Ева

Эдуард Владимирович Парфенов
Ева

− Обхватите меня крепче! – громко сквозь забрало шлема попросил ее Филипп. − Нам нужно спешить, еще надо успеть запрячь Алмаза.

− Алмаза? – спросила Ева, но ее голос уже не был слышен.

Но Филипп сам решил объяснить ей.

− Это мой конь – проводник. Без него я не могу попасть в другое время.

Для Евы все казалось каким-то бредовым сном. Она на какое-то время даже не поверила в эту реальность. Но пути назад уже не было. Ей пришлось крепко обхватить байкера, который гнал мотоцикл, переключал передачи педалью, как будто пришпоривая скакуна.

Они мчались к закату.

Уже к сумеркам, они приехали на опушку леса. Ева, сняла шлем, поправила волосы, и в тени деревьев увидела сарай. Старое, но крепкое деревянное сооружение было похоже на избушку, но имело всего одно маленькое окошко и ворота.

Филипп заглушил мотор, раскрыл створы ворот и закатил байк внутрь.

Ева уловила тихий разговор. Филипп с кем-то разговаривал. Она подумала, что парень разговаривает по телефону, и даже вспомнила про свой смартфон. Достала его из кармана, взглянула на экран и поняла, что здесь нет мобильной связи.

− Прикольно, − произнесла она себе, взволнованно.

Через несколько минут из сарая показался Филипп. Он за шлейку вел большого вороного коня, бока которого переливались серебром от света луны и звезд. Конь пыхтел и бил копытом об землю.

− Сейчас, сейчас, потерпи, − прошептал ему Филипп, и отпустил. − Погуляй, разомнись.

Конь сначала встал на дыбы, казалось, он вот-вот громко заржет, но конь, только фыркнул и принялся наматывать круги вокруг постройки, гулко топая копытами.

− Знакомься, Ева, это и есть мой Алмаз! – кивнул парень в сторону резвящегося коня, – По ту сторону леса его будут звать Diamante.

Девушка стояла, раскрыв рот, не скрывая удивления и волнительного восторга.

– Красивое имя, Алмаз, но почему?

– Алмаз – это природный кристалл, сверхпрочный и божественно красивый. Он отражает и преломляет свет, да так что, кажется, будто он светиться сам. Но если алмаз опустить в воду, он становится невидимым. Так же и мой конь, растворяется во тьме.

Рыцарь света подождал, когда она придет в себя, и протянул ей свою ладонь.

− Нам надо переодеться! – предложил он, и провел Еву в сарай, сам же скрылся за перегородкой.

На скамье, лежало красивое, пышное, расшитое золотой нитью, пурпурное платье. Оно было действительно старинным и тяжелым. Ева долго не могла привыкнуть к жесткому корсету, но кое-как втиснувшись в него, попросила Филиппа о помощи.

– Помоги мне затянуть шнуровку.

Филипп показался из-за перегородки. Его черненые латы на черной кожаной амуниции смотрелись шикарно. На грудной защите красовалось все тоже золотое солнце. А по кромкам щитков сияла золотистая узорчатая гравировка.

– Ого, красавчик! – шепнула Ева.

– Вы тоже прекрасны, – ответил Филипп.

– Но, если вы рыцари света, почему у вас черные доспехи? – спросила Ева, решив поймать его на этой «несостыковке».

– Это чтобы нас не было видно во мгле, как и Алмаза. Мы пытаемся бороться с врагом его же оружием. У нас были блестящие доспехи, но их слишком хорошо видно ночью. Рыцари тьмы – сильные, опытные воины, мы вынуждены сражаться на захваченных ими территориях.

Филипп коротким свистком позвал Алмаза. Тот послушно встал около него, склонил голову. Рыцарь оседлал коня, и подал Еве руку.

– Вам придется потерпеть неудобства, мое близкое лицо, принцесса.

Ева сначала не поняла предупреждения, но, когда она попыталась сесть в седло, поняла, что это не просто. Из-за длинного и широкого подола роскошного платья, ей не перекинуть ноги через холку коня. Немного замялась. В ту же секунду, крепкие руки парня подхватили ее, и усадили в седло боком, прижали к телу всадника. Непривычно, жестко и высоко. Но, те же крепкие руки, обдали ее плечи нежным теплом. Она почувствовала дыхание рыцаря.

– Держитесь за меня, принцесса!

Филипп пришпорил коня, тот начал с шага.

Они въехали в густой лес, если над опушкой и краем леса еще можно было уловить последние лучи закатного солнца, то в лесу стало совсем мрачно. Алмаз сорвался в галоп, начиная с «собранного» а затем и вовсе перешел на «карьер».

– Зачем так быстро? – прокричала Ева, напряженно удерживаясь в седле от быстрого темпа.

– Нам нужно спешить. Иначе нам не попасть в наше время.

Ева не видела ничего перед собой, но слышала топот, фырканье и лязг доспехов. Ей стало страшно и больно от жесткого седла. Она потеряла счет времени. Бешенная скачка ей показалась бесконечной. Она закрыла глаза и еще крепче прижалась к Филиппу.

На мгновение ей показалось, что они взлетели. Шаг коня стал тихим и мягким. Он не отдавал от земли жесткими ударами в спину, а жуткая темнота сменилась вспышками, пробивавшимися сквозь веки.

Она очнулась от тишины и света. Она лежала на траве, рядом тихо пасся Diamante. Филипп стоял рядом с ним, гладил его по холке и что-то шептал.

Ева привстала, осматриваясь вокруг. Она не понимала, где находится. Пейзажи окрестностей были совершенно незнакомые. Чуть поодаль, на склоне холма она увидела какую-то деревню с домами, своими черепичными крышами напоминающие грибы. А на пике холма, за еще одной полосой леса, виднелись шпили замковых башен.

– Где мы? – спросила она Филиппа.

– Это Каталония.

– Не поняла. Проще можешь сказать? И не шути так со мной.

Рыцарь Филипп улыбнулся.

– Да, в это сложно поверить. Но мы в Каталонии тринадцатого века. В современное время, в котором вы живете, это территория Испании.

– Но, я не пойму – как я могу быть вашей принцессой? Я же русская. Я не знаю ни каталонского, ни испанского языков. У меня даже родственников в Испании нет.

– Каталанский язык. Наш народ говорит на каталанском языке, – с гордостью в голосе поправил ее Филипп. – Я буду вашим переводчиком, не волнуйтесь, принцесса. Народ знает о вас, о вашем спасении в чужих краях. Вы для них родная, даже если говорите на другом языке.

Рыцарь склонился над девушкой, подал ей руку, помог встать.

Ева. Отряхнув траву с подола, стала что-то искать.

– Что вы ищите, принцесса?

– Телефон с наушниками. Я его тут положила, – показала она на укромное место около груди.

Филипп недовольно покачал головой.

– Что? – спросила его девушка, разведя руки в стороны.

– В это время не пройдут вещи из другой эпохи, из другого измерения, – объяснил рыцарь свое недовольство. – Иначе рухнет вся временная связь.

– Откуда ты взялся, такой умный на мою голову? Да, я глупая овца, – из глаз Евы полились слезы, она закрыла ладонями лицо. – Как я теперь? Попала, так попала, в чужой стране, с незнакомым чуваком, так еще и без телефона.

В этой ситуации доблестный рыцарь не знал, как себя вести. Он даже не представлял, что такое женские капризы. Он не знал кто такой чувак. Он просто молчал, и удивленно смотрел на плачущую Еву. Выждав момент, когда она успокоилась и открыла лицо, лишь тихо сказал:

– Нам надо идти. Туда!

Он указал рукой на замок на высоком холме, но тут же оглянулся в другую сторону, чем привлек внимание девушки. Она тоже обернулась. Увидев огромное черное облако, далеко за лесной полосой, немного испугалась.

– Что это?

– Армия тьмы. Они все ближе.

Они, наконец, поднялись на холм и прошли в пустующий замок.

– А где все? – спросила Ева.

Рейтинг@Mail.ru