Новогоднее чудо

Эльвира Альфредовна Садыкова
Новогоднее чудо

Глава 1. Самый лучший подарок

Сверкающий подарок заманчиво лежал под елкой, ярко алая фольга переливалась под светом зимних утренних лучей, так дерзко ворвавшихся в окно. Комната была вся залита этим чудным солнечным светом. Пахло хвоей и мандаринами.

Ида лежала в кровати и жмурилась от этого яркого света, нежась в своей теплой постели. Ей хотелось немедленно вскочить и схватить то, что лежит под елкой. А она точно знала – что-то очень интересное лежит! Ида намеренно растягивала удовольствие и томила себя счастливым ожиданием.

Как же Ида любила этот праздник! Больше, чем день рождения! Еще в ноябре, поздней осенью, Ида выводила каждую буковку-письмо Деду Морозу. В нем она подробно описывала, что она хочет получить в подарок на Новый год. Она украшала письмо звездочками, снежинками и блестками. Каждый год письмо было разным. Ида описывала, как прошел ее год, что она сделала хорошего, доброго, и поэтому, она вполне заслужила хороший подарок. И он конечно же под елкой сейчас! Ида не сомневалась! Насколько же Иде хватит терпения не вскочить, не подбежать и не разорвать, трясущимися от предвкушения руками, эту хрустящую фольгу, и с замиранием сердца увидеть заветный подарок!

Дверь в комнату открылась и светлый силуэт тихой поступью прошелестел к кровати, Иде послышался запах ландыша и теплые поцелуи осыпали ее лицо. Пушистые волосы приятно щекотали ее румяные ото сна щечки. – МАМА! – ласково прошептала Ида, и вцепилась своими голыми ручонками в шею мамы, зарываясь в ее длинные мягкие волосы. Волосы щекотали ее лицо, лезли в нос, и Ида терлась носом и губами о щеки мамы и смеялась. Невероятное счастье окутывало ее.

Ида очень любила маму. Они жили только вдвоем. Папу Ида никогда не видела. Да и зачем. Он ей был совсем не нужен. С мамой было очень хорошо. Весной, они выходила в дождь под огромными зонтами, в резиновых сапогах и бродили по улицам, не обращая внимания на стекающие с зонтов холодные ручейки, вдыхая влажный пропитанный весной воздух. Ставили в банку веточки вербы и любовались проросшими нежно зелеными листочками. Летом, играли в мяч на жарком пляже, ныряли в прохладные волны Волги, ходили за ягодами, зачитывались книгами маминого детства – Гайдаром, Гербертом Уэллсом, Жюль Верном. Осенью, наслаждались красотой пожелтевших парков, собирая разноцветные букеты из листьев, катались на вечных старых каруселях. А зимой, закутавшись в мягкий плед, сидели вместе на диване, собирали пазлы, мозаику, или что-то мастерили или вязали. А уж письмо Деду Морозу, был настоящий ритуал, традиция, сказка!

Ида, наконец то, дала себе волю, поднялась с кровати и в пижаме побежала к елке, к алому, сверкающему подарку! Бумага послушно поддалась натиску маленьких ручек, и что-то блестяще-серебряное показалось под оберткой. Это был рюкзачок, именно такой, как описывала его Ида в своем письме – мягкий, с замочками и с пушистой пампушкой!

– Ура! – закричала Ида, а вот и письмо от Деда Мороза, не сразу заметила! Красивая огромная открытка с зимним пейзажем, где очень красивым каллиграфическим почерком было выведено обращение к Иде. Дед Мороз перечислял хорошие дела Иды за прошлый год, хвалил ее и признавал, что этот подарок точно заслуженный.

Ида вертелась перед зеркалом, примеряя рюкзачок, и представляя, как она пойдет с ним в школу, а она ведь уже третьеклассница! Пора менять розовый рюкзачок с принцессами на новый. Мама сидела на кровати и смотрела на счастливую Иду, ласково улыбаясь.

Так было каждый год. Сначала нарядная, усыпанная огоньками елка, заботливо и искусно украшенная дочкой и мамой, новогодний стол с красными салфетками, фигурками, свечками. Из еды – традиционные пирожки (лепили сами), Оливье, щекочущая нос газировка в хрустальных бокалах. А потом – бой курантов. Ида и мама еще где-то час стояли на балконе, тесно прижавшись друг к другу, укутавшись в одну большую шубу. Везде пускали салюты. Дом у них был высокий, видно было и дальние салюты, и близкие, они как будто врывались в открытые окна балкона. Надышавшись морозным воздухом, счастливые, укладывались в теплую мягкую постель, чтобы проснуться, в этот первый счастливый день Нового года., и открыть вместе новогодний подарок Деда Мороза.

Этот день перевернул все. Ида . как всегда сидела на кухне, рисовала. Ида приходила из школы в три часа, успевала делать уроки и ждала маму. Мама иногда задерживалась, так бывало, но очень редко. Ида периодически бросала фломастеры на стол и подходила к окну. Была поздняя осень и шел дождь. Он шел уже всю неделю с небольшими перерывами. Ида всматривалась в черную даль, усыпанную мокрыми огонечками фонарей, и мелькающими тенями проезжающих машин.

Наконец послышался звук открывающейся двери. Послышались голоса. -Мама пришла не одна? У нас гости?

Ида выбежала в прихожую, и наткнулась на свою тетю, мамину двоюродную сестру, которую видела достаточно редко, только по каким-то праздникам. Тетя была с каким-то незнакомым мужчиной в черном пальто. Ида недоуменно смотрела на них и пыталась сказать, что мамы еще нет, она сейчас придет. Тетка зачем-то кинулась к Иде, стала ее обнимать и что-то непонятное причитать. Иду душил какой-то неприятный сладковатый запах ее пальто, и что-то защекотало в носу, и почему-то Иде стало очень страшно. Какое-то чудовищное предчувствие заполнило ее тело, толкнуло в грудь, спустилось в ноги, которые тут же стали ватными. Ида медленно опустилась на пол, села, продолжая смотреть на вошедших. – Пойдем, пойдем, деточка – лепетала как-то растерянно тетка, пытаясь поднять Иду.

Тут незнакомый мужчина, резко сел перед Идой на корточки, поднял двумя пальцами ее окаменевший подбородок и четко, громко, как будто на что- то решившись произнес: “Ида, девочка, ты уже большая. Ты должна знать. В жизни бывает всякое. Твоя мама сегодня умерла. Утром, разбилась на машине по дороге на работу, страшная авария. Я работал вместе с ней. Твоя тетя сейчас тебя заберет к себе.” Последних слов Ида уже не слышала, какой-то туман застлал ей глаза, она медленно поднялась с пола и стала почему-то ходить по кругу в этой маленькой, тесной прихожей. Какой- то непонятный стон, почти звериный, вырвался у нее из груди. Нет, она не плакала, она не могла плакать, боль сковала ее внутренности, сжимая их железным кулаком.

Тетка пыталась схватить Иду и прижать к себе, но Ида продолжала в исступлении ходить по этому замкнутому кругу. Тетка стала собирать Идины вещи, видимо желая ее куда-то увезти. Ида забилась в угол и твердо решила никуда не уходить, а сидеть и ждать маму. Конечно, она придет, конечно, она не бросит свою маленькую дочку. Они опять будут вместе с мамой наряжать елку, встречать Новый год. Конечно, они будут счастливы.

Вот, на письменном столе, лежит недоделанная мамина стразовая картина, и мама обязательно доделает ее. Мама всегда говорила, что дела надо доводить до конца и доведет. И повесит, как хотела на стенку в зал.

Любые попытки увезти Иду из квартиры, были обречены на провал. Тетка сдалась и печально побрела на кухню. Мужчина сказал, что все они организуют сами и торопливо покинул квартиру.

Ида бесчувственным снопом повалилась на кровать и как будто бы окунулась в какую то пустоту – мелькало мило улыбающееся лицо мамы, голос этого мужчины: “ разбилась… разбилась…, крик Иды :” НЕЕЕЕТ!” Какая-то вспышка будто обожгла Иде лицо. И вот она парит в небе. Это космос, очень темно. Тело находится в невесомости, тяжело им управлять, как в воде, вокруг звезды, рядом опасность, ее не видно, но чувствуешь жгучий страх. Очень важно увернуться и не попасть в светящуюся воронку, которая засасывает тебя туда внутрь, где начинает ломать твое тело. Боли нет, но и тебя больше нет. Лишь далекий мужской голос, он ведет отсчёт. Вздрогнула от прикосновения: “Я еще есть?” Прохладная рука легла Иде на лоб. – Жарко, просто очень жарко. Вдалеке послышался голос тетки: “Да у тебя жар, деточка”

Рейтинг@Mail.ru