Дрянь

Эдуард Владимирович Парфенов
Дрянь

– Ты говоришь «она», установили, что это женщина? – пыталась выяснить как можно больше у отца, Ангелина.

– На камере у подъезда видно, как вышла. По фигуре – молодая девка, – отвечал отец, ничего не подозревая.

После семейного ужина, Ангелина решила прогуляться. Она надела свою камуфляжную куртку, накинула рюкзачок за спину.

– Пойду, проветрюсь на улице. Может, к Татьяне заскочу.

– Опять дискотека до утра? – строго спросил отец, усаживаясь на свое привычное место на диване.

– Нет, у нее сегодня тихо, – ответила дочь, завязывая шнурки кроссовок.

Вечерний город окатил ее сырым холодным ветром. В лучах уличных фонарей, то и дело кружились капли измороси. Они вились на свету как мухи, быстро ныряли вниз и разбивались обо все, оставляя темные сырые пятна. Они больно билисьв лицо девушки. Она надела свою маску.

Включив свой любимый плей-лист, решила пройти пешком, те улицы, которые она хорошо знала с детства. Под музыку в больших наушниках она дошла до окраины города. Дорога, уходящая к пригороду, освещалась редкими фонарями и фарами пролетающих машин. Ангелина не стала рисковать, она не столько боялась идти одной, сколько того, что ее обрызгают грязью с дорожного полотна. А до коттеджа подруги расстояние было порядочное.

Она остановилась. Достав телефон, перебирала номера такси. Мимо с замедлением проехала темная легковушка. Остановившись впереди в паре десятков метров, она задним ходом вернулась ближе к девушке. Стекло пассажирской двери опустилось.

– Решила погулять в столь поздний час? – спросил ее водитель, молодым голосом.

Ангелина остановила музыку, скинула наушники. Она почувствовала, что уже слышала этот тембр, склонилась над открытым окном, переспросила:

– Чего хотел?

– Гуляешь? – чуть громче повторил молодой человек.

– Да, к Танюхе шагаю бодрой походкой, – ответила Ангелина, рассмотрев молодого человека за рулем. – Степан, ты что ли?

– Я, что ли! – резко ответил парень. – Садись!

– Я такси вызываю, спасибо! – хотела отказаться девушка.

– Сядь, я сказал! – велел ей Степан, уже приказным тоном.

Ангелина оглянулась по сторонам. Пустынная дорога уходила во мрак. Отбегать через обочину, или погрязнуть в грязной канаве, не сулило ничего хорошего. Девушке не оставалось ничего, кроме как сесть к знакомому в машину.

Она плюхнулась в теплое кресло. Степан, удерживая левой рукой руль, правую держал как-то странно, на кромке кресла. Он вел машину медленно.

– Ну как дела? – спросил он, причмокнув ртом, как обычно высасывают остатки еды, застрявшие в зубах. – Сегодня улов хороший?

Он повернулся к девушке и стал вглядываться в ее глаза. Он даже немного склонился в ее сторону, получилось почти в упор. Ангелина отпрянула от него. Сделала вид, что не понимает, о чем он говорит.

– У меня завтра похороны. Представляешь?Деда хороню. Классный был мужик. Он ведь меня к рыбалке приучил, а отца к охоте. Для меня был как эталон мужества. Он был настоящим, все умел.

– Соболезную, – прошептала Ангелина.

Она хотела это сказать громче, но у нее что-то застряло в горле.

– Вот, б..ь, спасибо! Мне сразу стало легче.

Голос молодого человека становился все громче. В нем чувствовалось нарастание агрессии. Его рука сжимала руль, что был слышен скрип кожи.

– А ты не знаешь, какая мразь эта могла сделать? Кто, б..ь, догадался старика после операции, накачать наркотой, да еще и деньги украсть?

Ангелиной овладел страх. Она задрожала, ее взгляд бегал по темным обочинам дороги за стеклом. Она боялась даже смотреть в сторону Степана. Поняв, что тот старик-инвалид, был родственником ее нового знакомого, вдруг, вспомнила, что отец Степана – владелец оружейного магазина. Это ее еще больше напугало.

– И за много денег ты его убила? – не успокаивался молодой человек.

– Я не знаю! – почти беззвучно ответила девушка.

Степан на какое-то время замолчал. Он вел автомобиль, уткнувшись в точку. Проехав с километр, он остановился.

– Мой дед, никогда, никому не сделал ничего плохого. Всю жизнь прожил в деревне. Когда бабушка умерла, мы с отцом его перевезли в город, чтобы навещать. Недавно операцию на ногах сделали. У него сосуды. Он в свое время на рыбалке и охоте по пояс в воде сутками проводил. А тут, вдруг, заявилась какая-то мразь…Я тебя по крыльям в рюкзаке узнал. Я деда сам в больницу вез. Он вот на этом кресле и умер. Все про девушку-ангела рассказывал. И тут у меня все сошлось: наркотики, крылья, ангел. Ты Ангелина, работаешь в аптеке, а тут еще и гуляешь по вечерам.

Ангелина молча слушала, но в какой-то момент у нее проступили слезы. Она их старалась удержать до последнего.

– Я не хотела. Я никого никогда не убивала. Наоборот, я им делала легче. Я избавляла их от боли. Ты хоть знаешь, что такое боль, постоянная, по всему телу? – девушка начинала закипать, она срывалась в крик. – Сидишь тут такой, чистенький. А что если из оружия, которое вы с папашей продаете, тоже людей убивают? А? Как тебе такой сюжет?

Рейтинг@Mail.ru