Сквад. Часть 2. Похищение «Черного орла»

Эдуард Семенов
Сквад. Часть 2. Похищение «Черного орла»

Глава 4

Стол, стул. На столе разложен шашлык, свежие помидоры, огурцы, лук. Стоит кувшин. В кресле-качалке сидит крупный мужчина с черной бородой и зеленой повязкой шахида на лбу. Он одет в камуфлированную форму. На коленях разобранный автомат. Он его чистит. На заднем фоне окно без рамы. В окне видны горы. На подоконнике стоит спутниковый телефон со сферической антенной. В комнату входит еще один мужчина, невысокого роста, тоже кавказкой внешности, и также как и первый одетый в камуфлированную форму. У него в руке брошюрка с арабским текстом.

Али садиться рядом берет кусок мяса, откусывает, жует, проглатывает. Вытирает руки о полотенце, которое подносит ему женщина в парандже.

– Что, Магомет-джан, устал ждать?

Магомет тяжело вздыхает и снова берется за автомат.

– Мы воины ислама, мы должны воевать с неверными, а не сидеть в горах, сложа руки.

Али пьет из кувшина. Ставит его назад на стол.

– Ты же знаешь. Операция уже полностью спланирована, нам осталось только узнать объект на территории России для нашего карающего удара и получить достоверную информацию о том, что на наш счет в швейцарском банке перечислен причитающийся нам гонорар.

Звонит телефон спутниковой связи. Али показывает рукой на него.

– Вот видишь, аллах услышал твои просьбы.

Снимает трубку, говорит по-русски с кавказским акцентом:

– Алло, Ганс, добрый день. Как погода в Аргентине? Спасибо. У нас тоже все хорошо.

Немного молчит, слушая, что говорят в трубке.

– Это очень хорошая новость, Ганс. Очень хорошая. Подожди, я достану карту.

Магомет одним движением сдвигает еду в сторону. Достает карту раскладывает ее на столе.

Али говорит в трубку.

– Так в каком квадрате. Хорошо.

Водит по карте карандашом.

– Все нашел. Еще какие-то указания будут. Нет. Тогда конец связи.

Кладет трубку. Многозначительно смотрит на Магомета.

– Здесь.

– Да.

Карандаш упирается в точку на карте. На ней написано "Оздоровительный лагерь "Орленок". Карта будто протыкается стержнем. И снова попадает на территорию лагеря "Орленок".

Глава 5

Такой же карандаш в руках у вожатого, он им играет в руке. Перед ним чистый листок. Вокруг сидят ребята, вожатая, все выкрикивают различные названия песен.

– Давайте, споем песню из кинофильма "Солдаты".

Поют. "Дембель едет домой!"

– А может агутинскую "Границу".

Поют. "Паровоз к нам мчится. Прямо на границу…"

– Нет, тогда уж лучше песню из репертуара группы "Тату".

Все смеются.

– Она не патриотическая.

– Зато модная. Нам весь зал будет подпевать.

Вожатая рассуждает.

– Думаю, жюри это не понравиться. Что, ребята, вы никаких патриотических песен не знаете?

Бобер вспоминает.

– Ну, у "Любе" есть песня про "Туманы".

Вожатый записывает: "Солдаты", "Офицеры", "Туманы", потом говорит:

– Ребята, это хорошие песни. Но они не совсем в тему. И есть большая вероятность, что какую-то из них обязательно выберут и "рейнджеры".

Лукас спрашивает.

– Ну, какую же тогда выбрать?

Вожатый предлагает.

– А давайте, возьмем какую-нибудь старую песню.

– Какую?

Вожатый берет гитару, которая лежит рядом с ним, начинает ее подстраивать:

– А вот эту, к примеру?

Поет песню из кинофильма "Офицеры"

– От героев былых времен…

Песня летит над лагерем. Ребята играют в волейбол, купаются на берегу моря, в столовой работают повара, камера движется вдоль моря и чуть в стороне показывает небольшой пирс, возле которого стоит несколько рыбачьих лодок, прогулочных катеров и на берегу с ржавая баржа.

На этом фоне просвечивается карта, по которой движется стрелка в направлении лагеря. Стрелка превращается в военный грузовик, внутри которого сидят хмурые моджахеды. А затем все возвращается назад.

Ребята притихшие сидят в комнате, слушают вожатого.

В кармане Лукаса снова начинает дребезжать телефон. Он вытаскивает его, видит, что звонит мама, смотрит на вожатого. Тот кивком головы разрешает ему выйти.

Лукас выходит на крыльцо. Достает телефон.

–Да, мам!

– Здравствуй, Саша, как дела у тебя?

– Нормально.

–Мы с дедом собрались к тебе приехать завтра. Ты не против?

– Конечно, приезжайте, как раз попадете на наш конкурс.

– Вот и отлично. Тогда до завтра.

– До свидания, мам.

Лукас выключает телефон и смотрит на закат солнца. Где-то вдали играет песня "Мы служим в армии" группы "Скорпионс".

Глава 6

Комната Маши. Хозяйка стоит перед большим монитором и под руководством телетренера выполняет упражнения аэробики. Сквозь громкие звуки диско прорывает звонок, как будто от входной двери.

Маша щелкает пальцами и музыка становиться тише. Она останавливается, вытирает пот со лба полотенцем. И смотрит на стену, где в буквальном смысле слове течет водопад. Когда музыка становится тише, становится слышно журчание водопада. Маша делает еще один щелчок руками, и шум водопада становится тише.

Маша продолжает вытирать волосы, говорит:

– Слушаю тебя, Саша?

В комнате раздается голос Мэддокса:

–Можно войти?

Маша отвечает.

–Да, пожалуйста.

Мэддокс проходит сквозь водопад.

Маша приглашает его сесть. Из ниоткуда появляется кресло. Мэддокс тяжело опускается в него. У него измученный взгляд, красные, как от бессонницы глаза.

Маша садится рядом в кресло, которое также появилось ниоткуда.

– Ты почему такой измученный?

– Я работал почти без сна.

– А почему ты не сжал время?

– К сожалению, в этом режиме это было невозможно.

– Вот как, а ты мне никогда не говорил, что есть такой режим.

– Да, я и сам не знал, что такое может быть.

Маша удивленно смотрит на него. Мэддокс кивает головой.

– Да, в программе появилось новый режим, с неизвестными мне параметрами.

Маша спрашивает и внимательно смотрит на Мэддокса, сразу понимаю, что это серьезно.

– Кто-то из хакеров или Хартманн?

Мэддокс пожимает плечами.

– Боюсь, что и то, и другое. Все очень странно.

Маша интересуется.

– Что именно?

Мэддокс задумчиво.

– В игре стали появляться новые карты с современными объектами.

Маша удивленно.

– То есть?

Мэддокс разъясняет.

–Ну карты, точные копии местности и населенных пунктов не времен Второй мировой войны, а современные. Москва, Лондон, Париж, Буэнос-Аэрос – все будто вчера.

Маша пожимает плечами.

– И что же здесь такого страшного?

Мэддокс продолжает.

– На одной из этих карт, я зафиксировал взлом моего кода.

Маша спрашивает.

– Хартманн хотел снова выйти?

Мэддокс качает головой.

– То-то и оно, что нет. Хартманна через этот код вытащить нельзя.

Маша пытается понять.

– Ну, а что тогда?

Мэддокс встрепенулся, будто вернувшись из забытья.

– А, прости, я засыпаю. Через взломанный код человека вытащить нельзя, по крайней мере пока, но можно будет вытащить туда, – Мэддокс сделал неопределенный кивок головой, -например, самолет или военный корабль, пушку, танк, пулемет, автомат.

Маша захлопала ресницами.

– То есть как это?

Мэддокс разводит руками.

– А вот так. По закону равновесия.

Мария пытается сообразить.

– То есть, если от нас, что-то уйдет, то в наш мир должно тоже что-то прийти. И тоже самое будет там.

Мэддокс качает головой, соглашаясь.

– Да, представляешь любой металлолом взамен пусть и устаревшему, но оружию.

Маша соображает.

– Да, уж. У нас будет свалка отходов, а там кто-то будет неплохо наживаться на антиквариате.

Мэддокс хмыкает.

– Антиквариат – это только начало. За вырученные деньги можно будет нанять целый штат программистов, которые начнут генерировать современные образцы оружия, а потом и в конечном итоге вытащат Хартманна.

Мэддокс поднялся с кресла.

– Я конечно могу попытаться эту дыру заштопать и переписать основной код, но мне нужно время.

– Понятно. А мы можем тебе помочь?

– На нашей территории действуют наши законы, и мы можем не допустить прорыв техники к зоне переброски в реальный мир.

– Да, но как мы обнаружим это место?

Мэддокс взмахнул рукой и перед ним раскрылся экран.

– Не знаю. Могу только сказать, что в месте перехода на карте должно образоваться что-то вроде черной дыры или воронки. Но по длительности это будет весьма короткий промежуток времени. Знать бы, что синие хотят перебросить в реал?

Маша размышляет.

– Ну, это думаю можно узнать?

Мэддокс спрашивает.

– Как?

Маша рассказывает.

– Два дня назад Ганс вошел в контакт с представителями немецкой общины в Аргентине.

Мэддокс озабоченно:

– С кем?

– С Гансом Ульрихом Руделем? Вот посмотри.

Маша включила видеозапись встречи Ганса с Руделем.

Мэддокс просмотрел видеозапись.

– Теперь понятно, почему первый самолет, который прошел через черную дыру был "Юнкерс -87""Штука". Рудель ведь во время войны летал именно на этой машине и именно за это получил свой золотой Рыцарский крест. Тоже, кстати, редкий знак.

Маша кивает головой.

– Это только подтверждает вашу версию. Теперь Рудель применит все силы, чтобы вытащить Хартманна из виртуального мира, но перед этим они получат столько оружия и денег, сколько будет надо, чтобы снова захватить власть во всем мире.

Мэддокс задумчиво:

– Похоже на то. Подожди, подожди, а как ты получила эту запись?

Маша опустила глаза в пол.

Мэддокс спрашивает.

– Ты проникла в сеть?

Маша виновато пожала плечами.

– И сколько времени ты следила за Гансом?

Маша считает.

– Ну, не долго. Я знаю, не надо было этого делать, но другого выхода ведь не было. И потом…

 

Маша подняла голову:

– Если бы не это проникновение, у нас бы не было информации о том, что замышляет Хартманн. Если Вы дадите мне санкцию, то я буду следить за Гансом непрерывно, а Лукас и Бобер с вирпилами организуют постоянное дежурство, и не пропустят ни одного бота на этих картах.

Мэддокс покачал головой.

– Ох, Маша, Маша. Спецслужбы, наверное, с ума сошли, пытаясь выяснить причину, кто эксплуатирует их оборудование.

Маша отвечает.

– Я же пользовалась разной техникой, понемногу. То там, то здесь. Не больше секунды. И я почти не пользовалась оборудованием спецслужб. Только один раз, когда передала картинку ребятам. А спутниковыми камерами слежения я вообще не пользовалась!

Мэддокс облегченно.

– Еще этого не хватало. Ох, не надо было тебе этого делать. Хотя…

Мэддокс с озабоченным видом прошел несколько раз по комнате.

– Хорошо, продолжай наблюдение, спутником больше не пользуйся. Прослушивай телефонные разговоры. Нужно обязательно узнать какое оружие они будут переправлять в следующий раз. Исходя из этого, станет более-менее понятно, где они организуют выход.

Маша спрашивает.

– Как?

Мэддокс обьясняет.

– Для прохода нужно, чтобы карта виртуального мира совпадала с реальной картой и при этом компьютер для выхода должен стоять в непосредственной близости от точки выхода. Где-то в радиусе одного километра. Естественно в точке выхода в реале должен находиться объект, который по структуре и массе совпадал бы с объектом выхода.

Маша вздыхает.

– Теперь понятно. А я еще удивилась, почему была создана карты Аргентины? Вот, куда, значит, попал "Юнкерс".

Маша подсела к компьютеру, нажала несколько кнопок:

– Когда говоришь, был первый переход.

Мэддокс прикидывает в уме дату.

– Где-то два дня назад.

Маша показывает рукой на экран.

– Он уже не в Аргентине. Посмотрите.

Маша разворачивает экран, на котором видна заметка в интернет-газете, где рассказывается о том, что американский мультимиллионер приобрел для своей частной коллекции немецкий штурмовик "Юнкерс-87 "Штука", за 300 тысяч долларов.

Мэддокс после короткой паузы:

– Нужно подключать к дежурству все красные сквады. Всех, кого только можно.

Маша приложила руку ко лбу.

– Ес, сэр.

Мэддокс вздыхает.

– О, боже, что же за монстра я создал!

Глава 7

Аргентина. Фазенда Ганса Ульриха Руделя. Хозяин фазенды и его гость сидят на веранде дома на гамаках и потягивают коктейль из трубочек.

– Признаться, господин Ганс, – обращается Рудель к своему гостю, – изначально все, что было сказано Вами, я воспринял как издевательство над нашей великой национальной идеей.

Ганс, одетый в гавайскую рубаху, шорты и темные очки, потягивает сок, рассматривает окрестности.

Рудель продолжает.

– Но демонстрация Ваших возможностей просто поражает.

Ганс уточняет.

– Это не мои возможности. Это Хартманна.

Рудель отпивает сок.

– Ну, да, да. Просто поразительно, ведь самолет был абсолютно новый. Как будто только с конвейера. Когда я вчера сел за штурвал, то, поверьте, будто скинул с плеч лет сорок не меньше.

Ганс ставит на стол свой сок.

– А мне казалось, что счет с круглой суммой денег убеждает лучше.

Рудель засмеялся.

– Это, безусловно, был самый главный аргумент. Кстати, а зачем Вам потребовалось перечислять почти все деньги этим чеченцам. Неужели эти два мальчишки так опасны? Извините, я стар, и не понимаю, что такого могут сделать эти гитлерюгенд?

Ганс хмыкнул

– У вас когда-нибудь были занозы?

Рудель пытается найти перевод.

– Занозы? – понимает, что имеет в виду Ганс. – А, а, а. Понимаю, понимаю! Вы хотите их убрать?

Ганс отрицательно мотает головой.

– Не совсем. Сначала я хочу их нейтрализовать.

– А потом?

– А потом убрать.

– Но не слишком ли рискованная операция? Сегодня в России спецслужбы уже просто так террористов не выпустят. Как Вы планируете вытащить своих наемников из этого чертова логова?

Ганс объясняет.

– На подводной лодке.

Рудель удивляется.

–А откуда там "кригсмарине"?

– Пока там ее нет. – отвечает Ганс, – Но в нужный момент она появится. Кстати, у Вас есть в Турции люди, которые купили бы такую штуку за пару миллионов долларов?

Рудель достает трубку и прикуривает ее.

– Не перестаю удивляться вашему уму. Любители старинных вещей есть везде и два миллиона это хорошая цена для хорошей вещи.

Тушит спичку.

– И после этого мы приступим к реализации операции "Черный орел"?

Ганс кивает головой.

– Да, после этого нам уже никто и ничто не помешает.

Звонит телефон. Ганс снимает трубку.

– Да, Эрих.

Эрих Хартманн в телефонной трубке.

– Карта готова.

Ганс улыбается.

– Отлично. – Смотрит на часы. – Али, тоже через час будет на месте.

Эрих приказывает.

–Свяжись с ним. И дай все необходимые инструкции.

–Конечно, Эрих, но я думаю, что лучше было бы это сделать после захвата, чтобы исключить вероятность перехвата информации.

–Да, наверное, ты прав. Держи меня в курсе.

– Ок.

Отключает телефон. Смотрит на Руделя. Поднимает бокал.

– Ну, за удачу!

Солнце отражается на стенках бокала.

Рейтинг@Mail.ru