Ходящие между мирами

Юлия Ляпина
Ходящие между мирами

Пролог

Нежные женские ножки, осторожно ступая по округлым золотисто-зеленым камушкам, приближались к воде. Нагретая солнцем блестящая галька массировала стопы, вода с тихим шелестом набегала на узкий пляж и уползала обратно.

Девушка осторожно вошла в прохладную после горячей гальки воду, сделала пару шагов в след убегающей волне и остановилась. Она была абсолютно, безмятежно счастлива. Протянув руки к солнцу стоя в прохладной воде, она потянулась всем телом и проснулась!

Босые ноги подмерзли, и что-то упорно мешало вернуться в сладкий предутренний сон. Съежившись под одеялом, она услышала легкий стук по доскам пола, заинтересовавшись, свесила любопытное лицо вниз и увидела гладкий, окатанный водой золотисто зеленый камушек, размером с грецкий орех.

Лия удивилась, и протянув руку покатала камушек по полу. Этот сон ей снился примерно год, с той поры как госпожа Миора взяла ее в ученицы, но она всегда думала, что это лишь ее фантазия! Мечтала написать полотно с таким необычным, золотисто-зеленым пляжем и тяжеловесным кряжем, нависающим над морем. Теперь у ее мечты есть материальное воплощение?

Глава 1

Внизу застучала тяжелая палка магистра, пора вставать! Аша и Наири сейчас тоже проснуться и спустятся вниз. Шустрый Акбек, наверное, уже разбудил повара и поставил чайник на плиту.

Тряхнув светлыми кудрями до плеч, Лия спрятала камушек в ящик комода и поспешила заняться утренними делами. Домашнее платье – расписная хламида с длинным атласным поясом, волосы быстро стянуть в высокий хвост. Причесаться можно и позже, госпожа Миора не любит ждать своих учеников за завтраком. Впрочем, спит ли она вообще? Хихикнув, блондинка сбежала вниз, шлепая босыми ногами по темному дереву ступеней.

Однокурсницы уже были внизу – Аша как всегда шикарная и холодная, как далекая звезда прихлебывала маленькими глотками кофе и потирала висок пальчиком с безупречным маникюром. Мигрень, определила Лия, похоже, этот мерзавец-адвокат опять звонил.

Темноволосая Наири сидела с чашкой молока, как всегда уткнувшись в книжку сквозь старомодные очки. Тоже без изменений. Акбек молча поставил на свободное место чашку травяного чая и душистую булочку в блюдце. Лия благодарно ему улыбнулась.

Странный парень, и имя странное, больше похожее на кличку. За год проживания в одном доме они так и не смогли познакомиться ближе, но для госпожи Миоры Акбек был незаменим. Он закупал провизию и ингредиенты для зелий и декоктов. Следил за слугами и добывал новинки литературы по маганализу и перемещениям. Знал все любимые блюда госпожи магистра и учениц. Мог поднять настроение одной чашкой кофе или цветком, и в то же время никто ничего не знал о нем самом.

– Девочки, – низким скрипучим голосом произнесла госпожа Миора, – сегодня у вас выходной, метеограф сообщил о буре.

– Отлично! – Злобно буркнула Ашьяриона – опять отказ! Дон Диего меня в порошок сотрет.

– Ну-ну, – качнула седыми буклями наставница, – Аша, три дня никто не выйдет в иномирье. Буря будет магической.

Рыжая красавица со стоном схватилась за голову, но смуглые руки парня поставили перед нею крохотное блюдечко с парой таблеток и стакан с ледяной водой. Вздохнув, Аша приняла лекарство, прислонила холодное стекло ко лбу и через минуту чуть веселее глянула на подруг:

– Значит, сегодня гуляем?

– Сначала спим! – Зевнула блондинка.

– Мне еще дочитать надо и в центр клонирования слетать, на эксперименты. – Добавила брюнетка.

– Понятно, – искусственная бодрость Аши угасла.

– Акбек, ты тоже занят? – с надеждой спросила она.

– Увы, – пожал плечами парень, – освобожусь только к вечеру.

– Ладно, – скривилась Аша, – значит, я тоже сплю!

Госпожа Миора не вмешивалась. О том, что видят и замечают ее зоркие черные глаза, никто из учениц не знал. Они появились в этом доме разными путями ведомые единственной мечтой – стать «ходящими между мирами».

Это почетное звание нельзя было купить, нельзя было заработать только трудом – для этого надо было родиться с набором нужных качеств, а уж потом трудом и кровью зарабатывать почет и деньги.

О да, бродя из мира в мир можно было озолотиться, а можно было и пропасть в безвестном болоте от лап неведомых тварей. Кому уж как повезет.

«Ходоки» на государственной службе прокладывали новые маршруты для космических кораблей, открывали миры пригодные для колонизации, либо обустраивали космические свалки для опасного мусора.

Были ходоки – шпионы и ходоки – историографы, ходоки – ученые и ходоки – художники, но суть профессии оставалась одна – возможность неведомыми путями перемещаться из мира в мир.

Кто-то из талантов, как Аша, мог брать с собой спутника, кто-то как Наири всегда попадал только в библиотеку, а кто-то как взбалмошная Лия попадал в самое наполненное эмоциями место ближайшее к заданной точке. Причем это мог оказаться банальный фейерверк, а мог и не менее банальный бой с допотопным пулевым оружием.

Наученная горьким опытом Лия не совалась к порталу без шлема, бронекомбеза и аптечки. Впрочем, художница как личность творческая и эмоциональная порой пыталась забыть сумку со снаряжением или этюдник, но Акбек умудрялся поймать растеряшу в дверях и вручить неподъемные баулы.

Аша быстро научилась получать выгоду от своего таланта. Она устроилась стажером в адвокатскую контору, доставляя господина адвоката на заседания и собирая необходимую для суда информацию.

Беда была в том, что при всей внешней стервозности Аша оказалась очень чувствительной и ранимой – влюбившись в своего начальника, и моментально сдав все бастионы, она слишком поздно узнала, что он женат. И теперь хлебала полной ложкой приступы ревности высокомерного любовника, мелкие пакости его жены, и свой страх испортить карьеру отказом от отношений.

Наири кажется, повезло больше – единственное что влекло ее в путешествия – это новые книги, новые библиотеки, новая информация. За неполный год занятий с магистром переходов, она стала крупнейшим специалистом по редким книгам. Ни одна библиотека трех миров не могла сказать, что не видела эту странную, молчаливую и сосредоточенную девушку. По всеобщему мнению, Наири в библиотеках жила, изредка выползая на Божий свет, за куском пищи земной, и свежим платьем. Правда под руководством госпожи Миоры девушка чаще стала появляться в реальном мире, и даже заключила несколько контрактов на поставку информации и составление каталогов.

После завтрака в обычные дни начинались занятия, но сегодня госпожа Миора удалилась к себе и просила не беспокоить – перед бурей стоило успеть кое-что приготовить. Молчаливый Акбек тоже удалился в неизвестном направлении. Лия и Аша поднялись к себе, Наири допив молоко, упорхнула в библиотеку наставницы – проверить очередной инфопакет. В доме наступила тишина.

Глава 2

До обеда Лия и Аша честно пытались отдыхать – подремали, приняли ванну, сделали маникюр и педикюр с последней модной новинкой – прозрачным лаком с кусочками крыльев неоновых мотыльков с Селены.

Обед прошел тихо – Наири вновь вернулась в библиотеку, Аша вышла на улицу поговорить по ручному визору, а Лия лениво набрасывала увиденный во сне кряж. После обеда для Лии день тянулся невыносимо долго – город был почти пуст, в ожидании бури все ходоки разбежались по мирам, пополняя запасы редкостей для торговли.

Низзим, небольшой приморский городок славился своим студенческим порталом. Здесь проходили практику все студенты, имеющие способности «ходящих между мирами». Сюда возвращались «ходоки», выходящие на пенсию, и здесь же был самый большой в окрестных мирах рынок редкостей, и артефактов.

Наконец устав скучать и проголодавшись, Лия вышла на высокую веранду, выходящую прямо в сад. Здесь иногда ученицы и наставница отдыхали после занятий. Девушка села в плетеное кресло-качалку и залюбовалась закатом, только что загоревшимся на горизонте.

Скрипнула дверь, на веранду вышел Акбек с глубокой фарфоровой миской в руках. Молча постелил на колени художнице салфетку, поставил миску и отошел. В миске в густом бульоне плавала обожаемая Лией лапша с овощами. Вздохнув, и едва не подавившись слюной, она быстренько съела предложенное блюдо, а потом вскочила, встряхиваясь, словно птица, намочившая перышки:

– Акбек, пойдем, погуляем?

– Сейчас, только верну миску на кухню.

– Догоняй!

Смеясь, девушка взмахом накинула на плечи шаль с пестрым узором и заскакала по ступенькам, стремясь свернуть за угол. Оглянувшись – не догнал ли ее худощавый помощник наставницы, она вдруг увидела Ашу.

Пару минут назад закапал теплый летний дождь, но лицо девушки было мокрым не поэтому. Перед ней стоял полноватый мужчина с невыразительным лицом и длинными волосами до плеч. Аша, даже под дождем, не растеряв своей стильности и привлекательности, закинула руки ему на шею и что-то жарко говорила, но он смотрел мимо – на Лию, на прибитую дождем пыль, на выскользнувшего вслед за девушкой невысокого гибкого парня.

Акбек торопливо увлек Лию в переулок, дождь мелкими брызгами капал сквозь солнечные лучи, сиял бриллиантовой крошкой на кем-то забытом соломенном зонте, и старомодной фетровой шляпке торговки сувенирами:

– Молодые люди! – Окликнула она разгоряченную парочку, ворвавшуюся в переулок. – Купите что-нибудь, узнайте свою судьбу!

Акбек тотчас отстранился от девушки и отрицательно покачал головой, а расстроенной Лие, в глаза бросилась расписная тарелка с прерванным, словно недописанным узором.

– Я возьму ее!

Девушка протянула руку, но старушка неожиданно приложила палец к губам, покачала головой и улыбнувшись отступила назад. Из стоящего тут же стаканчика она вынула кисть и в несколько движений завершила узор. Тарелка казалось, мигнула и засияла еще ярче.

– Берите!

Морщинистая рука протянула Лие мягко сияющее чудо.

 

– А сколько?

Девушка вспомнила, что специально денег с собой не брала, но кажется, на поясе джинсов болтается бисерная сумочка с мелочью на дорогу.

– Подарок.

Улыбнулась старушка, и неожиданно шустро взобралась в подъехавший транспорт, унося с собой лоток. Молодые люди постояли, потом дружно вздохнули, разгоняя наваждение – автобус давно уехал, дождь капал все тише, но гулять уже не хотелось.

– Не волнуйся за Ашу, – вдруг сказал Акбек, – все будет хорошо, госпожа Миора не дает в обиду своих учеников.

– Этот гад, из нее все соки выпил, – вздохнула Лия, – и я не знаю, чем ей помочь.

– Пойдем домой, покажем ей тарелку, думаю, она будет рада отвлечься.

– Да. Идем, недолго же мы гуляли.

Глава 3

Лия, Аша и Наири были студентками. Окончив обязательный курс «ходящих-между мирами» в Академии Космоса и Пространства, они приехали в Низзим на практику к стационарному порталу.

Этот портал имел уникальную особенность – ходящий отправляющийся в иной мир с его платформ, уходил в путь как бы на невидимой привязи. В случае необходимости выкрикнув слово «дом» «ходящий» возвращался назад из любой точки соприкасающихся миров. Тут они и познакомились с магистром на пенсии, госпожой Миорой. Став ее личными ученицами, девушки поселились в ее доме и стали осваивать дороги в смежные миры.

Наири отвлек от книги шелест дождя за окном. Легкую штору раздувало ветром, с веранды доносился голос Лии. Потом блондинка проскочила мимо окна, следом шел Акбек, словно убегая от кого-то, они быстро, скрылись в переулке. Наири проводила их взглядом и вспомнила день знакомства с Лией.

Толпа студентов топтала мозаичный пол огромного холла портальной станции. Многие прибывали своим ходом, и оживленно переговариваясь, отправлялись на поиски распределения.

По правилам каждый мастер, ходящий между мирами, должен был брать одного ученика в год. Студент мог спокойно учиться в Академии, а с мастером общаться лишь в выходные или вообще по визору, а мог проживать у мастера в доме, и даже прислуживать ему и помогать по хозяйству. Все определялось традициями мира, откуда родом был мастер, и его личными пожеланиями.

Учеников выбирали мастера. Но в этот раз в холле был переполох. Кто-то сообщил, что в здание портала прибыли мастера-затворники. Так называли людей уже отошедших от дел, и редко бравших учеников. Некоторые тянули долгие годы, а потом набирали целую группу, некоторые откладывали визит к порталу на год-два.

Попасть к такому мастеру было особенно сложно и почетно, ведь, как правило, мастер делился координатами пройденных троп и вообще наставлял новичка. Лия показалась Наире оазисом тишины в этом водовороте эмоций. Она стояла у стены и невозмутимо ела мороженое, толпа обтекала ее, и девушка, привыкшая к тишине библиотек, не выдержала – подошла и встала рядом, впитывая спокойствие.

– Привет! – Сказала Лия и улыбнулась Наири как старой знакомой. – Пойдем к мастерам сходим? Одной скучно.

У Наири сил хватило только кивнуть, и они дружно затопали вверх по лестнице – к кабинету, где сидели мастера, просматривая списки студентов. Принятые ими решения тут же высвечивались на дисплее внизу, поэтому немногие решались представиться лично, но Лия считала, что так веселее, и вместе с Наири вломилась в кабинет:

– Здравствуйте, господа и дамы!

Присев в изящном книксене, девушка представилась:

– Меня зовут Лия Лиепа, я художник. А это моя подруга.

И девушка вопросительно глянула на брюнетку, стоящую рядом – познакомиться они не успели.

– Наири Заэри, библиотекарь.

– Мы бы хотели поступить к одному мастеру.

Добавила блондинка и обвела взглядом сидящих за столом пожилых мужчин и женщин.

– Ожидайте решения внизу. Сказала суховатая дама в очках и с лучевой ручкой в руках – явно секретарь.

Кивнув, Лия вытащила онемевшую Наири в коридор и предложила в ожидании решения спуститься в кафе и перекусить. Вдруг снизу раздался гул и разочарованный стон. Удивленно переглянувшись, девушки, спустились в холл и посмотрели на видео стену – в самом верху появилась новая строчка:

– Лия Лиепа, Наири Заэри, Ашьяриона Се-Ашат приняты на практику к магистру Миоре.

Студенты стонали, кто-то осведомленный крикнул:

– Повезло девчонкам! Магистр Миора учит лучших!

Переглянувшись студентки, рассмеялись, и с этого момента началась их дружба.

С Ашей они познакомились уже в доме госпожи Миоры, и поначалу очень боялись ее холодной неприступности и ухоженности. Пока однажды не встретили ее пьяную, в дым рыдающую на ступеньках лестницы ведущей к их комнатам.

Но вот странность – госпожа магистр, слышащая малейший скрип шагов по лестнице, способная отправить слуг в подвал на лов одной единственной мышки, мешающей ей спать своим топотом. Госпожа магистр крепко спала и ничего не слышала. Лишь ее верный Акбек тихой тенью появился в дверях кухни, и передал Лие подносик с водой, салфетками и парой таблеток от интоксикации спиртным. С того вечера подруг стало трое.

Вспомнив все это, Наири встряхнулась – нужно продолжать поиски информации, разложив карту с последними выкладками, она говорила, как могло показаться сама с собой:

– Опять не то! Смотри, искусственные белковые тела, предназначенные для выращивания органов для трансплантации, изготавливаются только из генетического материала заказчика. Что конечно логично – должна быть полная совместимость. Представь, что я попробую заказать тело целиком, но другого пола, что обо мне подумают? Что я решила сменить пол? А как я тогда заберу все тело? Оформить доставку в другую клинику, а там подписать отказ от операции? В этом случае тело будет передано на нужды экстренных пересадок. Кроме того, я не хочу, чтобы твое тело создавали из моей клетки, ведь так получается, что я буду твоей матерью? Нет, я не могу! Это, это отвращает! Вот! Кроме того, я не знаю параметров твоего бывшего организма. Может, попробуем смоделировать желаемую внешность и обратимся в лабораторию биоконструктов? Но там совершенно точно не смогут смоделировать работоспособный человеческий мозг, а процессор его не заменит. Клонирование? Но где взять клетку – образец? Хочешь попробовать бесплатных доноров? А не боишься проблем с точной копией? Вот каталог предложений, давай рассмотрим. Блондин или брюнет?

Ответные фразы звучали еле слышно, подобно дыханию ветра, и Акбеку проходившему мимо библиотеки госпожи Миоры казалось, что девушка говорит сама с собой, или надиктовывает выводы на мини-флэш, для передачи базы данных клиенту.

Но подруги Наири заподозрили неладное. Последнее время брюнетка стала больше внимания уделять своему облику – серые комбинезоны и бесформенные платья сменились яркими футболками и брюками стрейч, а иногда она соглашалась надеть даже красивое платье с вырезом!

Аша едва не свалилась с лестницы, услышав согласие вечно парящей в эмпиреях сокурсницы пробежаться по магазинам. А Лия едва не пела, после робкой просьбы помочь с прической и сменой очков.

Правда надеть новые, ультрамодные очки в стильной узкой оправе имеющие пятнадцать дополнительных функций Наири так и не решилась. Продолжала таскать устаревшие очки всего с пятью режимами: увеличение, уменьшение, ультрафиолет, рентген и защита от солнца. Увы, ее работа требовала именно очков, а не простейшей коррекции зрения. Но новая стрижка с задорными малиновыми прядками и легкий макияж вкупе с новой одеждой преобразили бывшую серую мышку.

К удивлению подруг, Наири так и осталась затворницей – красиво одетая и причесанная она уносилась в очередное путешествие между мирами и упорно работала, едва ли не больше чем раньше. Наставница молча поощряла такое старание, не открывая чужих секретов. Правда по ее распоряжению повар стал чаще готовить рыбу и морепродукты – «для стимуляции работы мозга».

Глава 4

Акбек переживал не самый лучший год в своей жизни. Казалось бы, в чем проблема: сыт, обут и одет, и каждый день два-три часа тратиться на работу с пространством. Но ежедневная тревога мешала радоваться солнцу, небу и голубым глазам с поволокой.

Сегодня было легче – магическая буря, выходной, и значит, сегодня Лие не грозит очутиться посреди поля боя рядом с экипажем погибающего танка, или на операционном столе рядом с роженицей. То, о чем девушка могла вспоминать с юмором, вгоняло парня в холодный пот.

Едва увидев эту взбалмошную красавицу, Акбек влюбился. Уже почти год вместе с госпожой Миорой Акбек пытался найти способ изменить план перемещения Лии. В комбинезон встраивался навигатор, подавитель эмоций, эмпатический ретранслятор и простая «глушилка» – ничего не помогало! Девушка неизменно проваливалась в самые сильные эмоции в радиусе десятка километров от точки выхода.

Совсем иначе путешествовал сам Акбек. Он многие годы не подозревал о своих способностях. Мотался с цирком из города в город, работал гимнастом под куполом, метателем ножей и иногда на поддержках у клоунов. Умел общаться с животными и накладывать театральный грим. Но однажды сорвавшаяся трапеция изменила всю его жизнь – травма, длительное лечение, цирк уехал, а к ослабевшему гимнасту заглянули несколько улыбчивых типов одетых в модные костюмы.

– Приветствую вас, – пропел один из них, внимательно оглядев палату глазками-буравчиками.

Палата, где лежал покалечившийся гимнаст, была четырехместная, но соседи, почти долечившие свои травмы, разбежались на выходной. Второй, крупный мужчина с лицом рубахи – парня осторожно прикрыл дверь в коридор и встал у нее.

Гимнасту и метателю ножей сделали предложение, от которого он не мог отказаться – незваным гостям было известно, что счета за лечение печально просрочены, а появится ли в этом городе бродячий цирк, не могли предсказать даже смотрящие в небо.

И вот отчаявшемуся циркачу предлагали полную оплату лечения, плюс кое-какие деньги сверх того, за небольшое дельце, требующее определенных навыков. Проще говоря, необходимо было убить. Убить человека, спустившись с крыши безо всякой страховки, оставив на столе милый сувенир в виде раздавленной бабочки. Впрочем, был предложен еще один вариант – метнуть ножи через приоткрытое окно, а бабочку заменить ножом с тем же названием.

Гимнаст выслушал все с каменным лицом, понимая, что в случае отказа, дела его плохи, рубаха – парень сделает пару движений и отправится циркач на небеса. Сердечный приступ, случается…

Поэтому взяв себя в руки, он вспомнил одну барышню, работавшую в цирке с обручами – сложив губки бантиком и прищурив изумрудные глазки, она добивалась, гораздо больше, чем все записные скандалистки. Скопировав ее недоверчиво-жадное выражение лица, гимнаст стал торговаться, и тем убедил заказчиков в том, что он на крючке.

Минут через сорок гости убрались, оставив пакетик витаминных сладостей с Оривы и молочные коктейли с Селены.

А уже на следующий день парень понял, что такое активное лечение. Сначала его навестил физиотерапевт, похмыкал, глядя в его карту и, назначил кучу стимулирующих процедур, прогревание, растяжку, обработку рубцов и смягчающие ванны.

Потом пришел специалист-мануальщик и вынул душу на своем столе, а потом вложил, обратно пообещав приходить дважды в день. Хирург, едва замечавший надоевшего пациента, вдруг заинтересовался им вплотную и даже выписал серию инъекций стимулирующих препаратов и витаминов для всех частей тела. Улучшилось питание и даже медсестрички принялись активно улыбаться скромному худощавому парню.

Через пару недель такой жизни Акбек ощущал себя почти прежним. Вернулся тонус мышц, гибкость и сила в подкрепленное витаминами и отличными продуктами тело. Но главное – он возобновил ежедневные тренировки. Поначалу бережно, прислушиваясь к каждой связке и наконец, вернулся к прежнему комплексу, с торжеством набирающего сил организма.

Получив «добро» от лечащего врача, наниматели перевезли его в пустующий домик на берегу тихой неизвестной акробату речки, там началась подготовка – изучение плана местности, и видеосъемок, подбор ножей и размещение их в сбруе, а главное – отработка маневров с «напарником» тем самым рубахой – парнем. Понимая, что ему не жить, Акбек однако старательно нагонял форму, подбирал оружие и общался с напарником. За день до выезда на задание ему показали фотографию высокого массивного старика с ежиком седых волос покойно сидящего за столом.

– Вот объект, – улыбаясь, сказал «рубаха-парень». – Завтра после полуночи.

Акбек кивнул, все готово, он тоже будет готов. Потом он поднялся на высокий берег медленной и теплой речки, сел и погрузился в себя.

Этому его научил старый клоун, с которым он начинал выступления – юный гимнаст и старый клоун, хорошая была пара. За полчаса до выступления они усаживались на вытертый кожаный мат и погружались в себя.

Сначала было скучно, потом парнишка привык, а потом начал видеть в такие минуты нечто успокаивающее и удивительное – пустыню с красноватыми барханами песка, ледяные айсберги, вздымающиеся из темного, дымного моря, или седые скалы отстраненные и величественные, наполненные воем ветра и скрипом песка.

 

И вот теперь погрузившись в себя, Акбек мысленно перебирал снаряжение, вдыхая тишину и спокойствие медленно текущей воды, еще раз рассматривал ситуацию со стороны. Постепенно поле вариантов сужалось медленно и неотвратимо. Через час он встал, размял мышцы и прыгнул «ласточкой» в воду. Стихия раскрылась, принимая его тревоги в свои объятия, и поднявшись к поверхности, гимнаст точно знал, что будет делать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru