31]

 

Здесь, видимо стоит сказать несколько слов о новом уставе Академии Художеств, на который ссылается Владимир Орловский. Уставы Академии художеств являлись важнейшими документами которые определяли не только деятельность Академии как художественного учебного заведения, но и развитие изобразительного искусства и художественного образования России. После поражения в Крымской войне (1853–1856) необходимость преобразований в Российской империи становится очевидной. Коснулись перемены и Академии Художеств.

Летом 1858 г. президент Императорской академии художеств, Великая княгиня Мария Николаевна, подала записку в Министерство Императорского двора, в ведении которого находилась Академия. Записка подана была на имя В. Ф. Адлерберга, возглавлявшего Министерство, почетного любителя Академии художеств с 1857 г.

Мария Николаевна обосновала необходимость преобразований в Академии художеств: «В управлении Императорской академии художеств как в художественном отношении, так и в распоряжении денежными средствами было бы весьма полезно сделать некоторые улучшения для того, чтобы, с одной стороны, развить самую художественную деятельность и образование молодых людей, обучающихся в Академии, а с другой стороны, ввести более правильности и бережливости в расходовании сумм» [32, л. 1].

Мария Николаевна обращала особое внимание на общее (первоначальное) образование, отсутствие которого, по ее мнению, мешало развитию художественных способностей: «Большой талант превозмогает это, но для большинства недостаток первоначального образования имеет следствием, что ученик останавливается на механической стороне искусства и, следовательно, не достигает истинного художественного успеха» [33, л. 1].

В труде С. Н. Кондакова об Уставе 1859г. сказано: «Этим уставом положено расширить курс преподавания общеобразовательных предметов с тем, чтобы поднять уровень общего развития и образования среди русских художников и дать им возможность сравняться во всем с их иностранными собратьями».

[34, с. 45].

Как мы увидим ниже, у Владимира Орловского были проблемы именно со сдачей экзаменов по общеобразовательным предметам: «№932 25 Мая 1867г. В Совет Императорской Академии Художеств. Инспектора Н. Шрейнцера РАПОРТ. Честь имею при сем представить отчет экзаменов по наукам за 1864 и 1866 года по 3-м отделениям. Отчет экзаменов по наукам за 1864 и 1866г. 1-м Отделении. 2) Ученики, оставшиеся с 1-го курса, с обозначением с которого года они в оном находятся. Живописцы. Орловский Владимир (пейзаж.) 1861. Сколько имеет медалей: одну 2-ю сер. и одну 2-ю золотую». [35]

О системе преподавания наук в Академии, может дать представление программа преподавания курса русской словесности: «Императорской Академии Художеств. Программа общей и русской словесности. I. Курс. Краткия психологическия понятия. Понятие о языке, его составе и образовании; о письменности. Проза и поэзия. Сочинения описательныя и историческия.

II. Курс. Понятия об изящном. Поэзия. Выражения ея в слове. Главныя роды поэтических произведений. Эпос греческий в произведениях Гомера. Эпос средневековой. Роман. Представители его. Животный эпос. Басни у новых народов.

III. Курс. Лирическия поэты. Драматическия писатели: Софокл и Аристофан. Ложноклассическия драматурги у французов. Шекспир.

IV. Курс. Исторический очерк главных русских писателей с преимущественным изучением их, от Петра Великаго». [36, c.1]

По новому Уставу предлагалось с одной стороны, отчислять из Академии художеств неуспевающих учеников, с другой- выдавать бедным ученикам, успешно обучающимся в Академии, пособия для продолжения ими образования. [37, л. 3].

Именно это позволило Владимиру Орловскому продолжать обучение в Академии после того, как дела его семьи пришли в упадок.

К концу 1858 г. проект нового Устава Академии художеств был готов. По Уставу 1859 г.: вводились классы наук; определялось время обучения; академический курс делился на три отделения, при переходе из одного отделения в другое учитывались результаты экзаменов по научным предметам. Пенсионеры должны были ежегодно присылать свои работы в качестве отчета. Время пенсионерства – шесть лет. Вводилась система получения степеней и званий – классных художников, академиков, профессоров. Решались социальные вопросы: «§ 28. Ректор обращает внимание на положение учеников и представляет вице-президенту сведения о выдаче беднейшим и нуждающимся пособий»; «§ 51. Пособия утверждаются в правлении вице-президентом по соглашению с ректором, к отделению коего ученик принадлежит; Выпущенный из 4-го класса Гимназии и имеющий одобрительный о сем аттестат поступает в Академию без экзамена; но должен, однако же, уметь рисовать». [38]

Как было указано выше, именно на таких основаниях был принят в Академию художеств Владимир Орловский.

В марте 1867-го года Орловский планирует отправиться для работы на натуре в Малороссию и Крым: «№17 15 марта 1867 года. В Правление Императорской Академии Художеств, ученика Владимира Орловскаго, Прошение. Находя для себя нужным и полезным отправиться в Малороссию и Крым для художественных занятий с натуры, почтительнейше прошу Правление Академии выдать мне свидетельство для свободнаго проезда и жительства в Киевской и Таврической Губерниях сроком по 1 января 1868 года. Ученик Академии Владимир Орловский. 14-го марта 1867 года». [39]

Его ходатайство было удовлетворено: «Свидетельство №19. №294. Из Императорской Академии художеств ученику ея Владимиру Донатову сыну Орловскому в том, что он отправляется для художественных занятий в Киевскую и Таврическую губернии сроком по первое число января будущаго 1868 года почему Г.г. на заставах начальствующие благоволят чинить ему свободный пропуск туда и обратно и при занятиях его в случае надобности оказывать законное содействие. Во уверение чего и дано ему Орловскому сие свидетельство с приложением Академической печати. С.Петербург Марта 15 дня 1867 года. Императорской Академии Художеств Конференц-Секретарь, Статский Советник и Кавалер. Производитель дел». [40]

За одну из работ, выполненных летом 1867-го года Владимир Орловский получает серебряную медаль: «31 Декабря 1867г. №2312. В Совет Императорской Академии Художеств Инспектора классов Академии РАПОРТ. На бывшем 23-го Декабря 1867 года третном экзамене удостоены ученики Академии к получению наград серебряными медалями: 2-го достоинства. За рисунок с натуры: Орловский Владимир». [41, c.6]

Весной следующего, 1868-го года Владимир Орловский вновь планирует принять участие в конкурсе, уже на право поездки для совершенствования за границу: «№20 3 мая В Правление Императорской Академии Художеств, ученика Владимира Орловскаго, Прошение. Предполагая отправиться на днях в окрестности Петербурга с целью приобретения художественных материалов нужных для выполнения программы на 1-ю золотую медаль, почтительнейше прошу Правление Академии снабдить меня свидетельством нужнымъ для свободного проезда по Петербургской губернии и Финляндии, ровно как и вспомоществовательными стипендиями, полагающимся конкурентам на золотыя медали по пейзажной отрасли по пятнадцати рублей за четыре месяца. Ученик Академии Владимир Орловский. Мая 3-го дня 1868 года». [42]

К заявлению приложена справка о результатах, достигнутых учеником Академии Художеств Владимиром Орловским к весне 1868-го года: «Справка. Орловский Владимир поступил в число Вольнослушающих по пейзажной живописи в 1861 году в класс гипсовых голов; в сентябре месяце принят в ученики по новому Уставу; по наукам в 1-м Отделении, и в декабре того же года переведен в класс гипсовых фигур. С 1867 года состоит в натурном классе, и получал за рисунки №№ 19, 13, 19-ый. Имеет медали: 22 декабря 1862 года получил 2-ю серебряною медаль, за пейзаж. 21 декабря 1863 года получил 1-ю серебряною медаль за пейзаж. 31 августа 1866 года на предварительном собрании, получил 2-ю золотую медаль за картину Вид. 23 декабря 1867 года получил 2-ю серебряную медаль за рисунок с натуры. В 1868 году состоит в числе конкурентов на 1-ю золотую медаль. – По наукам состоит с 1861 года в 1-м Отделении, и на переводные экзамены не явился три раза, если же в нынешнем году сего мая не явится, то должен быть исключен из числа учеников. Инспектор. №139. 6 мая 1868г.». [43]

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru