Хозяйка Борделя

Энди Бо
Хозяйка Борделя

Глава 10

За час до открытия борделя, подготовка к рабочей смене шла полным ходом!.. Я и раньше, за закрытой дверью моей комнаты, слышала что это время достаточно суетное. Но когда сама начала участвовать в подготовке, немало удивилась множеству открывшихся передо мной подробностей.

"Утро" в борделе начиналось с приёма ванны. Которых в особняке было аж две штуки! Одиннадцать "Работниц", где с шутками, где с руганью, подгоняли друг друга, чтобы все успели помыться. Кто-то спокойно обходился быстрыми обтираниями мыльной мочалкой, кто-то хотел понежиться в тёплой и пенной водой чуть подольше.

После приёма ванны, каждая из проституток занималась своим туалетом. Пудры, помады, лосьоны, крема. Ближе к открытию, приходил самый настоящий парикмахер и наводил дамочкам эксцентричные причёски. Процесс примерки нарядов, был самым малозатратным по времени. Наверняка по причине того, что жрицы любви, носили одежды мало и недолго. Корсажи, туники с глубокими вырезами, открытые пеньюары, прозрачные ночные рубашки, короткие панталоны, ажурные чулки. Всё то, что быстро надевается-снимается и выглядит сексуально… Но помня про нравы местного общества, любые обтягивающие трико, уже будут считаться верхом неприличия.

– Ой, милочка, – обратилась ко мне одна из девочек, пудря лицо и мило улыбаясь, протянула влажное полотенце. – Убери, пожалуйста, вот это. Спасибо, дорогуша.

Я нахмурилась… То что сейчас происходило, мне совершенно не нравилась. Да что там говорить, даже матушка уже стала обращать внимание, что с "персоналом" надо вести себя пожёстче. Да я и сама это прекрасно понимала. Но пока…

Взяв мокрую тряпку из рук жрицы любви, вышла из комнаты и понесла её вниз. К корзине с грязным бельём.

Подходило время "завтрака". За час до открытия. Когда все девушки спускаются к добротно накрытому столу и ни в чём себе не отказывают. За исключением алкоголя… Но с этим опять же проблем не было. На начало работы заведение, веселящие напитки всех сортов польются рекой. Особенно для девушек у которых будут клиенты. И если у кого-то было желание выпить, оставалось подождать совсем не много.

Мы с матушкой, вместе с подчинёнными не ели, дабы соблюдать дистанцию. Что по сути мне было понятно. Бандерша и проститутка всё же разные должности.

Кстати! На время "стажировки", меня назначили на должность "младшая бандерша". В чьи обязанности входило следить прежде всего за распорядком дня персонала. И следить за такими повседневными мелочами, как "подобающий" вид работницы. Если я видела, хоть что-то, что может отпугнуть клиента, от сильного похмелья, до, допустим синяка который нельзя было скрыть макияжем, то я должна была сообщить старшей бандерше. То есть – Хильде.

Благо в первые дни, ничего такого я не замечала. И дисциплина при матушке оказалась железная. С буянящими клиентами, что было не такой уж и редкостью, вовремя справлялись наши вышибалы. Боб и Джон. Приходящих к открытию борделя и уходящих с его закрытием.

Ещё один любопытный факт. Со вступлением в должность, мой городской жетон сменил цвет. С красного на оранжевый. То есть, для города, мой социальный статус поднялся. Не скажу что я сильно обрадовалась этому факту, но он меня точно и не расстроил.

Я уже заметила, при покупках, что стоило мне только достать свой красный жетон, как продавцы менялись в лице, а после стирали мою пометку. Никто из "коммерсантов", не хотел чтобы их доски марались красными отметинами. А вот с оранжевым жетоном, отношение ко мне, стало более нейтральным. Или скорее холодным. Мол, что перед такой "мелочью" расшаркиваться. Но мелочь – уже не ноль. А то что мой статус совсем скоро опять поменяет цвет, я не сомневалась. Как-никак, я собиралась стать полноценным владельцем работающего бизнеса!.. Но это сейчас к делу относилось мало.

Прошло уже несколько дней, как я стала младшей бандершей. И самым неприятным фактом, с которым мне пришлось столкнуться, это не клиенты и какие либо непристойные истории. Нет. Самым неприятным, лично для меня было то, как приняли меня "мои подчинённые". Если сказать проще – в полной мере сказывалась нехватка авторитета. Да ещё я сама, в самом начале, совершила несколько ошибок, о которых сейчас сожалела.

Вот как происходит в нашем мире, при поступлении на новую работу? В среднем – если вы ответственный и неопытный новичок. Вы приходите на новое место и стараетесь вникнуть в каждый вопрос, порой делая те дела, которые не входят в ваши прямые обязанности. Просто из желания помочь коллегам или хорошо зарекомендовать себя перед начальством… Только уже потом, когда ты начинаешь видеть всю ситуацию в целом, ты начинаешь в полной мере фильтровать список задач, понимая что ты должен делать в первую очередь, а что можно оставить и на потом, или вовсе не притрагиваться к этому. Ведь так?

Вот и я, впервые дни, ведомая вросшими в меня рефлексами хорошего работника, начал помогать там где не должна была этого делать. Начиная с открытия борделя, Агнес уходила домой, и все мелкие обязанности, от мелкой уборки, до подать еду и напитки, ложились на плечи проституток. Разве что кухня, с одним поваром и двумя помощниками, работала сама по себе… Но речь сейчас про остальную часть особняка в ночное время.

Так вот, в первые дни, я слишком сильно старалась! Как бы ни странно это не звучало. Где-то подмела, где-то принесла поднос с напитками, помогла одной из девочек затянуть корсет… И бац! Проститутки взяли и сели мне на шею! С улыбочками, слащавыми обращениями, радушными голосками, они перепоручали свои дела мне, а я, хоть мне это и не нравилось, молча выполняла их. Вот как только вникну во все вопросы, то тут же поставлю их на место! А пока… было немного страшно.

Но если только рядом оказывалась матушку, как подобное поведение прекращалось. Всё-таки дочь мадам. Чем уже всё сказано. Опять же, в этом обществе, "кумовство" при приёме на работу, было самым естественным и не вызывающим вопросов делом. А авторитет Хильды был непоколебимым.

Когда бордель открывался, я, одетая в чёрное платье, со строгой, очень тугой причёской, спускалась в приёмный зал, где матушка встречала первых гостей.

Естественно, в первые дни, мне слова никто не давал. Да и я не рвалась если честно. Мне полагалось внимательно смотреть и постигать науку управлением борделем. Потому я ходила за матушкой безмолвной тенью.

Мадам Хильда, так же в чёрном платье и со строгой причёской (хотя другой она не носила), не без макияжа и некоторого количества ювелирных украшений, ждала первых ласточек в богато обставленной прихожей… Что по сути была продолжением зала, но в виду малого размера особняка, была отгорожена от остальной комнаты бархатом из красного занавеса.

По меньшей мере, в самом начале рабочего дня, она старалась сделать всё по канонам. Уважительно встретить гостя. Расспросить его о предпочтениях. Цвете волос, телосложение, характере. После чего, провожала его за занавес, где его ожидали несколько девушек, ближе всех подходящих под описанные предпочтения.

К концу рабочей смены, то есть ближе к утру, происходящее в особняке уже почти не контролировалось, зачастую, скатываясь в дикие гуляния. Но как правило, в первые дни освоения новой профессии, в полночь матушка отправляла меня спать. Надо полагать, чтобы не перегружать меня сверх меры.

И да, надо обязательно упомянуть про постоянных клиентов. Которые ходили к одним и тем же, полюбившимся им – проституткам. Что, как я поняла, было одним из основных потоков получения стабильной прибыли! Без постоянных клиентов, доход борделя был бы весьма спонтанным. В один день могло бы быть густо, а в другой пусто… В принципе, кто хоть немного знаком с сферой предоставления услуг, вполне поймёт что постоянные клиенты – наше всё!

Сегодня, как и всегда, на момент открытия борделя, я следовала за матушкой по пятам. И всё шло, так же как и до этого. Туповатый верзила Боб, находился рядом с дверьми, но не показывался на глаза. Если заходил первый клиент, что случалось так же далеко не сразу, он дергал за шнур и в гостиной слышался мелодичный перезвон. Тогда, мадам Хильда отправлялась встречать дорого гостя.

Пара первых клиентов, небыли чем-то примечательны. Оба, добропорядочных горожанина. Первый "случайный", с самыми тривиальными вкусами. Второй постоянный. Мистер Андерсон. Сапожник и уважаемый мастер своего дела, очарованный нашей пампушкой Стеси… Кстати, его печать была на нашей городской доске. И она была зелёной. Что придавало этому клиенту ещё большую ценность. Матушка даже улыбнулась сапожнику, как другу семьи, что было крайне редким явлением. В смысле – увидеть улыбку Хильды. После обменом любезностей и недлинной, но весьма тёплой беседы, мистер Андерсон отправился на вверх, а мы остались внизу.

Матушка уселась в кресло и раскрыла перед собой газету, я села рядом и уставилась на страницы книги… Нет. Читать совершенно не хотелось, но надо же было как-то убить время, до того, как в бордель войдёт новый клиент. Пока я просто смотрела со стороны, но совсем скоро, именно мне предстоит встречать гостей!

Послышался музыкальный перезвон.

Подняв голову, я увидела толстого бюргера, в клетчатом, безвкусном костюме, в котелке и с зажатой в зубах сигарой. Всем своим видом, он мне тут же внушил неприязнь.

– Добро пожаловать в бордель Золотых Рыбок. – вставая с кресла, как всегда поздоровалась матушка с новым посетителем. Что говорило о том, что это новый клиент.

– Добрый-добрый. – забрюзжал жирдяй, по хозяйски проходя в прихожую.

От него так и несло заносчивостью и чрезмерно раздутым самомнением. Кстати, свой жетон горожанина, он держал на виду. Тот покачивался на толстой золотой цепи, в массивно-безвкусной оправе, и отсвечивал зелёным цветом. Веди себя он попроще, матушка наверняка отнеслась бы к нему с большим почтением. А так, придерживаясь минимальных правил приличия, она осведомилась:

– Мистер желает отдохнуть?

– Естественно. – фыркнул толстяк, отвратительно пыхнув вонючим табаком. – На кой чёрт я бы сюда ещё припёрся?

 

– Присаживайтесь… – сделала паузу матушка, ожидая пока он займёт одно из гостевых кресел. А после стала задавать дежурные вопросы. – Какие девушки нравятся мистеру?

– Чего? – опять неприятно фыркнул толстяк в котелке. Матушка терпеливо стала объяснять.

– Рыжие, блондинки, брюнетки? Высокие, миниатюрные? Полногрудые или с размером поменьше?..

– Да, понял! Не дурак… Так, какие мне нравятся девки? – задумался толстяк и его взгляд заблуждал по комнате… И тут, он увидел меня! – О! Вот такая будет в самый раз!

Жирный палец указывал в мою сторону, а в глазах появилась алчная похоть и какая-то угроза. У меня даже дыхание от испуга перехватило!

– Извините, мистер. Но Софи у нас, младшая бандерша. И не предлагает свои услуги…

– Да что ты мне заливаешь?? – совершенно непочтительно, грубо, перебил толстяк матушку. – Все знают, что бандерши это те же шлюхи! Или по меньшей мере раньше были ими. И судя по её возрасту…

– Мистер! – грозно сверкнула глазами Хильда. – Я бы попросила вас…

– Что?! – взъярился толстяк пуще прежнего. – Чтобы мне какая-то престарелая шлюха указывала?! Да ты знаешь кто я?

– Вы перешли черту. Я прошу вас покинуть моё заведение. – холодно ответила матушка.

– Ты, меня, выгнать вздумала?

– Джони. – позвала вышибалу матушка.

Амбал тут же вырос за спиной толстяка и положил широкую ладонь на его плечо. Тот испуганно обернулся и поперхнулся угрозами. Мало того что он был хамом, так ещё и оказался полнейшим трусом!.. Но когда, тот понял что бить его не собираются, а просто указывают на дверь, уже выходя, он ещё сыпал ругательствами и угрозами.

– Софи, не слушай это ничтожество. – подошла ко мне матушка. – Всегда будут такие уроды, которым лишь бы утвердиться за чужой счёт. Он специально и хотел выбрать девочку помоложе да послабее, чтобы она ничего не смогла ему сделать. Наверняка ещё бы руки распустил. Так что это даже лучше, что он показал свою натуру уже на входе. Девочки целыми останутся…

– Да, конечно. – тихо отвечала смотря себе под ноги.

Но всё же слова жирного садиста достигли цели. И мне было крайне болезненно вспоминать брошенную им фразу: – "Бандерши, это те же шлюхи!"

Глава 11

Спустя ещё несколько дней, несмотря на одолевающие, тяжкие думы, я продолжала заниматься делами борделя. Когда проходя через гостиную, направлялась в кабинет матушки, где должна была учиться работе с бумагами (бухгалтерия, учёт и прочее), парадная дверь со стуком распахнулась. Где я, с испугом увидела человека в форме!

Джоши!… Гипотетический жених Люси.

Он как вихрь влетел в бордель, несмотря на то что до открытия оставалось ещё порядка пары часов.

В руках охапка цветов, с учётом времени года стоящего на дворе, неизвестно откуда взятых. Да и выглядел он не в пример лучше, чем я видела его в своё первое утро. Синий мундир с иголочки, сидит как влитой. Сапоги начищены. Усы браво топорщатся!

– Где, Люси?! – застигнув врасплох, требовательно спросил у меня офицер, а уже через секунду, не дождавшись ответа, заревел буйволом на весь особняк. – Лю-ууу-си!

Сверху раздался грохот, будто уронили что-то тяжёлое. Что тут же сменилось частым цоканьем высоких каблуков… И вот, с лестницы сбегает широко улыбающаяся рыжая девушка в весьма фривольном наряде. Тугой корсет, кружевные панталоны шортиками, чулки в сетку, на голове маленькая шляпка с кокетливой вуалью.

– Джо-оши! – ответила Люси, тем же громким, наполненным радостью криком, на призыв своего самца.

Сбежав с лестницы, она буквально запрыгнула на офицера, заставив того раскрыть руки для встречных объятий. Цветы лавиной падали на пол, когда Джоши подхватил Люси за бёдра. Которая обняла ухажёра как руками так и ногами. Долгий, сладострастный поцелуй, с использованием языков, в сопровождении громких, нетерпеливых стонов. Будто для них он был лучшей наградой за долгое расставание!.. И вместе с тем, являлся самым страшным наказанием. Так как им не суждено было прямо сейчас предаться сладостному греху.

– Что тут происходит? – вышла в гостиную мадам Хильда.

Я оглянулась на голос и с удивлением поняла, что любопытство изъявили все домочадцы борделя. На лестнице сгрудились другие проститутки. Агнес выглядывала с кухни, я замершая по центру гостиницы, и естественно недовольная матушка.

При виде последней, Люси и Джошуа, даже перестали лобзаться. Рыжая девушка, оглянувшись через плечо, опустила ноги на землю, но не перестала обнимать офицера руками. Который, продолжал держать её за бёдра. Благо их рост был сопоставим и смотрелись они весьма гармонично.

– Мадам! Я хотел бы…

– Джоши! – строго перебила его матушка. – До открытия борделя осталось всего-ничего. Мог бы потерпеть.

– НЕ мог! Я все учения только и думал что о Люси.

– Боже упаси меня от подробностей. Так. Молодой человек, пожалуйста покиньте заведение. И не показывайтесь на мои глаза до его открытия!

– Но мадам! – было что-то хотел возразить бравый офицер… Но был перебит уже своей подругой.

– Милый, не спорь. – ласково поглаживая щетинистую щёку, попросила Люси. – Потерпи, пожалуйста. Ведь осталось же совсем недолго?

– Тысяча чертей! – крепко сжал бёдра рыжей девушки Джоши. Глаза направленные в сторону Хильды метали молнии! И мне уже показалось, что сейчас произойдёт что-то страшное!.. Но Люси, очередным, жадным, обильным поцелуем, смогла заставить думать Джоши о другом.

– Я же не выдержу! Кому-нибудь морду набью или напьюсь!

– Ради меня, милый. – просительно заглядывая в глаза офицера говорила Люси.

– Ар! Чертовка, что же ты со мной делаешь!

Офицер резко отстранился от проститутки. Сделал шаг назад, развернулся на каблуках и не оглядываясь, громко удалился!

– Ну чего встали? – недовольно посмотрела на лестницу мадам Хильда. И этого вполне хватило, чтобы работницы борделя, вмиг исчезли из виду.

Люси, бросила недовольный взгляд в сторону хозяйки, гордо вскинула носик и зацокала к лестнице.

– Пойдём. – обратилась ко мне матушка, когда в гостиной никого больше не осталось.

Я прибывая в чуть ошарашенном состоянии, последовала в кабинет, думая о увиденном.

Когда мы сели за рабочий стол заваленный кипой бумаг, Хильда, желая мне в будущем только лучшего, подробно рассказывала о каждой бумажке и что она значит. Где налоговые отчёты, а где простые сводки предназначенные лучше ориентироваться в финансах и запасах борделя. И хоть я изо всех сил пыталась сосредоточиться на обучении, в голове крутилась только что увиденная картина. Если честно, я пребывала в большой растерянности!

Меня смущало поведение Люси и намного больше поступки Джошуа!.. Судя по только что увиденной картине чувственной встречи, казалось, что парочка действительно, по меньшей мере – сильно нравятся друг другу. И ладно, и чудно… Но! Неужели бравый офицер, настолько потерял голову от "жрицы любви", что его совершенно не волнует сфера её деятельности???

Я лично видела, как рыжую проститутку, несколько раз за смену, выбирал тот или иной клиент. И как она, обольстительно улыбаясь, вела очередного горожанина в свою комнату… А то и сразу двоих! И клиенты уходили от неё чрезмерно довольные. Что говорило о том, что отрабатывала она на славу!

И неужели Джошуа был согласен закрывать глаза на подобную работу?

Да и сама Люси, если она так любит офицера, неужели не могла уйти отсюда? К примеру, устроиться на ту же мануфактуру и стать добропорядочной девушкой… Невестой и впоследствии женой. Снять маленькую квартирку, где будет дожидаться мужа со службы и жить вместе скромной жизнью, маленькой но счастливой семьи?

Нет. Однозначно я не понимала, почему между Джошуа и Люси вот такие вот отношения, какие мне и посчастливилось увидеть.

Когда с бумажками, на сегодня, было покончено, с позволения-повеления матушки я отправилась наверх. Мне следовало проконтролировать чтобы сборы девушек прошли без проблем. Не буду повторять, что я делала всё далеко не надлежащим образом и мои взаимоотношения с "подчинёнными" несколько не складывались. Эта проблема дала о себе знать в будущем… Но сейчас, я о том не думала. Мои мысли были полностью заняты Люси и Джошуа. И когда подвернулся момент, я не преминула воспользоваться возможностью, поговорить об этом с рыжей проституткой.

К слову. Люси, была самой вздорной… нет, не так. Не вздорной, а самой непокладистой, из девушек увеселительного заведения. Она даже с матушкой могла поспорить по тому или иному поводу! Когда все остальные и слова не могли сказать мадам Хильде.

Боевая, смелая и вместе с этим самая честная и открытая из всех работниц борделя, Люси, меньше всех пользовалась моей нынешней слабостью, практически не разговаривая со мной. Да. После моей первой прогулки, мы с ней едва ли обмолвились десятком слов. Когда другие, с начала "стажировки", всё норовили скинуть на меня, те или иные обязанности или и вовсе грязную работу. Естественно, только тогда, когда рядом не было Мадам.

И вот сейчас, когда до открытия борделя осталось чуть меньше часа, я нашла Люси за туалетным столиком. Рыжая девушка, занималась своим макияжем как никогда кропотливо. Надо полагать, чтобы во все оружия быть готовой к возвращению Джоши.

Воровато оглянувшись и убедившись, что другие проститутки заняты своими делами и не смогут подслушать, хотя ни о чём секретном я разговаривать и не собиралась, несмело обратилась к напомаживающейся девушке.

– Люси.

– Мм?

– Можно с тобой поговорить? – старалась я быть вежливой.

– А что мы сейчас делаем? – не отрываясь от своего отражения и подводя брови чёрным карандашом, отвечала рыжая.

– Ну да, ну да. – закивала я растерянно, не зная как задать интересующий меня вопрос.

– София. – на секунду отводя карандаш от век, твёрдо посмотрела уже на моё отражения в зеркале Люси. – Не мучай ни себя ни меня, и просто спроси что хотела. На реверансы и расшаркивания времени нет.

– Хорошо. – и выдохнув, решила будь что будет. – Как вы с Джоши… так живёте?

– Как так? – возвращаюсь к макияжу, с лёгким холодком в голосе, переспросила Люси.

– Эмм…

Я было замялась на секунду. Продолжать этот разговор было безумно неудобно… Но раз уж начала, то отступать было бы просто глупо! Потому, выдохнув, хоть и запинаясь, задала как можно более конкретный и развёрнутый вопрос.

– У вас же с Джошуа, всё серьёзно? – Люси продолжая заниматься бровями, спокойно кивнула. – А как?.. Он же знает, чем ты занимаешься?! Неужели он не против?.. Да и ты сама. Не думала сменить работу, чтобы не давать повода… эм, для возможных скандалов… Прости.

Люси, медленно положила карандаш на столешницу и так же медленно, развернулась ко мне всем телом. От прямого взгляда, стало ещё неуютнее чем было до этого. Нервно отвела глаза в сторону.

Рыжая и весьма красивая проститутка ухмыльнулась и задала ответный вопрос:

– Без году неделя как пришла в себя, а уже начинаешь нравоучения читать? Когда сама готовишься стать бандершей.

– Да нет же. Никаких нравоучений! Просто я и вправду не понимаю…

– Эх. – вздохнула Люси, снова отворачиваясь к зеркалу и на этот раз берясь за пуховку. Легкими и частыми прикосновениями нанося на личико пудру, она всё же снизошла до пространного ответа. – Если бы тоже самое, происходило примерно сто лет назад, то Джоши наверняка был бы против. Но сейчас другое время.

– В смысле?

– На дворе как никак, продвинутый, двадцать первый век. – ухмыльнулась Люси. – Особенно в Брэмиргеме.

– Объясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду. – искренне попросила я. – Что поменялось за сто лет?

– Не считая моды, многое. – отвечала Люси чуть морща лоб. – К примеру даже отношение к проституткам. Когда Многоглазый Оракул, извёл под корень практически все венерические заболевания, на нас перестали смотреть как на переносчиков заразы.

– Прям все? – удивлённо хлопая глазами, переспросила я.

– Ага. – кивнула Люси. – Вон, лет пятьдесят назад, было СПИД какой-то разгулялся, так он даже к нему сыворотку нашёл. Так что теперь, сексом можно заниматься почти без оглядки… Сейчас предохраняются, только от нежелательной беременности. В остальном, твори что хочешь.

– Ух-ты! – искренне удивилась я.

– Ага. Вот когда бордели перестали быть рассадником сифилиса и гонореи, народ стал относиться к нам намного спокойнее. Особенно тут, в столице. Нравы то местных давно не те, что были раньше. Прогресс!

– Хи. – хихикнула я незамысловатой шутке Люси.

– Вот так и с Джоши. Он, понимает что это просто работа. Если я рожу, до того как уйду отсюда, то естественно он попросит доказать что ребёнок его. Мужчины же помешаны на продолжении своего рода… Но это не проблема. В храме подобную проверку сделают за тысячу империалов.

 

Ни фига себе – тест на отцовство? Ничего себе отсталый мир!

С удивлением признавала свою ошибку. Судя по всему, меня ввели в заблуждения паровые двигатели и устаревшая мода. А на деле, или по меньшей мере в медицине, этот мир даже обогнал наш! Вон, даже с ВИЧ справились… Или справился. Опять же этот – Многоглазый Оракул.

Надо бы непременно заглянуть в храм и посмотреть на этого чародея чудного! Может быть он, как волшебник из изумрудного города, покажет мне дорогу домой?.. Но я отвлеклась. Мне было очень даже интересно послушать, что говорит Люси.

– Главное в отношениях это правда. Я ничего не скрываю от Джоши и он… Не знаю, любит меня или не любит, но если любит – то такую какая я есть!

– Это так замечательно! – и не думая издеваться, сказала я достаточно с наивным видом.

– Да и вообще. Где сейчас девушке без роду и фамилии можно заработать? На мануфактуре, за сущие гроши, работать приходится от рассвета до заката. Если у кого есть своя лавка, то берут туда только родственников по пятое колено. Выучиться хоть и дадут, за деньги, на нужную профессию, но на работу всё равно берут только мужиков… Вот только и остаётся, что телом торговать, пока молодая. Накопим первый капитал и попробуем открыть свою лавку! Будем торговать каким-нибудь молоком, или мясом. Станем добропорядочными гражданами… – уже явно замечталась Люси.

Нет, не считая медицины, этот мир всё же отсталый. Оспорила я своё же недавнее открытия. Или по меньшей мере, закостенелый в деловых отношениях между мужчинами и женщинами. Хоть подвижки и на лицо, но с такими темпами – без Сексуальных Революций – к тому уровню, что был в моём прошлом мире, этот будет идти ещё лет триста-пятьсот!

– И ты не думай что проституцией сейчас только простолюдинки занимаются. О нет! – чуть протянула Люси. – Дворянки, особенно из небогатых или разорившихся родов тоже, ещё как за деньги ноги раздвигают. И ничего, потом выходят замуж за "равных себе", – сказала она с сарказмом, – если только партия стоящая подвернётся.

– Ничего себе. – покачала я головой.

– Да, да. – кивнула Люси. – Правда дворянок, ниже второго круга почти не встретишь, если конечно она не совсем уродина.

– Второй круг?

– Ну, городской круг. – как нечто само собой разумеющееся ответила Люси.

Я было уже хотела переспросить, что это значит, но рыжая девушка, закончила с макияжем.

– Так, ладно. Я всё… А с чего такие вопросы, Софи?

Опять повернулась всем телом Люси, внимательно вглядываясь в моё лицо… Отвечать, прямой и честной девушке невнятным враньём, совершенно не хотелось. Хотя, если даже говорить исключительно правду, я даже перед сама-собой, не смогла бы сформулировать правильный ответ.

– Я не знаю… Просто было любопытно.

– Любопытно? – ухмыльнулась Люси. – А знаешь что любопытно мне?

– Что?.. Ой, спрашивай конечно, если интересно. – старалась быть вежливой.

Люси, ответила не сразу. Секунд пять-семь, она внимательно изучала мой внешний вид. Тёмное платье с длинными рукавами. Строгую причёску. Минимальное количество макияжа на лице… И когда вопрос всё же последовал, он меня немало удивил.

– А как ты собираешься быть бандершей, если ты ни разу не спала с мужчинами?

– С чего ты взяла? – тут я проецировала вопрос на своё прежнее тело. Да и тело Софи, так же девственным не было. Уж не знаю, как это произошло, и выяснять это не собираюсь, но вопрос Люси, закономерно вызвал это удивление.

– Так ты не девственница? – так же удивилась Люси.

– Нет. – честно ответила я. – А что?

– Да ничего. – пожала плечиком рыжая девушка. А после добавила. – Просто мне непонятно, как ты собираешься стать бандершей, если сама до этого не занималась этим делом.

– В смысле? – недоумённо вскинула я бровь. Люси и не подумала обращать внимание на мой возмущённый тон. И отвечала она всё в той-же, чуть равнодушной, но без какого-либо упрёка в голосе, манере.

– Да в прямом. Как ты собираешься управлять проститутками, по сути не зная чем они занимаются? Как ты будешь набирать новых? Учить их чему-то, или давать полезные советы… Это всё равно что кучера, посадить на место капитана парового-лайнера, позволить набрать экипаж и сказать ему лети! Да, первое время члены команды, конечно, будет справляться и сами. Но когда потребуется капитанское решение, что станет с дирижаблем, перед надвигающейся опасностью, в особенности если команда набиралась неизвестно из кого. Даю сто империалов против одного ломаного пенни, что он разобьётся к чертям собачьим со всеми пассажирами и экипажем… А в твоём случае, бордель вылетит за черту третьего круга.

Опять этот круг?.. Но думать что это значит, совершенно не хотелось!

Точнее, я была напугана словами рыжей девушки, до невозможности… Если уж такой исход мне предрекает Люси, то может быть действительно зря я на всё это согласилась?

Понятно что матушка желает мне только добра и хочет дать шанс ещё не оперившемуся птенцу… просто взлететь и не разбиться! Но правда жизни была не на стороне чересчур оптимистически настроенных людей. И пророчество… наверное, моей единственной подруги в этом мире, заставили немало всполошиться.

– И что же мне тогда делать? – сам по себе слетел вопрос с губ.

– Как что? – ухмыльнулась Люси. – Если и вправду хочешь стать бандершей, то тебе надо учиться. – А после, с чуть понизившейся тональностью, добавила. – Если хочешь, я могу тебе помочь в этом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru