Жестокие игры

Эмилия Грин
Жестокие игры

Глава 5

Мы свернули с главной площади и, пройдя через кустарники, выбрались на импровизированный сеновал.

– Ого! – присвистнула, глядя на огромные тюки сена, аккуратно сложенные друг на друга.

– Я договорился, чтобы нам не мешали, – деловито заверил Демьян, перебирая мои пальцы в ладони.

– Ты серьезно?! – избавившись от оцепенения, я отступила на шаг, но это не помогло – Волков снова сократил расстояние.

– Не могу огорчить свою жену в первую брачную ночь, – он наклонился к моим губам, недвусмысленно заглядывая в глаза.

От смущения я опустила взгляд.

Нет, у меня, конечно, были поклонники, но впервые парень напирал, как бульдозер. Вдохнув раскалившийся между нашими телами воздух, отметила, что даже несмотря на физическую нагрузку, от Демьяна хорошо пахло: смородиной и свежескошенной травой. Мое тело подозрительно сильно откликалось на этот запах.

– Почему ты не смотришь мне в глаза? – поинтересовался «муж» хрипло.

– Потому что ты все это подстроил… – я смотрела куда угодно, только не на него.

– Снежана! – Волков провел рукой по моим волосам, прижимаясь еще сильнее.

– Думаешь залезть мне в трусики прямо во время ярмарки? – пожевав губу, я все-таки подняла на него недовольный взгляд.

– Я уже это сделал… – его низкий ироничный голос сводил с ума. – Облапал тебя прямо на глазах у похотливого старика Василия. И тебе понравилось.

– Ничего подобного, – не собиралась сдавать оборону.

– А если я проверю? – Демьян почти уперся в меня грудью: в его тоне не было ни единого намека, что это шутка.

– Проверишь?! – непроизвольно закусила губу.

– Ага. Твое тело расскажет все за тебя, – нахал скользнул кончиками пальцев по моему бедру, двигаясь в четко заданном направлении – мне под юбку.

– Да иди ты! – резко отскочила, качая головой.

– Ты очень сексуальна, даже когда просто морщишь нос, пытаясь скрыть, что я тебе интересен. Но ты меня хочешь.

– Нет! – выпалила нервно.

Нахал удивленно выгнул бровь:

– У тебя есть кто-то в городе?!

– Нет, но… Я не из тех девиц, которые в первый же вечер раздвигают ноги на сеновале.

– Снежан, поверь, это я уже понял, но и ты должна понять кое-что: я далеко не каждой предлагаю прогуляться на сеновал. Ты, скорее, исключение из общего правила.

– Тут полно девушек…

– А вообще странно, – задумчиво произнёс, будто не веря своей догадке.

– Что?!

– Сколько у тебя было партнеров?

От такого вопроса брови полезли на лоб:

– Какая тебе разница?

– Ну, мне интересно, насколько ты взрослая. И готова ли к экспериментам… – озорной прищур зелёных глаз ломал последние кирпичики моей обороны.

– Э-экспериментам?.. – пробормотала взволнованно, пытаясь представить, что задумал этот искушённый дембель.

– Говорю же, ты очень сексуальна, и для этого тебе вовсе не обязательно надевать короткую юбку или эротичное белье. Ты сексуальна даже когда собираешь яблоки на огороде или стоишь под дождём…

– Откуда ты знаешь?

– Помню, – ответил хрипло. – Неужели ты забыла то наше лето три года назад?! Я каждый день ошивался около дома твоей бабушки, дожидаясь, когда ты пойдешь на пляж, а потом подглядывал в кустах. Мечтал искупаться с тобой голышом, вынести на берег, подмять под себя и взять прямо там. А после обмыть твое сытое изнеможённое тельце и уйти на новый раунд. – Волков протянул руку, медленно проведя подушечкой пальца по выпирающей венке на моем запястье. – Я был без ума от тебя, Снеж.

– Демьян…

Несколько мгновений он смотрел мне в глаза, а потом облизнул губы и тихо сказал:

– Мне казалось, ты тоже неровно дышала ко мне…

Я и сейчас еле выталкивала воздух из легких. Чего уж там. Волков склонился, обдавая шею теплым смородиновым дыханием. Он не прикасался, но его близость уже действовала душераздирающе. Подозревала, что соски неприлично натянули тонкую ткань…

– Снежана, зачем ты приехала в Березки?

Нехорошее воспоминание моментально затопило душу, и я дернулась, как от удара хлыстом.

– А знаешь, мне уже пора! – попятилась и, не дожидаясь, пока он опомнится, бросилась наутек.

Нет. Я сбежала от одного ненормального мужика не для того, чтобы с такой легкостью попасть в объятия другого. Как бы соблазнительно ни выглядел Волков, я не собиралась сдаваться…

POV. Демьян

Я не мог отвести взгляд от ее стройных загорелых ног, все дальше убегающих в противоположную от сеновала сторону.

Забавно, но чтобы затащить Снежку в койку, мне даже не нужно было врать, все, что я поведал – чистая правда. Хотя о некоторых вещах, которые мечтал сотворить с ее красивым юным телом, все-таки пришлось умолчать. Не стал шокировать девчонку раньше времени.

Да, в шестнадцать я хотел её до умопомешательства. Хотя, по большому счету, сейчас ничего не изменилось. Только теперь помимо любовно-сексуальной подоплеки на кону стояла жизнь родного человека.

– Пардон! Я не смотрю… Не смотрю… – Чернов вышел из кустов, показушно прикрывая ладонью глаза. – А где Снежана? Я думал, вы уже вовсю совокупляетесь.

– Она убежала, – безучастно пожал плечами.

– А что так? Наш богатырь не произвел впечатления? – Макс ехидно прищурился.

– Дай мне еще пару дней. Залезть к ней в трусы будет даже проще, чем я думал…

Глава 6

POV. Снежана

Какое-то время я еще нежилась в постели, хотя из открытого окна уже вовсю доносились неповторимые звуки сельской жизни – большинство наших соседей разводили скотину. Правда, ба не относилась к их числу: после смерти деда она почти перестала вести хозяйство. Даже огородом занималась по минимуму. Мама давно предлагала ей переехать в город, но упрямая старушка всякий раз отмахивалась.

Заправив кровать, я приняла душ, надела легкий сарафан и вышла из комнаты. В кухне пахло свежей выпечкой и кофе.

– Доброе утро, дорогая! Блинчики или сырники?

– Я еще не голодна. И не стоит так много готовить – береги себя.

Сделала большой глоток свежесваренного кофе, волшебным образом материализовавшегося на столе.

– Да ты что?! Для меня такое счастье, когда есть, для кого готовить… – печально проронила ба, вновь заставив меня ощутить укол в самое сердце.

Три года назад мама повторно вышла замуж, и с тех пор традиционная поездка в Березки заменилась отдыхом в Турции. Я все время обещала ба найти время, но, как известно, в подростковом возрасте лето слишком скоротечно. Глазом не успеешь моргнуть – начинается учеба, потом подготовка к экзаменам и еще какие-то дела… Хорошо хоть бабушка гостила у нас в холодное время года.

– А вообще я передумала – давай сырники! – внутри потеплело, заметив воодушевленную улыбку на ее тонких бледных губах.

– С медом? Вон какую тару вчера выиграла! – старушка кивнула в сторону двухлитровой банки с выгравированной пчелой.

Нахмурилась, стараясь отогнать смутное предчувствие. После вчерашнего несостоявшегося рандеву на сеновале я без всяких призов убежала домой. Тогда каким образом эта банка появилась здесь с самого утра?

Ответ не заставил себя долго ждать.

– Дёмка Волков притащил с петухами. Говорит, забыла ты свой подарок. Эх, хороший малый. Повезло Семёновне – настоящего человека вырастила. Вон, предложил помочь – уже две грядки перекопал! – ба распахнула окно, зычно крикнув: – Дём, айда завтракать!

Я чуть не поперхнулась: по нашему огороду ходил полуголый Демьян Волков, размахивая лопатой. Он энергично вспахивал землю, при этом мышцы его загорелых рук, живота и груди работали, как единый слаженный механизм: сжимались и разжимались, сжимались и разжимались… Чертовски сексуально.

Утопив штык лопаты в земле, парень протер лоб, приложившись к бутылке с водой. От изнуряющей физической работы на солнце грудь Демьяна переливалась капельками пота, каштановые волосы взмокли.

Ч-е-е-е-р-т. Я поспешно отвернулась, боясь закапать стол слюной.

Его упрямству можно только позавидовать. Еще ни один представитель сильного пола так умело не брал меня в оборот. И если он не был волшебником, то, значит, был бесом. Жаль, после того, что произошло, я вряд ли готова прыгнуть в пучину с головой…

Хотя, глядя на высокого загорелого красавца в подвернутых шароварах, захотелось хотя бы ненадолго найти покой в его умелых руках.

Расправила плечи, когда Волков, широко улыбаясь, появился в кухне. Он был огромным, моментально заполнил собой небольшое пространство, в носу засвербело от тестостерона в воздухе.

– Теть Шур, я закончил.

– Спасибо милок! Садись за стол, будем чай пить! – засуетилась ба, пока мы с гостем сверлили друг друга напряженными взглядами.

– Благодарю, но мне уже пора… – произнес, приглаживая мокрые волосы, отчего бицепсы на руках устрашающе напряглись.

– Дём, да как же так?! – ба всплеснула руками.

– Мне правда надо идти. Обещал помочь бабушке, – красавец продолжал буравить меня взглядом из-под своих темных бровей.

В этот миг мне совершенно не хотелось, чтобы Демьян уходил, но пытаться задержать деревенского мачо все равно что расписаться в собственном проигрыше.

Когда за Волковым хлопнула дверь, ба мечтательно сказала:

– Вот так самец! Была бы я лет на сорок моложе… – она заливисто хихикнула, прикрывая рот ладошкой.

Качая головой, я в очередной раз убедилась, что Волков обладал каким-то мистическим влиянием на женский пол. Даже ба, которая всю жизнь прожила с дедом и после его смерти вообще не смотрела на мужиков, прониклась к внуку Семёновны.

* * *

Остаток дня пробежал в приятных домашних хлопотах. Мы собирали ягоды, удобряли кусты, а после напекли целую кастрюлю пирогов с яблоками и малиной.

К вечеру сил осталось только на праздную лень в кровати. Приняв душ, я погасила основной свет и, включив ночник, решила немного почитать перед сном. Как назло, шкаф с книгами находился в бабушкиной спальне, и, судя по тишине, доносящейся из комнаты, она уже спала.

 

Рука сама потянулась к томику «Любовной горячки». Я распахнула роман на оставленном Демьяном заломе, вперив глаза в мелкий расплывающийся шрифт. Спустя пару минут чтения про сексуальные игрища Рудольфа и Клэр между ног стало влажно и горячо.

В комнате стояла адская духота. Мечтала забраться под кондиционер, но, разумеется, в доме таких удобств цивилизации предусмотрено не было. Тогда я распахнула настежь окно и, ощутив, как по животу гуляет прохладный ветерок, спустила трусики, плавно опуская ладонь между ног.

– Ах… – половые губки приоткрылись.

Тогда я приподняла ноги, ловко закинув их на подоконник, разводя бедра настолько широко, насколько позволяла растяжка.

Вот уже вторые сутки маленький треугольник плоти горел огнем. Содрогаясь от наслаждения, я прикоснулась к набухшему клитору, испустив тихий стон. Внутри все закипало от нарастающего удовольствия, спина и поясница покрылись слоем пота.

Я уже не первый раз ласкала себя подобным образом, но впервые ощущения оказались настолько обострены. Настойчивость Демьяна помогла мне почувствовать себя желанной. Еще ни один мужчина не проявлял ко мне такой откровенный интерес.

Вздрогнула, когда очередной порыв ветра ударил в мокрые, налитые кровью лепестки. Блаженство! Глаза закатились, предчувствуя приближающуюся волну экстаза. Напрягая мышцы бедер, я с каким-то животным остервенением натирала каменную горошинку, кусая губы, чтобы не застонать на весь дом…

До оргазма отделял всего миг, как вдруг мое уединение прервал тихий стук в окно.

– Снежана… – от глухого низкого голоса Демьяна я чуть не упала с кровати…

Глава 7

Резко выпрямилась, одергивая полупрозрачные занавески. Демьян беспечно улыбался, удобно устроившись на подоконнике. В свете луны его зеленые глаза были похожи на вспыхивающий бархат.

– Что ты здесь забыл?!

– Тебя! – незваный гость прищурился с видом бандита. – Прогуляемся? – он даже не пытался скрыть, что пожирает меня глазами.

Сделав глубокий вдох, я одернула сорочку, испытывая смущение. Вдруг он заметил, чем я только что-то занималась?!

– Уже поздно, и…

– Я слишком прост для тебя, да? Договаривай уже, как есть, – произнес со снисходительными нотками в голосе.

– Нет… – замешкалась, пытаясь придумать достойную отговорку.

Правда, сделать это было довольно трудно, ведь передо мной сидел один из самых привлекательных парней, которых доводилось встречать. Даже Рудольф со своим нефритовым стержнем Демьяну в подметки не годился.

– Мне снять футболку? – прошептал он на выдохе.

– НЕТ! – не смогла сдержать смешок.

– Тогда я точно сниму её и проберусь к тебе в спальню, если откажешься прогуляться со мной до реки.

Я обреченно покачала головой, сжимая подол сорочки в кулаке. Подозревала, что излишняя разнузданность в его поведении всего лишь защитная реакция на случай отказа. Волков производил впечатление хорошего парня. Недаром даже ба утром попала под его обаяние, а она обладала безошибочным чутьем на людей. Странно, но рядом с Демьяном я чувствовала себя в безопасности.

– Ну, если ты не планируешь раздеть меня и взять где-нибудь в кустах…

– Вообще-то именно этим я и собирался заняться.

– Что-о? – мои щеки залил румянец стыда.

– Да шучу. Шучу! – Демьян расхохотался, еле удержавшись на подоконнике. – Давай просто прогуляемся перед сном.

Он взял меня за мизинец, медленно покручивая его в своей огромной ладони.

– Целоваться под луной ведь не возбраняется? – нахал одним взглядом захватил мои губы в плен: в уголках рта начало покалывать.

– Эй…

– Ну, прости неотесанного мужлана! – примирительно поднял свободную ладонь вверх.

– Подожди около калитки. Мне надо переодеться.

– Черт… – Демьян угрюмо покачал головой.

– Что? – я моментально напряглась.

Волков задумчиво опустил взгляд, но уже спустя миг посмотрел мне в глаза.

– Представил тебя без одежды… – он еще крепче сжал мой мизинец в руке. Дыхание перехватило, и я задрожала всем телом, потому что он добавил: – И еще кое-что, о чем я думаю с первой минуты, как увидел тебя в клубе два дня назад.

– Демьян…

– Мы выросли, Снеж, мы оба выросли. Ты прекрасно это понимаешь. – Его губы оказались слишком близко, и я почувствовала запах спелой смородины.

Демьян замолчал, но я вдруг ощутила, что он грязно трахает меня в своих мыслях, не переставая покручивать мизинец. Внизу живота разлилось приятное тепло. Ощущения оказались в разы острее, чем когда я трогала себя между ног.

– Хочешь, мы сделаем вид, что уже погуляли и вернемся в твою спальню? Я знаю, как о тебе позаботиться.

Недвусмысленная улыбка усилила назойливую пульсацию под трусиками, однако я пробормотала из последних сил:

– Ты можешь думать хоть о чем-то, кроме секса?!

Лицо Демьяна мгновенно помрачнело. На дне зрачков промелькнуло странное отчаянное выражение. Он резко отшатнулся и спрыгнул на землю, выпуская мой палец из западни, будто вообще забыл, зачем пришел.

– Давай поговорим на отвлеченные от секса темы. Валяй, – процедил сквозь зубы.

– Чем ты хочешь заниматься в жизни? – осторожно поинтересовалась, прочистив горло.

– Работать. Чем же еще? – хмыкнул собеседник.

– И где?

– Постараюсь устроиться к отцу Макса. Им трактористы нужны.

– А из деревни никогда не думал уехать? – судорожно вздохнула, почувствовав его смородиновое дыхание на своей шее.

– Куда?

– Ну, хотя бы в Тверь.

– А что мне там делать?

– А что люди делают в городе?

– Думаешь, я хуже тебя, раз живу в деревне?

– Я этого не говорила.

Мы помолчали. Хотела уже сворачивать неудавшийся разговор, но Волков не позволил мне этого сделать. Рывком притянул меня к себе и, обхватив щеки ладонями, грубо раскрыл рот языком.

– А-а! – короткий стон сорвался с губ, прежде чем наглец глубоко-глубоко меня поцеловал.

Грязно и вероломно. До самых гланд. Работая языком энергично и жестко, будто не целует, а трахает. Чтобы не упасть с подоконника, мне пришлось вцепиться пальцами в его футболку.

– Демьян… – груди отяжелели, соски напряглись.

В его горячих объятиях было хорошо до умопомешательства.

– Я знаю, чем ты занималась перед моим приходом, девочка… – чуть отстранился, вылизывая уголки моего рта языком.

Попыталась отпихнуть эту махину, но Волков лишь рассмеялся, поочередно посасывая каждую губку. Сама не заметила, как он усадил меня удобнее, устраиваясь между моих разведенных ног.

– …Да, я думаю только о том, как буду удовлетворять тебя ночь напролет. Поверь, мой агрегат справится с этим гораздо лучше, чем твои пальчики… – прижал мое бедро к своему паху, и я ойкнула, почувствовав его эрекцию. – Готова, крошка?..

Я иступлено покачала головой.

– …Тогда держись крепче… – хмыкнул, с тихим стоном жаля шею кончиком языка.

В этот миг я поняла – у меня нет шансов. И два дня сопротивления обаянию Волкова уже можно считать победой. Это даже больше, чем магнетизм – абсолютная ничем не разбавленная мужская энергетика.

Он накрыл мой язык своим, углубляя проникновение, а пальцы тем временем впились в задницу. Его поцелуи пахли смородиной, а язык был мягким и гладким. Вкусным. По телу разбегались мурашки, уже нисколько не сомневалась, что в постели Волков настоящий дикарь.

Поняв, что сопротивление бесполезно, я осторожно ответила на поцелуй, пытаясь хоть немного соответствовать его умениям, однако уже через секунду смущенно ахнула, случайно прикусив парню губу.

– П-прости… я…

– Ш-ш-ш. – Демьян немного отодвинулся, его взгляд продолжал скользить по моему рту. – Неужели у тебя ни разу не срывало крышу?! – хрипловато прошептал, сталкивая нас лбами.

Отчаянно пыталась призвать на помощь всех богов разума, но ни черта не выходило – он был высоким и здоровым, как гора, а еще в его объятиях я чувствовала себя дома. На каком-то инстинктивном уровне чуяла, что такой мужчина, как Волков, способен защитить от любой беды…

– Как видишь, голова до сих пор на месте, – несмело пожала плечами.

– Тогда мне все-таки следует снять футболку! – нахал обезоруживающе улыбнулся, мгновенно приводя свой план в действие.

Демьян бросил ненужную вещь в окно, делая шаг назад, очевидно для того, чтобы я могла лучше его рассмотреть. Реально колдун! Меня бросило в дрожь при виде идеального гладкого торса, переливающегося в свете луны. Он остался в одних черных джинсах с дырявыми коленями и спортивных кедах. Внимание привлекла тонкая дорожка волос, уходящая под резинку.

– Это всё твое.

Боже. От его голоса мурашки пошли по бедрам, и, пожалуй, это самое соблазнительное, что мне доводилось слышать в свои восемнадцать лет.

Демьян снова подошел вплотную, положив мои ладони себе на грудь. Мы одновременно вздрогнули, не разрывая зрительного контакта. Ток пошел по коже, перетекая от меня к нему и обратно. Сущее колдовство.

– Ты можешь делать со мной всё, что угодно, – не переставал дразнить, тяжело дыша. Парень прижался ближе, буквально вжимаясь в меня внушительным твердым бугром, и я, наконец, включилась в игру, скользя ладонями по его гладкому накаченному торсу. – Снеж, ты меня с ума сведешь… – шумно выдохнул, запрокидывая голову.

– У тебя очень нежная кожа… – я ощупала пальцами аккуратные затвердевшие соски, осторожно опускаясь к напряженным квадратикам пресса.

Демьян покусывал нижнюю губу, морщась, будто от боли. А я, напротив, вошла во вкус – от прикосновения к горячим литым мышцам во рту скапливалась слюна. Наверное, нечто подобное испытывают люди, тонущие в зыбких песках. Дно исчезло. Я падала… падала… падала, не чувствуя ног. Ощутив, как кожа Дёмы увлажняется под моими пальцами, конечности онемели, а с пожаром в трусах не помог бы справиться и отряд спасателей.

Возбуждение переполняло каждую клеточку тела. Я хотела его. Безумно хотела этого полуголого сельского детину, и если бы оказалась смелее, то уже давно бы перешла к исследованию более интересной части тела…

Наклонившись к губам, Демьян прошептал:

– Вот видишь, тебе нечего опасаться. Я готов выполнить любую твою прихоть. Раздень меня и наслаждайся ночь напролет. – Вместо ответа из груди вырвался сдавленный сладкий стон. – Снежана, позволь мне взять тебя на этом подоконнике… – губы наглеца заскользили по шее, руки пробрались под юбку, потянувшись к промокшим трусикам, и я всхлипнула, ощутив, что проиграла эту битву…

– Снеж, а чего не спишь?! – в коридоре послышались глухие шаги.

Мы отпрянули друг от друга.

– Бабушка проснулась… – пробормотала заплетающимся языком.

– Не рано, не поздно, – тихо выругался Демьян. – Жду тебя завтра утром на диком пляже. Не придешь – проберусь в комнату и возьму силой! – с этими словами он убежал.

POV. Демьян

К ночи вода в реке остыла. Выбравшись на берег, я стиснул зубы, ощутив, как ледяные иглы пронзили тело насквозь. То, что надо. После объятий Снежки еще полчаса не получалось справиться со стояком. Хрен раздулся от притока крови: ни ходить, ни сидеть не мог.

Эта девчонка вела себя сдержанно, как ледяная река, но внутри плескалась расплавленная магма. То, с каким наслаждением она просто прикасалась ко мне – выдало горячий ненасытный темперамент. Я хотел её, но не ради спора, а просто так.

В этом и заключалась трагедия.

Не обращая внимания на пронизывающий ветер, натянул влажную одежду, направляясь в сторону коттеджа Черновых. Несмотря на позднее время, в комнатах горел свет, а со стороны двора доносилась громкая музыка. Спустя несколько секунд калитка распахнулась, и мне на встречу вышел Макс.

– Какие люди, и-к! Дёмка, заходи! Я баньку растопил!

– Слушай, хотел переговорить с тобой насчет…

– Ой, Демьян, приветик! – чуть не поперхнулся, обнаружив обмотанную в полотенце Филимонову с бутылкой «Жигулевского» на одном из лежаков во дворе.

– А что она тут делает?! – недовольно прошептал другу на ухо.

– Пытается насосать себе на сытую жизнь! – пьяно хохотнул хозяин дома. – Хочешь, разложим Ленку на двоих?

– Нет, братан, я пас. – Закашлялся, еле сдержав гримасу омерзения, стоило представить эту эпичную картину.

– А что, кишка тонка?! Тем более шлюшка явно не против! Так-то уже оценила «большого Макса»… – Чернов самодовольно потрогал себя между ног.

– Ну куда мне тягаться с «большим Максом»?!

– Да, точно, малыш! – хозяин дома пьяно подмигнул, косясь на мои причиндалы.

От этого недвусмысленного взгляда стало не по себе. Товарищ недавно вернулся из Москвы, и после этой поездки иногда вел себя странно.

– Мальчики, кого веничком отстегать?! – Ленка поднялась и, даже не пытаясь прикрыть голую задницу, направилась в баню.

 

– Дём, да пошли попаримся! Хочешь, я тебе её уступлю?! – глаза друга недобро сверкнули.

– Нет. Мне уже домой пора. Старушка что-то совсем слегла…

– Тогда чего приперся?! – злобно сплюнул Макс.

– Да поговорить хотел. Насчет спора.

– М-а-л-ь-ч-и-к-и… – из дверного проёма показалась обнаженная нога Филимоновой.

– Уже оприходовал Снежку? Доказательства принес? – деловито поинтересовался собеседник, обдавая меня парами дешевого алкоголя.

– Как раз об этом я и хотел поговорить. Слушай, вроде она нормальная девчонка. Не хорошо это как-то… – вперил в раскрасневшееся лицо Чернова напряженный взгляд.

– Да, ты прав, – произнес хозяин дома после небольшой паузы.

На долю секунды от сердца отлегло. Вдруг он окажется не таким уж козлом, и поможет решить проблему более цивилизованным способом?

– Бл***, да ты бы видел свое лицо! Даже «большой Макс» привстал от смеха!

Меня передернуло от омерзительного гогота хозяина коттеджа. Странно, что я считал этого урода своим другом.

– Дёмка, запомни одну простую истину: все бабы – шлюхи! И, кстати, одна из них послушно ждет нас в парилке, готовая на всё… Забей на проблемы! Давай оторвемся, как следует, чувак?! – Макс приблизился вплотную, пристально заглядывая мне в глаза. – Пойдем, дружище! Поверь, я знаю способ хорошенько расслабиться… – коснулся моего запястья пальцами.

Я одернул руку, резко отступая. Челюсти сжались, кулаки напряглись. В глазах блондина мелькнуло извращенно-кровожадное выражение.

– Ты можешь просто занять мне денег бабке на операцию? – произнес на пределе собственных сил.

В этот миг я понял: самое унизительное в жизни – просить.

– Э-э-э нет, дружище, так дело не пойдет! Спор есть спор! Дело чести, знаешь ли. Не хочешь трахать Снежку – возвращай назад сто косарей! – с наигранной грустью развел руками Чернов. Вот тварь! Сам признался, что в Москве оставлял в два раза больше за ночь в стрип-клубе, а тут не мог одолжить жалкие двести тысяч на спасение жизни человека… – Гони деньги, Демьян!

– У меня их нет. Утром перечислил на счет больницы. Если в течение недели получится собрать оставшуюся сумму, то бабку уже до конца месяца прооперируют. В противном случае она просто не доживет до бесплатной плановой операции – там очередь полгода.

– Какая жалость… – Чернов гадко скривил губы.

– Макс, пожалуйста, помоги!

– С удовольствием. Трахни Снежку и принеси мне подробный видеоотчет! Тогда получишь не сто, а двести тысяч. Наликом! Организуешь своей бабке отдельную палату. Деньги медсестрам рассуешь по трусам – обеспечат старушке королевский прием. Ну же, Демка, чего такой кислый?! Или эта городская шалава важнее жизни нашей драгоценной Семеновны?!

Сжал кулаки, ощущая непреодолимое желание размозжить его холеную морду. Эта тварь будет жить, а моя бабушка умрет из-за каких-то несчастных двухсот тысяч. Я понимал, что падать ниже уже некуда, но решил попытать счастье в последний раз.

– А батя твой когда вернется в поселок?!

– Понятия не имею. Они с мамкой укатили отдыхать.

– Но ты же говорил, он скоро приедет и поможет с работой…

– Сорри, Дём, я ошибся – они уже набрали трактористов. Хотя… Вспомнил, точно, нам грузчики нужны! Пойдешь?

– Мальчики, ну вы чего оставили меня одну?! Я уже заскучала… – Филимонова вышла на порог, неуклюже прикрывая бритую щелку руками.

Задыхаясь от собственного бессилия, я со всех ног побежал прочь. Когда-нибудь такие, как Чернов, будут валяться у меня в ногах, моля пощады.

Видит Бог, этот день наступит. И очень скоро…

* * *

Я всю ночь ворочался в постели, пытаясь отыскать способ разрезать этот гордиев узел. Ничего не выходило. Банк отказал в кредите, а кроме Чернова, занять мне было негде, да и он показал свое истинное лицо.

Оставался единственный грязный вариант – соблазнить Снежану. Теперь я даже жалел, что у них с Ленкой нет ничего общего. Окажись она такой же легкой на передок, все бы было гораздо проще, но Снежка, как первый снег, олицетворяла чистоту и непорочность.

У меня вены в канаты закручивались при виде ее серых холодного оттенка глаз. Даже дрожа от возбуждения, девчонка не теряла гребанного чувства собственного достоинства, еще сильнее поджигая меня, как фитиль.

И, конечно, нужно быть конченой мразью, чтобы слить Чернову хоть какие-то подробности нашей близости. Сжал челюсти при мысли о том, как извращенец мог распорядиться полученными доказательствами…

…Утро не принесло долгожданного решения. Напротив, сегодня впервые со дня моего возвращения ба не смогла подняться с постели. Мы оба понимали – её время на исходе. По-хорошему, ждать больше нельзя: нужно скорее отправляться в Москву и готовить старушку к операции.

Осталось только раздобыть денег.

Закончив с домашними делами, я переоделся и вышел из дома, направляясь к реке. Как назло, сегодня на диком пляже отдыхало несколько компаний, только Снежки среди них не наблюдалось. Просидев под палящим солнцем около двух часов, я задумчиво размазал влажную дорожку на животе, поднимаясь с застиранного полотенца.

Она не пришла, хотя я прямо сказал, что произойдет в случае неповиновения, еще и пузо на солнце подпалил. Не терпелось скорее обрушить на Королеву весь свой праведный гнев. Эта малышка вчера чуть не потеряла сознание, просто прикасаясь к моим каменным мышцам, однако продолжала упорно изображать недотрогу.

– Не на того напала, девочка! – сцедил слюну, подходя к дому тети Шуры.

– Демьян, какая неожиданность! – улыбнулась бабушка Снежаны, как по мановению волшебной палочки открывая калитку.

– Добрый день. Хотел узнать, может, нужна еще какая-нибудь помощь по огороду? – добродушно улыбнулся, прикидываясь простачком.

– Мне уже как-то неловко… Мы вот со Снежкой пирог испекли. Заходи, полакомись! Внучка прилегла почитать, а я пока на рынок схожу, да к деду Егору зайду за помидорами. Этот стервец, похоже, утащит секрет своего чудо удобрения в могилу! У него на участке всё как на дрожжах растет… – теть Шура прикрыла рот ладонью. – Знаешь, Дём, поговаривают, дед Егор колдун в третьем поколении и шепчет на луну…

– Да вы что?! – постарался изобразить самое искреннее недоумение.

– То-то и оно. А кабачки ты его видел?! Как маленькие поросята… Ох, Демка, рано или поздно выведу я его на чистую воду. Иди-иди в дом! Составишь внучке компанию!

Я улыбнулся, не веря своему неожиданному везению. Снежана одна дома и ждет меня в кровати. Прикинув, что дойти туда-обратно до рынка с заходом к деду Егору займет минимум час, ощутил, как головка члена дернулась. Все складывалось как нельзя лучше. Закрыв калитку на засов, я поднялся по лестнице, открывая дверь в дом.

– Снежана?! – позвал осипшим от нетерпения голосом, однако ответом мне послужило лишь слабое эхо.

Не теряя времени даром, я прошел в её спальню, подавив вздох разочарования – девчонки здесь не оказалось. Хотел уже покинуть помещение, как вдруг обратил внимание на шум, доносящийся из ванной, его сменил звук хлещущей из крана воды.

Ох, черт. Я глубоко вздохнул, испытывая дискомфорт при ходьбе. От мыслей о голой Снежке под тугими струями член уже был практически полностью эрегирован. Она не просто ждала меня в кроватке, сперва она приглашала вместе принять душ…

Раздевшись, я бросил вещи на пол и осторожно приоткрыл дверь. Обнаженная Королева сидела в маленькой ржавой ванне, подставив лицо под потоки воды, растекающиеся по всему её загорелому телу.

Пульс барабанил в горле, с каждым новым ударом отдаваясь в налитый кровью член. Я замер, не в состоянии пошевелиться. Стояк был такой, что ум за разум заходил. Затаив дыхание, исследовал аппетитные женские прелести, стараясь навсегда запечатлеть в разуме эту чумовую картину.

Бл***

Такие сиськи раньше видел только в качественном порно: большие, округлые, с крохотными затвердевшими пулями сосков. Умереть не встать! Невольно облизнулся, стирая подушечкой пальца проступившую на головке каплю смазки, продолжая парализовать взглядом плоский живот и слегка разведенные влажные бедра Снежаны.

Одна часть меня хотела отодрать её прямо в этой ржавой ванне, а другая с мазохистской пыткой растягивать удовольствие: сперва, усадить девчонку на колени, тщательно намылив каждый участок её бархатистой кожи, а потом отнести в кровать и трахать до потери сознания.

Но я не планировал останавливаться на достигнутом – ночью мы бы обязательно отправились освежиться к реке, а заночевали в моей койке.

Вдруг Снежана повернула голову и распахнула глаза. Она открыла рот, но с ее губ не сорвалось ни звука, только руки судорожно накрыли дрожащее тело, а бедра прижались ближе к животу. Я сделал шаг вперед, отбрасывая длинную тень, а затем не смог сдержать смешок, поймав перепуганный взгляд девчонки в области паха.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru