Лихие. Золотые. Нулевые

Эдуард Семенов
Лихие. Золотые. Нулевые

Глава 5

Подъезжая к отелю, Андрей обратил внимание на огромное скопление машин перед входом в гостиницу. Быстро сориентировавшись, он оставил машину, «Жигули» шестой модели цвета «металлик», на обочине, а дальше пошел пешком. Не привлекая внимая, он, лавируя между мигающими синими огнями, машиной скорой помощи и милицейским «воронком», подошел к центральному холлу. Именно в этот момент, ему навстречу вышли два санитара в белых халатах, несущие носилки с телом, прикрытое покрывалом. Уступая дорогу, Андрей сделал шаг в сторону и наступил на железную решетку, из которой с монотонным звуком вырывался теплый воздух.

– Может помочь! – Андрей дернулся к двери, стараясь ее придержать. Образовался сквозняк. Холодный воздух с улицы закружился с теплым потоком и это маленькое «торнадо» сдернуло простыню с трупа, обнаружив безобразный оскал.

– Черт бы побрал таких помощников! – ругнулся злобно хмурый санитар, идущий сзади и, поставив одну ручку носилок на колено, с безразличным видом запахнул кусок материи.

В другой раз Андрей, может быть, и обиделся, но в этот момент он даже не услышал слов санитара.

Перед ним, вот уже, в какой раз за этот день, промелькнула картинка из прошлого. Животный оскал, в котором нет ничего человеческого, поток крови, хлещущий из располосованной щеки, прямо ему на рубаху и страшный огонь, раздирающий грудь после предательского выстрела.

Все это промелькнуло в голове за доли секунды, и он снова поймал себя на мысли, что стоит с идиотским видом. Только на этот раз в проеме дверей, загородив собой весь проход, и с глупым видом таращась на то, как санитары закрывают дверь «скорой помощи».

– Черт возьми! Что со мной на самом деле! – отругал себя Андрей и, нахмурив брови, вошел в широкий вестибюль. – Хотя, сказать по правде, я сам бы с удовольствием проломил ему голову.

Тут его посетила мысль, которая заставила его громко присвистнуть. «А ведь здесь действительно пахнет сенсацией. Не знаю, что это за иностранец и почему он убил Пеле, но он точно не промах. Это надо же, ухлопать профессионала».

В Андрее проснулся журналист, и он тут же приступил к действиям. Несколько раз скрипнув резиновой подошвой по мраморному полу, он повернул вправо и хлопнул ладонью по стойке, привлекая внимание портье. Щуплого парня с бегающими глазами. В это время гостиница еще была пуста, и парень занимался тем, что читал какой-то растрепанный детектив, облокотившись о стойку. Как было принято в дорогих отелях, он стоял.

– Послушай, земляк!– Андрей попытался изобразить на лице что-нибудь поприветливее.– Может, ты мне скажешь, что здесь произошло.

Портье посмотрел на Андрея, никак не хотя признавать за ним право на землячество, и шмыгнув носом, буркнул:

– Ходят тут всякие! – и попытался отвернуться.

Но Андрей с необычайной ловкостью перегнулся через барьер и вцепился ему в плечо.

– Ну, старик, ты меня плохо понял!

Его глаза зло сверкнули. Андрей выбрал такой тон, потому что почувствовал, что малый почему-то трусит. Такой метод тут же увенчался успехом. Портье скис, и его нижняя губа задрожала.

–Да что вы все ко мне лезете. Я вообще здесь ни при чем. Вон, спрашивайте у следователя, если есть желание.

Андрей обернулся и увидел приземистого мужчину в кожаном плаще с довольным видом несущего перед собой упитанное брюшко. Он вышел из двери с надписью «администрация», о чем-то живо беседуя с богатым мужчиной, судя по крючковатому носу, евреем, и направлялся к двери. Сзади на почтенном расстоянии от них шли здоровенные мордовороты. «Наверное, телохранителя еврея» – решил Андрей и выпустил портье из своих рук.

– Ну ладно, я еще вернусь.

Кинул он через плечо и бросился наперерез странной процессии на ходу, доставая диктофон.

– Несколько слов для прессы! – выпалил он, подсовывая под нос следователя микрофон. – Что здесь произошло. По подробнее, если можно!

Обалдев от такой наглости, следователь вылупился на Андрея, будто говоря: «А это еще кто такой?» Андрей легко выдержал взгляд и, очаровательно улыбнувшись, повторил вопрос, тоже мысленно посылая его «на хрен».

Стрельба глазами окончилась в пользу журналиста. Следователь кивнул головой и, кряхтя, полез в карман за сигаретой. Достал ее и, отбив о большой палец, сунул в рот.

– Ну что, дело можно считать закрытым!

С этими словами он посмотрел на еврея, который безжизненными глазами следил за разговором. «Такое впечатление, что он здесь главный, а не «следак», – подумал про себя Андрей и щелкнул диктофоном. Услышав щелчок, еврей встрепенулся и еле заметно мотнул головой. Следователь сделал большие глаза и заорал.

– Нет, выключи эту штуковину. Иначе вообще ничего не узнаешь!

Андрею пришлось подчиниться. Облегченно вздохнув, толстяк выпустил струю дыма.

– Так вот, – начал он свой рассказ. – Молодой японский бизнесмен, некто Асато Богудэн, снял в гостинице номер. «Люкс!» – почему-то подчеркнул он, – но по ошибке попал в другой номер. Видимо он был пьян. Точнее установит экспертиза. Его попросили убраться, но он начал возмущаться и ударом кулака убил соседа. Свидетели есть».

Он посмотрел на еврея.

– Так что я думаю, очень скоро дело передадут в суд.

– А где же японец?

– В отделении. В камере предварительного заключения.

– Вы не боитесь последствий. Все-таки иностранец.

– Все-таки убийство!– парировал следователь и махнул рукой, показывая, что не хочет больше разговаривать.

Андрей открыл, было еще рот, но телохранители грубо отодвинули его в сторону, и кавалькада продолжила свой путь.

Андрей с сожалением посмотрел им вслед, потом на безжизненный диктофон и сунул его в карман. «Ну что ж! Попытаемся узнать что-нибудь сами, а то ребята чего-то темнят!

Вспоминая разговор, он обратил внимание на одну деталь, которую необходимо было проверить…

Портье посмотрел на него опасливым взглядом и, стараясь держаться на безопасном расстоянии, спросил.

– Не вышло?

– Да, нет, земляк, все нормально. Дай-ка мне лучше взглянуть на журнал.

Опередив портье, Андрей сам перегнулся через стойку и подхватил толстую книгу для записи жильцов.

– Так, Асато Богудэн – комната 333. А кто снял соседний 334 номер?

– Этот убитый. Как его там – Рустам Ибрагимов, – вступил в разговор портье. – А что?

Андрей цыкнул сквозь зубы.

– Да, нет, ничего. Только мне кажется, что ты что-то не договариваешь. А-а-а-а-а-а.

От этого «а-аа-а» портье передернуло.

– Мне нечего скрывать, – он немного помолчал. – Только мне показалось, что они, ну, японец и Рустам, были знакомы.

– То есть?

Ну, этот Рустам, аккурат перед появлением японца, вышел в холл и попросил сдать соседний номер для японца, который сейчас войдет, и назвал его имя. Я сделал это.

– Возможно, возможно! – пробубнил себе под нос Андрей и, кинув взгляд на лифт, спросил.

– На каком этаже номера?

–На третьем.

Отлично.

Андрей бросился к открывающейся двери лифта, а портье облегченно вздохнул и снова уткнулся в книжку.

***

Дверь лифта бесшумно распахнулась, и Андрей вышел в коридор третьего этажа. Пушистый ворс подавлял все звуки. Он дошел до нужной ему двери и остановился. Прислушался. Вроде бы все было нормально. Немного успокоив бьющееся сердце, Андрей приступил к осмотру. Прямо перед ним была дверь с номером 334, опечатанная пластилиновой пломбой. Но он не стремился проникнуть туда. Пока! Сейчас его волновали лишь двери. Вернее дверные номера. Медные, ярко накрашенные, они казалось никогда не покидали своих мест, но при помощи перочинного ножа Андрей легко отделил их отполированной поверхности. И сразу стало видно, что их совсем недавно посадили на клей, который еще не успел высохнуть.

«Теперь все понятно, – подумал «бывший» сыщик. – Или во всяком случае кое-что!» Почесав кончиком ножика за ухом, он прилепил номера на место. « но это еще не доказательство!»

Вставил тонкое лезвие в замок не опечатанного соседнего номера, того который согласно книги записи снял Пеле, и надавив плечом открыл его. Медленно прикрыл дверь за собой и включил свет в прихожей. Стараясь не думать о том, что будет, если его здесь застукают, он быстро заглянул во все комнаты и пришел к выводу, что здесь активно пользовались только одной. Той, у которой стена был смежной с соседним номером. С тем, где произошло убийство.

К ней был придвинут маленький столик и кресло. На столе стояла бутылка «Бренди», стакан, наполовину наполненный, пепельница полная окурков, пепел от которых был рассыпан по всей поверхности стола, кроме одного места.

«Судя по всему здесь стоял магнитофон!»– усмехнувшись, подумал Андрей, глядя на ровный квадрат в центре. Он был готов дать голову на отсечение, что если бы хорошо порылся, то нашел бы в соседнем номере маленького «жучка».

Осталось еще узнать, кто здесь был!

Андрей в последний раз окинул взглядом чей-то пункт для подслушивания и , мягко ступая, вышел. Теперь его мысли крутились вокруг новой идеи, которая могла бы дать богатые всходы. «Асато Богудэн!» Крутил он имя японца, гонял из угла в угол, ставил с ног на голову и обратно. «Асато Богудэн! Где-то я уже слышал сегодня это имя. Точно слышал. Но где?

В лифте его осенило. Хлопнув себя по лбу, он рассмеялся. «Глория Мейсон или как ее там!» Ведь именно она спрашивала японцев аэропорту. Видно не зря говорят, что мир тесен.

С кривой ухмылкой он снова подошел к портье.

– Держу пари, малыш, – крикнул он с ходу. – Что ты еще кое-что зажал от меня.

Тот бешеными глазами посмотрел на появившегося «сыщика» с удостоверением журналиста и заскрипел зубами.

– Оставишь ты меня в покое или нет. Ту мне мешаешь работать!

Он кивнул на длинную очередь иностранных туристов, которые с удивлением смотрели на русского гиганта в кожаной куртке. Андрей весело подмигнул американской бабуле в больших зеленых очках и со здоровенным рюкзаком за спиной и похлопал по плечу толстого негра, громко крикнул.

 

– Хелло! Велкоме ин Русланд!

– Хелло! Хелло! – загалдела очередь, принимая Андрея за большого начальника. А тот, наклонившись к самому уху портье, зашипел.

– Хочешь я сейчас устрою маленький скандальчик и они пулей вылетят отсюда.

Портье сделал большие глаза.

– Могу поспорить, что здесь никто не знает о том, что произошло в 333 номере.

Большие глаза сузились.

– Чего тебе надо?

– Ты забыл рассказать о девушке. Ну!

Кровь прилила к побледневшему было лицо парня.

– Ну была здесь одна. Беленькая, в фиолетовом плаще. Красивая. Спросила где остановился японец и минут через пять выбежала.

– За ней никого не было?

– Нет.

– А кто еще входил в соседний номер, кроме убитого.

Портье шарахнулся в сторону от такого вопроса.

– Не-ее знаю, – но под пристальным взглядом выдал и это, – тот кто был со следователем. Они…

Андрей сделал знак замолчать.

– Ладно, ты меня не знаешь, я тебя тоже. Пока!

Андрей сделал шаг в сторону и вернулся.

– Где здесь телефон?

– За углом.

– А бар?

– Там же.

***

Телефонный аппарат глухо звякнул. «Серебряный» кругляшок с металлическим звоном провалился в монетоприемник, и , вместо длинных, надоедливых зуммеров, Андрей услышал голос своего шефа.

– Алло! Это я. Из гостиницы… Очень интересное дело…Думаю стоит заняться как следует… Есть за что зацепиться… Нужна информация…

– О ком?

– Попросите у наших друзей досье на человека по имени – Рустам Ибрагимов.

– Кто такой?

– Больше всего он известен ка Пелэ. Киллер.

– Так! Пелэ! Записал. Что-то имя знакомое, а это случайно не тот…

– Да, он.

– Хорошо. Кого он убил?

Андрей усмехнулся.

– Это как раз его убили.

– Вот это да!

– Я же говорю, что дело темное, будет хороший материал. Так что пока. Вечером перезвоню.

– Ну, добре. Не затягивай там. Помни, что мы должны написать об этом первые.

Андрей повесил трубку и достал из кармана визитную карточку с золотым тиснением. « Теперь надо позвонить ей!» Он набрал первую цифру и вдруг от неожиданности остановился. Почувствовал, что руки не хотят его слушаться. «Кому ей? Глории Мейсон или…»

Он бросил трубку и спустился вниз по винтовой лестнице в бар. В отсутствующим взглядом сел на одно из свободных мест у стойки и, обхватив голову руками, уставился в одну точку.

Бармен с пышными усами, увидев в нем своего клиента, подбросил в руке высокий стакан для коктейлей, прищурясь, проверил на свет его чистоту, протер безукоризненно белым полотенцем воображаемое пятнышко и, глядя в сторону Андрея, вкрадчиво заговорил.

– Что старина, проблемы?

Андрей, повернув голову на голос, ответил.

– Да, так небольшие.

– Ну, это бывает.

Продолжая полировать стакан, бармен подошел к парню.

– Пить будете?

Андрей протолкнул слюну в пересохшее горло и кивнул.

– Плесни, самую малость.

– Плесни мне колдовства! – спертым голосом пропел бармен и очень ловко наполнил коньячную рюмку янтарным напитком.

Андрей зажал ее в ладони, сильно сдавил и залпом , не поморщившись, выпил. Со смаком облизнул с губ остатки « росы» и грохнул бокалом о стойку.

– Ну, тише, тише, ты мне всю посуду перебьешь!

Бармен , нахмурив брови, налил снова.

– Нет, хватит, спасибо.

Андрей отодвинул рюмку в сторону и кивнул на пластмассовый телефон, стоящий на стойке.

– Позвонить можно?

– Звони.

Бармен бережно подвинул аппарат и заговорщицки подмигнул.

– Небось ей?

Андрей с сомнением покачал головой.

– Если бы я знал.

Ну ничего! И такое бывает. А ты все равно позвони. Глядишь, чего-нибудь и получится. Я думаю, это ведь не опаснее, чем прыжок в преисподнюю. А?

Андрей с испугом посмотрел на бармена.

– Кто знает? Может так оно и есть.

Бармен пожал плечами.

– Ну, тебе лучше знать. Ты давай звони.

Андрей набрал номер и услышал как длинные гудки забились в унисон с его пульсом.

– Не отвечает!– он положил трубку, – попробую еще раз.

Дзинь.

– Алло! – Андрей услышал женский голос и облегченно подмигнул бармену.

– Алло, это дом Глории Мейсон? Мне нужно поговорить с хозяйкой.

– Да, я слушаю, а с кем я говорю!

– Я думаю, – Андрей надавил на последнее слово, – что вы меня не знаете. Но сегодня утром в аэропорту вы забыли свою косметичку. Мне хотелось бы вам ее вернуть.

В трубке молчали.

– Да, кажется, я ее забыла. И что вы хотите в замен?

– Ничего, просто передать вам ее. Куда вам ее привезти?

– Если вы не против, то давайте встретимся сегодня в 16 часов. Я буду на Пушкинской площади. У «Макдональдса». Вас устроит.

Андрей посмотрел на часы.

– Через полтора часа. Да, вполне. Хорошо, я буду ждать.

– Вы знаете как я выгляжу?

– Да! – У Андрея перехватило дыхание, а потом он медленно выговорил.

– Желтые волосы, голубые глаза, чувственный рот и небольшая родинка на правом бедре. В виде сердца.

На другом конце провода раздался смех.

– Все верно, только, – он услышал как в трубке раздалось ее сильное дыхание. – Насчет родинки. Это вы, конечно, приврали. Кстати, как вас зовут?

Он ждал этого вопроса. Ждал и боялся.

– Андрей.

– Андрей ?!!!

Ее голос дрогнул и сел, но всего на долю секунды.

– Что-нибудь не так?

– Нет, все так, – Она грубо прервала его. – Я буду возле светло-голубого « Мерседеса» в широком фиолетовом плаще. Это на всякий случай! Не опаздывайте.

Прежде чем Андрей успел что-то сказать, она бросила трубку. Раздались короткие гудки.

Бармен с опаской посмотрел на молодого человека беззвучно шевелящего губами и недоуменно пожал плечами. Тряхнув головой, Андрей «махнул» еще одну рюмку, расплатился м вышел…

Глава 6

Андрей не спешил. Сделав круг вокруг Пушкинской площади, он был вынужден признать, что припарковаться здесь в такое время суток не простое дело. На втором витке, наконец, высмотрел узкое пространство между небольшим автобусом «мицубиси» и черными рогатыми «тачками», отдаленно напоминающими мотоциклы. Он смог втиснуться между ними. Двухколесные монстры , судя по всему, принадлежали группе ребят, сидящих на спинке, одной из лавочек в тени развесистых деревьев.

Проходя мимо них, Андрей лишь успел заметить, что мотоциклисты все как один одеты в «косую» кожу и шнурованные ботинки военного образца. Ребята слушали «тяжелую» музыку и в руках у некоторых позвякивали цепи. «Такие наверное больно бьют!» Подумал Андрей и, сунув руки в карман, перебежал дорогу. Секундой позже к «безобидной» компании подошел человек в темном пальто и бросил несколько фраз, указывая на Андрея. После чего сразу же испарился. А парни, кивнув головой в знак согласия головой, зло посмотрели на удаляющегося Андрея и продолжили прослушивание хриплой кассеты.

Часы показывали пять минут пятого, когда Андрей впервые почувствовал беспокойство. С каждой минутой оно нарастало и нарастало. И наконец, в пол пятого, он понял, что она не приедет. Что-то случилось?

Это была единственная мысль, которая крутилась в голове. Почему ее до сих пор нет? Может она чего-то испугалась? А может ее что-то помешалось? Да!

Он вспомнил страшное и таинственное убийство в гостинице, к которому, судя по всему она тоже была причастна. «Помешали! Конечно! С ней что-то случилось…» Он бросился к телефонной трубке. «Ну же! ну же, давай поднимай трубку! Длинный зуммер начинал действовать ему на нервы. Поднимай трубку, давай!

Дзинь! Монета провалилась и чужой мужской голос груба выдал ему.

– Вы не туда попали!

– То есть как не туда! Это дом…

Вместо ответа он услышал длинные гудки. От ужасной мысли почувствовал, как волосы поднялись на голове. Кто-то проник в ней в дом и…

Он с силой сжал пальцы, так что они побелели и, сломя голову, бросился к месту стоянки своей машины. Скорее, скорее!

Только сейчас он понял насколько важна ему эта встреча. Пускай – это будет даже не Света, которую он отчаялся уже найти. Пускай Глория Мейсон, но так или иначе она нужна ему, и он должен ее найти.

Подскочив к машине, Андрей вдруг слышал резкий окрик. Один из тех окриков, которые заставляют вздрогнуть, если услышишь его в многолюдном месте, и бежать, если – в темном переулке.

– Эй! Мужик!

Андрей не сразу понял, что кричат ему.

– Эй! Мужик, ты что оглох ?

Наконец, до него дошло и он оглянул через плечо. Окрик шел из темной толпы парней.

– Поди сюда, разговор есть.

– Мне некогда!

Андрей не почувствовал в их словах особенной угрозы и снова повернулся к машине.

– И все же тебе придется с нами поговорить!

Тяжелая рука опустилась ему на плечо. Андрей увидел тупую физиономию мало возрастного дебила с панковской прической и тут, наконец, понял, что происходит.

– Чего вам надо?

Выговорил он ровным голосом и выпрямился. Машина была уже открыта и он одной ногой стоял в салоне.

– Эта стоянка принадлежит банде «Паука».

«Эх, ребята, показал бы я вам паука, если бы не спешил!» Подумал Андрей, внимательно следя за их движениями.

– И что вам от меня надо?

Он постарался говорить спокойно.

– Твоя «тачка» стояла здесь. Ты должен заплатить.

– !!! Ах! Вон оно что! Сейчас! Я заплачу.

Андрей отбросил руку, которая все еще покоилась на его плече и коротко выбросив кулак, ткнул им в мягкий живот «дебила». Этого оказалось достаточно, чтобы согнуть его в дугу. Заломив кисть за спину, Андрей повернул его вокруг оси и сильным пинком отправил к своим товарищ, которые не пожелали принять его и расступились. Панкующий кретин проскочил несколько шагов и сшиб свой тушей, стоящие за ватагой мотоциклы. Они с грохотом повалились один за другим как кости домино.

Воспользовавшись замешательством в рядах нападающих, Андрей захлопнул за собой дверь и нажал на педаль газа. Боковым зрением ему было хорошо видно, как размахивал главный «паук», с красной как у рака рожей, и как, очень быстро расцепив спутавшиеся мотоциклы, двое подонков вскочили на своих боевых коней и помчались за ним в погоню.

– Что вас всех! – грязно матюгнулся Андрей и вцепился в руль. Теперь уже черные шлемы рокеров были видны в зеркале заднего вида. Расстояние между ними стремительно сокращалось. Один из догоняющих резко крутанув ручку газа, встал на дыбы.

Ну что ж погоняем! Андрей сжал губы и тут же брезгливо сморщился, услышав страшный скрежет металла за спиной.

Заднее колесо пошло юзом и зацепилось за бампер тяжелого фургона. Будто стремительный болит, лихач вылетел из седла и , перевернувшись в воздухе через голову, разбил своим телом заднее колесо легковой машины, идущей впереди. Второй мотоциклист налетел на развороченный остов мотоцикла, перелетел через руль, с криком упал на асфальт. Попытался встать, но заднее колесо фургона переехало его пополам. Закрытый черный шлем лопнул как арбуз и из него потекла красная жижица.

Все произошло так быстро, что водитель грузовика заметил случившееся лишь когда безжизненное тело протащило за машиной метров пятьдесят, размазав остатки мозгов по мостовой. Он резко ударил по тормозам. Раздался визг резины, послышались новые удары, звон разбившихся стекол.

Да, страшная смерть! Андрей разжал, наконец, челюсти, которые начинали ныть. Но они сами в этом виноваты!

***

Дорожный инцидент еще несколько минут занимал его мысли, но выехав на кольцевую дорогу, он тут же выбросил его из головы. «Пускай теперь болит голова у гаишников, а мне надо подумать как побыстрее добраться до дома Глории Мейсон.» Он поморщился. «Да, пусть будет пока Глория Мейсон. Раз нет доказательств что это Света.»

Он достал из бардачка визитную карточку, где был написан адрес и сверился по карте. Свернув с кольца на Белорусское направление, Андрей вдавил педаль газа в пол и заставил бедный автомобиль задрожать. От резкого скачка его буквально вдавило в пол, но ему и этого показалось мало. «Сколько времени я потерял на площади, пока… Пока что?» Он не хотел об этом думать, поэтому попытался отвлечься следя за дорогой, но все равно дурные мысли так и лезли ему в голову. «Эх, я должен был это предвидеть!»

От досады он взмахнул рукой и ударил по рулю.

Надпись у дороги гласила – «Дачный поселок». Свернув на узкую ухоженную дорогу, он с удивлением отметил, что он вылизана до неприличия. «С мылом что ли ее моют?» По бокам дороги росли невысокие елочки, как с новогодней картинки, лишний раз напоминая, что люди здесь живут ни в чем себе не отказывая. Домов было пять и шесть. Нужный Андрею дом находился в самом красивом месте. Примерно где-то в середине поселка и походил на маленький дворец или роскошную виллу западного образца. Аккуратно постриженная лужайка, подземный гараж и огромные окна. Андрей сверил табличку на стене с номером дома в визитной карточке и остановился.

 

Странно! Ни одно души. Как будто все вымерли! Он не спеша вылез из автомобиля. С удивлением отметил, что у шикарного дома открыты ворота. Опасливо оглядываясь, Андрей вошел в них и, пробежав по лужайке ( трава оказалась искусственной.) подошел к двери. Нажал несколько раз на звонок. Подождал немного. Понял, что ему никто не откроет и взялся за ручку двери. Она бесшумно распахнулась перед ним и Андрей увидел широкий коридор.

– Есть здесь кто-нибудь? Можно зайти?

Он перешагнул через порог. Уже предчувствуя, что ему никто не ответит.

Начиная с прихожей в доме царил невообразимый бардак. «Будто стадо мамонтов прошло.», обыкновенно говорят в таком случае и это было похоже на правду.

Пробираясь в гостиную, Андрею пришлось перешагнуть через перевернутую тумбочку с обувью. Из нее было вытряхнуто все до последней тапочки. А саму тумбочку наверное несколько раз хорошо трахнули о стенку, потому что в нем была видна солидная вмятина, а сама тумбочка была разобрана на составляющие. В гостиной развал был еще больший. При виде того что там твориться Андрей не удержался от грубого словца и уставился на дорожку крови, ведущую к дивану.

Опять убийство! Андрей с необычной осторожностью обошел диван каждую секунду ожидая увидеть там чей-то труп, но вместо него за диваном валялась лишь разбитая банка йода и несколько разорванных и испачканных кровью платков. Андрей облегченно перевел дыхание. «И все же что здесь произошло?» Он обвел глазами огромную комнату. Кажется кто-то здесь дрался, а потом что-то искали. Что? И нашли ли?

Под ногой хрустнуло стекло и Андрей увидел разбитую рамку с фотографией. Фотография лежала изображением вниз. Он нагнулся и перевернул ее.

Если бы на ней была бы изображена рожа дьявола, то он , наверное, испугался бы меньше. На глянцевой бумаге в резной рамочке был… он, Андрей Верещагин, собственной персоной. Да еще в углу примостилась траурная шелковая ленточка. Андрей почувствовал, что его не держат ноги. Чтобы не упасть ему пришлось поднять опрокинутое кресло и сесть в него. « Моя фотография! Да еще в трауре! Почему?» Он беспокойно окинул взглядом комнату. Здесь может быть только один ответ. «Теперь нет никаких сомнений. Под именем Глории Мейсон скрывается Света. Он нашел ее. Но почему здесь, в таком доме?» На это ответа у него не было.

«Правда, теперь можно понять почему она не узнала меня в аэропорту, почему дрожал ее голос в телефоне. Он считала меня погибшим.»

Андрей щелкнул ногтем по портрету. «Но я жив, а вот что с тобой?»

Его вдруг пронзил прилив необузданной ярости, бешенства и подумал, что сейчас сам начнет здесь все крушить. «Суки! если хоть один волосок упадет с ее головы!» Он встал и прошелся по комнате, давя в се что попадалось под ногами. «Однако нельзя терять голову!» Он чувствовал, что разгадка на все его открытые вопросы где-то здесь, где-то рядом. Может быть прямо в руках!

«В руках! « Андрей посмотрел на фотографию и не спеша перевернул ее к себе задней стенкой. Странно, толщина фотографии не может превышать нескольких миллиметров, а стенка даже на ощупь в несколько раз толще. Интересно, чтобы это могло значить! Он вынул заднюю стенку и увидел за ней какие-то желтые бумаги. «Я так и думал. Тайник. Карта и листок с иероглифами. Одна загадка круче другой. Ну что ж, скорее всего это то, что искали. Попробуем это как-то обменять на Светлану!»

Сунув бумаги в карман, Андрей подмигнул своему изображению и, стерев на всякий случай свои отпечатки пальцев на дверной ручке и рамке фотографии, вышел.

***

Выйдя на улицу, Андрей с удивлением отметил, что уже стемнело. «А ведь верно, уже часов восемь!»

Включив фары, он развернулся и отъехал в обратную сторону. Дорогой попытался разложить все по полочкам.

«Итак. Начнем с аэропорта. Некто – Асато Богудэн прилетел сегодня утром в Москву. Его должна была встречать некто Глория Мейсон, но по каким-то причинам ей это не удается. Асато Богудэн один едет в гостиницу, в которой его уже ждут. Устраивают аттракцион со сменой табличек на дверях и подслушивание. Кроме того к нему в номер подсылают Пеле, который должен был любезно попросить у японца, насколько я понимаю, вот эти карты. Но что-то там у них не заладилось и Асато убивает наемника. Да, похоже, что все так!

Тогда некто, тот кто послал Пеле, вызывает милицию и делает все так, чтобы у следователя не возникло сомнений по поводу того, что японец во всем виноват сам. Асато сажают, но карты опять пропадают. Так как их увозит Глория Мейсон, которая к тому же оказывается не Глорией Мейсон. Этот таинственный некто обыскивает дом глории, но не находит там ничего и увозит девушку в неизвестном направлении. Видимо в надежде, что там она им сама расскажет где спрятана карта. Через какое-то время в дом Глории приезжаю я и по случайности нахожу эту карту. А что мне теперь с ней делать?

Я начал расследовать дело японца в надежде на интересный материал в газету, а теперь к этому еще прибавилось похищение, которое я должен во что бы то ни стало раскрыть. Иначе, я не смог себе этого прости. Н-да! Дело обрастает обстоятельствами как снежный ком! Ну что ж1 Это все хорошо! Однако, как решить эту задачу с двумя неизвестными. Судя по всему больше зацепок никаких нет и мне придется вызывать огонь на себя. Но как?

Как? Андрей даже ухмыльнулся. Ему ли не знать как. Ему – журналисту!

Машина неслась по пустынной дороге, съедая километр за километром, а он уже сочинял в голове статью, которая должна будет выйти в ближайшие дни на страницах самой популярной газеты Москвы. Он уже видел ее заголовок. : «Журналист ведет расследование. Найдены таинственные карты…»

***

Стрелка прибора, отвечающая за количество бензина, неровно задрожала у нулевой отметки. Андрей, занятый своими мыслями, слишком поздно это заметил. Он уже ехал по освещенной фонарями трассе, когда мотор, несколько раз чихнув, заглох и больше уже не заводился.

Нахмурив брови, Андрей уставился на стрелку. Несколько раз стукнул по ней пальцем, будто от этого в баке мог появиться бензин и воззрился на большую рекламную вывеску, светящуюся неоновыми огнями.

«На нашей бензоколонке можно заправиться, поесть и отдохнуть!»

Андрей наклонился к бардачку в поисках сигарет, потому что почувствовал непреодолимое желание затянуться, но вместо сигарет рука наткнулась на «косметичку». Помяв ее в руке, он засмеялся. «Вот это да, я даже забыл, что у меня есть доллары. Их как раз хватит, чтобы заправиться…»

Уперев ногами в землю, Андрей напрягся и столкнул безжизненную машину с места. На ходу вскочил в нее и покатил по горке прямо к заправочной станции. Бензоколонщик, сильно патлатый парень, с серьгой в ухе и дергающейся щекой, увидев неожиданно и к тому же бесшумно выехавшую из темноты машину, отшатнулся и с испугом посмотрел на ее водителя. В ночное время работа в этих местах считалась опасной.

Поняв опасения парня, Андрей сделал лицо как можно приветливее и, помахав ключами, кинул их ему.

– Эй! Лови!

Парень оказался из ловких, поняв что это клиент, он поймал связку ключей на лету и спросил.

– Что нужно?

Андрей вылез из машины и направился к закусочной, пристроившейся на небольшом пятачке.

– Заправь, помой стекла и как будешь готов скажи мне.

– Хорошо! – буркнул патлатый и на его лице появилось странное выражение. Обойдя «Жигули», он обратил внимание на номера, погладил бережно капот и посмотрел в след удаляющемуся Андрею. Щека его задергалась быстрее обычного и он злорадно усмехнулся.

– Попался фраер!

После чего выудил из кармана комбинезона засаленную записную книжку и направился к телефону.

***

– Ну, что, готово!

Андрей поймал ключи, кинутые ему безколонщиком и сунул в его карман, свернутую в трубочку, купюру. – А это тебе!

Через полчаса, плотно перекусив и выпив рюмочку «Смирновской», Андрей уже чувствовал той усталости, которая навалилась на него после посещения особняка.

– Все будет хорошо, – убеждал он себя, – неужели я не найду выхода. Конечно, найду. Только сейчас не надо суетиться.

Андрей сел за руль и выехал на трассу. темнота сразу обступила его со всех сторон, но это нисколько не пугало его. Дорога была ровная как полированная крышка стола и не требовала особенного напряжения…

Проводив взглядом, уехавший автомобиль, патлатый парень вытер руки о грязную замасленную тряпку и сделал ей широкий взмах в темноту. Оттуда сразу раздался рев мотоциклов и лихие наездники из банды Паука, сорвавшись с места, помчались за своей жертвой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru