Седьмой ключ

Элеонора Прокофьевна
Седьмой ключ

Они всегда были рядом со мной, с первого моего крика в родильной комнате. Они никогда не трогали меня, не направляли, они просто наблюдали. А потом жили моей жизнью, ведь моя жизнь была слишком ценна, чтобы тратить её так бездарно.

Пока я была ребёнком, я не отличалась от других: как и все дети, любила играть и делать все те милые глупости, недоступные взрослым. Так же, как всех, меня уговаривали есть, слушаться, но в отличие от остальных детей, меня не заставляли спать. Я сама ждала этого с нетерпением, ведь это было моё время, моя сказка. Свои сны я зарисовывала и показывала взрослым. Взрослые, конечно же, не особо верили в то, что я им рассказывала, ссылаясь на мою фантазию, но, увидев мои рисунки, пророчили мне гениальное будущее. К тому времени, как я пошла в школу, гением меня уже никто не называл, поскольку от учёбы я не получала никакого удовольствия и относилась к ней скорее как к обязанности, а вот любовь к рисованию не прошла. У меня были разрисованы все школьные тетради и книги, к тому же, горы альбомов просто кричали о моей страсти. К сожалению, детство моё кончилось очень быстро, и причиной тому был скорый развод родителей, из-за которого мне пришлось переехать. Хотя мне было жаль покидать своих близких, которых я очень любила, и дом, который был для меня самым лучшим и красивым домом на свете, мы с мамой переехали жить к бабушке.

Бабушка жила одна на окраине маленького городка прямо у края леса и была рада, что с ней будут жить «её любимые дети», как она нас называла. Мама была её единственным ребенком, а я – единственной внучкой, и она совершенно не огорчилась из-за развода моих родителей. Но и это не продлилось долго. В городке, в которым мы жили, конечно же, была своя школа и магазины, но не было работы, которая подходила бы моей маме: она была журналистом и отдавалась своей профессии полностью. Как следовало ожидать, мама – человек, вокруг которого кружилась моя вселенная, уехала в большой город на поиски хорошего будущего для нас.

В ночь её отъезда мне впервые ничего не снилось. И после этой ночи я перестала видеть сны. Потом я перестала рисовать. Вскоре меня положили в больницу с непонятным диагнозом. Мама в это время наконец нашла хорошую работу и была отправлена на какой-то остров, чтобы взять интервью у одного влиятельного человека. Обо мне ей не было известно – бабушка не хотела её расстраивать. В итоге, бабушка забрала меня домой и начала лечить самостоятельно. Тогда я и узнала, почему к ней так часто ходили люди, и куда она пропадала ночами. Моя бабушка была ведуньей, или попросту ведьмой, и к ней обращались, когда надо было кого-то вылечить или даже спасти. И она меня вылечила травами да словами. Я стала поправляться, есть, подолгу гулять возле леса и даже однажды начала вновь рисовать всё подряд: деревья, птиц, но только не свои сны – они так и не приходили ко мне, и хоть я по-прежнему засыпала с какой-нибудь маминой вещью для того, чтобы чувствовать её запах, мне ничего не снилось. Так прошел год, мама приезжала на выходные, одаривала меня подарками и сладостями, а я тайком меняла вещи, чтобы оставить себе на неделю её запах, и она опять уезжала. И хотя прошло не мало времени, мне было больно отпускать её обратно и когда она уезжала, я пряталась в лесу и плакала, пока меня не находила бабушка и не забирала домой. Но за этот год я многому научилась из того что знала и умела бабушка, ведь, как она говорила, это передаётся через поколение. Маму она даже не пыталась научить – в ней не было дара.

За этот год бабушка научила меня азам своего мастерства, и каждый день, после обычных уроков, я проходила бабушкину школу. Я стала очень хорошо разбираться в травах и в их применении, предсказывать погоду и предчувствовать некоторые события. А однажды мне даже удалось увидеть бабушкиного домового – он гремел среди ночи, искал конфеты, что мы с бабушкой ему оставляли, и я его, наконец, увидела. Наутро я всё рассказала бабушке, и она сказала мне, что теперь я по праву могу называться ведьмой, ведь от меня не прячется домовой, но пока об этом должны знать только мы с ней. А потом случилось нечто – мама приехала с незнакомым мужчиной. Тем утром я проснулась чувством какой-то радости, а потом я увидела их. Они приехали на красивом автомобиле, и когда мама хотела выйти, он протянул руки и помог ей. Она была по сравнению с ним такой маленькой и хрупкой, и именно в тот миг я поняла, что он никогда не позволит себе её обидеть. Всё это мы с бабушкой наблюдали возле ворот с открытыми от удивления ртами, а потом я не выдержала и побежала им навстречу. Войдя в дом, мама представила нам своего будущего мужа. Его звали Андрей Дмитриевич, но он попросил нас называть его просто Андреем. Как потом оказалось, он был именно тем влиятельным человеком, у которого мама брала интервью на острове. Там они и познакомились, а потом полюбили друг друга и теперь решили пожениться. Через два дня мы втроём уехали жить к Андрею, и хотя мама упрашивала бабушку поехать с нами, она сказала, что её место здесь, а меня она будет ждать каждое лето. Правда, на свадьбу она всё-таки приехала и подарила маме амулет, про который они шептались очень долго, а мама при этом хихикала и целовала бабушку. Потом она уехала, а я стала осваиваться с новой для меня жизнью.

– Ты готова?

– Уже давно. Скажи Андрею, что я сейчас спущусь, вот только найду свои серьги, нигде их не вижу.

– Ну, тебе можно, ты из-за живота их просто не замечаешь.– И в меня полетела, кажется, мамина шляпка.

Мне уже семнадцать, но я та же девочка что была раньше. Да и внешне я совсем не кажусь такой уж взрослой: «немодельного» роста, с копной непослушных волос и даже парочкой веснушек на носу, а внутри так и кипит желание сделать какую-нибудь шалость. Сегодня мы, как часто бывает, выходим в свет, дабы показать меня и, конечно, мамин огромный живот. Это я так шучу, на самом деле все безумно счастливы, особенно Андрей, ведь они с мамой уже восемь лет надеются на чудо, и вот, оно свершилось! Мама, наконец, забеременела. Первые несколько лет она очень боялась, что не сможет осчастливить Андрея сыном, о котором он бредил день и ночь. Она и к бабушке ходила часто, просила её вылечить, как та лечила многих женщин, но бабушка сказала, что всему своё время, и чем дольше ждёшь, тем желанней подарок. И они смирились. Но когда мама таки забеременела, наверное, не было человека, кто бы не знал, что у нас будет пополнение. И сейчас, даже с таким «грузом», дабы сделать приятно Андрею, мама выходит в свет. Ну а меня он сегодня особенно усердно звал и говорил, что это будет сюрприз.

– Девочки, мы опаздываем!– Когда Андрей повышает голос, лучше поторопиться, он у нас властный и может наказать. Несильно, конечно. Так, урежет несколько дней ходьбы по магазинам.

– Мы готовы, мой тиран!– Так его называет мама, отчего он смущается, и смотрит на маму как-то особенно. После всех процедур по «укладыванию» мамы в машину с наивысшим комфортом, мы, наконец, трогаемся. На этот раз мы приехали не на вечеринку, а в любимый ресторан Андрея. Так как Андрей был человеком, любящим роскошь, то и ресторан соответствовал всем пожеланиям присутствующим там господ. И хотя я была гораздо скромнее в своих капризах, это место мне тоже очень нравилось. Вся эта конструкция была разделена на четыре огромных зала: в первом было казино, которое открывалось с десяти вечера, а из казино можно было попасть сразу в ночной клуб, в котором я была пару раз и мне понравилось. Там так же были столики, как в ресторане, но в центре была огромная площадка для танцев и сцена, с которой приезжие знаменитости исполняли свои хиты. Про то, как красиво становилось здесь ночью, можно было бы рассказывать ещё долгое время. Ну, а сам ресторан был выполнен в стиле средневекового замка. Он был разделён на две части. Белый зал – самый большой зал ресторана, в котором проводились банкеты и праздники, и каминный зал. Он, конечно, уступал по величине банкетному залу, но здесь было потрясающе красиво. Стены были декорированы диким камнем, а на видном месте был, огромный камин с живым пламенем. Ну а поскольку ещё не наступил вечер, зал был почти пустой, только за большим столом, рядом с камином нас уже ждали. Андрей провёл нас к столу и поздоровался с мужчиной, что встал ему на встречу, и когда мы присели за стол нас всех познакомили. Сперва Андрей представил нас, а потом мужчина представил нам свою семью. Это была его жена, София, и трое его сыновей, которых я, честно сказать, так смутилась, что не взглянула ни разу. А уж о том, чтобы запомнить имена, не было и речи. Но, как ни странно, обед всё же удался и к концу дамы мило беседовали, а мужчины уединились за соседним столом, чтобы обсудить то, зачем они сюда, собственно, и собрались. Когда под вечер мы, уставшие и довольные, вернулись домой, Андрей предупредил, что зайдёт ко мне через пару минут, поговорить. Я даже чуть занервничала, обычно такие разговоры были серьёзными, и я уже думала, что могла ляпнуть по неосторожности в ресторане. Но на этот раз он меня удивил. Я уже снимала макияж перед зеркалом, (честно сказать для меня мучение ходить накрашенной, но мама настаивает) когда Андрей вошел и присел на кровать, вид у него был более чем довольный, и я уже расслабилась, думая, что ничего мне не грозит.

– Тебе понравилось сегодня?– спросил он.

– Ну конечно, такая приятная семья! Кстати, кто они?

– Мужчина, мой будущий компаньон. Он здесь недавно и ,поскольку была вероятность, что его фирма может быть мне конкурирующей, мы пришли к сотрудничеству. Но я не об этом хотел поговорить, – он смотрел на меня, и взгляд его почему-то мне не нравился – Я сегодня не зря собрал всех вас в ресторане, просто я знаю, что тебе уже семнадцать, и так же мне известно, что пока у тебя не было серьёзных отношений…

Ну этого я уж стерпеть не смогла.

– Папа! (кстати, я его стала так называть через полгода после нашего знакомства.) Так не честно, ты вмешиваешься в мою личную жизнь! Ты шпионишь за мной?!

 

– Глупости, – он широко улыбнулся – для этого есть свои люди, а я просто забочусь о своей единственной дочери, и дай мне договорить, ну что за манеры! Так вот, у Фёдора Павловича три сына, я думаю, выбор у тебя не маленький – все красавцы, да и не намного старше тебя. А поскольку ты на них так и не взглянула, мы решили, что в ближайшее время нам надо встретиться в более дружественной обстановке. – И тут он смутился. – Ты не подумай, что я тебя сватаю или принуждаю, но можно же просто подружиться с хорошими ребятами, ну и я буду спокойней, договорились?

– Ты кого угодно уговоришь.

– Ну, вот и славно! В воскресенье мы вместе поедем в их охотничий домик.

– Папа!

– Спокойной ночи! – и он с широченной улыбкой выскользнул за дверь. А я так и осталась сидеть перед зеркалом. Не сватает он меня, как же! Мне хоть и семнадцать, а в его бизнесе я кое-что понимаю, и ясно без слов, что ему бы хотелось соединить наши семьи во избежание дальнейших ссор между партнёрами, тоже мне короли! Ну, я им покажу, как я готова к взрослой жизни, да ни один парень не захочет связываться с малолетней ведьмой. Если он, конечно, сам не леший. С этой весёлой мыслью я стала готовиться к воскресенью. Первое, что мне пришло на ум – это надеть самое откровенное платье, которое даже мама не видела, но я подумала, что мне самой будет в нём не очень уютно. Я уже перерыла весь гардероб, когда в комнату вдруг бесшумно вошла мама.

– Радость моя! Ты так рьяно готовишься к воскресенью?

– Ты же знаешь, что папа заставил меня!

– Что-то я не слышала шума борьбы, – и она засмеялась, но вдруг прервала смех и встала передо мной с таким серьёзным лицом, что я даже остановилась от своих раскопок. – Ты же знаешь, какой он у нас, зачем его расстраивать? Сделай ему приятно, хоть иногда поступи, как тебе говорят.

– Но он же жениха мне ищет, в семнадцать лет!

– Не глупи, ты только школу окончила, тебе экзамены сдавать и выбирать дальнейший путь, хотя, извини, но институт мы тебе уже выбрали. Ну не смотри на меня так! Ты сама себе выберешь факультет по вкусу. Так что идея про женитьбу отпадает. Ну, если ты сама того не захочешь.

– Ну мама!

– Да шучу я, – но что-то в её голосе изменилось, я даже присела рядом. – Просто недавно Андрей заговорил о том, что ты уже почти взрослая, и он не в праве контролировать каждый твой шаг, если это не касается твоей безопасности конечно. Так вот, если у тебя появится ухажер, то мы бы хотели чтобы это был кто-то, кого мы знаем, кто-то, кто не причинит тебе боль, ты нас понимаешь?

– Но мир не остановился на этих трёх братьях, есть много хороших парней…

– И кто же это?

– Ну, я не знаю, вскоре объявятся, ведь не зря я каждое лето к бабушке езжу, она меня кое-чему научила.– Я хитро улыбнулась.

– И да, насчёт бабушки. Ты бы не могла хотя бы на это лето не поехать к ней?

– Нет, это то, чего я жду весь год, да и она ведь скучает по мне!

– Но ведь тебе надо готовиться, пойми. – И она обняла меня за плечи.

– Я не хочу тебя расстраивать, поэтому поеду с вами к новым друзьям, буду готовиться к экзаменам, но бабушку, хоть на месяц, навещу.

– Ты такая упрямая!

– Вся в мать!

– Будь по-твоему, я всё равно тебя люблю! пойду мучить Андрея, раз тебя не получилось.– И мама, сделав жутко строгое лицо, подмигнула и скрылась за дверью. Естественно, мне пришлось оставить свои планы и быть хорошей девочкой в воскресенье.

В ту ночь мне приснился весьма странный сон. Мне приснился «конец света», как говорили люди, после чего в панике убегая. Я стояла на возвышении и смотрела на них, мне было их жаль, кажется, я даже плакала. Сон внезапно поменялся. Теперь я была одна в незнакомом месте. Их было семеро, семь ангелов с чёрными, как ночь крыльями, они были прекрасны! А потом передо мной встал Он и затмил собой всё, он просил у меня ключ. Я знала, что не стоит соглашаться, что надо бороться за него, но так же я знала, что отдав ключ, смогу получить самое большое чудо в мире – ЕГО!

И почему я выбрала борьбу?

Было двенадцать часов, когда мы подъехали к дому наших новых друзей. Нас уже ждали, и София с одним из своих сыновей встретили нас на пороге дома. Войдя, мы очутились будто в охотничьем доме. Всё было обставлено в тёплых коричневых, желтых и зелёных тонах. Повсюду были постелены шкуры разных животных, но София, смеясь, сказала, что ни одно животное не было убито её мужем, всё куплено и обставлено нанятыми дизайнерами. Ну, мне сталось только похвалить дизайнеров, под общий смех. Пока Фёдор Павлович с Андреем, обходили владения, София усадила нас в глубокие, но весьма удобные диваны и потчевала разными напитками. Старший сын, что встречал нас (кстати, его звали Вечеслав) пошел искать братьев, они с утра ушли в лес и забылись. Оставшись втроём, мы естественно обсуждали сперва интерьеры домов, а потом плавно перешли к маминому животу и предстоящим родам, тут София расцвела. Она стала вспоминать, какими маленькими были её детки, а сейчас вот какие богатыри! Мы даже успели несколько альбомов посмотреть, и я узнала много интересного о них, но меня удивили имена, которые им дали. Я даже спросила об этом и была немедленно ущипнута мамой. Но София совсем не смутилась и рассказала интересную историю:

–Это было ещё до знакомства с Фёдором, я только в институт поступила. И жила со мной в комнате девчонка, обычная девочка, ничего особенного, но парни за ней бегали с первого дня учебы. И конечно мне было любопытно, в чём дело, но спросить было неловко. И вот как-то прибегает она вся растрёпанная и быстро так говорит, что через час к ней бабушка приедет проведать, уедет в тот же вечер, но она очень просит не говорить бабушке о мальчиках, иначе она рассердиться и девчонку накажет. Мне даже смешно стало, когда представила, как старушка наказывает внучку. Ну и через час, заходит бабушка, мы естественно за книжками сидим, учим, эта девочка вскакивает, обнимает, целует бабушку, ну всё как обычно. Посидели мы, чаю с вареньем попили, и тут бабуля говорит внучке, чтобы она вышла на время. Я так удивилась тогда, но внучка и бровью не повела, встала и ушла. И говорит мне бабушка, что выйду я скоро замуж, даже не окончив учёбу, и будет у меня три сына, я еще тогда рассмеялась, три богатыря, и должна я их назвать хорошими, богатырскими именами, потому что сила в них будет, и от имени зависит, какая. Я ей почти поверила, уж очень честно она это говорила, поблагодарила её, и она ушла. Вечером я спросила девочку, что это всё было, и она сказала, что её бабуля, ведунья, и всё, что она говорит – правда. Я рассмеялась и спросила, а мальчиков она тоже привораживает? Она весело так ответила, что через поколение передаётся дар, но на неё хватило только мальчиков привлекать и иногда выигрывать в лотерею. Ну вот, а на третьем курсе я встретила Фёдора своего, забеременела и забросила учёбу, а потом уже не до неё было, Фёдор стал идти в гору, я была нужна как советник, друг и мать его уже двоих детей, ну а потом третий появился. Хотя, что мне сейчас с дипломом делать? На стену только повесить. И ещё, самое интересное пропустила, перед каждыми родами, мне снилась эта бабуля, и каждый раз она просила назвать ребёнка именно так и никак иначе. И вот у меня теперь Вечеслав, Святослав и Велизар».

– А Фёдор как, не был «против»?

– Да он сам так увлёкся этой мифологией с магией, что и на мальчиков перепало. Меня совсем замучили со своими причудами. Хотя – и она так внимательно на меня посмотрела – И у тебя имя редкое, я думаю, вы подружитесь.

– Это её бабушка назвала, я даже возразить не смогла. Но имя красивое, мелодичное.

–Красивое имя – Милена, Велизару оно так понравилось, да и не только имя, он весь вечер не сводил с тебя глаз. – Я даже покраснела вся от этих слов, отчего София весело засмеялась. – Мне кажется, он нарочно ушел сегодня с братом, смущается мальчишка.

Но тут, как будто услышав, что про них говорят, вошли «три богатыря». От неожиданности, я даже не успела смутиться и опустить взгляд, их появление впечатляло! Когда они вошли в комнату, было такое ощущение, что они заняли собой всё пространство. Все высокие, широкие в плечах, и очень похожи друг на друга.

– Ну вот, я их нашел, прятались в лесу. – Сказал Вечеслав и, шутя, подтолкнул братьев к нам. – Схожу, посмотрю, скоро ли будет готов обед.

–Добрый день! – Первым поздоровался Святослав, и присел напротив нас в кресло. – И вовсе не прятались мы, Веля подтвердит. Да иди сюда, присядь! – И он за руку притянул брата к себе. Но тут вошел Вечеслав и пригласил всех к столу. Мы все прошли в следующую комнату, в центре которой находился огромный резной стол, накрытый не хуже, чем в ресторане. Пока мы рассаживались, к нам присоединились наши отцы, не прекращая тихо переговариваться и даже присев рядом друг с другом. Так же и София с мамой пожелали сидеть рядом и поболтать. А меня усадили, как мне показалось, с каким-то умыслом, напротив Велизара. Рядом со мной расположился не прекращающий разговаривать Святослав и предложил называть его Светом, а Вечеслав сел рядом с Велизаром и почему-то многозначительно смотрел на Святослава. Вскоре стали слышны звон бокалов и негромкие разговоры, Свет о чём-то рассказывал мне и всё подкладывал в мою тарелку еду, к которой я почти не прикасалась. Вечеслав тоже о чём-то расспрашивал меня, но каждый раз, когда я отвечала ему, натыкалась на пытливый взгляд Велизара. Он так и не произнёс ни слова, но смотрел на меня, не отрываясь, и, так же как и я, не прикоснулся к еде. После обеда наши родители решили пройтись по округе, а маме очень хотелось посмотреть на Софьин цветник. Меня же оставили, конечно же, на попечение трёх молодцев, которые решили показать мне весь дом, в том числе, и свои комнаты.

Второй этаж оказался более модернизированным. Там уже не лежали шкуры, вместо них были ковровые дорожки бледно – зелёного цвета. Так же и стены были в светлых тонах. Ну а комнаты были оформлены по вкусу каждого. Комната Велизара оказалась на мансарде, как пошутил Свет – потому, что он самый маленький, но мне она понравилась больше всех. Потолок был наполовину стеклянным, и можно было увидеть небо, я уже представила, как красиво должно быть ночью, засыпать под звёздами. Но, хотя комната тоже была современной, большую часть занимал огромный шкаф с книгами. Когда я их увидела, даже на время забыла про своих сопровождающих и принялась рассматривать и трогать корешки книг. Мне стало дико любопытно, потому что пару таких книжек я долго искала, а нашла их тут. Из своих раздумий меня вывел голос, я даже вскочила от неожиданности.

Это оказался Велизар, а когда я к нему повернулась, поняла, что его братья оставили нас вдвоём. Он ещё раз о чём-то спросил меня, но почему-то я не понимала, что он говорит.

– Что? – спросила я, и увидела, как его улыбка становится ещё шире.

– Я спросил, тебе знакомы эти книги, ты их так рассматриваешь!

Я попыталась что-то ответить, но почему-то мне всё никак не удавалось сложить в правильном порядке слова. Я так смутилась, что положив кое-как книги на место, пулей выбежала из комнаты, мне даже показалось, что Велизар окликнул меня по имени, но находиться наедине с ним было невозможно. Я даже не сразу поняла, как очутилась на улице, а потом увидела, что Андрей с мамой уезжают, а ко мне бежала София с каким-то диким лицом.

Той же ночью мама родила мне братика. Мы с Андреем топтались возле дверей и всё отвечали на телефонные звонки – это София с мужем так же не спали всю ночь и очень волновались. В четыре утра, проведав маму и братишку, и убедившись, что они в порядке, мы поехали счастливые, домой. Через три дня, мама с маленьким Владимиром (так захотел Андрей) вернулись домой, и началось! Куча народу, врачей, нянек, ещё кого-то. И всем этим руководила мама, которая на удивление легко перенесла роды и жаждала действовать. В итоге был выбран приходящий врач и две няни. Ну а мне осталось сдать экзамены и поступить в лучшее учебное заведение, как говорил Андрей…

И вот, всё позади, и экзамены и заботы, и всё, всё, всё. Я отпустила папиного водителя, и вошла в бабушкин двор. Она уже ждала в дверях и украдкой вытирала слёзы.

– Ну что ты, бабуля! Я же обещала что приеду.

– Да знаю, знаю, просто ты такая большая стала! Ну, заходи, чего мы встали как две клуши.

Это моя бабушка, она долго не умеет кукситься, вот и сейчас улыбается во все зубы. Кстати, зубы у неё все крепкие и белые, да и на бабушку она не очень-то похожа – ведьма, одним словом. На столе уже ждал меня обед: бабушка чувствовала, что я приеду. Пока я ела, бабушка всё присматривалась ко мне, и, не выдержав, спросила.

– А ты часом не влюбилась? – Я даже поперхнулась.

– А что, так заметно?

– Очень, ты даже осунулась как-то. Что, безответная любовь?

– Бабушка! Нет, конечно, кто же ведьме откажет?

 

– Тот, у кого иммунитет на неё. Так кто он?

– Рыцарь, богатырь, как тебе больше нравится?– и я невесело улыбнулась.

– О! и что же он, совсем тебя не замечает?

– Отчего, замечает даже очень, просто…

– Ну не томи, что?

– Любопытная ты ведьма, бабушка!

–Так ведь все мы такие, ну?

– Боюсь я его.

– Он что, такой страшный?

– Да нет же! Просто сильный он какой-то, и слишком взрослый что – ли, я рядом с ним такой глупой себе кажусь!

– Да оно всегда так! Вначале они такие умные и сильные, а потом где всё это?

– Нет, бабуль, тут что-то другое, ведь братьев его я не люблю, а и в них сила чувствуется. Тут бабушка так внимательно посмотрела, а потом, взяла меня за руку и повела к себе в комнату. Она долго перебирала свои книги, которых было не мало, и наконец, вытащила одну и дала её мне.

– Вот, это ко мне через десятых знакомых попало, раньше ты её не видела, маленькой была, а сейчас прочтёшь, пригодится.

– Это что, новые заговоры, от богатырей? – даже бабушка рассмеялась.– Да нет глупая, это только для тебя, как говориться « информирован, значит вооружен». Там всё, что пригодиться взрослой, уже, ведьме. Всё что может ей помочь или помешать, ну чего мне тебе рассказывать, читать ты умеешь, вот и займись делом.

Конечно, в тот же день я её не начала читать, и не потому что у меня с собой были книги, что мне выслал Велизар, (мне их передала София, когда приехала проведать малыша.) просто, мы с бабушкой разговорились и не заметили, как заснули поздно ночью. Когда я проснулась, было уже десять часов, а вот бабушки не было, только на столе лежала записка. Ей рано утром позвонили, и она уехала в какой-то поселок, там надо было принять сложные роды у одной женщины. А я думала, что нынче все в больницах рожают. Наспех поевши и накормив собаку, я с книгой выбежала в лес. Я всегда знала, что в лесу лучше всё запоминается. Уже и моё излюбленное место было видно, но почему-то я не присела, а пошла дальше в лес. Как будто меня туда звали, а я всё шла, и шла, не замечая ни ягод, что так любила собирать, ни птиц, ничего, всё было не важно. И вдруг я остановилась. Было такое ощущение, что только проснулась, в незнакомом месте. Я стояла в центре поляны, посреди цветов, с зажатой в руке книгой, и никак не могла понять, что я здесь делаю. Но тут было как-то тихо и спокойно, что я решила остаться и почитать. И вот я устроилась поудобней, раскрыла своё сокровище и сразу поняла, почему бабушка не давала её мне раньше. Это было пособие, о разных существах, от безобидных домовых, до, очень опасных духах, и тут же были приведены меры предосторожности, вплоть до уничтожения. С первых страниц, книга была очень интересной, и я углубилась в чтение, да так, что размечтавшись, заснула прямо среди цветов.

Мне опять приснился этот странный сон, они стояли передо мной, семь тёмных ангелов с черными, как ночь крыльями, только на этот раз шестеро стояли вдалеке. А вот седьмой, наоборот был почти, вплотную, ко мне, и смотрел на меня с такой нежностью, как может смотреть только мать, на своё новорожденное дитя. Его бездонно-черные глаза, притягивали как магнитом, и хотя я понимала, что смотреть в них очень опасно, я не могла отвести взгляд. Они манили какой-то запретной тайной, и невысказанным желанием. На этот раз, он ничего не просил, он, молча, гладил меня по волосам, и от этого прикосновения, я пришла в неописуемый восторг.

Но мне вдруг захотелось большего, того, чего ещё сама не понимала. И хотя не было произнесено ни слова, он понял моё томление.

Теперь, я чувствовала жар его ладоней на своём теле, отчего казалось, что тело моё плавится как воск. У меня не было ни малейшего желания сопротивляться, всё застыло, даже ветра не было, но что-то мешало мне отдаться соблазну. Где-то далеко меня звали по имени, и я уже была готова повернуться на зов, когда ангел, прижав меня к себе, взмахнул крыльями и поднял нас в воздух, но… вдруг он разжал руки, и я упала обратно на землю, и тут я проснулась. Я так же лежала в цветах, но они больше не благоухали как раньше, да и неизвестно, откуда взявшийся ветер, нагонял огромные, тёмные тучи. И тут я повернула голову и обомлела, рядом со мной стоял Велизар, но и это не так меня удивило, как его одежда! Вместо обычных рубашки и джинсов, на нем была рубаха, и широкие штаны, а поверх всего этого, на нём блестела кольчуга. Ещё, я позже заметила, у него с собой был большой меч, который светился, синим, ледяным светом.

– Ну как ты, не болит ничего? – и Велизар склонился надо мной, помогая подняться – хотя, он не успел высоко взлететь.

– Кто?

– А ты ничего не помнишь? – и глаза его настороженно меня прощупывали. И тут я вспомнила, да так красочно, во всех деталях, что покраснела до корней волос, отчего Велизар нахмурился еще больше. – Тебе понравилось?– и он сжал больно мой локоть, это меня отрезвило, и почему-то разозлило. Я вырвала свой локоть из его руки и убежала в лес.

– Ты книгу забыла, – услышала я его голос рядом с собой, быстро же он ходит – да постой же, Милена! – Я встала как вкопанная, ведь именно он звал меня по имени, что же происходит, это был сон или нет?

– Ты как здесь оказался? – спросила я, набравшись храбрости, и посмотрела ему в глаза. Честно признаться это было не вполне удобно, поскольку я едва доходила ему до плеча, приходилось смотреть, задрав голову. Но какие у него были глаза! Даже такие грозные как сейчас, они были прекрасны. Только сейчас я его рассмотрела детально, у него были серого цвета глаза, в которых мерцали голубые искорки, а волосы, что раньше были собраны в хвост, сейчас были распущены. Они были намного светлее моих волос, цвета молочного шоколада, и спадали волной, чуть ниже плеч. Я с таким восхищением уставилась на него, что он даже перестал хмуриться и улыбнулся, а я забыла, о чем его спросила только что. И тут он сделал и вовсе невообразимое! Скинув то, что было у него в руках, он поднял меня и поставил на какое-то возвышение, теперь я ему доходила до подбородка. А потом всё исчезло и лес, и птицы и даже я сама, на всём свете были только его глаза и его безумный поцелуй. Я и раньше целовалась с парнями, как бы Андрей не следил за мной, но это, было так, так! что у меня вдруг закружилась голова и если бы Велизар, не обнимал меня так крепко, я бы взлетела как птица. Не знаю, сколько времени мы так целовались, но вдруг, он оторвался от меня, и, быстро отошел куда-то. А я всё никак не могла придти в себя. Потом услышала его голос.

– Извини, просто давно хотелось сделать это, – и он смущённо улыбнулся – надеюсь, тебе не было неприятно.

– Ну, я думаю, что у НЕГО получилось бы не хуже. – Сказала я мстительно, нечего целовать меня без разрешения. Но, тут же пожалела о своих словах, лицо Велизара стало таким жестким, что я поспешила взять свои слова обратно. – Прости, я же просто не подумав!

– Не говори больше так, о том, чего не знаешь. Ты даже не представляешь, в какой опасности была!

– Я не совсем понимаю, о чем ты, Велизар, Ведь это был сон – но, выражение его лица, мне совсем не понравилось – или нет?

– Сон, говоришь? А я тоже сон, меня тоже здесь нет?

– Тогда объясни, я же ничего не понимаю, всё так смешалось! – неожиданно с неба, упали первые капли дождя, которые, через мгновенье превратились в целый потоп. И я, издав писк, побежала домой, не разбирая дороги, потом, почувствовала, как Велизар схватил меня за руку и повел совсем в другую сторону.

– Нам туда, тебе ведь к бабушке – и он пошел быстрее, так, что я еле поспевала за ним бежать.

– Постой! Да не гони ты так! Я же не такая огромная, как ты, и не могу так бежать.

– Я бы не хотел, чтобы ты простудилась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru