Ева

Эдуард Владимирович Парфенов
Ева

− Нам больше нельзя ждать. Нам пора! – сказал рыцарь Филипп.

Собранный импровизированный оркестр из нескольких человек, вышел на поляну перед последней, тонкой полосой защитного леса. Гул огня оглушал.

Ева взяла небольшой розовый куст из трех стеблей, который успел разрастись из ожившей розы, воткнула его в землю. По взмаху руки, музыканты заиграли. От куста по земле расползлась зеленая трава.

Сначала музыку заглушали ветер и злобное пламя. Но музыканты заиграли громче. Ева закрыла глаза, чтобы еще сильнее представлять музыку.

Принцесса прикоснулась к двум высохшим деревьям, что были ближе к ней. Она прониклась музыкой полностью, за минуту на деревьях раскрылась листва.

Евой овладел азарт. Она прошла глубже в мрачный лес, и стала прикасаться к мертвым деревьям по очереди. Закрывая глаза и отдавая всю себя природе и музыке, она оживила часть леса. Тьма стала медленно отступать от этой земли.

Эту громкую музыку услышали жители городов и деревень. Они стали выходить из домов. А те, кто умел играть на музыкальных инструментах, стали подбирать на слух звучащую мелодию. Музыка во всей округе становилась все громче и громче.

Рыцарь Филипп, обнажив меч, верхом на Diamante кинулся в атаку, на помощь воинам света.

Волна музыки становилась все шире и шире, за ней вставал зеленеющий лес. Принцесса Ева в красивом танце дирижировала народным оркестром. Ей уже не нужно было прикасаться к растениям. Природа ее приняла.

Воины света, получив новые силы, вдохновленные народной поддержкой и музыкой, с еще большей яростью стали добивать темное войско.

Тьма ушла. На зеленеющем поле лежали изнеможденные, но счастливые люди. Воздух был наполнен прекрасной музыкой, а над ними светило солнце в голубом, чистом небе.

Горожане ликовали. Они встречали героическое войско света, которое с лязгом доспехов, и опущенными мечами возвращалось домой. Забрала рыцарей были открыты, в них светились счастьем глаза. Воины несли носилки, украшенные пурпурной тканью и живыми цветами. На носилках сидела принцесса Ева. Она чувствовала себя неловко. Она не привыкла к такой всенародной славе. Но не сопротивлялась, махала всем руками в приветствии и раздавала людям воздушные поцелуи.

Рыцарь Филипп ехал рядом. Он любовался своей принцессой, но в его глазах была заметна печаль.

В городе намечались торжества в честь великой победы. На главной площади музыканты сменяли друг друга. Люди веселились и танцевали.

Филипп невольно следил за временем. Он не хотел прощаться с Евой, но понимал, что иначе погубит ее.

Ева пришла в себя у него на руках.

Пасмурное небо плакало дождем. Филипп, одетый в свой мотоциклетный костюм, любовался красотой своей принцессы.

– Мой, рыцарь, – прошептала она Филиппу и поцеловала его в горячие губы.

В ее голове до сих пор играла музыка. В ее душе тихо стонала виолончель.

– Можно мне навещать вас иногда, принцесса Ева? – спросил он.

– Я буду рада видеть тебя каждый день! – ответила Ева.

Прошли дни. Рыжеволосая девчонка двадцати, с небольшим хвостиком, лет, сидела в своей комнате и репетировала, изображая руками невидимый музыкальный инструмент.

Она решила стать настоящим музыкантом.

В доме было тихо.

Вдруг она услышала звонок в дверь. Спустилась. Открыв дверь, не обнаружила на входе никого. Лишь, на крыльце, прислонившись к перилам, стоял фигурный большой футляр.

Из него выпала записка, написанная неумелыми печатными буквами: "Моя прекрасная Ева! Я обманул время! Я взял у мастера Хуана заготовки, и в сарае собрал новую виолончель. Это самая старинная, и самая новая виолончель в мире. Ваш Филипп".

Рейтинг@Mail.ru