Жду тебя на веранде

Юлия Каменева
Жду тебя на веранде

***

ЖЕНЯ

ДО

Богдан собирает пирамидку, а муж, как всегда, стучит по клавишам в компьютере – работает над романом. Богдан здорово продвинулся в своих навыках игры с пирамидками, и я отчаянно горжусь и сыном, и собой – ещё бы, столько усилий! Слабые ручки ещё месяц назад не удерживали ко́льца, ребёнок не мог нанизать их на палку, а сейчас у него процесс занимает пару минут.

– Молодец, Бонечка! – произношу я нарочито громко.

Для меня не секрет, что Серёжа не разделяет мои увлечения ранним развитием, но я продолжаю делать попытки вызвать интерес отца к успехам сына. Будет радоваться за него – крепче привяжется и полюбит. Так я рассуждаю. Нежелание мужа заниматься ребёнком порой приводит меня в отчаяние.

ПОСЛЕ

– Можно погулять с Богданом? – просит Серёжа робко.

После того знакового дня, когда вся наша семейная жизнь пошла наперекосяк, прошло около полугода, вроде бы мы помирились, но Сергей по-прежнему робеет передо мной. Я так изменилась, стала такой независимой, что он не может предвидеть мою реакцию. Да меня и саму собственные поступки порой шокируют.

Я криво усмехаюсь. «Где ты раньше был, дорогой?» – едва не срывается с уст, но ограничиваюсь лишь усмешкой. Теперь нам с Богданом есть с кем гулять, и никакой потребности во внимании мужа мы не видим. Надо же, столько билась за то, чтобы он занимался ребёнком, вот и получила, как говорится, нате вам, получите-распишитесь… Да поздно.

На-до (сайт знакомств)

Алекс, 39 (Не женат, мотоциклы, активный образ жизни, средний постоянный доход):

Привет! Красивая девочка…

Женя стыдливо опустила глаза, словно кто-то мог подловить её в момент довольной улыбки. Она не так давно разместила анкету на сайте и только-только осваивала виртуальное общение. Правда, телефон пришлось запаролить, чтобы муж ненароком не подловил за этим занятием. Комплименты от незнакомых мужчин помогали пусть на некоторое время, но всё-таки вернуть надломленное мужем чувство женского достоинства.

Павел, 37 (В отношениях, пешие прогулки, бодибилдинг, хорошо обеспечен):

Привет, для чего знакомишься?

Эх, если бы она знала… А ты здесь зачем, женатый человек? Женя открыла профиль мужчины – «Для приятного общения, новых эмоций и ощущений».

«Возможно, для того, для чего и ты… а может, и по другой причине», – подумала она, выходя из приложения, не ответив ни первому, ни второму.

Одно точно: бездумное перелистывание анкет помогало успокоиться и немного приглушало обиду на мужа.

Глава 2

ДЕКРЕТ

Иногда, скрашивая декретные будни молодой мамочки, к Жене приезжала Ксюша со своим Петей – шкодным рыжеволосым мальчишкой, ровесником Бони. Женщины подружились во время беременности, когда лежали в одной палате на сохранении.

Ксюшу снова тошнило – она ждала второго мальчика.

Ксюша – пассивный человечек, предпочитала плыть по течению, совершая как можно меньше движений, при этом её всё всегда устраивало. Нет денег – и не надо. Зачем они? Муж задержался на работе – хорошо. Можно полежать спокойно на диване, задрав ноги. Она вышла замуж за соседа по парте, встретив его как-то через 10 лет после окончания школы на вечере встреч выпускников. Да, порой так случается, что в школе дети не замечают друг друга, а через несколько лет – словно как в первый раз, глаза открываются и люди влюбляются. Наверное, природа даёт им время на то, чтобы вырасти и дозреть до понимания себя и партнёра.

По профессии Ксюша – она училась на товароведа – не работала, до брака жила с отцом – бизнесменом. Муж Ксюши – Климентий – помогал её отцу и в дела жену не посвящал. Да той и не особо интересны были трудовые будни супруга, лишь бы зарплату приносил исправно.

Ксюша не умела ничего. Ну, или почти ничего – ни играть в шахматы, ни в нарды, ни в волейбол, ни в теннис. Она не плавала и не танцевала. Ей скучно было даже читать! Танцы – «потеря времени», загорать – «вредно!». Не любила ходить по магазинам – «всё равно денег нет, экономить нужно!». Да и готовить не умела – дома ей помогала старшая сестра Марина. При этом Ксюша постоянно подчёркивала, что с ребёнком ей заниматься некогда. Чем она была так занята? Для Жени это всегда оставалось загадкой, тем более странно, что квартира у Ксюши отнюдь не блистала стерильной чистотой. Стандартного вида трёшка, в которой проживает маленький ребёнок, – разбросанные игрушки, перевязанные резинками дверцы шкафов, вечно полная раковина посуды и прочие всем знакомые радости.

Однако при этом Жене с Ксюшей общаться было легко и просто – подруга всегда настроена позитивно, в любое время выслушает, поддержит, даст совет и успокоит.

Ксюша приехала с Петюней, как обычно.

Подруги уселись на круглом ковре в зале с чаем и печенюшками. Дети копошились рядом, лопотали друг другу что-то на своём тарабарском, перебирали бесчисленные Бонины книжки и игрушки.

– Скажи мне, зачем ты ребёнку голову забиваешь всякой ерундой? – подруга обвела рукой таблички-надписи, украшавшие стены и предметы. – У ребёнка должно быть детство, а не школа с ползунков.

– А что в этом плохого? Что плохого в том, что мы с сыном вместе лепим, рисуем и читаем? – ответила Женя вопросом на вопрос тоном, не терпящим возражений.

Она давно научилась парировать все нападки на свою теорию – форумы, вот где можно попрактиковаться в отстаивании собственной точки зрения.

– Смотри, твой сосёт палец, а у моего в руках – деревянная буковка. Неужели моему в данный момент хуже, чем твоему? Что плохого в чтении книжек?

– Ну, раскипятилась, – Ксюха демонстративно закатила глаза. – Мне родители ни одной книжки в детстве не прочитали. В школу пошла – букв не знала. Но выросла же.

«Да, выросла. Ничего не умея и ничем не интересуясь».

– Петенька, например, не хочет смотреть на буквы, да и на книжки тоже, только грызёт их, – продолжила подруга.

– Просто тебе это неинтересно, вот и ему неинтересно. Петя от тебя учится. Дети – наше зеркало. А вообще, сейчас времена другие, дети продвинутыми растут, поколение такое, – терпеливо в очередной стотысячный раз объясняла Женя.

Этот разговор она давно отрепетировала на муже – тот, аналогично Ксюше, тоже пошёл в школу, не умея читать. Удивительно, как люди, не читающие книг, синхронно приводят аргументы в защиту своей позиции. Вместо того чтобы открыть новую, только что купленную бумажную книжку, издающую ни на что не похожий запах типографской краски и влекущую в мир воображения и фантазии…

– А как у Бони со здоровьем? – ловко перепрыгнула Ксюха на другую тему, болезненную для Жени.

– Да как тебе сказать, – вздохнула она. – Так и мучаемся. Каждые два месяца регулярно заполучаем кишечную инфекцию. Богдан плохо ест, к еде совсем нет интереса, от воды воротится. У него боли после каждого приёма пищи. Врачи говорят, надо ждать, пока не перерастёт, или операцию делать, но ещё рано её планировать. – Женя открыла новую пачку печенья. – У нас уже в инфекционном отделении негласно своя палата есть. Мы с Серёжей туда и телевизор, и микроволновку прикупили, ну, чтобы лежать хоть с каким-то минимальным комфортом.

– Не понимаю, как ребёнок может не есть, – Ксюха схватила печенье.

Из-за токсикоза она постоянно что-то жевала. В её карманах всегда водились конфетки, семечки, огрызки морковки и даже то, о чём она сама порой забывала.

– Ну как-как, больно ему после еды. Соответственно – аппетита нет. Постоянный дискомфорт, поэтому он капризный, истерит. Грудь, слава богу, выручает.

– Да ты что! – округлила глаза подруга. Ему же полтора года уже! Ты кормишь до сих пор?!

– Что ж делать, пусть хоть материнское молоко будет.

– А муж что? – спросила Ксюха.

– Бесится. Богдан его злит истериками и криками. Я раздражаю тем, что много времени сыну уделяю. Занятия его наши нервируют, не знаю почему. Считает, что лучше бы я на хозяйстве сосредоточилась, порядок навела, – пожаловалась Женя.

– Ну, про ваши занятия мне не рассказывай, в этом я его отчасти поддерживаю, – закатила глаза Ксюша.

Женя предпочла промолчать, не реагировать. Да и что говорить? Время покажет, кто из них прав.

А дети дружно играли: Боня рассматривал книжки, перелистывая их, Петя – увлечённо отгрызал уголки.

Разница в росте уже была сильно заметна – Богдан отставал на целую голову. Привычно, с горечью отметив это, Женя вздохнула.

Сергей не был скупым человеком, но при том имел своеобразные понятия, как нужно тратить деньги. Он не отказывал жене в деньгах на те нужды, которые считал необходимыми, однако выпрашивать финансы на бесполезные, с его точки зрения, покупки было столь же тщетно, как уговаривать белку поделиться орехом. Женю раздражало то, что она не может купить необходимые пособия и книжки для Богдана – лишние затраты, по мнению мужа. А поскольку её деятельная натура требовала всё новых и новых изобретений для раннего развития, то создавать их ей приходилось самой.

Кстати, в цветочно-конфетный период Женя и не заподозрила, что Серёжа – жадный человек. Он ведь так красиво ухаживал! Куда всё делось? И куда вообще всё хорошее девается, стоит только в паспортах возникнуть желанной отметке о вступлении в брак.

Рождение сына как-то всё резко поменяло: видимо, поняв, что супружнице от него никуда уже не скрыться, мужчина решил не церемониться.

«Семейный банк» теперь не пополнялся, и если Женя просила мужа выдать ей деньги, он давал, конечно. Только предварительно она должна была доложить, на какие нужды. И если цель его не устраивала, он спонсировал лишь те траты, которые считал нужными. Как-то вдруг Женя стала финансово зависимой, и это её, разумеется, не могло не угнетать.

Спасало то, что первые месяцы и не требовалось ничего! Она не красилась, даже и не вспоминала об этом, никуда не выходила, а для дома хватало одного застиранного халата. Ребёнок «кушал» только грудь. А памперсы, визиты врача и продукты Серёжа беспрекословно оплачивал.

 

Женя не жалела времени на походы в детские магазины, она часами рассматривала, что продаётся, запоминала кое-какие идеи. Затем, уже дома, мастерила нечто подобное из подручных материалов.

Богдан рос, Женя всё больше увлекалась их совместными занятиями. Муж по-прежнему спал отдельно, в кабинете, всё так же сердился на жену, всецело занятую ребёнком.

Женю напрягало спать с мужем в разных комнатах. Она помнила мамин наказ: «Что бы ни случилось, ночевать нужно в одной постели. Там решаются все конфликты».

Но у женщины просто не оставалось сил попытаться изменить ситуацию.

– Почему ты не отселишь ребёнка? – часто спрашивала Ксюха.

У неё младший сын с самого рождения спал в своей кроватке, а после года – в отдельной комнате, чему Женя даже иногда завидовала – ну как так Ксюше всё достаётся легко? А ей, Жене, – всё по максимуму. Возможно, из-за того, что Ксюша ко всему относилась просто, не зацикливаясь на проблемах окружающих, в отличие от Жени. И всё же, как прийти к такому же беззаботному мировоззрению, Женя не знала.

– Ксюш, Богдан просыпается всю ночь. Не буду ведь я по ночам бегать из комнаты в комнату. А так – повернулась, сисю дала и дальше спим. Муж-то у меня не встаёт к ребёнку.

– Получается, ребёнок тебе заменил мужа.

– Ну да, а что делать? Надеюсь, это временно, – успокоила Женя саму себя.

Глава 3

Богдану исполнилось 2 года. На улице властвовала настоящая суровая русская зима, хотя декабрь только начался: снег напружил огромные сугробы и продолжал падать и падать, но уже медленно и красиво.

Днём мама с сыном слепили во дворе снеговика, в процессе познакомившись с понятиями «шар», «больше», «меньше», и сейчас итог работы коряво улыбался им чёрной веточкой-ртом.

К праздничному ужину ждали папу. Стол был накрыт, подарок – огромная пожарная машина, заготовлен, тщательно упакован и спрятан за шторой. Сергей задерживался, а его телефон отвечал механическим голосом: «Извините, абонент временно недоступен…». По внутренней нервной дрожи, охватившей её, Женя понимала, что дальше можно не ждать. Муж определённо отмечал что-то в другом месте. Одно утешало – после своих возлияний на Сергея обычно нападала работоспособность, и он часами сидел за компьютером. Женя верила, что её супруг всенепременно закончит свой роман и станет популярным писателем, а она, как следствие, – женой известного человека. Наблюдать за работающим мужем ей было приятно.

Женя старалась сдержать слёзы обиды, оттягивая момент, когда придётся сказать сыну о том, что дня рождения не будет. Механически резала салат, накрывала на стол, попутно рассказывая Богдану стихотворение Маршака – благо, давно заучила все детские стишки до автоматизма.

Им с сыном пришлось отужинать вдвоём, после чего она вручила подарок, запечатлев на камеру восторг мальчика при виде долгожданной машины.

А глава семейства появился только утром, когда уже светало, сильно выпивший и счастливый.

Едва заслышав звук проворачиваемого в двери ключа, Женя подскочила и вышла навстречу, стараясь не растерять все те заготовленные уничижительные фразы, что обдумывала всю ночь.

– Сергей, – набросилась она на мужа – как ты мог?!

– Тише, – приложил он палец к губам, пошатнувшись. – Напугаешь.

– Кого? – зло усмехнулась Женя. – У тебя галлюцинации?

– Нет. Её. Напугаешь, – он раскрыл полу пиджака, и Женя ошалело уставилась на маленького, но очень пушистого, сильно дрожащего серого котёнка.

– Откуда ты его взял? – спросила она недоумённо.

– Это вам. Подарок. Кошка. Девочка. Породистая. Заказчик подкинул.

– Спасибо, конечно…

Жена в замешательстве подзабыла, что намеревалась сказать мужу по поводу его поступка. Ситуация пошла не по её плану. И вроде бы неожиданно приятно получить маленькое серое чудо. Всё-таки муж, оказывается, помнил о них, и Жене внезапно расхотелось ругаться.

Котёнок подошел к Жениным ногам, безошибочно определив, что именно от этой женщины зависит его будущее, и пропищал: «А-мур».

– Хорошо, – Женя наклонилась и погладила кошечку. – Пусть будет Амура. Но смотри мне, кошка, чтобы не проказничала! У меня ребёнок в квартире. Лоток завтра купим.

– Не надо завтра, – промямлил муж, покачнувшись. – Всё. Дали. Вот.

Сергей протянул жене чёрный пакет, который до этого держал в руке. Во гневе Женя и не обратила на него внимания.

В пакете нашлись и лоток, и несколько пачек корма. И даже баночка шампуня от блох.

Странно, когда муж вот так, неожиданно, без предупреждения, «пропадал» со связи, то есть выпивал где-то, Женю стабильно накрывали тоска и бессонница. До самого прихода Сергея она безуспешно пыталась уснуть, но мешали внутренние обличительные речи, которые готовила для супруга и бесконечно «репетировала» в голове. Но стоило Серёже появиться – пусть и пьяненькому, пусть под утро, как гнев исчезал. Главное, что муж – дома. Значит, всё хорошо. И заготовленные фразы улетучивались из памяти.

От этой тоски не избавлял даже ребёнок. В дни мужниных «загулов» Женя не заставляла себя заниматься с Боней. Малыш тихонько ныл, скучал, тащил маме книжки, она же была в состоянии только включить ему мультики и караулить у окна появление блудного супруга. Сама себя ругала за такую зависимость, но что поделаешь?

Поддерживала Женю подруга Наталья – самая лучшая, любимая. Они дружили ещё со школьной скамьи. Наталья была такой же заводилой, как и Женька, всегда готовой на любые приключения, но, в отличие от подружки, – чрезмерно меркантильной и слишком сильно себя любящей. Именно по этой причине Наталья и ребёнка не рожала, не желала себя ни в чём обделять.

Наташка привносила ураган позитива в Женину жизнь. Всегда ухоженная, красивая, стильная – леди на ярко-оранжевом, до блеска вымытом «жуке». То ли дело Женя на вечно грязной (лишь бы ездила!) хонде, с задними сиденьями, заваленными фантиками и обёртками от детских сладостей.

– Жень, – наставляла Наталья, – себя нужно любить в первую очередь. Если ты сама себя не любишь, то почему считаешь, что другие должны любить тебя?

Женя всегда удивлялась Наташиной взрослости, мудрости, даже в школе та точно знала, чего хочет от жизни, какой мужчина ей нужен, чтобы обеспечить все её потребности.

Правда, поиски такового затянулись. В приморском Р-ске с сильными и успешными мужчинами сложилась напряжённая ситуация, почему-то женщины получались гораздо сильнее и самодостаточнее.

Один из поклонников подарил Наташе рекламное агентство, и подруга стала бизнес-леди. Этот статус ей очень подходил – вся такая деловая-пределовая. Единственной бедой Натальи был лишний вес, с коим она вечно боролась. То худела, то поправлялась.

О своих поклонниках подруга редко докладывала. Женя подозревала, что в большинстве своём те являлись женатыми мужчинами. И ещё она знала: если Наталья пропадает со связи на какое-то время, значит, наслаждается «медовым месяцем» с новым кавалером. А если внезапно объявляется – очередное «не то», и теперь ей скучно. Тогда можно звонить ей в любое время дня или ночи. И на своё: «А поехали?..» услышишь: «Поехали! А куда?»

Сколько же троп подруги исходили вместе! Конечно, ещё до Жениного замужества. Всё-таки статус замужней дамы обязал к некоторым ограничениям. Все пляжи, все сопки были их. Обошли они и все рестораны города, попробовали конные прогулки, повидали летние базы отдыха.

Как же сейчас Жене не хватало этого!

В отношениях с Натальей возник перерыв после рождения Богдана – малыш требовал внимания и подчинил её себе полностью и безоговорочно.

– Вертихвостка, – так называл Сергей Наталью.

– Почему же? – защищала Женя подругу. – Просто она ищет свой идеал.

– Слишком откровенно ищет, – пожимал плечами муж.

Женя видела их взаимную симпатию и, как большинство наивных дурочек, радовалась дружбе двух дорогих её сердцу людей. Она знала, что может Наташку пригласить домой в любое время и муж не будет возражать. Наоборот, постарается уделить той максимум внимания. Наталья не станет лишней на любом их семейном торжестве.

Что радовало Женю больше всего, так это то, что Сергей в присутствии Наташи обычно не пил.

«Не хочет плохо выглядеть в глазах моей подруги», – думала Женя.

Вечером неудачного дня рождения, уложив Боню, она расположилась на кухне с кружкой чая и набрала номер подруги. Она чувствовала потребность пожаловаться на мужа, который уже крепко спал у себя в кабинете. Амурка забралась к хозяйке на колени и замурлыкала.

– Наташ, он даже на день рождения сына не приехал! – Женя утёрла слезы.

– Жень, ну должны же быть у мужчины недостатки! Ты прям хочешь, чтобы и любил вас, и содержал, и при этом счастлив был. Подумай о том, что у него могут быть некоторые слабости, – увещевала она Женю. – И что к мужику прицепилась? Чего тебе от него надо?

– Чтоб не пил, не встречался со своими бесконечными издателями и друзьями, а лучше бы с нами это время проводил.

– Поставь себя на его место, – объясняла Наталья, – унылая жена с вечно больным хнычущим ребёнком в трёх комнатах. Мужик дома отдохнуть не может, ведь жена требует общения. Нужна же отдушина человеку! Вот и срывается.

– Да, ты права. Со стороны всё так ужасно выглядит. Но легко говорить. А когда он пить-гулять начинает, так меня просто переклинивает, – оправдывалась Женя.

– Тебе бы развлечься. Когда мы в последний раз выходили в люди? – спросила подруга.

– Я не помню, Наташ, – призналась Женя. Наверное, еще до Бониного рождения. Как я могу пойти? У меня ребёнок!

– Возьми няню! – предложила подруга.

– Наташ, ты же знаешь, я не работаю, своих денег нет. А муж – против. Он считает, что ничем не занимаюсь, – печально пожала Женя плечами. – Сердится, что ничего не успеваю. Думает, я просто ленивая. Не раз пыталась объяснить ему, что вынуждена готовить по три-четыре блюда на каждое кормление для Бони, чтобы он хоть что-то поел. Посуды вечно гора. Но Сергею это неинтересно.

– Ну хочешь, я поговорю с ним? – предложила подруга.

– Конечно! – обрадовалась Женя. – Ты же Новый год с нами будешь отмечать?

– Да, приеду, – сказала, подумав минуту, Наталья. – Тогда и намекну ему.

До Нового года оставалось меньше месяца, и Женя искренне надеялась, что подруга, у которой семь пятниц на неделе, не передумает.

Но Наталья не подвела, приехала:

– Как тебе, сильно поправилась? 1,5 килограмма плюсом, беда прямо… Заметно?

– Нет, ты красавица, ты чего! – выдала Женя дежурный ответ.

И ничуть не покривила душой – подруге несказанно повезло с фигурой, природа одарила её тонкой талией и грузными бюстом и бёдрами. Когда Наталья полнела, то наливались только верх и низ, усиливая контрастность «песочных часов».

Богдана они уложили до полуночи, решив не мучить ребёнка.

За столом Женя клевала носом. Наташа с Сергеем горячо обсуждали каких-то новых знакомых подруги, затем – очередной поворот в сюжете будущего романа.

«Хорошо, – думала Женя. – Можно помолчать и не озадачиваться поддержанием беседы. Есть кому мужа развлечь».

– Пора загадывать желания, – Наташа взяла инициативу в свои руки. – Серёж, наливай нам ликёрчик. Жень, вот ты о чём мечтаешь?

– Лично я мечтаю больше всего просто выспаться, – выпалила Женька.

Наташа подмигнула Сергею:

– А давай исполним желание твоей жены. Это же так здорово, когда мечты сбываются! Давай отпустим её спать!

– Честно? А вы не обидитесь? – недоверчиво спросила Женя. – Да и убрать со стола нужно.

– Мы сами уберём, – поддержал подругу Сергей. – Иди-иди.

Женя облегчённо выдохнула и отправилась в спальню. Богдан сладко сопел, раскинув тонкие ручонки. Женя прилегла рядом, осторожно, чтобы не разбудить, обняла сына и моментально уснула.

Утром Натальи не было, а кухня сияла чистотой. Все оставшиеся от праздничного стола блюда она аккуратно разложила в плошки и прикрыла плёнкой.

«Как хорошо иметь такую подругу!» – подумала Женя с благодарностью, усаживая Богдана завтракать.

Сергей спал долго и присоединился к семейству только к обеду, весёлый и довольный.

Женя радовалась хорошему настрою Серёжи. Она рассчитывала, что верная подруга сумела убедить упрямца в необходимости появления помощницы в доме. Наталья ведь всегда держала свои обещания.

Так и оказалось. Сергей больше не противился, и у Богдана появилась няня.

***

ЖЕНЯ

ДО

Я несусь домой с работы. Серёжа позвонил пару часов назад, попросил не задерживаться – был голоден. По пути заскакиваю в магазин, быстренько покупаю всё необходимое для ужина. К сожалению, утром впопыхах забыла провести ревизию холодильника и теперь судорожно вспоминаю, ничего ли не упустила. В моих планах значатся рыбные котлетки из кеты с картофельным пюре – Серёжа обожает морепродукты. В качестве салата задумала приготовить оливье, он выходит у меня вкуснее некуда – я нарезаю все овощи очень меленько, что придаёт красивый аппетитный вид блюду.

 

– Привет! – я вручаю сумки с продуктами мужу.

Тот ходит в тех же шортах, в которых я оставила его утром.

– Устала? – Серёжа подхватывает сумки, успев мимоходом поцеловать меня в щёку.

– Ага, есть немного. А ты как? – я расстёгиваю босоножки.

Ах, как приятно, когда тебя ждут! Любимый муж, будущая звезда.

Делясь своими текущими новостями, устремляюсь на кухню и мою руки. Можно и приступать, но сначала – гора грязной посуды в раковине. Что ж я за хозяйка? Муж весь день голодный, непонятно чем питается, вон, даже кастрюля с прилипшим пельменем отмокает. Надо исправляться! Я испытываю эмоциональное удовлетворение от готовки ужина для него. Сама я по вечерам не ем – диета, фигура и всё такое, а вот Сергей ужинает с аппетитом, и в это время общаемся и обмениваемся новостями. Семейная идиллия, да и только. Вот же мне повезло!

ПОСЛЕ

Я еду домой безумно уставшая. Мысленно хвалю себя, что пристроила ребёнка няне – сейчас просто нет никаких сил на уход за сыном. В глазах бегают цифры, снова цифры, а в ушах до сих пор звучит шорох бумажных листов. Поставщики не утруждают себя распечаткой накладных на качественной бумаге, поэтому приходится напрягать глаза, всматриваясь в данные.

Серёжа позвонил пару часов назад и попросил заскочить в магазин – закончились хлеб и молоко.

Я веду машину, отчаянно зевая, и мучаюсь раздумьями, заезжать ли туда или нагло проигнорировать просьбу мужа. В последнее время он бесит меня своим неумением что-либо делать по хозяйству. Ну неужели трудно в течение дня купить всё необходимое, ведь сидит дома? Про то, что муж занимается созданием романа, я не вспоминала давно. Не считаю это ни занятием, ни работой. Разве ж это по-мужски, сутками торчать за компьютером, весь в несбыточных мечтах о том, что в недалёком будущем на нас свалится несметное богатство, подтверждающее гениальность автора?

Представляя мужа за компьютером, я с презрением морщусь и, упрямо сжав губы, решительно проезжаю мимо супермаркета. Обойдётся Серёженька. Сам пусть думает. Наверняка и на ужин ничего нет, в очередной раз привычно ограничусь бутербродом без хлеба, если конечно муженёк не доел за день колбасу.

На-до (сайт знакомств)

Алекс, 39 (Не женат, мотоциклы, активный образ жизни, средний постоянный доход):

Привет, моя красивая девочка…

Женя:

– Привет. А у тебя мотоцикл есть?

Фото этого высокого мужчины на мотоцикле всколыхнуло приятные эмоции – Женя знала, что такое кайф адреналина от скорости. Конечно, она давно не практиковала опасные поездки по ночным трассам с включённой на полную мощность колонкой – когда душа успокоилась, сработал инстинкт самосохранения. Но тот драйв ещё сохранился в памяти. Интересно, на мотоцикле лететь так же: страшно и вместе с тем захватывающе?

Алекс, 39:

– Есть )) Прокатить?

Женя:

– Можно!

Алекс, 39:

– А ты наденешь юбку?

Женя:

– Зачем? Я же замёрзну. Чем тебя джинсы не устраивают?

Алекс, 39:

– Хочу увидеть тебя в юбке.

Женя раздражённо закатила глаза, как если бы собеседник мог её видеть, и закрыла приложение.

Она пристрастилась открывать сайт, изучать анкеты и разглядывать такие разные мужские лица перед сном. Разбирало любопытство, а понравился бы ей этот мужчина или этот? Эх, попадались бы нормальные, не озабоченные сексуальной темой…

                  Глава 4

Няню – спокойную, рассудительную женщину со старомодным пучком на голове, привела массажистка Катя. Она давно про неё рассказывала – у Нины Олеговны выросли и стали самостоятельными дети, муж умер пять лет назад, и женщина сильно тосковала по общению.

На первых порах Сергей договорился с Ниной Олеговной на два часа три раза в неделю, и эти часы стали для Жени долгожданными – время, когда она принадлежала только себе.

Каждой женщине, как бы сильно она ни любила своего ребёнка, нужно «личное время» и «личное пространство», иначе она «теряет себя», растворяется в малыше – и счастливей от этого никто не становится.

Нину Олеговну все, вслед за Боней, стали называть Нией. Она легко нашла общий язык с воспитанником, воодушевлённо занималась с ним Жениными играми. И кормить привередливого мальчика вдвоём было несравненно легче: одна – развлекает, другая – запихивает ложку в рот.

Женя переживала по поводу того, как няня воспримет Бонины истерики и крики, но Ния достаточно легко с ним справлялась. Пожалуй, иногда даже быстрей, чем сама мамочка.

Боня рос капризным, болезненным ребёнком. Из-за дефицита питательных веществ и недостатка жидкости он был постоянно расстроен, плакал по поводу и без. А гипотонус мышц не давал ему возможности управлять ручками так, как хотелось, – в свои три года он не мог застегнуть пуговку, удержать карандаш. Ему сложно было нарисовать простенькую картинку, выкопать ямку или собрать пирамидку. И от каждой неудачи мальчик рыдал навзрыд.

Женя воспринимала особенности сына ещё трагичней, чем он сам. Задавшись целью помочь малышу, она его ручками занималась особо – и Ния стала в этом её верной союзницей. Няня тоже охотно с ним лепила, рисовала, собирала и перебирала.

А у Жени появилось время на творчество. Так она создала великолепное панно с кучей вышивок, пуговок и кармашков. Из коробки сделала домик с прорезью вместо форточки, в которую Боня с Нией вкладывали копейки. Сшила чудо-коврик для ходьбы босыми ножками по фасолинам, «карандашному» ручейку и пуговкам.

Амура следовала за Боней и недовольно фыркала, когда нежные лапки попадали на препятствие. Женщина и не подозревала, каких похвал достойны её поделки, и пока не догадывалась, что применение развивающих пособий и игр станет занятием, приносящим ей доход…

– Какая же ты рукодельница! – восхищалась Ния каждый раз, разглядывая Женино новое изобретение.

От праздника 8 Марта Женя особой радости не ожидала, справедливо предполагая, что муж начнёт отмечать Женский день с самого утра в издательстве и до неё очередь не дойдёт. Так что насчёт праздничного вечера она иллюзий не строила.

Так и вышло – Сергей утром подарил супруге дежурный букет и деньги в конверте и распрощался.

Ну почему мужчины в большинстве своём откупаются деньгами? Понятное дело, они всегда пригодятся. Но всё же гораздо приятнее, когда подарок оказывается сюрпризом. И как же ценно осознание факта, что твой мужчина озадачился заранее, потратил время на то, чтобы съездить в магазин и купить что-нибудь. Хоть что-нибудь! Пусть даже этот сувенир пылится на полке, зато останется память и с подарком будут связаны испытанные положительные волнующие эмоции. А деньги – ну деньги, они быстро тратятся.

На следующий день пришла Нина Олеговна. Женщины обменялись презентами, и Ния посоветовала Жене пройтись по магазинам.

– Иди, и без обновок не возвращайся, – тепло напутствовала она хозяйку.

Женя располагала всего двумя часами, так что не стала тратить время на поиск компании, а отправилась за покупками одна.

В торговом центре в глаза бросился детский отдел. Женщины традиционно думают в первую очередь о детях, а уж потом о себе, как без этого.

«Просто посмотрю, чего появилось новенького», – решила Женя, без малейших сомнений сворачивая к детскому отделу.

Ей тут же приглянулся джинсовый костюмчик с аппликацией «Кораблики».

«Богдан в нём будет такой модный».

Пара футболок, носочки…

А у самой кассы Женя увидела детский трехколёсный велосипед – как раз для Бони!

«Скоро лето. Вот Богданчик обрадуется!»

Расплатившись, она вышла из отдела – в руках по пакету, а следом молоденький продавец катил новый велосипед. На лице женщины сияла довольная улыбка.

Женя пересчитала остаток денег – около двух тысяч, можно зайти на кофе в «Шоколадницу». Она устроилась за свободным столиком и заказала себе латте с карамельным сиропом. Рядом стояли велосипед и пакеты с покупками для Богдана. Женя неторопливо пила кофе, то и дело поглядывая на велосипед, – представляла, как сын будет рассекать на нём летом, одетый в новый джинсовый костюмчик. С аппликацией «Кораблики».

«За одеждой приеду в следующий раз. Всё равно мне пока особо некуда выходить», – увещевала она себя.

Рейтинг@Mail.ru