Ева

Эдуард Владимирович Парфенов
Ева

В глазах Филиппа появились искорки. Он широко улыбнулся, обнял девушку, и неожиданно для нее поцеловал прямо в губы.

– Вы чудо, принцесса Ева! – вскрикнул он в порыве радости, и сразу же понял, что сделал, покраснел, припал на колено перед ней. – Не судите меня, принцесса за мою дерзость.

Ева прикрыла губы ладонью, будто удерживая поцелуй. Она не ожидала такого, но ей это понравилось. Ее еще никогда так искренне не целовал. Обычно, в глупых поцелуях сверстников, была только похоть и дикость. А тут, так горячо, что от этого загорелись ее щеки.

– Что вы, Филипп, встаньте. Мы с вами уже не чужие, – вдруг она перешла с ним на «вы», и вспомнила его крепкие объятия во время скачки по волшебному лесу.

Они вышли из города, по пути купив еды у местных крестьян. Накормив и напоив Diamanta, Филипп завел его в стойло, затем растопил камин в главном зале замка. Стало немного теплее и уютней. Он разложил скромную еду на столе и пригласил Еву.

− Нам надо подкрепиться, до заката еще несколько часов.

Ева стояла у окна, и смотрел на горизонт.

Тучи за лесом, лежали черной плотной полосой и не давали солнечным лучам пробиться сквозь них. Ей показалось на секунду, что она услышала лязг мечей и доспехов, сражающихся воинов.

Наконец, стало темнеть. Они успели немного вздремнуть, расположившись на шкуре перед камином. Но их сон был чутким.

Ева уже знала, что ей предстоит не очень комфортная поездка, но сейчас она была смелее, и села крепко обхватив рыцаря и прижавшись к нему.

Сразу закрыла глаза, ожидая, как и в прошлый раз, преодолеть мрачный лес во сне.

Она почувствовала, как взволнованно бьется сердце рыцаря. Оно как метроном отсчитывало каждый скачок его верного коня.

Ева увидела голубое небо над собой. Она снова лежала на траве. Слышала пение птиц и жужжание жучков.

− И долго я так валяюсь? – спросила она сразу Филиппа, который уже успел поменять коня на мотоцикл, и переодеться в современную амуницию.

− Не очень, каких-то пять минут, − он привычно подал ей руку.

Ева воспользовалась помощью, встала, отряхнула подол платья и зашла в уже знакомое бревенчатое строение. Рядом со своей одеждой она обнаружила телефон с футляром от наушников.

Переодевшись, она подняла смартфон с земли.

− Как хорошо, что он не потерялся в лесу.

− Лес не может принять вещи. Они должны быть в своей эпохе, иначе все исчезнет. Как и мы, если бы задержались, то оттуда мы вернулись бы старше, а то и вовсе стариками, потому что процессы развития и старения необратимы, − попытался объяснить временной принцип Филипп.

Ева замолчала на несколько секунд, переваривая информацию, но что-то ее смутило.

− Да, но ты же, путешествуешь в будущее, и ты еще молодой.

− Верно, принцесса! Дело в том, что я тоже не из тринадцатого века. Я туда попал из семнадцатого. Я – последний рыцарь. Моя миссия –спасти своих предков. И те блуждания по временам, компенсируют разницу. Но в чужом времени мне нельзя находится более суток. Так же как вам, принцесса. И мне от этого больно. Я понял, что мне еще никогда не было так печально осознавать, что я не смогу быть с вами. Я еще никогда так сильно никого не … − Филипп не смог выговорить сейчас это слово. Он отвернулся от девушки, и стал заводить мотоцикл.

− Что не…? – спросила его Ева, но рокот мотоциклетного мотора заглушил ее голос.

Филипп, надев шлем и взгромоздившись на сиденье, похлопал по нему перчаткой за своей спиной, приглашая спутницу занять свое место.

До мегаполиса они добрались быстро. Ева, первым делом решила отправиться за виолончелью, но сообразив, что им до ночи еще надо где-то переждать, пригласила Филиппа.

− Поехали ко мне, я покажу дорогу.

Когда они прибыли к дому Евы, она дождалась пока Филипп, припаркует байк, и задала ему вопрос, который он не расслышал ранее.

− Ты у леса, что-то недоговорил. Что-то про никогда и никого.

Рыцарь заметно засмущался. Как и в момент с неожиданным поцелуем, покраснел. Отвел свой взгляд в землю.

− Я полюбил вас, − еле слышно буркнул он себе под нос.

− Не слышу, − стала дразнить его девушка.

Тогда Филипп, гордо поднял свой подбородок, выпрямил спину и громко выпалил:

− Я никого никогда так сильно не любил, как вас, принцесса!

Ева подошла к нему, обняла его и нежно поцеловала.

− Я тоже никогда не любила ни одного рыцаря, – прошептала она.

− А вы много их встречали, Ева?

− Ни одного, мой рыцарь! Вы самый храбрый и сильный рыцарь на земле! – она прижалась к его груди, да так, что почувствовала, как его сердце ускоряло свой темп.

Дом Евы не показался рыцарю чем-то грандиозным. Замки были гораздо крупнее и шикарнее современных особняков. Единственное, что его заинтересовало, так это фигурная табличка с указанием улицы и номера дома. Он не удивился современной обстановке. Но, все равно с интересом рассматривал интерьер и бытовую технику.

– Я приготовлю что-нибудь на завтрак! Ты, наверняка голоден, – предложила Ева.

– У вас нет прислуги, поваров? – спросил Филипп, внимательно рассматривая микроволновую печь.

– Нет, всех крепостных мы отпустили еще в … – Ева попыталась вспомнить в каком же году отменили крепостное право. Она искала ответ на потолке, накручивая локон рыжих волос на указательный палец, но безрезультатно. – Забыла, но, очень давно это было.

– И много у вас их было? – принял шутку всерьез Филипп.

– Ни одного, – засмеялась Ева, достав из микроволновки горячие бутерброды.

Она накрыла на стол все, что смогла найти в холодильнике и приготовить на скорую руку. Наблюдая за тем, как рыцарь осматривает дом, поинтересовалась у него:

– Слушай, Филипп, а почему старинные вещи не пропадают в том сарае? Они же не из этой эпохи?

Филипп задумался на минуту.

– Понимаете, принцесса? То место где стоит, как вы сказали, сарай, это безвременное место. Граница времен. Это не единственное место. Я говорил, чтобы попасть в будущее надо ехать на восток. Так же в каждой эпохе, есть места, где время останавливается. Но стоит сделать несколько шагов, и все, – он развел руки в стороны. – Поэтому мой конь не убегает, а сарай стоит у кромки темного леса.

– Как все запутанно! – сделала вывод Ева, набивая свой рот едой. – Ты ешь, нам тут целый день сидеть. – Она посмотрела на часы. – Вечером родители придут. Если что, ты – студен университета дружбы народов. И при них не называй меня принцессой! Хорошо? – она решила проинструктировать парня.

– А как мне вас называть, принцесса? – замешкался Филипп.

Ева посмотрела на него как на двоечника, вздохнула.

– Евой, просто, Евой! Они у меня люди государственные, все понимают дословно. Услышат от тебя про принцессу, подумают, что секта какая-то, или игроман.

– Хорошо, принцесса, как скажете, – согласился рыцарь в мотоциклетном костюме, жадно поедая бутерброд.

– И давай уже на "ты", – предложила ему Ева.

Он послушно закивал.

– Хорошо, принц… Ой, Ева!

После плотного завтрака, Ева провела Филиппа по дому. Показала свою комнату, ванную. Продемонстрировав, устройство сантехники, предложила ему освежиться.

– А здесь можешь отдохнуть. – Она приготовила ему место на диване. Разложила подушки и плед.

– А вы, принцесса?

– А я пойду репетировать. Давно не брала в руки смычок.

– Я хочу услышать вашу чудесную музыку! – встал с дивана Филипп, и собрался идти за Евой.

Рейтинг@Mail.ru