Жестокие игры

Эмилия Грин
Жестокие игры

Она выглядела так, будто впервые видит обнаженного мужика. Ну что ж, пора поставить на место всех её недотрахарей, потому что мы оба понимали – сопротивление бесполезно.

Теперь бесполезно.

Глава 8

– Я мужчина, ты должна слушаться, – криво ухмыльнулся, протягивая руки к обнаженной красавице, но вдруг шокировано замер, потому что из глаз Снежаны покатились слезы размером с горох.

– Ты такой же, как и он, – хныкая, пробормотала девчонка. – Вам всем только одно и нужно.

Дерьмо.

Как бы там ни было, я не собирался напрямую исполнять свою угрозу. Что ж я, зверь какой?! Просто слишком самоуверенный. Увы, Снежка не оценила порыва, и вместо горячих податливых объятий сильнее спряталась в кокон.

Я почувствовал себя голым полудурком. Нужно было срочно исправлять ситуацию: сбегав в комнату, натянул трусы, возвращаясь к перепуганной русалке.

– Демьян, уходи… – произнесла она помертвевшим голосом. – Я не та, кто тебе нужен.

Мысленно возразил, скользнув взглядом по её стройному дрожащему телу. Ты ошибаешься, крошка, ты та, еще как та. Не обращая внимания на протесты, вытащил девушку из ванной, завернул в сухое полотенце и отнес в спальню.

Я уселся на кровать, бережно удерживая ее к себе спиной.

– Вон отсюда! – пропищала слабым голосом, но я лишь усилил хватку.

– Что с тобой произошло?! Я должен знать.

– Не твое дело.

– Не отпущу, пока не скажешь…

Она вновь предприняла попытку высвободиться, но я лишь покачал головой.

– Бесполезно.

– Я уже сто раз пожалела, что приехала в деревню. Ты не даешь мне прохода, еще и пробрался в ванну без трусов. Волков, это уже перебор!

– Не сходи с темы. Теперь понятно, что ты приехала сюда не просто так. От кого ты сбежала?! – Королева начала дрожать ещё сильнее. – Скажи мне. Кто тебя обидел?!

– Отвали! – очередная попытка бегства закончилась провалом.

Наклонившись к её влажным волосам, я слегка прикусил мочку уха.

– Пожалуйста, откройся мне! Я же знаю, ты устала молчать… – медленно развернул Снежану к себе лицом, заглядывая в покрасневшие печальные глаза.

– Демьян… – её колотило.

– Ты скоро уедешь. А я останусь здесь – хранить твою тайну. Ты можешь мне доверять, – тяжело вздохнул, ощутив нехороший укол в области сердца.

POV. Снежана

Волков с мольбой заглядывал мне в глаза. На короткий миг показалось – тот добрый скромный мальчуган вернулся, а его сильные руки являлись гарантом моей безопасности. Демьян прав в самом главном – скоро мы расстанемся навсегда. Возможно, он и есть то лекарство, которое мне так жизненно необходимо.

Каждому яду – свой антидот.

– Ты невероятная. И такая красивая, что у меня кровь в жилах стынет… – он сжал мои щеки, протирая слезинку с лица. – Пожалуйста, расскажи, что произошло…

От его заворожённого взгляда внутри все перевернулось. Я всхлипнула, но уже не от печальных воспоминаний: никто никогда не смотрел на меня так.

– Мой отчим пытался… – шмыгнула носом.

– Урод! Тварь! – на лице Демьяна проступил хищный оскал.

– У него ничего не вышло… Мама каким-то чудом вовремя вернулась за документами и спугнула его.

– Ты ей рассказала?! Нужно оторвать уроду яйца!

– А смысл? Я все равно уезжаю, а она души в нем не чает. Зачем нарушать такую идиллию? – протерла влажное лицо.

После признания дышать стало гораздо легче. Узел в груди понемногу начал ослабевать.

– Нельзя оставлять это безнаказанным. А если он полезет к тебе еще раз?! – желваки на шее Волкова вздулись.

– Вряд ли. Я пригрозила – если еще раз попробует, расскажу все матери. Не думаю, что он станет так рисковать.

– Хочешь, я поеду вместе с тобой в Тверь и вправлю гаду мозги?! – Демьян стал гладить меня по волосам, как котенка.

Прищурившись, я тихо заурчала от удовольствия, вдруг вспомнив, что под полотенцем нет одежды. Единственное, чего мне сейчас хотелось – чтобы умопомрачительный загорелый дембель не прекращал прикармливать меня своими умелыми ласками. От горячего прерывистого дыхания Волкова внутри разгорался нешуточный пожар.

– Я больше не хочу говорить о нем…

Медленно развязала узел, отправляя полотенце на пол. Я осталась сидеть у него на коленях обнаженной, в мурашках и каплях воды, с удовольствием отмечая, как стремительно твердеет под попой мужское естество Демьяна.

– Чего же ты хочешь? – выразительные зеленые глаза помутнели.

Шипящая хрипловатая интонация выдала его больное желание с примесью нетерпения. Мы были, как две неисправные бомбы – того и гляди прогремит взрыв.

– Забыться, – ответила честно. – Последние дни я никак не могла выкинуть из головы… – судорожно сглотнула, гоняя от себя обрывки пакостных воспоминаний.

К глазам вновь прилили слезы.

Не произнося ни слова, Волков усадил меня на себя сверху в позе наездницы. Нижние губки бесстыдно приоткрылись. Его помутневший взгляд скользнул по моей груди с загрубевшими ягодками сосков, затем остановился на плоском животе. Мы одновременно тяжело вздохнули, когда Демьян откровенно посмотрел на влажную расселину между бедер.

– Ты совершенство, – ладони парня не спеша принялись оглаживать каждый сантиметр моей дрожащей кожи.

Ни минуты не сомневалась – я в надежных руках. Он именно тот мужчина, который способен заврачевать душевные раны, поднимая меня на вершину блаженства, а его поцелуй…

Мама дорогая, меня прошибло новой волной мурашек, когда теплый гладкий язык накрыл мой, выписывая хаотичные причудливые движения во рту.

С тихим рыком Демьян посасывал каждую губку, после чего вновь вторгался в рот языком. Его руки все это время трогали в самых неожиданных местах. Я даже не подозревала, что рядом с ним у меня окажется чувствительным каждый участок тела: шея, ключицы, плечи…

А потом он опустил голову ниже, проведя кончиком языка по вздернутому соску.

– Ах, – стон сорвался с губ раньше, чем я успела это осознать.

– У меня сейчас трусы лопнут, – хмыкнул, принимаясь осатанело лизать мои груди. – Займись им, иначе я взорвусь, – хрипло приказал, поочередно жаля камешки сосков ненасытным языком.

В эту секунду паника вновь одержала надо мной верх.

– Заняться? Ты имеешь в виду, взять его в руку? – еле слышно пробубнила, мечтая провалиться сквозь землю.

Вдруг Волков резко расправил плечи, устремив на меня потрясенный взгляд.

– Только не говори, что ты до сих пор девочка?! – грубо сжал мои щеки в ладонях.

Вымученно улыбнувшись, я прошептала рот в рот.

– Ага. И тебе придется всему меня научить. Справишься?

Вместо ответа Демьян тяжело вздохнул. Не думала, что моя невинность покажется ему весомой преградой. Поразительно, как быстро меняются времена: раньше мужики прыгали до потолка, узнав, что им досталась девственница, а теперь только и могут, что смущенно отводить взгляд.

– И ты правда готова? – поинтересовался он сипло.

– А нужна особая подготовка? Я никогда не относилась к этому слишком серьезно, и не берегла себя для одного единственного. Сказать по правде, я вообще недолюбливаю ваш род: отец бросил нас ради женщины с двумя детьми. После развода родителей видела его от силы раз пять. Ну, про моего отчима ты уже в курсе. Я не стремлюсь замуж и не планирую делать это по большой любви. Хочу заняться сексом с опытным парнем, и мое тело среагировало именно на тебя, – равнодушно пожала плечами, но, судя по всему, моя тирада не произвела на Волкова особого впечатления. – Ты больше меня не хочешь? – приподняла груди ладонями, предлагая их ему, словно угощение.

– Да брось, – прошептал он угрюмо. – У меня от тебя стояк на неделю. Ни с одной бабой такого не было.

– Тогда почему не желаешь сделать меня чуточку счастливее? – опустила руку под резинку его трусов, осторожно прикасаясь к крупному горячему органу.

В этот миг смущение и стыд отступили: они остались где-то в далекой Твери, а здесь, в Березках, все было иначе. Приподняв вздыбленный член, я прижалась к нему животом, медленно раскачиваясь у Демьяна на бедрах, имитируя жаркий танец наших тел.

– Ты колдунья… – зарычал Волков, стоило чуть сильнее сжать налитую головку.

– А ты сможешь объяснить на пальцах, почему все девчонки так любят секс? – я поцеловала рот Дёмы, играя языком с его нижней губой.

– Я смогу объяснить не только на пальцах, малыш… – провел членом по низу моего живота, запуская электричество между бедер.

Лед тронулся. Это стало ясно по тому, что начали творить его руки. Полная безнаказанность! То, что нужно, когда ты на самом дне, и всеми силами мечтаешь оттуда подняться!

– И ты заставишь меня кончить?! – взволнованно хихикнула.

– Обижаешь, – прошептал с таким взглядом, что у меня затвердели соски. – Ты будешь визжать от оргазма. Уяснила?!

– Да-а… – иступлено зарылась пальцами в его волосы, чувствуя, как он прижимает меня к своему паху.

На смену согласию пришел стон: тихий, сладкий, сдавленный. Демьян, наконец, вернулся к своему обычному амплуа неотесанного брутала, раскрыв мою щелку пальцами.

– Совсем не разработана, – резюмировал, шумно сглотнув.

– Ты так легко сдашься? – поцеловала его за ухом.

– Ну уж нет. И ты теперь не соскочишь, даже если передумаешь. Отпущу, только вдоволь натрахавшись. – Демьян проскользнул пальцем гораздо глубже, а затем достал его, положив поверх моей нижней губы. – Запах твоего возбуждения. Бл*…

Глаза округлились, глядя на то, с каким наслаждением он обсасывал свои длинные тонкие пальцы. Смочив их слюной, наглец вернулся к моему входу, то проникая внутрь, то раззадоривая камешек клитора.

– …Хочу смотреть, как ты кончаешь.

Растер новую порцию слюны у меня между ног.

Мамочки. От одного его взгляда мне хотелось стонать. Волшебные прикосновения к самому чувствительному месту лишь многократно усиливали эту потребность.

 

– Демьян… я… у-у…

Он мягко вторгся в рот языком, продолжая таранить крохотную щелку: входил в меня на всю длину пальцев и выходил, входил-выходил.

– Я буду заниматься с тобой сексом так, что ты сидеть не сможешь. – Шире развел мои бедра, накрывая влажную податливую плоть ладонью. – Уже сегодня.

Прикусила губу, чувствуя, как набух его член. От мысли обо всех этих грязных угрозах я текла еще сильнее. С губ сорвался стон, стоило Дёме ловко втянуть в рот мой сосок. Он жалил его кончиком языка, усиливая волнующие ощущения внизу живота. Не прекращая ласкать груди, Волков выразительно посмотрел мне в глаза.

На дне блестящих зрачков парня отразились сомнения.

– Пожалуйста, не останавливайся… – прошептала с мольбой. – Я хочу получить все, что ты готов мне дать. Только не останавливайся, – повторяла, глядя на него помутневшим взглядом.

Коротко кивнув, он с животным рыком продолжил лизать мои груди, усиливая ритм движения пальцев между ног, растирая по половым губкам мою смазку. Щупальца приближающегося оргазма уже затягивали в персональный кокон удовольствия. Я простонала, сильнее насаживаясь на его руку. Словно почувствовав мое состояние, Демьян прижал меня крепче, а потом я пронзила ногтями его плечи…

– Ах… ха… бо-оже-е… – меня затрясло.

Тело стало невесомым, как облако. Я тихонько всхлипывала, все еще ощущая несколько пальцев у себя внутри.

Вдруг Демьян приспустил плавки, принимаясь ритмично работать рукой: с крупными вздутыми венами по всему стволу его член выглядел устрашающе. Спустя несколько фрикций я вздрогнула – теплая вязкая струя ударила в бедро.

– Я бы не смог сейчас идти. – Сдержанно улыбнулся, поочередно вытирая нас полотенцем.

– Но я думала…

– Встретимся позже. Сегодня вечером у реки. Сейчас не лучшее время, – Дёма приподнял меня, бережно укладывая на кровать, а сам стал быстро одеваться.

– Я приду, – прошептала вслед уходящему парню.

Глава 9

POV. Демьян

Расстелив самое приличное покрывало, найденное у бабушки в шкафу, я в десятый раз переложил фрукты в корзине, придирчивым взглядом оценивая результат своих стараний.

– Прямо романтик с большой дороги! – процедил сквозь стиснутые зубы.

Ни секунды не сомневался, что Снежана придет. Знал, что она окажется последовательной в своих желаниях. А сегодня днем её тело однозначно заявило права на моё. Я и сам до умопомешательства хотел слизывать пот с гладкой разгоряченной кожи красавицы, предварительно заставив её хорошенько взмокнуть.

Вот только мысль о телефоне с включенной камерой, хитро спрятанном в кустах, сбивала с романтического настроя. В глубине души я знал, что от этого поступка зависит моя дальнейшая жизнь. Однако на каких бы весах ни взвешивал все «за» и «против», помощь бабушке многократно перевешивала ущерб Королевой. В конце концов, я собирался подарить девчонке, возможно, лучший секс в её жизни. Да и наше рандеву всего на пару дней. Я помогу ей стать женщиной, а она мне – спасти самого близкого человека. Всё честно.

Изо всех сил искал оправдание этому низкому поступку, только компромисса с собственным сердцем так и не нашел. Да, я подонок, собирающийся испортить хорошую девчонку.

Вздрогнул, приклеив на лицо сладкую улыбочку, когда за кустами послышался шум.

Спустя миг ко мне вышла Снежана. Она заплела волосы в косы, облачившись в белоснежный сарафан, который уже надевала в ту роковую ночь в клубе. Сердцебиение усилилось. Глубоко затянулся освежающим воздухом с реки – не терпелось вкусить запретного «яблочка».

– Ты все-таки пришла…

Несмотря на легкий ветерок, на позвоночнике проступил слой пота. Пожалуй, сегодня был самый знойный день за весь август, или мое тело воспламенилось, как факел, при виде её тонкой соблазнительной фигурки.

– Помнится, ты так настаивал на совместном купании… Я еще ни разу не купалась нагишом. – Невинная улыбка, украсившая её лицо, резанула без ножа.

Ну что за небесная красота с пухлыми сахарными губами?!

Я с самого детства был влюблен в Снежку по уши. Все мои счастливые юношеские воспоминания были связаны с её приездами в Березки. Прошло три года с нашей последней встречи, но ничего не изменилось. Снова она. Опять она. Девчонка с туманными серыми глазищами и колдовскими смешинками на их дне.

Дыхание окончательно сбилось под тяжестью свалившихся на меня чувств. Ноги еле держали, ощущал, будто хватаюсь за крыло падающего Боинга, чтобы хоть как-то удержаться, а она как ни в чем не бывало продолжала лыбиться. Сладкая. Желанная, словно маленькая нашкодившая кошка, мечтающая о горячем наказании.

– Раздевайся! – скомандовал хрипло.

– Как скажешь.

В ее глазах не осталось и тени стыда, только желание отдаться мне без остатка. Снежана развязала завязки на шее, и сарафан скатился по ее идеальному телу прямо на покрывало. Она осталась в одних белых трусиках, стыдливо прикрывая сиськи.

– Полностью! Ну, живее! И руки убери. Хочу видеть, с чем мне предстоит работать…

Слабо улыбнувшись, красавица послушно выполнила оба моих указания: стянула трусики, а руки опустила по швам, позволяя мне наслаждаться умопомрачительным зрелищем сочного молодого тела. Твою ж мать! От легкого ветерка её соски стояли, как пули. Оскалился, нетерпеливо покусывая нижнюю губу.

Ей нравилось, как я смотрю на нее, а меня возбуждало, что её это заводит… Кровь с такой силой прилила к члену, что на несколько мгновений меня оглушило. Чуть не сдох от передоза её красотой.

– Дёмка, чего тормозишь?! – Королёва поманила пальцем, со всех ног побежав к реке.

С армейской сноровкой я избавился от шортов и трусов, помчавшись за ней следом, однако Снежана застыла на месте, стоило ей залезть в воду по пояс.

– Бр-р-р… – соблазнительно сжала груди руками.

Её аппетитные сиськи так призывно торчали. Это окончательно сорвало крышу.

– Эй, забыла, кто тут главный?! – схватил ее, крепко прижав к окаменевшему животу.

Даже бодрящая водичка не смогла остудить наших разгорячённых тел. Казалось, поверхность реки вот-вот закипит.

– И кто же?! – девица обвила ноги вокруг моей талии, бесстыже улыбаясь.

Бл*ть! Почувствовал, что могу кончить, просто прикасаясь к её маленьким влажным складкам, скользящим по бедру.

– Я мужик. Забыла разве? – резко заткнул ее своим языком.

Мы одновременно застонали. Не переставая удерживать меня за плечи, Снежана энергично пересчитывала мышцы упругими сиськами, скользя назад и вперед. Назад и вперед…

– Кайф водичка! – оттянула мою нижнюю губу.

– Да, кайф…

Скользил членом промеж влажных половинок её невинных губ, не торопясь двигаться глубже: еще успеем. Не разрывая жадного поцелуя, кончики пальцев прошли по плоскому животу красавицы вниз, спускаясь по гладковыбритой девочке, и, наконец, исчезли в узкой щели.

Снежа сладко замурлыкала, как и днем нетерпеливо потираясь о мою руку. Пальцу было вольготно внутри, однако пришло время уступить место разрывавшемуся от возбуждения члену. Еще крепче обнимая красавицу, я начал медленно выходить из воды.

– Ну что, готова стать взрослой? – уложил девчонку на плед, бережно растирая кожу полотенцем.

– Демьян, я…

– Ш-ш-ш… – прислонил палец к ее приоткрытым губам. – Сейчас ты узнаешь, почему все девчонки так любят секс.

Глава 10

POV. Снежана

Демьян накрыл меня своим разгоряченным телом и поцеловал: жестко, грязно, настойчиво, всем видом давая понять, что его терпение на исходе. Поцелуй сопровождался хрипами и вздохами. Ввернув в меня несколько пальцев, он прошептал:

– Хочу попробовать тебя языком. Сожрать. Всю.

Я смотрела на него и не узнавала. В последние дни Демьян и так вел себя достаточно разнузданно, однако сейчас надо мной возвышался зверь. Волк. Вернее, волкодав. И дело не только во вздутых венах на шее и крепком телосложении. На дне его зрачков поселилось нечто пугающее: похоть вперемежку с отчаянием и болью, но разврата там оказалось больше. В своих мыслях он явно уже сто раз поимел меня в самых грязных позах, а теперь собирался заняться этим в реальности. Тяжесть его желания буквально припечатывала к земле.

Он смотрел жадно, ловя каждую эмоцию, и от этого мне все больше становилось не по себе. Добычей себя почувствовала. Слабовольной. На все согласной. Загнанной в угол. И даже несмотря на видимость свидания, не было здесь ничего романтического. Мы оба понимали, чем закончится сегодняшний вечер, плавно перетекающий в ночь.

Он меня поимеет. Увы, вот так цинично и просто.

Флер желания моментально испарился. Мне хотелось избить себя по щекам за то, что так легко поддалась уговорам сельского мачо. Да, я хотела его, и тело, безусловно, отзывалось на каждое животное прикосновение, только в душе до сих пор царил арктический холод.

Я ошиблась. Клин клином – это не метод.

– Знаешь, я лучше пойду… – попыталась подняться, но в этот миг произошло непоправимое: тяжелая рука легла на шею, припечатав обратно к земле.

Демьян яростно на меня накинулся, не позволяя подняться с покрывала.

– Эй, нет… – прохрипел зловеще. – Ты моя, Снеж, а я пи**ец как хочу. – Пытаясь сопротивляться, я ударила его в грудь. – Бесполезно.

Волков тяжело дышал и смотрел как-то страшно. В Дёмку монстр вселился. Даже несколько минут назад в воде он был другим: пошлым, возбужденным вусмерть, но другим. А теперь, как одержимый, пялил на меня свои невозможные зеленые глазища, будто наши дни сочтены, и это последняя ночь перед концом света.

– Дём, пожалуйста…

– Что пожалуйста? – мрачно усмехнулся, беспардонно скользнув к моему входу. – Ты ж вся мокрая. И вон как пахнешь. У меня от твоего запаха, Снеж, сейчас черепушка лопнет.

Я всхлипнула, потому что Волков оказался прав. Со дня нашей встречи со мной творилась какая-то чертовщина: полнейший диссонанс между разумом и телом. Мозг вопил нестись куда подальше, а взбесившиеся гормоны умоляли о грубых животных ласках. Я разрывалась на части, разваливалась на осколки, сходила с ума, а он все пожирал ненормальным помутневшим взглядом…

– Боже правый, дай мне сил пережить эту ночь! – прошептала беззвучно, понимая, что никуда он меня уже не отпустит.

Слишком самоуверенный и наглый, и такой сильный, что нет смысла даже пытаться его оттолкнуть. Лучше поберечь силы для изматывающего марафона…

– Дём, давай не здесь. Вдруг кто-нибудь увидит?! Давай до дома дойдем? Бабушка уже спит…

– Я не дойду, – уткнулся горячими губами мне в шею, прикусил кожу, лизнул, а потом как с цепи сорвался, фиксируя мои руки над головой.

– Ай…

Мне не осталось ничего другого, кроме как уткнуться в его шею и вдохнуть запах: сильный, резкий, по-настоящему мужской. Тело одержало победу. Желание слиться с ним нокаутировало. Я в сотый раз потеряла покой. Слабая. Безвольная. Истекающая похотью.

А он и рад: рассмеявшись каким-то странным трескучим смехом, нашарил под полотенцем упаковку презервативов, вынимая оттуда серебристый квадратик фольги. От моего взора не укрылось, что пачка оказалась начатой. Значит, кто-то уже успел обслужить этого дембеля…

– Зачем ты приехала, Снеж?! – грубо сжал мои щеки, пронзительно заглядывая в глаза. – Зачем ты приехала? – перешел на шепот, повторив практически по слогам.

Теперь на глубине зрачков Демьяна читалось отчаяние, немой крик о помощи, невыплаканная боль. Да что за черт?!

Однако Волков не позволил поразмышлять на эту тему, быстро и умело растянув презерватив по стволу.

– Да он же меня разорвет… – последнее, о чем я успела подумать, прежде чем остатки разума вытеснили звериные инстинкты.

Мое тело дождалось. Весь год с ума сходила от эротических кошмаров. Кошмаров, потому что не с кем было реализовывать эти навязчивые озабоченные сновидения, после которых я просыпалась в холодном поту и с распирающей сладкой болью между ног.

Парни в школе были какими-то несуразными, мелкими, непривлекательными, а Демка Волков нравился мне с детства. И тогда, три года назад, будь он чуть настойчивее…

Демьян навалился сверху, запечатав мне рот ладонью, а затем раздвинул ноги. Миг – и перед глазами пронеслась комета, заряженная резкой острой болью. Слезы брызнули из глаз. Я попыталась вырваться, но любовник принялся иступлено покрывать поцелуями мою шею, плечи, лицо…

Он целовал и лизал, беспощадно тараня меня изнутри. Адская боль оглушила. Даже не пыталась разобрать, что шептал мне Демьян в этот момент. Его губы дрожали, словно в бреду: страстно, тихо, не переставая целовать и трахать. Где-то на подкорке пронеслось, что он просит прощения. Извиняется. Просит простить его грешную душу.

Но я не была вполне уверенна. Скорее всего, включилось аварийное мышление – состояние аффекта взяло свое. Я просто закрыла глаза, пытаясь абстрагироваться от всего происходящего. Сама пришла, разделась и упала в его сети. Сама получила то, что хотела.

 

Бессмысленно плакать, я теперь взрослая.

В какой-то момент физическая боль практически утихла – Волков знал свое распутное дело. Я даже послушно обвила его шею руками, дожидаясь, пока он наиграется. А Дёмка все никак не мог мной насытиться: трахал быстро, жадно, не забывая лапать во всех местах и глубоко-глубоко-глубоко целовать.

Мне начало казаться, что река воспламенилась, и вокруг все пылает. А еще непонятно, почему дрожали кончики пальцев, и где-то в глубине живота зарождалась тягучая вязкая лава. Все-таки его запах как-то по-особенному на меня влиял.

Демьян кончил. Он сцепил зубы, но до моего слуха долетел сдавленный короткий стон, и капелька пота скатилась с его подбородка прямиком на мое лицо. И снова этот душевыворачивающий запах. Смесь отчаяния и экстаза.

Когда Волков покинул мое тело, я еще какое-то время находилась в прострации, так и валялась, распластанная по покрывалу, не в силах даже прикрыться.

Одевшись, он натянул на меня измятый сарафан, зачем-то сбегал в кусты, а потом подхватил на руки и потащил в сторону бабушкиного дома…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru