Лихие. Золотые. Нулевые

Эдуард Семенов
Лихие. Золотые. Нулевые

Все-таки мне кажется, что она была беспокойной! – неуверенно подумал Андрей и приблизил свое лицо к зеркальной поверхности. – А в остальном вроде порядок.

Он поднес пальцы к лицу и слегка дотронулся до разбитых губ. – Это ерунда!

За свою жизнь он разбивал их себе и другим столько раз, что уже давно не обращал внимания на такие вещи. С удовольствие окинул взглядом еще раз свою крепкую фигуру и, накинув пушистый халат, вышел. Однако, несмотря на приятную свежесть после душа, его не покидало чувство беспокойства. Мысленно блуждая по закоулкам своей памяти, он наконец понял, что виной тому сегодняшний сон. Он прошел на кухню, подвинул под себя табурет и уселся на него, закинув ногу за ногу. С озабоченным видом стал изучать ноготь на большом пальце.

Сегодня ночь мне приснилась Светка! Интересно к чему бы это?

Бессознательно он опустил глаза вниз на грудь и посмотрел на широкий белый шрам, страшно уродующий его тело. След от пули шестнадцатого калибра. Аккуратно положил на него ладонь и почувствовал, как бьется сердце. Невольно усмехнулся. Прямо в такт настенным ходикам, висевшим у него над головой. Он слегка откинулся назад, задрав подбородок, и коснулся спиной холодного белого кафеля, которым была покрыта вся его кухня.

А ведь, пожалуй, прошло три года с тех пор, как я ушел из «конторы». Да, наверное, так. Ведь ювелирный магазин ограбили тоже осенью. Андрей привстал и щелкнул выключателем кофеварки. Хорошее кофе сейчас не помешает и еще хорошо бы сигаретку.

Он встал и пошел в спальню.

«… Тогда это казалось таким обычным делом. Я быстро вычислил банду. Нашел украденные вещи, но хозяин магазина, лихой мужик, захотел разобраться сам. И в результате ему снесли полбашки, а я … « – Он посмотрел на грудь. – Чуть выше и тоже был бы там».

Взял сигарету и чиркнул зажигалкой.

«А Светка! Она исчезла без следа. Исчезла сразу, после того вечера как ее папашке размозжили голову, а меня отправили в больницу…»

Андрей прикрыл веки, и перед ним как живое встало ее лицо. Мягкие, голубые, слегка лукавые глаза и чувственный рот, который шептал ему на ухо слова любви. В пустой комнате он явственно различил их шелест и в ужасе дернулся. «Нет, не надо! Зачем? Я же все уже забыл!»

Он присел на край кровати и с наслаждением затянулся. Взгляд упал на будильник.

Черт побери! До него только сейчас дошло, куда он опоздал. Сухая ладонь вытерла выступивший на лбу пот. «Я же должен был ехать в аэропорт, встречать этих япошек … из оперы. Будильник был заведен на семь часов, а часы показывали без пяти восемь. Если они уехали, то шеф снесет мне голову. Надо срочно ехать. Хотя бы узнаю, куда они уехали, и догоню их там. Если не будет репортажа, старик меня просто уволит.

Андрей вскочил, быстро оделся и выскочил на улицу. Прямо под моросящий дождь.

Глава 3

На полу в зале ожидания международного аэропорта «Шереметьево-2», развалившись на тюках и баулах с вещами, сидели две девушки, скорее всего студентки, и развлекались тем, что обсуждали достоинства молодого парня, одетого в черную кожаную куртку, потертые джинсы и стоптанные кроссовки «Риббок» на резиновом ходу, скрипевшие при каждом его шаге. Он был высокого роста, модно пострижен. Волевое лицо с мощным подбородком было именно таким, какое больше всего нравиться женщинам.

Андрей, это был он, с задумчивым видом стоял по середине огромного зала и, уперев руки в бедра, озабоченно смотрел по сторонам. Он стоял на одном месте, широко расставив ноги, так долго, что девчонки начали тихонько похихикивать и тайком указывать на него пальцами. Но он не замечал этого. Его голова была занята другим.

«Что же делать! – думал он, приглаживая широкой ладонью и без того гладкие волосы. – К кому бы еще обратиться. Начальник аэропорта не знает. В охране не знают. В справочном бюро тоже не знают. Можно подумать, что эта «опера» сквозь землю провалилась».

В этот самый момент прозрачные двери главного входа широко распахнулись, и на пороге появилась девушка в длинном фиолетовом плаще, такого же цвета перчатках и темных очках, закрывающих пол-лица. Было видно, что она прекрасно знала куда идти, потому что, не глядя по сторонам, сразу повернула в сторону и направилась к справочному бюро.

Андрей смотрел в другую сторону. Он лишь услышал дробный стук каблучков. Этот звук заставлял оборачиваться не одно поколение мужчин, поэтому и он был не исключением. Девушка шла ровной походкой, неестественно прямо держа спину и слегка покачивая бедрами. Во всем ее облике было нечто такое, что давало понять, она знает себе цену. Широкий плащ скрадывал контуры ее фигуры, но и без того было ясно, что она молода и красива.

При виде ее по телу Андрея пробежала легкая дрожь. Кровь отхлынула от лица. Оно стало бледным как полотно, а губы еле слышно прошептали одно слово.

– Света!

Он сделал неверный шаг в ее сторону и в растерянности остановился. Нет, такого не может быть. Рука сама потянулась к виску. Я, наверное, все еще пьян. Будто почувствовав на себе его взгляд, девушка повернулась к нему лицом и смерила оценивающим взглядом. Темные очки скрывали выражение ее глаз, но, судя по тому, что ни один мускул на ее лице не дрогнул, его лицо для нее ничего не значило. Прежде чем Андрей успел что-то сказать, она повернулась к нему спиной и продолжила свое движение к окошечку, над которым было яркими буквами выведено «Справки».

Что это? Внешнее сходство или продолжение утреннего сна, а может…

Подчиняясь какому-то неосознанному чувству, он подался вперед за ней. Девушка раздраженно бросила на широкую подставку маленькую сумочку и громко сказала, обращаясь к тому, кто сидел за окошечком.

– Я – Глория Мейсон. Скажите? Для меня ничего не оставляли. Я должна была встретить японского туриста Асато Богудэна, но, к сожалению, опоздала.

– Да, конечно, – раздалось из окошка. – Мистер Богудэн обращался к нам с просьбой передать вам визитную карточку. И просил сказать, что будет ждать вас в отеле «Интер Стар».

– Интер Стар. Да! Спасибо! А, давно он уехал!

– Вы разминулись с ним на полчаса.

– Еще раз спасибо!

Глория стремительно развернулась и налетела плечом на Андрея. Толчок был такой силы, что очки, не удержавшись, скользнули вниз, грохнулись о пол. Не глядя на Андрея, Глория метнулась вниз, пытаясь подхватить их, и присела на корточки. Андрей со словами «Ой! Простите!» – последовал за ней, стараясь заглянуть в глаза, но она очень ловко избежала его взгляда, подхватила очки и бросилась через вестибюль.

Андрей медленно выпрямился и проводил ее взглядом. Отсутствующая улыбка блуждала по его лицу. В этот момент он был похож на сумасшедшего. Тем временем таинственная незнакомка, шелестя полами своего плаща, последний раз мелькнула в дверях, и испарилась.

Глория Мейсон! Мозг четко впечатал в памяти имя. Но, боже, как похожа. Если бы не это имя, я был бы уверен на сто процентов. Но видно не судьба.

Тут до него дошло, что он по-идиотски выглядит и, встряхнув головой, скинул оцепенение. Огляделся. Никто, кажется, ничего не заметил. Углом зрения он увидел небольшой черный предмет, лежащий на подставке.

Сумочка! Она забыла сумочку! Схватив ее за тонкий ремешок, Андрей бросил к выходу.

Огромная площадка перед аэропортом была, как всегда заставлена плотными рядами машин. Повсюду, во всех направлениях сновал народ, и поэтому найти в такой толчее одну девушку было практически невозможно. Андрей замотался между машинами, сшибая всех, кто попадался на его пути, вращая головой на все четыре стороны, реагируя на каждого, кто был одет в фиолетовое.

Неожиданно, он увидел ее. Она уже сидела за рулем светло-голубого «Мерседеса». Андрей бросился к ней, размахивая руками, но расстояние было слишком велико, чтобы девушка могла его заметить. Мастерски подав машину назад, она выехала из ряда и, лихо повернув руль, помчалась по дороге.

Разогнавшись, Андрей пробежал по инерции еще несколько метров, хлюпая по лужам оставшимся после утреннего дождя, и остановился. Глаза проследили за легким ходом автомобиля, пока это было возможно. «Что же мне теперь делать?» Андрей помял в руке сумочку и решил заглянуть внутрь.

Помимо обычного набора косметики, щипчиков и прочей женской дребедени в сумочке лежали довольная крупная сумма денег в валюте и визитная карточка, на которой были выбиты ее имя, номер телефона и адрес.

Повертев карточку в руке, Андрей сунул ее обратно, щелкнул замком и положил «косметичку» в карман.

– Надо ехать в редакцию, а там посмотрим…

Андрей развернулся и зашагал к месту стоянки своей машины.

***

В утренние часы, особенно часов в одиннадцать, редакция уже напоминала растревоженный пчелиный улей. Невообразимая толчея, шум, крики, гам, стук пишущих машинок и телетайпов.

За время которое Андрей провел в этих стенах, такая обстановка стала для него буднично-привычной, но не сегодня. Пробираясь через бесконечные бумажные «Гималаи», наваленные в коридоре, и перебрасываясь дежурными фразами с коллегами, он чувствовал как в душе его медленно, но неуклонно растет раздражение. Голова его разрывалась от обилия информации, и ему очень хотелось побыть одному. Наконец он смог добраться до своего кабинета, который он делил с обозревателем светской жизни, и закрыть за собой дверь.

Все! Глубоко вздохнув, Андрей окинул взглядом свои апартаменты и плюхнулся в продавленное кресло. Приняв свою любимую позу – ноги на стол – и закрыл глаза. Наконец-то я смогу немного подумать и, не глядя, поднял и снова положил трубку телефона на стол.

– Я занят!

Однако его одинокое блаженство продолжалось недолго. Сначала в дверях появилась всклокоченная голова фотокора.

– Верещагин, ты здесь? Зайди к «старику».

Андрей кивнул головой и лениво махнул рукой.

– Успею!

Дверь закрылась и открылась вновь. Андрею даже не нужно было открывать глаза, чтобы понять, что это была Лора. Только она пользовалась духами с таким резким запахом. Сквозь приоткрытые веки он увидел ее длинные ноги, высокую полную, даже чересчур полную грудь и черные, как у цыганки, волосы. Звонко цокая каблуками и звякая браслетами на руках, она подошла к нему и резким движением смахнула со стола его ноги. Андрей сделал недовольное лицо, открыл глаза и вернул их в прежнее положение.

 

– А это ты! Извини, я не заметил.

– Не заметил! – Лицо Лоры побагровело от злости. – И это говоришь ты мне после двух лет, которые я подарила тебе.

– Ты, ты, – она просто задохнулась. – Да, ты подонок!

Андрей поморщился.

– Лора, я не хотел начинать этого разговора, но раз уж ты сама начала, то дай и мне что-нибудь сказать.

Он встал и, обойдя стол, подошел к ней.

– Да, мы с тобой живем уже два года. Это правда. Но я думаю, что и правдой будет то, что я не давал тебе никаких поводов для этого. Насколько мне не изменяет память, ты сама приперлась ко мне в тот вечер и заявила, что хочешь спать со мной. Я не возражал, да и с какой стати.

Он окинул взглядом ее формы.

– Но я не давал тебе никаких обещаний. Да и с тебя не брал тоже. Я всегда оставлял за тобой право уйти от меня, но я думаю, и у меня было такое же право. Я не хотел, чтобы ты вешалась мне на шею, а теперь ты обращаешься со мной как жена. Но милая, здесь ты меня уволь!

Выговорившись, Андрей облегченно вздохнул и посмотрел на Лору. Он не любил длинные монологи, и к тому же все-таки чувствовал себя немного виноватым перед Лорой, но что было поделать, если он ее действительно не любил и не собирался на ней жениться.

– Ты, ты действительно подонок. Ты, нет, ты кобель. Ты, ты…

Лора не найдя больше слов размахнулась и влепила ему звонку пощечину. Звук от нее прокатился по комнате.

Андрей вспыхнул и схватился за щеку.

– Ну, ты за это ответишь!

Лора увидела в его глазах странный блеск и в ужасе отшатнулась, но Андрей поймал ее за плечи и притянул к себе.

– Тебе придется за это ответить!

С такими словами он еще крепче прижал ее и впился губами в чуть приоткрытый рот. Лора сделала попытку вырваться, но почувствовала себя в объятиях мужчины, вдруг сразу обмякла и закатила глаза.

– И так будет с каждой! – С пафосом в голосе произнес Андрей, когда закончился этот продолжительный поцелуй. – И на этой приятной ноте я позволю себе раскланяться и сказать Вам … Прощай!

На него вдруг напало хорошее настроение.

– Ах, ты! – Лора размахнулась рукой для новой оплеухи, но Андрей резко выбросил руку и перехватил ее кисть.

– Нет, на сегодня хватит и одной!

Лора вскрикнула от боли и схватилась за ушибленное место.

– Дурак, ты мне сделал больно!

– Ты мне тоже!

Андрей указал на щеку, с которой еще не сошло красное пятно.

– Ну ладно, мне пора к шефу.

Андрей повернулся и направился к двери. Взявшись за ручку, он обернулся и бросил.

– И не обижайся, Лора. Найди себе нового мужика. Я знаю, ты это сделаешь легко. В постели ты просто неотразима.

Он увидел, как снова вспыхнули ее глаза, а рука зашарила по столу в поисках чего-нибудь тяжелого. Андрей не стал дожидаться и поскорее выскочил в коридор.

***

Слегка приоткрыв дверь кабинета, и кашлянув для приличия, Андрей просунул голову в образовавшийся дверной проем и громко сказал.

– Вызывали, шеф?

Шеф, седой мужчина, которого все за глаза называли «стариком», сидел в глубине кабинета за широким столом, заваленным всевозможными бумагами и что-то сосредоточенно писал. Не отрываясь, он кивнул головой и сделал знак рукой, приглашая войти.

Андрей закрыл за собой дверь, пересек комнату, бесшумно ступая по широкой «дорожке». Подошел к столу и опустился на стул, стоящий рядом с ним. Старик на секунду оторвался от работы, исподлобья посмотрел на вошедшего и нахмурил брови.

– Материал готов? – Коротко бросил он, заранее зная каков будет ответ. Его взгляд пронзил Андрея насквозь, и тот неловко заерзал на стуле, будто это была раскаленная сковородка.

– Нет. – Еле слышно выдавил из себя Андрей.

– Причины?

Говорить отрывистыми фразами было привычкой «старика» и свидетельствовало о том, что он в плохом расположении духа. Андрей прекрасно это знал, поэтому приготовился к худшему.

– Проспал.

«Старик» бросил в его сторону еще один испепеляющий взгляд и снова уткнулся в свой листок. Андрей облегченно перевел дух. Это означало небольшую передышку и возможность того, что шеф сменит гнев на милость. В комнате стало необыкновенно тихо, так что было слышно, как скрипит авторучка по бумаге.

«Что он тянет! – думал Андрей, изучая редеющую макушку шефа. – Уж лучше бы разразился бранью!»

Внезапно трубка белого телефона, стоящего на столе, подскочила, и комната наполнилась оглушительным звуком. «Старик», не глядя, схватил ее и приложил к уху.

«Ну вот, сейчас я получу новое задание», – подумал Андрей и уставился на шефа. Он не ошибся.

«Старик» молча выслушал все что ему сказали в трубке, время от времени покусывая губу, и постукивая ручкой по столу. Потом вдруг коротко буркнул «Да» и бросил трубку на рычаги.

– Быстро дуй в гостиницу «ИнтерСтар», – не глядя на сидящего перед ним репортера, приказал «старик». – Там только что совершенно убийство. В деле замешан иностранец. Кажется, японец. Это уж точно по твое части. И без сенсации не возвращайся. Понял.

Андрей резко подался вперед как охотничья собака, почувствовавшая дичь.

– Что-нибудь еще?

–Да! – Если поторопишься, то приедешь одновременно с ментами.

Андрею не надо было повторять дважды. Грохнув стулом, он живо встал и направился к выходу. «Старик» проводил его недовольным взглядом и снова уткнулся в свою писанину.

Глава 4

С таможенным осмотром проблем у Асато Богудэна не было. Дорожная сумка, кейс, пачка «кредиток», да немного наличных, указанных в декларации составляли весь его багаж. Перекинувшись несколькими фразами с офицером таможни и приветливо помахав знакомой стюардессе, которая демонстративно не замечая его, прошла мимо, молодой самурай вышел в главный зал и в нерешительности остановился.

За высоким турникетом колыхалась многолюдная толпа. Судя по тому, как часто щелкали затворы фотоаппаратов и фотовспышки слепили глаза, люди явно кого-то ждали. «Но кого?– подумал Асато и прислушался к голосам. – Кажется весь этот ажиотаж из-за моих попутчиков, актеров оперы. Интересно, а меня кто-нибудь встречает».

С трудом, продравшись сквозь плотные ряды журналистов, он подошел к массивной прямоугольной колонне, облепленной рекламными щитами и объявлениями, и остановился. Вокруг с озабоченным светом сновали из конца в конец мужчины и женщины с большими белыми картонками в руках, на которых были написаны различные имена. Внимательно читая их, Асато попытался найти свое имя.

«Наверное, Глория немного задержалась, – решил он, – Ну что ж подождем!» Асато прислонился к колонне, поставил рядом кейс и принялся разглядывать красивых русских девушек. «А здесь будет не так скучно!» -приветливо улыбаясь им, поймал себя на мысли Асато. Но время шло, толпа рассосалась, и вскоре стало понятным, что остался невостребованным лишь он один. «Что могло случиться? – Асато начал волноваться и стал чаще посматривать по сторонам. – Может, мы просто не заметили друг друга!»

Он оторвался от стены, сделал круг вокруг колонны и с решительным видом перекинул сумку через плечо. «Ну что ж, попробуем по-другому!»

В этот момент будто из-под земли перед ним вынырнул мрачноватый мужчина в кожаной кепке и крылатым знаком такси на груди. Ужасно коверкая английский, он с приторной улыбкой выговорил.

– Мистер хочет ехать в отель?

Асато коротко смерил его взглядом.

– Ноу!

Мужчина пожал плечами и повернулся, собираясь уходить.

– Стой! – Асато вдруг передумал. Мужчина вздрогнул, услышав русскую речь, и обернулся.

– Какой в Москве лучший отель?

– Их много. – Таксист пожал плечами.

– Тогда отвези меня в «ИнтерСтар»

– Хорошо! Пошли к машине!

Асато огляделся.

– Сначала скажи, где здесь справочное бюро или что-то в этом роде?

Мужчина неопределенно махнул рукой в угол зала, и что-то буркнул под нос. Асато посмотрел в нужную сторону и увидел светящееся окошко.

– Стой здесь! Я сейчас!– отрывисто бросил Асато и направился быстрым шагом к окну. Если бы он в этот момент обернулся, то увидел, как глаза таксиста блеснули странным металлическими светом…

***

– Извините, пожалуйста!

Почтенная дама с толстым красным лицом и маленькими хитрыми глазами оторвала глаза от раскрытой книги и посмотрела на молодого человека.

– Да, чем могу помочь?

Ее слова явно не соответствовали желаниям.

– Я только что прилетел, – начал Асато, – меня должны были встретить, но не встретили. Не могли бы вы ей передать, ее зовут Глория Мейсон. Я уверен, она обязательно появиться и обратиться к вам. Передайте ее мою визитную карточку и на словах, то, что я буду ждать ее в отеле «ИнтерСтар».

С этими словами он протянул руку и положил на стол перед женщиной маленькую пластинку. Женщина сделала кислую мину.

– Знаете, мы вообще-то таких услуг не оказываем.

Асато вспомнил слова своего учителя по русскому, иммигранта из России, что здесь можно все, но за доллары, и прежде чем женщина успела взять в руки визитку, чтобы вернуть ее хозяину, он положил поверх ее хрустящую стодолларовую бумажку.

– Ну, я вас очень прошу!

Лицо почтенной дамы удивленно вытянулось.

– Да, да, конечно. Нет проблем! – и тут же опомнившись, расплылась в улыбке.

–Я буду очень рада вам помочь!

– Спасибо!

Асато перехватил сумку и направился к ждущему его таксисту. Он был уверен, что теперь его послание дойдет до места назначения.

***

Отель «ИнтерСтар», самый большой в Москве, по международным стандартам входил в разряд «пятизвездочных». Огромное, в стиле «модерн» здание величественно возвышалось над окрестностями. Крытая стоянка перед ним был занята в основном иномарками. «Форды», БМВ, «Крайслеры» и «Шевроле» чувствовали себя здесь как дома. Желтая, с черными шашечками «Волга» выглядела здесь бедным родственником, но водитель, нисколько не беспокоясь об этом, лихо подскочил к самому подъезду, шустро обежал машину и открыл дверь своему пассажиру, явно в надежде на чаевые. Асато не стал его разочаровывать. Расплатившись, он вошел через стеклянную дверь в вестибюль и остановился у стойки.

Портье, прилизанный парень, в белой, безукоризненно чистой рубашке и красном галстуке как-то странно посмотрел на него и тут же выложил на стол ключ от номера. Нисколько не удивляясь такой предупредительности, Асато сунул ключ в карман и расписался в журнале.

– У вас можно заказать обед в номер?

– Да, конечно.

– Тогда пусть мне принесут что-нибудь поесть и пару банок пива.

– Свежее пиво есть в холодильнике.

– Да! Но все равно не забудьте про обед. Я ужасно голоден.

Скороговоркой проговорил Асато и бросился к лифту, в который садилась очаровательная брюнетка.

***

Нет, все-таки в России есть, чем заняться! Думал Асато, открывая дверь в номер. Русская красавица оказалась на редкость сговорчивой. Они договорились встретиться через час в баре.

Весело насвистывая, он прошел в номер и, щелкая выключателями, обошел свои апартаменты. Комнат было всего три: большой холл, маленькая гостиная и спальня с широкой, покрытой ярко красным покрывалом, кроватью. Оставшись довольным, Асато бросил кейс на кровать, нарушив тем самым ее идеальную поверхность, и принялся быстро доставать из него свои немногочисленные вещи. Раскидав их по всей кровати, он неожиданно поймал себя на одной мысли.

Он вспомнил явно смущенные глаза портье, который кинул ему на стойку ключи и то, что в журнале была уже написана его фамилия. «Точно, я же ведь не предъявлял никаких документов и не назывался!»

Выпрямившись, он медленно сузил глаза, так что они стали похожими на две тоненькие полосочки и посмотрел через плечо на открытую дверь из спальни.

«Дурак! – выругал себя Асато. – Я совсем потерял бдительность. А ведь с самого начала со мной происходят странные вещи. Не приехала в аэропорт Глория. Кстати, надо будет ей позвонить! Теперь вот номер, который я не заказывал. Что все это значит?»

До слуха «самурая» донеслись шаги из соседней комнаты. Асато напрягся, тряхнул головой и громко крикнул.

– Кто там?

Ответа не последовало. «Может, это принесли поесть? Тогда почему не отвечают?»

Тихо ступая по коврам, Асато прошел в маленькую гостиную, а оттуда в большую. Она была погружена во мрак. «Странно, я же везде включал свет!» Он протянул руку к выключателю, и в этот момент услышал грубый голос, который заставил отдернуть ее обратно.

 

– Я бы не стал этого делать!

Асато повернулся на голос и увидел неясный силуэт. Кто-то сидел в кресле возле зашторенного окна.

– А что мне может помешать? – спросил он как можно спокойнее.

– Думаю, что вот эта штука калибра девять миллиметров, которую я держу в руках.

Приглядевшись, Асато разглядел металлический блеск в том месте, где по идее должна была находиться рука. Постепенно привыкнув к темноте, он смог увидеть и сидящего в кресле. Лица, конечно, он по-прежнему не видел, но, по крайней мере, ему удалось выяснить, что у него не очень широкие плечи.

– О, кей! – Асато вскинул вверх ладони, растопырив пальцы. – Не буду, но теперь потрудитесь объяснить мне, что вы делаете в моем номере.

Незнакомец усмехнулся.

– Ошибаетесь! Это мой номер, а вы его заняли незаконно.

– Подождите! Подождите! Я сейчас посмотрю. Если это так, я уйду. И у нас не будет проблем.

Асато повернулся к выходу.

– Стоять! – Резкий окрик остановил его. Вспыхнув, Асато резко обернулся, раздувая ноздри.

– Ну, ну, малыш! Я знаю, что ты прыткий, поэтому советую не делать резких движений. Это опасно для твоего здоровья.

– Кто ты такой?– заорал Асато. – Что тебе надо от меня?

– Вот это ближе к делу.

Мужчина встал и, расставив широко ноги, направил пистолет точно в лоб японца.

– Мне нужны карты и пояснения к ним. Короче все, что ты с собой привез из Японии. Отдай их мне, и ты тут же про меня забудешь.

Шумно дыша через нос, Асато несколько раз сжал и разжал пальцы, постепенно успокаиваясь.

– Ах, вот оно что. А ты не боишься…

Он не знал, что делать и решил потянуть время. Глаза быстро бегали по комнате в поисках чего-нибудь, что могло бы ему помочь.

– Карты, быстро! – прервал его речь преступник. – И не пытайся меня надуть.

– Они в сумке.

Бандит махнул пистолетом по направлению к спальне.

– Вперед, доставай! Только не забудь поднять руки.

Асато с поднятыми руками прошел в последнюю комнату и склонился над кейсом. Краем глаза он, наконец, смог разглядеть своего противника. Он был примерно одного с ним роста, но непропорционально сложен с длинными как у орангутанга руками. Наставив на него пистолет, бандит внимательно смотрел за всеми движениями японца.

– Ну, быстро, быстро!

Асато начал нервничать. Что же делать? Этот парень слишком опытен. Он не подпустит к себе. Может кинуть в него сумкой. Асато прикинул расстояние. Нет, слишком далеко. Эх, если бы его чуть-чуть отвлечь, хоть на мгновение.

Громкий стук в дверь заставил вздрогнуть обоих. Незнакомец лишь на доли секунды скосил глаза, но для Асато и этого было достаточно. Тяжелая сумка отклонила ствол пистолета. Но незнакомец все же успел нажать на спусковой крючок. Пуля вместо головы Асато разнесла вдребезги вазу, стоявшую на столике. А в следующее мгновение мощный удар ладонь в переносицу опрокинул преступника на спину. Ударившись затылком об угол кресла, мужчина забился в конвульсиях, захрипел и сразу обмяк, надев на себя страшную маску смерти. Удар ребром ладони сломал переносицу и лобная кость наехала на глаза до безобразия исказив лицо, которое и без того было изуродовано длинным шрамом, тянущимся почти через всю щеку от губы до виска.

– Что здесь происходит?

Дрожащий женский голос заставил Асато вздрогнуть и выпустить руку убитого, которую он держал, пытаясь нащупать пульс. Перед ним стояла красивая женщина с желтыми пышными волосами и в фиолетовом плаще. Ее голубые глаза были широко раскрыты и растерянно бегали.

– Вы кто? – При ее виде у Асато глаза сделались круглыми. – И как сюда попали?

– Меня зовут Глория Мейсон. Дверь в номер была открыта.

– Понятно! – Асато кивнул головой и указал на убитого. – Этот человек пытался меня ограбить.

Глория внимательно посмотрела на лицо убитого и после секундного замешательства прошептала.

– Шрам! Я его уже видела. Это он угрожал мне пистолетом и запер в сарае сегодня утром.

– Асато, – Глория посмотрела на молодого человека. – Я думаю, что все это не случайно. Да, нет, сейчас я в этом просто уверена. Нам нужно быстрее бежать отсюда. Пошли! Скорее…

Она схватила Асато за кисть и потянула к двери, но тот мягко перехватил ее тонкую руку.

– Нет, миссис Мейсон. Я убил человека. Нужно вызвать полицию.

Глория усмехнулась.

– Здесь нет полиции. Здесь милиция. А поскольку в деле замешан иностранец, то делом будет заниматься совершенно другая организация. И поверьте мне, ничего хорошего нам от встречи с ней ждать не приходиться. Пошли, я подразумеваю, что они сами уже едут сюда, чтобы схватить вас. Пошли, я знаю, что говорю!

Она раздраженно топнула ногой, но Асато решительно тряхнул головой.

– Нет, я не чувствую себя ни в чем виноватым. Я должен остаться. Мои действия могут расцениваться лишь как самооборона.

Глория, видя, что его не переубедить, в нерешительности замерла в дверях.

– Ну что ты будешь делать с этим упрямцем! Ладно, может вы и правы. Оставайтесь, если хотите, но отдайте мне все карты и документы. Я их сумею как следует спрятать. После того как все закончиться, вы мне позвоните.

Асато внимательно посмотрел на женщину. Странно, но после всего происшедшего он все же ей верил.

– Хорошо. Лишняя предосторожность не помешает. Он быстро сунул ей в руки тоненький конверт.

– Вот здесь все. Идите и будьте осторожны.

***

Из черного динамика доносились голоса.

– Идите и будьте осторожны.

Альберт Валленштейн, дослушав фразу, наклонился вперед и выключил подслушивающую аппаратуру. На его отвислой губе как всегда висела сигарета. Откинувшись назад в кресло, он грязно выругался, выплюнул окурок на пол и раздавил его каблуком тонкой туфли. Затем развернулся и посмотрел на своих волкодавов, которые сидели на диване за его спиной.

Их было трое. Тупые животные, безжалостные убийцы, слепые исполнители его воли. Их лица уже давно потеряли все человеческое. Поняв движение «патрона» как сигнал к действию, они без лишних слов встали и вереницей направились к двери.

–Да, стойте вы, кретины! – Альберт матюгнулся.

– Вы двое, останьтесь здесь, – сказал он широкоплечим парням с фигурами штангистов-тяжеловесов. – Все равно не умеет ходить тихо.

– А ты! – он ткнул пальцем в грудь угрюмого мужчины со сломанным носом, по видимому отставному боксеру. – Как только девка уйдет, сразу же поменять номерки на дверях. Сделать так, как было. И смотри, чтобы тихо!

Он снова выругался.

– Черт бы побрал этого Пеле. Я же его предупреждал, что парень прыткий. Да ничего…

В его глазах заблестел дьявольский огонек. – Нет худа без добра. Этот япошка еще пожалеет, что к нам приехал.

Он разразился смехом, который прекратился также резко, как и начался.

– А вы! – кивнул он штангистам. – Как только здесь все уляжется, поедете домой к той куколке, и привезете ее вместе с бумагами. Да смотрите, не попортите … бумаги!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru