Замкнутая система

Юлия Марс
Замкнутая система

Глава 1

Разочарование

Никто не мог даже помыслить, что Ли будет высматривать в небе полет дрона-12, ведь после запуска программы на станции сразу открыли коридоры и все повскакивали со своих мест, чтобы как можно скорее добраться до своих комнат и начать то, что называется личной жизнью.

Но Ли осталась в рабочем кабинете, а затем быстро пересекла транспортный коридор и зашла в Наблюдательный отсек. Она задумчиво всматривалась в небо, она хотела увидеть то, что так красочно описывали немногие свидетели. Как с каждым вздохом дрон-12 все уменьшается и уменьшается пока не растворяется в темном небе, и только огромная линза Станции способна различить эту песчинку в бескрайнем космосе. Ли не увидела ничего.

Вероятность ошибки была исключена. Ли пристально вглядывалась в небо, пока вдруг не осознала, что дрон-12 движется прямо на нее. Офицер Ли увидела невероятное.

Дрон-12 просто кружил вокруг станции, облетая ее по кругу.

“Все в порядке”, пыталась успокоить себя Ли, “возможно, это заложено в программу, сначала облететь Станцию, а уж потом лететь в космос”.

Ведь полет этого дрона – это начало. Начало надежды. Ли мечтала позабыть всю свою жизнь на Станции и начать все заново. Она точно не знала, чего хотела, но точно знала, что хочет жить по-другому. Мечта о Планете, которая позволит жить людям свободно, без ограничений по количеству воды, кислорода или пространства. Это была лишь мечта и офицер Ли это понимала. Но запуск этих поисковых дронов производился регулярно именно потому, что это была их общая мечта. Всех жителей Станции.

В этот момент в Наблюдательный отсек вошла молодая девушка. Офицер Ли рассмотрела у нее на груди значок работников Оранжереи. Наблюдательный отсек находился рядом с Зоной Оранжереи, тут можно было наблюдать не только за небом, но и за ростом некоторых культур. Девушка с подозрением посмотрела на Ли, но ничего не сказала, приступив к своим прямым обязанностям – осмотру отсека перед дежурством.

Дрон-12 все еще навязчиво кружил вокруг Станции. Офицер Ли почувствовала раздражение.

– Все следят за запуском дронов в новостях, но предпочитают не говорить об этом. Никто не приходит в Наблюдательный отсек, чтобы увидеть его своими глазами, – сказала девушка.

– Запуск дрона – это многовековая традиция, – сказала офицер Ли.

– Но дрон-12 вроде должен лететь немного иначе?

– Все вечно что-то болтают, – ответила Ли.

– Забыла кто мне это сказал, но дрон-12 должен лететь в космос удаляясь и с каждым вздохом становясь все меньше и меньше.

– Сколько раз ты становилась свидетельницей влета дрона-12? – Спросила офицер Ли и вопрос прозвучал резко.

– Я? – Девушка задумалась, – Это шестой запуск, из тех, что я помню. Но я ни разу не видела, как он улетает.

– Я видела, как улетает первый из тех, что помню я, – сказала офицер Ли.

– Такая огромная ответственность, а лежит на куске металла, – вздохнула девушка.

– Человек слишком непредсказуем, никто не знает, с чем столкнется дрон-12, но мы можем быть уверены, что он соберет данные и отправит их нам.

– А мне кажется команда исследователей все-таки лучше дрона, – мечтательно произнесла она.

Ли ухмыльнулась, исследования значит. Ли предпочитала называть вещи своими именами – бегство. Очень многие на этой Станции мечтают сбежать.

– По крайней мере мы можем быть уверены, что дрон-12 не свернет с намеченного курса. – Сказав это офицер Ли почувствовала себя глупо. Дрон-12 не собирался улетать в космос.

– Может поэтому ни один еще не вернулся, – зло сказала девушка.

– Прошло слишком мало времени, – спокойно ответила Ли. – Если бы не вернулась команда исследователей заговорили бы о слишком больших рисках, о смерти, о запрете на исследования.

– Интересно, это зависимость или независимость от наших машин? – Почти шепотом произнесла девушка.

– Так или иначе, за всем эти стоит какой-то разум. В конце цепочки всегда есть чей-то разум и воля.

– Как-то это не внушает уверенности.

Офицер Ли пристально посмотрела на нее, в помещении словно похолодало. Только сейчас девушка вдруг поняла, что разговаривает с офицером.

Ли обернулась к куполу, дрон-12 пропал. "Улетел?" – Ли вздохнула, она начинала злиться на девушку, которая отвлекла ее от наблюдений.

"Впрочем, ничто не мешает мне снять записи с камер" – Ли чувствовала, что с дроном-12 что-то не так, да и девушка права – слишком много времени прошло после запуска первой машины. Они должны были получить хоть какое-то сообщение.

– Я биолог, – неуверенно сказала девушка, словно спрашивала, "правда ли, что я биолог"?

– Меня зовут Эстер, биолог – это мое предназначение. Я слежу за некоторыми растениями в Оранжерее, иногда делаю обход вместо стажеров.

"Оправдывается или намекает, что мне тут не место?" – размышляла Ли.

– Офицер Ли, механист-пилот первого ранга, – Ли решила ответить официально. Хотя теоретически она имела право находится здесь, Центр мог счесть это не рациональным.

Тут по куполу пробежала рябь, в зале потемнело, у Ли немного закружилась голова, возникла иллюзия, что это она мчится сквозь звездное небо. Но скоро отсек залил мягкий свет, за куполом воцарилась ночь.

– Ночное время, – сказала очевидное Эстер, – мне надо быть в оранжерее. Офицер Ли, хотите посмотреть Оранжерею?

===

Ли приняла приглашение просто потому, что это был самый простой способ избежать проверок и вопросов по поводу того, что она делает здесь в это время. Как офицер она имела право проверять любые кластеры Станции в любое время.

– Тут довольно красиво по ночам, – сказала Эстер, – все в полном порядке. Место, где нет загадок, все строго по регламенту. Рост, созревание, сбор и посев.

Они шли вдоль ровных рядов, где зеленели ровные гладкие стебли растений. Над каждым из них светила лампа, раз в несколько секунд слышалось шипение поливочной системы. Тут было жарко, влажно и пахло землей.

– А вот тут небольшой экспериментальный отсек и прилегающая к нему исследовательская лаборатория. Она небольшая, в основном исследуются и выводятся декоративные виды.

– Что, больше нет загадок у природы? – Спросила Ли.

– Нет, по крайней мере, что касается растительной жизни.

Браслет на руке офицера Ли коротко завибрировал. Оповещение, что дрон-12 вышел из атмосферы планеты. Такое оповещение мог поставить себе любой житель Станции, если хотел отследить путь дрона-12. Многие ставили себе такое оповещение, сигнал, означающий, что дрон-12 отправился на поиски Планеты.

Но сегодня офицер Ли задалась вопросом, насколько правдив этот сигнал. Действительно ли дрон-12 покинул Станцию. Она зафиксировала время сигнала.

После небольшой экскурсии по Оранжерее, в ходе которой она узнала как выглядят некоторые растения, офицер Ли попрощалась с Эстер и ушла к себе. Нужно поужинать, прогуляться по парку и лечь спать. Это ее ежевечерний ритуал, не стоило привлекать к себе внимание Центра пренебрегая такой мелочью, как прогулка. Хотя это означает, что данные по дрону-12 она сможет посмотреть только завтра.

Инбин 1

– Есть информация по дрону?

– Нет.

– Инбин, ну, конечно, ее нет. Ты же знаешь, что я имел в виду!

– Говори конкретнее, Главный Синтектор, я не должен постоянно разгадывать твои ребусы!

– Инбин, пожалуйста, просто скажи, есть ли новая информация по дрону-12, может ли что-то помешать выполнению протокола?

– Офицер Ли сегодня интересовалась дроном-12. Постоянный запуск все новых и новых дронов при полном отсутствии информации выглядит очень странно. Меня волнует, что она заинтересовалась этим сейчас.

– Это значит, что мы пропустили появление аномалии.

Главный Синтектор, глава Центрального отдела, получил сообщение. Инбин имел доступ ко всей Станции, сам выбирал, где и как ему собирать данные и как их интерпретировать. Аналитический отдел уже прислал ему свои выводы, теперь мнение Инбина должны были узнать все.

– Дрон-12 передал сигнал, – таково было сообщение Инбина.

Главный Синтектор выругался. Это сообщение получат все на Станции.

– Инбин, сигнал?!

– Да, пора начать следовать Протоколу в части появления аномалии, Главный Синтектор.

– Ладно, но в следующий раз предупреждай меня прежде, чем сделаешь еще какое-нибудь громкое заявление.

Инбин дернул усиком, вздохнул.

– Офицер Ли с кем-то обсуждала свои подозрения насчет дрона-12?

– Нет, но она навещала биолога в оранжерее, Эстер.

– Эстер уже нашла аномалию?

– Пока нет, если все пройдет по плану, то она обнаружит ее через два дня.

– Проследи за ней, Инбин.

Главный Синтектор открыл Протокол в части Аномалия.

– Когда они должны обменяться своими данными?

– Эстер должна связаться с Главным Биологом через три дня или через сутки после обнаружения аномалии.

– Тогда готовь расшифровку сигнала к этому дню.

– Какие данные лучше обнародовать?

– Решай сам, только когда примешь решение, оповести меня прежде, чем начнется трансляция по громкой связи.

– Главный Синтектор получит все оповещения вовремя.

– Инбин, не переставай искать реальные аномалии, это очень важно.

– Ладно.

Инбин – интеллектуальная биологическая наноструктура – был правой рукой Главного Синтектора. Это был отдельный вид или какая-то особенная разработка предков, Главный Синтектор не знал. Инбин всегда давал правильные ответы, но никогда не рассказывал, что он есть на самом деле. Внешне он выглядел как маленькое деревце, у него было много мелких листиков и длинных усиков. Инбин обеспечивал бесперебойную работу всех Зон на Станции, да и самой Станции, он мог в секунду обработать больше информации, чем все компьютеры и ИИ, которыми обладали люди. Инбин был сердцем Станции, а Станция – это жизнь.

 

Глава 2

Расширение информационного поля

Эстер замерла, не веря своим глазам. В огромном коридоре, напоминающем тропинку в лесу, росло то, что никак тут расти не могло.

Эстер робко оглянулась, конечно, тут никого не было. Лишь беззвучно проплывал дрон-контроллер, фиксирующий малейшие изменения в атмосфере, измеряющий уровень влажности… Стоп. Дрон-контроллер!

Эстер подняла руку к датчику и произнесла код, привлекая его внимание:

– Код 3125.

Дрон-контроллер остановился и медленно развернулся. Он был весь усеян датчиками, мигающими фиолетовым светом. Один из них замигал зеленым.

– Код принят, – тихо прошелестел маленьким динамиком дрон-контролер.

– Данные за пять дней на личный сервер. Вход – Эстер, номер сервера Nem130.

– Запрос принят.

Дрон-контроллер помигал индикатором.

– Запрос выполнен.

Эстер опустила руку и дрон-контроллер полетел дальше.

"Могло ли такое вырасти за 5 дней"? – Задавалась вопросом Эстер. Но данные за больший период уже в главном обработчике Станции, без специального запроса их не получить. "Хотя все равно придется с кем-то поделиться открытием", – Эстер подошла поближе.

“Листья покрылись мелкими ворсинками, довольно жёсткими. Форма листа немного изменилась. Раньше листья были более круглыми и гладким. Эти листья более угловатые. Ворсинки скапливаются ближе к ветке, а сама веточка у листа покрыта уже жесткими длинными шипами”.

Эстер выдохнула и продолжила записывать свои наблюдения.

“Впрочем, шипы заканчиваются уже к середине ветки, ствол выглядит гладким и гибким, таким же, как и должно быть у нормального растения”.

“Я просмотрела данные роста за пять дней. Из них следует, что шипы появляются через сутки после образования почки, а потом растут и распространяются вместе с ростом самого листа.

Цветы у нормального растения должны появиться через десять дней, но как проявится цветение у аномального растения предсказать не могу. Также неизвестно, что это за мутация. У нормального растения через двадцать дней сформируется семенная коробочка. Мы получим семена для исследования, чтобы выяснить, как возникла эта аномалия и закрепится ли эта мутация в следующих поколениях.

Также не ясно, сохранило ли растение свои кормовые и полезные свойства”.

Эстер подумала и выключила запись. Дальше она могла бы лишь перечислять очевидные вопросы, но вот стоит ли на них искать ответы? Эстер подумала, что проще уничтожить растение. Сделать вид, что ничего не произошло. Она оторвала от него веточку и положила в карман. Как поступить?

Она приняла решение и, завершив смену, отправила свои наблюдения по двум каналам. Офицеру Ли и Начальнику Оранжереи Астеу.

===

Отклик пришел немедленно, она успела лишь отметить завершение смены в журнале и принять заступление другого биолога на дежурство. Такая оперативность её немного удивила.

Эстер приняла сообщение. На ее браслете высветилось предложение открыть карты. “Открыть локацию” – дала команду Эстер. Браслет сформировал инфраэкран, где обозначил ее местоположение. Следуя указаниям, она прошла жилые помещения и вошла в Транспортный коридор. Коридор освещался очень ярким, неприятным светом. Белые стены не были оснащены инфо-экранами, Транспортные коридоры были созданы для быстрого передвижения, они были одинаковыми по всей Станции. Любые изменения в структуре Коридоров Станция считала нерациональными.

Впрочем, Эстер не оглядывалась по сторонам. Она редко пользовалась Транспортным Коридором и никогда не выезжала за пределы своего сектора. Ее жилые комнаты и Оранжерея находились в одном секторе, тут же находились все необходимые для обслуживания Оранжереи структуры. В других секторах ей было просто нечего делать.

Офицер Ли жила и работала в соседнем секторе, их объединял Наблюдательный отсек. Но даже в соседний сектор Эстер никогда не заходила.

Яркий прямой потолок отражал колонны и темные проемы окон. Эстер могла видеть себя в зеркальном отражении. Она приосанилась и замедлила шаг, незачем торопиться.

Коридор казался бесконечным, но каждые триста метров менялся цвет освещения и форма плиток на стенах. В Транспортном коридоре очень сильно ощущалось, насколько близок тот мир, что находится вне Станции, мир снаружи. От этого было не по себе. От безжизненного, пустого и враждебного мира снаружи Эстер отделяли лишь эти гладкие стены Транспортного Коридора.

Архитекторы не раз предлагали сделать Транспортные коридоры более функциональными, построить тут парки, кафе и магазины. Превратить коридоры в улицы, примерно такие же, как на реконструкциях улиц предков. Но Станция считала, что улица и транспортный коридор – это разные вещи. И не рационально совмещать одни функции с другими, так как наличие кластеров для отдыха лишь замедлит передвижение людей. Поэтому коридоры были отделены от жилых секторов, а за тонкими стенами простирался внешний мир. Но для Эстер это было первое путешествие, свет из ярко белого превратился в ярко жёлтый.

Инфраэкран на браслете исчез. Ее встретил служащий Авинси – автоматическая интеллектуальная система.

– Добрый вечер. Назовите код.

– Три-три-восемь, – прочитала Эстер код из сообщения.

– Шаттл отвезет вас в сектор 67. Приятного пути.

– Спасибо, – Эстер села в шаттл, дверь мягко закрылась, и она еще раз перечитала сообщение. Ей предлагали встретится для переговоров. Кто и о чем хочет с ней говорить? Подписи в сообщении не было, но канал был красный, а это значило, что ее вызывает кто-то из высшего руководства. Именно поэтому она сразу пошла по координатам. Но сейчас ей было не по себе. Никто не знает об аномалии, почему ее хотят видеть в другом секторе?

Эстер разволновалась. Шаттл открыл дверь.

– Приветствую вас в секторе 67, – сказал служащий Авинси.

Эстер в растерянности посмотрела на вновь появившийся инфраэкран.

– Вы впервые в нашем секторе, выделить вам сопровождающего?

– Я сама дойду, не провожай.

Она робко шагнула в залитый синим цветом Транспортный коридор, дрон-провожающий за ней не последовал, но завис на месте, продолжая мигать датчиками. Ей захотелось вернутся, но если она не подчиниться распоряжению высшего руководства, ей назначат штраф, а потом будет разбирательство. Что она скажет? Что испугалась? Эстер пошла вперёд с уверенностью, которой не испытывала.

Переход в жилой сектор начался с подъема на уровень выше. Лифт был достаточно потрепанным, на высших уровнях Эстер ожидала увидеть больше порядка. Но тут был просто огромный зал и несколько квадратных лифтов. Света практически не было. Эстер не нравились лифты, хотя она знала, что упасть с них в бездонную шахту невозможно из-за силовых стен, отсутствие осязаемых, видимых границ ее нервировало.

На нужном уровне лифт остановился, Эстер шагнула вперед, но тут её встретил маленький дрон-сопровождающий. Инфраэкран снова исчез.

– Место встречи…

– Да-да, – перебила Эстер, – восьмой дом.

– Я должен проводить вас к месту встречи.

– Спасибо, но я справлюсь сама.

– Я должен проводить вас, так как встреча состоится только завтра утром. Ночь вы проведёте в гостях.

– Тогда я просто вернусь в свой сектор…

– Я должен проводить вас, не беспокойтесь.

Эстер услышала, как позади неё зажужжал второй дрон.

– Не провожать! – Несколько нервно приказала она и сделала шаг назад. И спиной почувствовала прохладное, но непреодолимое силовое поле, мгновенно сгенерированное дроном-сопровождающим.

– Я должен проводить вас, пожалуйста, следуйте за мной.

– Идём, что уж, – у Эстер вспотели ладони. Она пыталась запомнить куда её ведут. Вроде её просто вели по малолюдному переходу, магазины работали, в кафе сидели здешние обитатели. Мирный вечер в стандартном жилом секторе. Дроны вели её по коридорам, не стараясь запутать, не затеняя путь и не выключая свет.

Но она понимала, что что-то не так. Зачем ей ночевать в чужом секторе? Почему ей не дают вернутся назад? Она во все глаза смотрела вокруг, отмечая повороты и дома. Но, когда дрон-сопровождающий прошелестел:

– Мы пришли, проходите.

Она поняла, что ровным счётом ничего не запомнила и понятия не имеет, как вернутся обратно. Её это не сильно расстроило, браслет был при ней, а в нем есть вся навигация по Станции.

Она прошла в подъезд типичного дома. В её Зоне она жила точно в таком же. Они поднялись на третий этаж и вошли в зеленую дверь. Номера на двери не было. Внутри квартира отличалась от её, она была намного больше и намного более пустой.

– Тут есть все, что вам может понадобится. Утром за вами придут.

Дроны улетели. Эстер подергала дверь, которая, конечно, оказалась заперта.

Она обошла все пять комнат, спальню, гостиную, комнату для медитаций, гардеробную, в которой оказалась даже несколько чистых брюк, рубашек и платьев. Правда из стандартного минимума, так что они не вызвали у неё интереса, также тут оказалась интерактивная комната и столовая. При этом мебели практически не было, а в интерактивной комнате напротив экранов стояло лишь одно кресло.

Кухни тут не оказалось, зато ванная комната была просторна и наполнена всем необходимым.

Эстер села на кресло и попыталась понять, что делать дальше. С кем связатся?

Нет ли тут камер? Эстер почувствовала себя одинокой. Друзей у нее было не много, впрочем, как и у большинства жителей Станции. Но они ничем бы ей не помогли. Можно запросить разъяснения у Станции, отправив сообщение в Центр. Но если это вызов из Центра она будет выглядеть глупо.

Эстер решила отправить запрос Охране Сектора. Нажала несколько кнопок на браслете, но ничего не произошло. Браслет не работал. Она включила интерактивный экран, но лишь удостоверилась, что связи со Станцией нет.

Стало страшно. Было очень тихо, спать не хотелось. Она решила принять душ, чтобы успокоится. Выйдя из ванной, она обнаружила ужин на столе, стандартный минимум №5 – точно такой же, какой она разогрела бы себе сегодня дома. Она подергала дверь, та, конечно, оставалась закрытой. Единственное, что отличалась от её обычного ужина, так это бутылка вина. Эстер пожала плечами и принялась есть. Когда она закончила, то услышала шум в интерактивной комнате. Включился экран, и она увидела тёмную фигуру. Человек сгорбился за столом, окно позади него было ярко белым, поэтому Эстер видела лишь его силуэт.

– Не пугайся, Эстер. Знаю все это выглядит странно, но эту аномалию надо сохранить во чтобы то ни стало. Я сделал запись в твоём деле, ты выходная сегодня и завтра, а браслет сдашь как сломанный, когда окажешься в своей Зоне. Завтра позавтракаешь вместе с жителями этого сектора, так что тебе лучше переодеться в более светлые тона. Если все пройдет хорошо, завтра ты будешь ужинать дома. Думаю, сейчас тебе лучше поспать.

Экран погас. Эстер поежилась, но решила последовать совету, так как просто не знала, что ещё ей делать. Спала она плохо, тревога не отпускала ее.

===

Просыпаться не хотелось. Эстер мгновенно вспомнила события прошедшего дня. Она заснула уже под утро и ей очень хотелось спать.

Но комната постепенно озарялась светом, из окна лился дневной свет.

– Выключи свет, – проговорила она. Но свет лишь немного потускнел.

 Видимо у Авинси этого дома рабочими были другие команды. Она окончательно проснулась, оделась, как рекомендовал тот человек, в стандартные штаны и рубашку оттенка этого сектора. Может ей удастся попросить о помощи кого-то за завтраком? Попросить передать сигнал в Центр.

Браслет, отсоединенный от Станции, показывал лишь время. В комнату залетел дрон-сопровождающий и проводил ее в столовую. Эстер почувствовала разочарование. Она надеялась прогуляться по незнакомым улицам, позавтракать в общей столовой, возможно сбежать домой. Включился экран и её увидела Станция. Эстер подтвердила личность, посмотрела на общий зал и пожелала выключить передачу.

– Доброе утро! Вы можете выбрать себе компанию.

Эстер с подозрением посмотрела на голограмму напротив. На экране высветился список тех, кто по тем или иным причинам не завтракал в общей зале.

– Откл… Стой!

Вот он её шанс, кем бы ни был человек, заперевший её здесь, из Центра или нет, но он не мог отменить самые основные команды Станции. Она должна была подтвердить свою личность, ведь на Станции живёт строго определённое количество людей, а также он не мог лишить ее права не есть в одиночестве. Эстер начала просматривать список, там были лишь незнакомые ей люди. Браслет не работал, она не могла узнать предназначения этих людей. Ли! Офицер Ли!

Эстер поняла, что ей повезло. Хоть один человек узнает о её затруднительном положении и сможет принять меры, если она не вернётся завтра в свой сектор.

– Запрос отправлен.

 

Эстер затаила дыхание, только ответь, только ответь.

Офицер Ли занимала должность механиста-пилота, а это значит, что она могла летать за пределы Станции. У нее была обязательная для всех жителей страничка в Сети Станции, но она ее не вела. Там были лишь профессиональные, довольно сухие отчеты об экспедициях, вылетах и технических характеристиках шаттлов. Однако эти записи часто собирали очень много комментариев, которые сама офицер Ли, видимо игнорировала. Эта страничка промелькнула на экране, поскольку Ли провела подключение через личный канал.

Через секунду они сидели друг напротив друга, система автоматически транслировала Общий Зал, так что было полное ощущение того, что они завтракают вместе со всеми.

Ли что-то читала на экране, на столе у нее был такой же стандартный набор, как и у Эстер.

– Доброе утро! – Ли посмотрела на Эстер, экран выключила, но ее лицо оставалось серьезным.

– «Доброе утро», —сказала Эстер. – Спасибо, что присоединились ко мне.

– Как прошла ночь? Снились вам сны?

Ли задавала "протокольные" вопросы, браслет её был включён, а значит весь диалог передавался Станции. Впрочем, это было нормально и Эстер сама никогда не отключал связь. Но именно сейчас Эстер необходима была помощь Станции, она была рада, что Станция всегда с ними.

– Я почти не спала, мне было страшно. Мне удалось уснуть ближе к рассвету и тогда я увидела сон. Словно я лечу по небу, вокруг меня темное небо. Проснувшись, я впервые задумалась о том, каково это, летать за пределами Станции.

Ли провела рукой по волосам, затем улыбнулась. По правилам встречный вопрос должна была задать Эстер.

– А вы?

– Я спала прекрасно, но снов в этот раз не видела.

– Тут прозвенел вызов на браслете. Ли извинилась, но вызов отклонила.

– Вы находитесь в другом секторе?

– Я в секторе 67, – ответила Эстер.

– Снова вызов, Ли посмотрела на экран и снова отклонила запрос, затем выключила Сеть.

"Она выключила! Зачем она это сделала? Как хорошо, что она это сделала, Станция уже знает, где я." – Мысли Эстер заметались.

– «Я вижу вы тоже выключили Сеть», —сказала Ли.  – Как вы оказались в этом секторе?

Ли открыла контейнеры с едой и Эстер сделала также, внезапно она почувствовала, что проголодалась.

Эстер рассказала все так, как оно происходило вплоть до этого момента.

– «А тот лист ещё с вами?» —спросила Ли.

– Да.

– Тогда по крайней мере понятно, зачем этот человек хочет с вами встретится.

– Думаете, ему нужен листок?

– Да, и передать его ему можете только вы. Пристальное внимание к Оранжереи человека из сектора 67, сектора, основное направление которого это разработка космической экипировки различных типов, будет слишком заметно. Ваше отсутствие отмечено в системе как визит к другу по специальному приглашению в свой выходной.

– Другу? – удивилась Эстер.

– Да, знакомому по сети. В твоей сети он у тебя в друзьях. Александр Мни, глава сектора 67. У тебя влиятельные знакомые.

– Даже не знаю, у меня нет таких знакомых.

– Уверена?

– Я не могу подключится к Станции, он сказал, что мой браслет сломан.

– Хорошо. Когда состоится встреча?

– Понятия не имею, вроде сегодня, он не назвал конкретного времени.

– Это выглядит странно, но не опасно. Не волнуйтесь, я думаю ситуация покажется вам скорее забавной, когда все прояснится. В конце концов Станция видит все, даже в этот момент.

– Спасибо, – искренне ответила Эстер, она была очень благодарна офицеру Ли.

Но что такого привлекательного в этом листке, пусть даже и аномальном? – задумалась Эстер.

– Ты слышала что-то о Дей-Аг?

– Это какая-то новомодная философия? Сейчас все больше людей любят поговорить и порассуждать на своих страничках в Сети на эту тему. Но я пока не интересовалась, насколько помню, там речь шла о том, что если исключить из жизни все нерациональные силы, то эти они рано или поздно сами себя проявят.

– Да, речь о том, что любая система не может существовать вечно. Аномалия, которая проявилась пока что в этом растении, первый признак того, что все приходит в упадок. Возможно, скоро появятся ещё аномалии.

– Ещё?

– Неизвестно, теоретически существование этого цветка невозможно.

– Ну, не то, чтобы невозможно, – задумалась Эстер. – Мы у себя исключили возможность любой мутации, но с другой стороны, именно изменения являются природным процессом. Хотя как это произошло и почему – загадка, но лишь до тех пор, пока мы не изучим процесс.

– Понимаешь, для многих людей эта аномалия – словно чудо, знак, что наше общество живет неправильно.

– Я, наверное, не хочу знать подробностей.

– О, подробностей я не знаю. Но если наша система не такая устойчивая как кажется? И это просто закон возрастания энтропии? Само появление учения Дей-Аг тоже своего рода аномалия, просто не такая наглядная.

– Но Центр не вмешивается в дискуссии о хаосе и упадке Станции.

– Ты уверена? – Ли внимательно посмотрела на Эстер, – Никто, по сути, не знает, во что и как Центр вмешивается, а во что нет. Конечно, если Центр прямо что-то запрещает, то это одно. Но вот это… – офицер Ли сделала неопределенное движение рукой, – с любой точки Станции можно посмотреть, что твориться вокруг.

– В космосе?

– Станция находится на планете Ди. А планета имеет довольно плотную атмосферу, но не пригодную для человека. Но дело не в этом. Мы привыкли к двум вещам: к тому, что Станция наше единственное пристанище и возможность выжить и к тому, что наша система совершена. Дроны, которые летят в никуда, мне кажется, это сигнал о том, что Станция может нам врать, аномалия в твоём кармане – сигнал о том, что система несовершенна. Философское течение прекрасно показывает настроения людей, общие тенденции, но все это больше разговоры. А вот бунт в природе, природе, которую мы полностью контролируем это почти что чудо. Не знаю, как Александр Мни успел тебя так быстро перевести в свой сектор, но очевидно, он ждал этого момента.

– ? Наши сектора довольно разнообразные, но мало между собой сообщаются. Если это не Центр, то значит у Центра есть оппозиция, которая имеет мгновенный доступ к любой информации, исходящей из Сети.

– Но, что это значит? В любом случае, бежать нам с этой Станции некуда. И даже если будут объявлены координаты, не известно как оперативно Центр отправит по ним Корабль.  И не факт, что мы сможем выжить без Станции.

– Но, офицер Ли. Эта небольшая аномалия не говорит о том, что система несовершенна, мы вообще пока не знаем, что произошло. – Эстер поверить не могла, что идеальное мироустройство не идеально. – У нас действительно идеальное общество, настолько, насколько позволяет неизменяемая часть человеческой природы.

– Ну, так учит Центр. И я не утверждаю, что наше общество плохое, я лишь говорю, что аномалия – это первый признак грядущего хаоса, а хаос не может существовать в идеальном обществе. Да и по большому счету, сравнивать нам не с чем.

Коммуникатор офицера Ли снова зазвенел.

– Эстер, спасибо что решили оставить мне компанию, – Ли снова подключилась к Сети. – Мне пора идти, очень надеюсь на нашу скорейшую встречу.

– Спасибо, офицер Ли, – сказала Эстер. Экран выключился. Она сидела в тишине, за столом, в полном одиночестве.

– Сколько ещё ждать? —спросила она, но Авинси, кажется, не была настроена на беседу с ней.

Эстер вдруг поняла, что Ли права в одном. Если аномалия повторится, то значит, что они допустили ошибку. Только вопрос в том, чья это ошибка. Ее положение сейчас говорило о том, что это ошибка Центра. Но может это и её личная ошибка? Главный инженер не предусмотрел возможных мутаций? Дрон допустил системную ошибку и персонал, склонный безоговорочно им доверять просто не заметил маленькой ошибки в цикле проверок, которые многим кажутся бессмысленными?

Браслет Эстер ожил. Сообщение.

– Через пятнадцать минут дрон проводит вас ко мне.

Эти пятнадцать минут показались Эстер бесконечностью.

===

Дрон-сопровождающий влетел в комнату.

– Следуйте за мной.

Эстер вышла в коридор, там её ждали два человека. Это было так неожиданно, что Эстер инстинктивно сделала шаг назад.

– Меня зовут Джек, а это мой друг – Джон. Мы проводим вас к офицеру первого ранга, руководителю сектора 67, Александру Мни.

Эстер лишь кивнула, не зная, что сказать. Шли они медленно, Эстер разглядывала своих сопровождающих, а те шли вперед с невозмутимым видом.

Скоро они вошли в скоростные тоннели и у Эстер замелькало перед глазами, они быстро меняли направляющие дорожки. Наконец, они вышли к зданию администрации и Эстер прошла внутрь. Ей не встретились внутри ни людей, ни дронов. Вокруг было неестественно тихо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru