Сандра. Путь мага

Элина Лунева
Сандра. Путь мага

Глава 1

Полет, скорость, страх окутывает все тело. На долю секунды сознание судорожно воспринимает случившееся. Падение с отвесной скалы. Растущая скорость и приближение камней, и звучащая в голове мысль «все, это конец… как хочется жить!».

***

Невероятное ощущение тошноты и головокружения, боли и напряжения во всем теле, желание поддаться рвотным рефлексам, но отсутствие контроля над собственным организмом не позволило вывернуть меня на изнанку. Металлический вкус крови во рту и жжение в дыхательных путях не давали мне нормально вздохнуть, не вызывая вновь рвотных позывов. Боль, сколько боли…

Как сквозь вату в мое сознание пробивались чьи-то голоса. Но слов было не разобрать, лишь чьи-то возгласы, они лишь усиливали головную боль, и так хотелось, чтобы все прекратилось, и наступила тишина и желанное забытье. Как по волшебству я провалилась во тьму.

Сколько прошло времени в обмороке, не ясно. Ощущение прикосновений на короткий миг выдернули меня из пустоты, снова боль сотрясла все мое тело, но уже не так ошеломляюще, и в этот самый миг в голове проскользнула мысль «чувствую – значит живу!», и вновь я провалилась в сладкие объятия обморока. Процесс повторялся снова и снова, вновь ощущение манипуляций над телом, снова забытье, и так бесчисленное количество раз.

Сознание включилось от пробегающей в голове мысли, что я умерла. Страх сковывал меня всю. Но следующая мысль не дала ему разрастись «я мыслю, следовательно существую», «кто это сказал? какой-то философ? не помню», «может, я просто сплю?». Наверное, это сон такой. Я попыталась сосредоточиться, получалось плохо. Но это и не удивительно, во сне всегда так. Надо начать вспоминать с простого:

«Кто я – Александра Валерьевна Алисьева, двадцати пяти лет от роду, родом из небольшого городка на юго-западе столичного региона.» Ага, мысли потихонечку текут тоненьким нестройным ручейком, постепенно ручеек разрастается, скорость потока мыслей увеличивается и в голове как вспышки всплывают сотни образов, как яркие картинки диафильма. Сначала просто образы, потом в движении как в замедленном кино, далее все быстрее и быстрее. «Вот я вижу счастливые лица родителей – я первоклассница, огромные белые банты украшают мои светлые жидкие хвостики. Вот я вижу, как упала с велосипеда в девять лет и содрала колени. Вот я вижу, как в двенадцать лет полезла на дерево в дождь спасать бездомного котенка, и вот я лежу под этим самым деревом в луже дождя и крови. Я всегда была непоседливым ребенком, из-за чего постоянно страдала. Бесконечные травмы, и как следствие – больницы были моими извечными спутниками.

Юность, взросление, институт. Радость жизни наполняет меня всю! Я поступаю на престижный факультет, как ни странно это оказывается не сложным. Жажда приключений и адреналина как всегда со мной, я готова броситься во все тяжкие. Фехтование, японские боевые искусства, кружок самообороны, прыжки с парашютом, восхождение на Эверест. Я на все согласна лишь бы испытать чувство чего-то нового. Новое увлечение – драйтулинг, оказывается для меня роковым. Все!.. допрыгалась! Точнее долазилась!»

И последнее воспоминание вдруг всплыло замедленными кадрами: «Вот я забиваю страховочный штырь с кольцом в обледенелую скальную породу. Вот продеваю страховочный трос в кольцо… а дальше, что-то происходит… и ощущение стремительного полета и оцепенения. Все это конец… как хочется жить!»

На этом все воспоминания внезапно оборвались, это все… Или нет? В голове резко раздался гул голосов, новая волна образов нахлынула на меня: «Странные люди в странных одеждах, девочка с золотыми волосами в красивом голубом платье смотрела из зеркала на меня, глаза фиолетовые яркие лучистые. Это я? так похожа…только черты лица были более мягкие и живые и эти невероятные фиолетовые глаза. Рядом красивый светловолосый мужчина и прекрасная женщина с огненно-рыжими волосами. Они обнимали меня, улыбались, гладили по голове». Вот новая картинка заполнила сознание: «Я была уже совсем взрослая, мне восемнадцать лет, я собиралась в дорогу, в университет обучаться магическому искусству, но мне так не хотелось покидать родной дом, я так боялась этой новой незнакомой взрослой жизни…». Следующий образ вызвал неожиданное ощущение страха: «Экипаж ехал по лесной дороге. Внезапный взрыв сотряс все вокруг, карета завалилась на бок, повсюду огонь, запах крови, крики телохранителей. Я увидела рядом с собой застывший взгляд прекрасной рыжеволосой женщины, моей матери, она не дышала. Офицер сопровождения вдруг просунул руку в открытое окно экипажа, протянул ее мне, и вытащил меня из кареты. Он оттащил меня к повозке с багажом и силой затолкал под нее. Далее была битва, всполохи магии, звон клинков, огненные шары, взрывы, снова крики, снова огонь. Я почувствовала головокружение, тошноту, соленый вкус крови на губах, ее невыносимый запах обволакивал меня. Я стиснула руки на груди, и они стали мокрыми, кровь…я вся была в крови. Длинный, тонкий порез рассекал мое тело от груди до бедра. Паника затопляла сознание, как цунами. Рядом с моим укрытием вдруг упало тело мужчины, того самого светловолосого мужчины, это был мой отец. Он был ранен, половина его лица обгорела, его доспех был в крови, из под металла текла струйками кровь. Его взгляд зацепился за меня, он прошептал одними губами слова, и я его понимала : «Медальон! Активируй медальон! Выпусти силу и прими дар рода, всю силу и опыт, ты последняя из рода Алисье. Призови кинжал». Его лицо исказилось от боли, судорога прошла по всему его телу, и оно замерло, а взгляд застыл. Необъятный ужас сковывал меня. Я почувствовала, как из моего тела вытекала жизнь, и только одна мысль была в голове «все это конец… как хочется жить!»

Глава 2

Внезапный электрический разряд пронзил мое тело, что-то происходило с моим телом, и тьма, окутавшая меня и уже готовая поглотить полностью и унести за грань, потихонечку отступала.

И вновь как сквозь вату в мое сознание пробивались чьи-то голоса, и даже немного удавалось понять, о чем говорил тихий мужской голос:

– Она скоро придет в себя. Я уверен, у вас достаточно опытный целитель, и леди быстро пойдет на поправку. В Ордене Сострадающих нет подходящих условий, достойных знатной леди. Но мы со своей стороны сделали все возможное, чтобы девушка выжила. Мы обработали раны, и маг-целитель наложила исцеляющие бинты. Магистр Ордена погрузил девушку в лечебный сон и разрешил воспользоваться порталом, чтобы передать ее в заботливые руки вашего университета. Это удивительно, ведь пользоваться порталом строго запрещено, лишь в крайних необходимых случаях.

Второй собеседник, кажется, вздохнул и низким тягучим голосом произнёс:

– Хм, да… Я был крайне удивлен, когда мне сообщили о Вашем прибытии… Хммм.

– Поверьте, господин ректор, мы сами были удивлены такому решению Магистра. Но он был непреклонен. И, кажется, он был хорошо знаком с отцом девушки. При ней были документы и рекомендательное письмо, также родовой медальон. А как вы знаете, его не сможет одеть человек посторонний. Тем более учитывая случившееся… – Незнакомец оборвал свою мысль внезапно, затем тяжело вздохнув, продолжил, – Это уже не первое нападение за этот месяц.

Воцарилось недолгое молчание. Я лежала неподвижно, и старалась дышать ровно, ничем не выдавая своего состояния и того факта, что прихожу в себя.

Куда я попала? Кто эти люди? Какой орден? Какой университет? Может у меня начались проблемы с психикой? Но мыслю я вроде бы адекватно, хотя разговор этот меня настораживает все больше и больше.

Тем временем низкий голос ректора произнёс:

– Какая трагическая судьба, такой одаренный род, какая жалость, – в его интонации послышались грусть и сожаление.

– Господин ректор, девушка выжила, теперь она в безопасности. Последняя из рода Алисье. – эта фраза была произнесена с такой тихой печатью, почти шепотом.

– Да, но она – женщина! Женщина вряд ли способна унаследовать дар в полном объеме, да еще и такой. Ее отец, Валерий Алисье, был сильным боевым магом, одаренным менталистом с сильнейшим ментальным щитом, это была их родовая особенность дара, она передавалась исключительно по мужской линии.

Ректор ненадолго замолчал, затем снова вздохнув, продолжил:

– Ах, какая расточительность. Магически одаренных детей рождается все меньше и меньше, а в боях погибает все больше и больше. Император требует от академии новых магов, боевиков, – последние слова были высказаны с раздражением и обидой.

– Итак, вернемся к девушке. Говорите, что при ней был документ?

– Да, господин ректор. На имя Алесандры Валерии Алисье! А также письмо с прошением о зачислении дочери виконта Валерия Антуана Алисье в магическую академию на направление магии разума и специализации «боевой маг» и подписанный магический контракт с университетом.

– Что-о-о-о? – по звукам сопровождающим это восклицание профессора, мне показалось что он подпрыгнул на месте. А я же тем временем еще сильнее навострила ушки.

Он назвал мое имя как Алесандра Валерия Алисье! Но меня зовут Александра Валерьевна Алисьева. Как такое возможно? Или это действительно моя разыгравшаяся и расшатавшаяся психика шутила со мной такие шутки? Привет, а вот и ты, моя белочка, давай обнимемся!

Но все казалось настолько реальным: звуки, запахи и ощущения.

Я лежала и тихо взывала к своему разуму: «Проснись, милый, скорее! Белочка в двери стучит, а ты все спишь!»

А мужчина из Ордена тем временем спокойно продолжал. Его, кажется, нисколько не смутила реакция собеседника, и он тихим голосом произнёс:

– Да, господин ректор, вы не ослышались. Все именно так как я сказал. Документы я передал вашему секретарю. А мне самому лично поручено вручить Вам письмо от его святейшества главного Магистра Ордена Сострадающих с целью обеспечить выполнение последней воли погибшего, отца леди Алесандры.

– Уфх.. охф..рхарм.. – фырчал ректор, очевидно не зная что сказать, так как упомянутый Магистр Ордена похоже крупная фигура, и с его протекцией придется считаться.

 

– Что же… – раздался рык ректора. Судя по тому, как он сильно сопел носом, он еле сдерживал свою ярость. – Пусть будет так, – и он снова с шумом начал втягивать носом воздух.

Послышался шелест бумаги, это, наверное, разворачивали то самое письмо.

– Прошу пройти в мой кабинет, – сказал ректор уже более спокойным тоном, очевидно уже овладел своими эмоциями.

И более дружелюбно добавил:

– Оставим мисс Алисье в заботливых руках целителей.

Раздались звуки удаляющихся шагов и закрывающейся двери.

Как интересно! Неужели у меня настолько богатая фантазия? И моя «белочка» в голове так оригинально и изобретательно выбрала для меня сюжет моей болезни? Ха-ха-ха! Попаданчество в другой мир, в тело девушки, которую зовут почти также как меня, также умирающей. Все это совпадения? Или чья-то рука свыше? Может это мой последний шанс на жизнь? Я так хочу жить! И уж точно больше никакого альпинизма. Ха-ха-ха, похоже, моя «белочка» основательно заселилась ко мне в голову и играет молоточком по моим извилинам. Да здравствует дурдом и смирительная рубашка!

На этой веселой мысли мое сознание решило, что сервер перегружен, процессор не справляется и дал сбой, оперативная память сгорела, пора рвать провода. И я благополучно погрузилась в безинформативное пространство, а по-простому хлопнулась в обморок.

Глава 3

Пробуждению поспособствовало ощущение яркости света, пробивающегося через закрытые веки. Попытка открыть глаза оказалась положительной. Я моргнула один раз, затем другой. Ага, голова не кружилась, и даже не тошнило. Состояние вполне сносное, и даже казалось, что ничего не болит. Зрение сконцентрировалось на окружающих предметах.

Меня окружали светлые стены комнаты молочно-белого цвета, прямоугольное окно без занавесок пропускало очень много солнечного света. Мебели практически не было. Я лежала на жесткой кровати, очень похожей на больничную койку. Мое тело было окутано белыми простынями. Рядом с кроватью стояла небольшая тумбочка, на которой располагались аккуратными рядочками стеклянные баночки, колбочки, коробочки и маленькие цветные бутылочки, а также какое-то странное растение в горшке, которое вроде бы даже колыхалось слегка, его зелено-синие листочки как будто бы шелестели на ветру, хотя окно казалось плотно закрытым.

Все приплыли… больничная палата… точно я в психушке. Все-таки гребаная пушистая «белка» решила свести с моей головой более тесное знакомство. Ох, неужели на меня надели смирительную рубашку? Меня мгновенно захлестнула паника. Я начала истерично визжать и пытаться высвободиться из плотного кокона простыней.

– А-а-а-а! Снимите с меня это! Я вам тут в шизофренички не записывалась! Твою ж на лево…сделали из меня завернутую долбанную мумию. А-а-а-а!

Кажется, мои истошные крики были услышаны. Дверь медленно открылась. В комнату вошёл невысокий мужчина средних лет, плотного телосложения в белом халате, очень похожем на врачебный больничный, только фасон какой-то странный, вычурный. Его открытое серьезное лицо излучало спокойствие и доброжелательность, русые волосы убраны назад, лишь его светлые глаза смотрели настороженно через стекла круглых очков. За ним следом вплыла светловолосая женщина среднего возраста как две капли воды похожая на этого мужчину. Ее одежда также напоминала белый врачебный халат, только длиной в пол. На носу она поправила небольшие очки в виде пенсне. В ее руках была передвижная больничная тележка. Дама с укоризной посмотрела на меня, и забавно прицокнула языком:

– Ах, мадмуазель, зачем так кричать? И эта ваша паника! – сказала незнакомка, нахмурив лицо. И поворачиваясь к мужчине произнесла: – Теперь понятно откуда эти внезапные волны эманаций паники, которыми накрыло весь этаж госпиталя.

И вновь обернувшись ко мне, уже более мягко она добавила:

– Дорогая, не надо так волноваться. Прекратите, пожалуйста, испускать в эфир панику, это может быть крайне опасно для других пациентов.

Продолжая судорожные попытки освободиться, я взвизгнула:

– Освободите меня! Я адекватная!

– Конечно, дорогая! – женщина подошла к моей кровати, потянула за что-то, чего я раньше не смогла разглядеть, и тут меня начало разворачивать и раскручивать, словно начинку из рулета. Я на несколько секунд потеряла ориентиры, все поплыло перед глазами. Я приняла сидячее положение и тут же выпалила:

– Кто вы? Где я? Зачем вы меня связали? Это что, дурка?

Мужчина спокойно достал из своего кармана небольшую широкую и тонкую дощечку, совершенно гладкую и плоскую. Тихонечко вздохнул, и присаживаясь на краешек моей кровати, сказал:

– Меня зовут Колен Форс, я – профессор и заведующий кафедры целительства при академии магии, университета магических искусств, расположенной на территории его императорского величества Лаурелия Второго Вронтского. – повернувшись и указывая жестом на женщину, он добавил: – А это мисс Элеонора Форс, она старшая целительница нашего госпиталя. Прошу любить и жаловать.

Женщина дружелюбно мне улыбнулась и стала переставлять на тележку с тумбочки все баночки и колбочки, и мягким голосом произнесла:

– Дитя, вы находитесь в нашем госпитале при академии магии, в которую были зачислены. Мы вас не связывали, это лечебное пеленание для скорейшего выздоровления. Я уверена, что вы чувствуете себя достаточно прилично, чтобы уже покинуть наши заботливые стены. Правда, Фициус? Иди ко мне, мой милый. – Последние высказывание мисс Форс было обращено в область моей тумбочки, на которой стояло странное растение в горшке.

Растение вдруг повернуло свой мохнатый стебелек с сине-зелеными листиками. На верхней части его стебля находилось что-то типа цветка, больше напоминающего зеленую чешуйчатую мордочку, и невозмутимо прошелестело:

– Да здорова она, здорова! Заберите мня уже скорее. А то от ее эмоций, у меня мурашки по стебелечку, не хватало чтобы листочки осыпались, – насупилось растение.

– Ого! – только и смогла выдавить из себя я. У меня кажется обострение, и совместно с белкой поселился и писец.

А тем временем профессор Форс как-то забавно водил по своей дощечке, на ней всплывали разноцветные символы и изображения, какие-то графики. Прям электронный планшет. Охренеть, прям гаджет магический.

Профессор что-то снова ввел в свою дощечку, послышался какой-то сигнал, и ярко засветилось изображение. Он его рассмотрел, и, оторвавшись произнес:

– Не стоит смущаться нашего Фициуса. Это экспериментально выведенное магическое растение, используемое в медицинских целях для стабилизации состояния пациента, ну и для прочих процедур. Но сейчас не об этом.

Профессор внимательно оглядел мое лицо, еще раз взглянул в свою странную дощечку и продолжил:

– Итак. Леди Алесандра Валерия Алисье, дочь виконта Валерия Антуана Алисье и Маргариты Глот. Возраст восемнадцать лет, подданная его сиятельства Великого князя Викторио Леклерского, княжества Леклер. Ныне студентка первого курса нашей замечательной академии. Вы что-то помните о поездке к нам?

Наверное, надо что-то ответить, но я не знала что именно. Он смотрел на меня испытующе, и пауза начала затягиваться. У меня лишь вырвалось:

– Эм-м… Ну-у… Я … Я затрудняюсь ответить, профессор. – Я боязливо опустила глаза на сложенные на коленях руки, и нервно сцепила пальцы. А у самой в голове «паника в курятнике».

Теплая ладонь мистера Форса накрыла мои охладевшие руки. С тихим вздохом профессор все таки решился:

– Дитя, мужайтесь! Вы ехали со своими родителями в столицу нашей славной Империи Вронте. На границе с княжеством Леклер на вас и ваш эскорт было совершено нападение неизвестными. К сожалению, выжить не удалось никому.

На этих словах он сильнее сжал мои руки своей теплой ладонью в знак сочувствия. И через недолгую паузу продолжил:

– Вас обнаружили братья Ордена Сострадающих, их паломничество как раз проходило неподалеку от места трагедии. Они переместили все тела убитых на территорию аббатства Буше их святого Ордена и достойно захоронили. Вас – единственную выжившую, но сильно пострадавшую, они самозабвенно выхаживали, и в прямом смысле спасли вам жизнь. Далее, когда Ваше состояние стабилизировалось, они переместили Вас в наш блистательный университет в заботливые руки целителей академии, где вы в дальнейшем и будете обучаться согласно последней воле Ваших усопших родителей.

Снова наступило молчание, нарушаемое лишь шелестом листочков Фициуса.

Нарушить неловкую паузу решила мисс Форс:

– Дорогая, не надо поддаваться отчаянию! Вы здоровы! Вы в академии. Вам более ничто не угрожает! Надо скорее отвлечься от тяжелых мыслей, сейчас для вас учеба это как раз то, что нужно. Поэтому, не стоит растрачивать зря время.

Проговорив все это, она глазами указала мистеру Форсу на дверь, очевидно с просьбой покинуть палату. Когда за ним закрылась дверь, женщина энергичным шагом подошла ко мне, вздернула меня с койки и, крепко поставив на ноги, произнесла:

– Теперь, Дитя, поторопимся. Надо привести вас в порядок. Вас ждет в кабинете ректор через тридцать минут. Я помогу вам принять ванну и переодеться.

Она снова подошла к своей тележке, достала со средней полки небольшой поднос с тарелкой каши и стаканчиком сока. С нижней полочки тележки она достала большое полотенце и стопку сложенной разной одежды. Жестом указала мне на небольшую белую дверь в стене слева от входной, и, вручив белое махровое полотенце, подтолкнула меня к двери.

Примерно через двадцать пять минут я была вымыта, высушена, одета и накормлена.

Мисс Форс, придирчиво оглядев меня с головы до ног, и удовлетворительно кряхтя, подвела меня к большому зеркалу в ванной комнате. Увидев свое собственное отражение, я впала в ступор.

В зеркале отражалась невероятной красоты девушка, очень похожая на меня саму, вроде бы все тоже самое, но только лучше, как после дорогостоящего апгрейда. Охренеть, ну просто кукла барби какая-то! Рост примерно тот же 165 см, тело очень стройное, даже хрупкое, но невероятно женственное. Волосы густые, длинные, светлые с ярким золотым отливом, словно расплавленное желтое золото перетекает в прядях волос и скручивается волнами локонов. Лицо благородное. Черты лица тонкие, но мягкие, скулы выделены, нос небольшой прямой классический, рот аккуратный, но губы чувственные немного пухлые, нежно розовые. Брови темные, выразительно очерченные на бледно матовой коже лица. Ресницы длинные и пушистые, угольно-черные. Вот это да! С такой внешностью мне косметика и не нужна вовсе. Но самое выдающееся во всем моем новом облике – это глаза. А вот глаза – это нечто! Они совершенно определенно ярко фиолетового цвета. Я походу какой-то мутант… или возможно подверглась радиоактивному облучению?

На мне было длинное в пол темно-сиреневое платье в тон моим глазам, со строгим круглым вырезом на груди, длинными узкими рукавами. Тонкая белая кружевная отделка проходила по краю горловины и манжетам рукавов. Платье очень строгое и было мне несколько великовато, но как говорится дареному коню в зубы не смотрят, спасибо люди добрые и на этом. Хорошо хоть не голая. Мисс Форс нашла темный пояс и затянула его на моей стройной талии, отчего она стала казаться еще более тонкой. Вид платья от этого сразу как-то улучшился.

На ногах красовалась какая-то странная обувь, больше напоминающая ботинки на каблучке со шнуровкой. Общий вил был какой-то а-ля средневековье. М-да-а-а.

Но самое непостижимое, это белье. Мать моя женщина, роди меня обратно! Это же седая древность какая-то. Сорочка, сверху корсет, панталоны, чулки, подтяжки какие-то. Писец пушистый, носите это все сами! Где джинсы, нормальное белье, бюстгальтер, водолазка, свитер???

Из состояния ступора меня вывели манипуляции мисс Форс с моими волосами. Она ловко собрала эту золотую массу на моей макушке, выдернула из своей прически несколько зажимов и аккуратно скрепила ими мои волосы. Прическа получилась очень романтичной, спереди волосы аккуратно убраны и высоко скреплены на затылке, а сзади золотым водопадом спускаются на плечи и спину до самой талии.

Далее, все происходило очень стремительно. Целительница вынула из своего кармана деревянную дощечку, на подобие как у профессора Форса. Ткнула в нее несколько раз пальчиком, взяла меня за запястье, и вдруг вокруг нас все растворилось. Легкое головокружение, меня сильно пошатнуло, я ели устояла на ногах.

Глава 4

Внезапно, мы оказались перед красивой резной деревянной дверью какого-то кабинета. Мы зашли внутрь, это приемная. Небольшое помещение было в теплых персиковых тонах, на полу толстый ковер терракотового цвета с темно-зеленым растительным узором. Большой стол секретаря был из дерева теплого медового оттенка в тон обстановки. На столе идеальный порядок, строгие стопки бумаг разложены по оттенкам цветов, странные металлические стержни аккуратным рядком вставлены в специальные держатели, очевидно, это подобие шариковых ручек. Несколько волшебных деревянных дощечек разложены на столе перед его хозяином.

 

Сам секретарь – высокий худощавый приятный молодой человек, возраста примерно двадцати пяти или чуть более годов. Его волнистые темные волосы были аккуратно уложены, костюм стального серого оттенка выдержан в строгом официальном стиле, и лишь ярко-синий камень в булавке серого атласного галстука выделялся в тон его ярко-синим глазам на фоне всей это строгости. Кончики его ушей были забавной заостренной формы. Эльф? Сосредоточенный умный взгляд через линзы его строгих деловых очков был направлен на какой-то документ. На его столе одна из дощечек негромко пискнула, и зеленым светом высветилось какое-то изображение. Он лишь мельком взглянул на него, и снова уткнувшись взглядом в документ, произнес:

– А, мисс Форс, рад видеть вас. Вы вовремя. Вы привели мисс Алисье? Ректор уже ждет ее.

– Добрый день, мистер Кроу. Леди Алесандра, позвольте представить Вам нашего уважаемого помошника ректора нашей прославленной магической академии, а также наставника по магической подготовке боевых искусств, Эдриана Кроу.

Секретарь поднял на посетителей свой сосредоточенный взгляд, приподнялся со стула в приветствии и… замер. Сначала его глаза расширились, потом брови поползли вверх, рот приоткрылся, как будто бы собираясь что-то произнести, но звука нет…

Кажется, на его лице промелькнуло изумление? А парень то, как хорош! Да, этакий строгий и серьезный, но привлекательный. Он очень напоминал актера Генри Кавелла из одного из моих любимых многосерийных фильмов «Тюдоры», сходство невероятное.

Послышался снова писк дощечки со стола, и голос как из селектора пробасил:

– Мистер Кроу, пригласите леди Алесандру в мой кабинет. А вы мисс Форс, можете быть свободны.

Целительница что-то понажимала на своей дощечке, одобряюще приобняла меня одной рукой и тихим шепотом произнесла мне в ухо:

– Кажется, вы произвели фурор. Эдриан в шоке! – и подмигнув мне, исчезла.

А мистер Кроу тем временем открыл двери кабинета ректора, и, впустив меня, тихо вышел.

Да-а-а, кабинет прям Эрмитаж! Роскошная мебель выполнена из дорогих сортов темного дерева, тяжелые вишневые шторы на высоких стрельчатых окнах, плюшевая обивка стен и мебели. Огромнейший стол с различными приспособлениями и устройствами, стеллажи со свитками и бумагами, вдоль стен расположены стеклянные витрины с какими-то затейливыми штуковинами внутри. На отдельно стоящем постаменте, под стеклянным колпаком, огромная книга с темно-вишневым обкладом и золотым теснением.

А сам ректор вызвал у меня неожиданно смешенные чувства. Сидящий за роскошным столом мужчина ну совсем не оправдал моего представления о ректорах современных университетов, тем более магического. Передо мной был маленький кругленький дядечка, с небольшой блестящей лысиной на макушке. Его белые седые волосы завивались, особенно там, где растительность его головы была достаточной для этого. Его взлохмаченные белоснежные бакенбарды обрамляли круглое лицо. А под носом были невероятной длины пушистые усы, которые имели подозрительно яркий каштановый цвет, что навевало мысли об окрашивании. Длинные завитушки его усов, которые выходили далеко за пределы его лица, странным образом не опадали, а находились совершенно горизонтально, как будто зафиксированные средством для укладки. Мне пришла в голову смешная мысль, что помимо окрашивания он еще и стайлинг делает. Ах-ха-ха. Своими завитушками усов он напомнил мне смешного барона Мюнхаузена из старого советского мультфильма. Если сейчас ректор вскочит и крикнет «клянусь своей треуголкой», я лопну от смеха. Очень трудно держать лицо сосредоточенно-серьезным, когда тебя так и подмывает хихикнуть.

На столе рядом с ректором на мягкой бархатной подушке с золотыми кисточками лежал огромный толстый кот. Вот это котяра! Его белоснежная пушистая шерсть напоминала седину своего хозяина, и также как и у хозяина у него были яркие и темные усы. Кот пренебрежительно жмурится на меня и всем своим высокомерным видом выказывал недовольство.

Ректор поднялся со своего кресла и дружелюбно улыбаясь, протянул мне руку для вежливого пожатия:

– Здравствуйте, милая леди Алесандра! Наконец-то. Как вы себя чувствуете? Вижу, вы совсем уже оправились. Тем лучше, я очень рад. Как вам наша замечательная академия? Вы, наверное, приятно удивлены? Да, да, да, можете не отвечать, я и сам знаю, она ошеломляет своим величием! Это гордость нашей империи! – его низкий тягучий голос никак не вязался с его няшной внешностью одного из семи гномов Белоснежки. Все это он говорил скороговоркой, я не успевала и слова вставить. Так и стояла с приоткрытым ртом и хлопала своими новыми огромными ресницами.

Тут ректор опомнился:

– Ох, милая! Я, кажется, вас ошеломил. Со мной такое бывает, простите старику его причуды. Позвольте представиться: профессор магии всех четырех стихий, ректор и верховный магистр академии магических наук, председатель совета магов его императорского величества, Люциус Бланк.

– Я рада, – только и смогла произнести я.

А что? Можно подумать я типа знаю, что надо отвечать в таких случаях. Ха, может ему еще и реверанс отвесить надо, откуда мне знать.

– Фрр. – фыркнул на это толстый котяра.

– Дорогая леди, я несколько ограничен во времени, поэтому давайте сразу к делу. Из-за случившихся трагических событий, вы, к сожалению, пропустили торжественное посвящение в студенты и официальное распределение на факультет. О, прошу Вас, не расстраивайтесь. Это просто формальные процедуры. Но учитывая некоторые факторы и просьбу вашего покойного батюшки, Вы автоматически зачисляетесь на факультет боевой магии, но помимо этого у вас будет дополнительная специализация магии разума, – проговорив это, он тяжело вздохнул.

– Я должен вас предупредить, что вы будете первой девушкой и боевым магом разума в стенах нашего университета, так сказать единственным на все времена. Ведь это так страшно и не безопасно.

После этой фразы он многозначительно замолчал. Как будто ожидает от меня какой-то реакции.

И вот что я должна подумать? Что меня ожидает? Что-то он явно хочет мне сказать этим своим молчанием, и надеется, что до меня самой дойдет.

О-о-о, кажется, понимаю. Возможно, он надеется, что я сама возьму и откажусь. Да, точно, так и есть. Хмм… что же делать?

Я вообще здесь с боку – припеку, так сказать мимо проходила, случайно заселилась в это тело, просто перекантоваться. Дааа, вопрос.

Ну что он на меня так смотрит, что ждет? Каких слов? Ну маг, ну боевой, ну разума какого-то там. Для меня вообще все фиолетово, абракадабра какая-то.

Ну, если уж отец этой супер-барби так решил, то кто я такая, чтобы что-то менять в их планах. И поэтому, шумно вздохнув, и сделав лицо как можно более бесстрастным, я произнесла:

– Я уважаю волю своих родителей, и полностью согласна с их решением.

Надо было видеть его лицо в этот момент. Он весь как-то напрягся, лицо побелело и пошло красными пятнами. Он достал из кармана платок и вытер им свою лысинку:

– Милая Алесандра! Поверьте старику, это решение не разумно. Вы пока не понимаете, с чем вам придется столкнуться во время учебы. Нагрузки, высокие требования, стресс. Это далеко не девичье занятье. Я готов предложить вам более подходящие факультеты, например целительство или магофлора или факультет бытового волшебства, прекрасные направления для благородной леди. Представьте, спокойные безмятежные годы обучения, а там и замужество, и под теплым крылом супруга вам и в голову не придет с кем-то воевать. Так зачем зря тратить свое время и нагружать ненужными знаниями это прекрасную головку.

Говорил он все это очень мягким и ласковым голосом, всем своим видом показывая доброжелательность. Его широкая улыбка излучала теплоту. Но лишь напряженное лицо и пристальный взгляд, говорили о его внутреннем раздражении. Каким-то непостижимым образом я чувствовала его эмоции, настоящие, подлинные. Какое у мужика самообладание! Вот это выдержка! Профессиональная актерская игра!

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru