Настоящие друзья

Эбби Ханлон
Настоящие друзья


Abby Hanlon

DORY AND THE REAL TRUE FRIEND


Данный перевод опубликован с разрешения Dial Books for Young Readers, издательского подразделения группы Penguin Young Readers Group, в составе Penguin Random House LLC


Copyright © 2015 by Abby Hanlon

© Крупская Д.В., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017

Machaon®

* * *

Настоящий друг –

обыкновенный ребёнок, которого могут видеть все, но играет он

всё равно только с тобой.

Эй, постойте-ка.

А как же я? Это кто сказал? Неверное определение!



Глава 1
Такая страннаяяя…

Меня зовут Дори, но все называют меня Врушей. Это моя семья.

У меня есть мама, папа, старший брат и старшая сестра, и они обычные люди. Ещё у меня есть монстрик и крёстный фей, и они не обычные, потому что видеть их могу только я.

Мэри – мой монстрик. Она спит у меня под кроватью и целый день со мной играет. Мистер Нагги – мой крёстный фей. Он живёт в лесу, но приходит в случае крайней необходимости. И скоро необходимость возникнет, потому что…

…завтра мой первый школьный день! Я поделилась новостью с Мэри, когда мы играли в нашу любимую игру – клуб физкультурников.



– А, да. Да, знаю. Это там, где фонтанчики! – сказала Мэри. – Там столько детей и взрослых! Йо-хо! Обожаю это место! – сказала она. – Давай собираться!

Мэри решила написать список необходимых вещей.



– Прости, – говорю, – но я не могу это прочитать.

Тогда она прочла сама:

– Возьми, пожалуйста, завтра в школу: папино грязное бельё, колбасу и лимонный сок.

– Какой странный список! – говорю. – Ты уверена, что ни с чем не путаешь школу?

– Ага. Суперуверена! – отвечает она.



– Хорошо, – говорю. – Поверю тебе.



Первым делом мы собрали всю папину ношеную одежду, которую нашли.




Потом я набила грязным бельём рюкзак. И стала похожа на больших ребят, которым задают кучу заданий на дом. Так вот зачем было нужно папино бельё!


Вторым делом мы пробрались в кухню. Повезло – там никого не было. Я схватила пригоршню колбасной нарезки и сунула в портфель. Что правда, то правда: мама всегда кладёт мне слишком мало!



Третьим делом мы добыли лимонный сок.



– Ну ладно. Давай выясним, зачем он мне нужен, – говорю я Мэри. – Сейчас сделаю маленький глоточек, а ты скажешь, что из этого получится.

ОЙ-ОЙ! АЙ-АЙ-АЙ!



– Ну что? – спрашиваю.

– У тебя стали такие ОГРОМНЫЕ мышцы! – сказала Мэри.

– Что ещё? – спрашиваю.



– Все кости в тебе зажглись, как лампочки!

– А ещё?

– Брови стали волшебными!

Не знаю, что всё это значит, но мне понравилось.

– Берём! – говорю.

И тут в кухню входят мои брат с сестрой.

– Что это ты делаешь? – спрашивает моя сестра, Виолетта.

– Ничего, – отвечаю, а Мэри в это время быстро суёт бутылочку лимонного сока в коробку с ланчем.



– Знаешь, Вруша, для школы придётся тебе приодеться. Туда не разрешат ходить в этой старой ночнушке, из которой ты не вылезаешь.

– И разговаривать сама с собой ты в школе не сможешь, – сказал мой брат, Люк.

– И мебель нельзя двигать по классу, чтобы соорудить форт, как ты устроила в прошлом году, – сказала Виолетта.



– Постарайся ничего не выдумывать, – сказал Люк. – Это ВСЁ, что тебе нужно помнить.

– Вот-вот! – Виолетта погрозила мне пальцем. – Что бы ни случилось, постарайся НЕ включать воображение…

– И никому не рассказывать, что у нас в доме обитают монстры, – сказал Люк.

– И помалкивать про миссис Гоббл Крекер! – сказала Виолетта.

– Миссис кто? С ней покончено, – говорю и вру, конечно, потому что до сих пор с удовольствием играю в миссис Гоббл Крекер.



Миссис Гоббл Крекер – воришка, ей пятьсот семь лет, у неё изо рта торчат острые зубы, и она хотела украсть меня и запереть в пещере на веки вечные, но я оказалась увёртлива.

– И главное, – сказала Виолетта, – запомни: ни в коем случае НЕ НАДО БЫТЬ СОБОЙ! Сможешь?



– Вруша! На кого это ты смотришь? – спросил Люк. – Слушай, что тебе говорят!

– Знаешь, зачем мы тебе всё это втолковываем? – спросила Виолетта, тряся меня за плечо. – Эй, проснись! Ты слышишь? ПОТОМУ ЧТО, ЕСЛИ БУДЕШЬ ТАК СТРАННО СЕБЯ ВЕСТИ, НИКТО НЕ ЗАХОЧЕТ С ТОБОЙ ДРУЖИТЬ!



Слова Виолетты одно за другим упали мне на голову, как огромные каменные глыбы, и монстры исчезли.

– Что? – переспросила я.



Виолетта медленно повторила:

– Потому что. Никто. Не будет. С тобой. Дружить.

– Ну и пожалуйста, – говорю, а сама представляю, как сижу на переменке одна-одинёшенька.

– Если хочешь завести друзей, – сказала Виолетта, – ты должна меня слушаться. И до мелочей продумать, как в первый день одеться.

– У меня и без того дел по горло. – Я попятилась из кухни, потом повернулась, взбежала по лестнице на второй этаж и захлопнула за собой дверь.

Со всей скоростью, на какую способна, вытряхнула из шкафа все одёжки и свалила в большую кучу на кровати, чтобы выбрать наряд на завтра.



Я изучала гардероб в поисках самых красивых вещей.



– Шапку – непременно! – велела Мэри.

– Я и сама так подумала.



– А я что надену в школу? – спросила Мэри.

В прошлом году я каждый день приводила Мэри с собой в подготовительную группу. Но сейчас, думаю, ей лучше остаться дома. Особенно как вспомню тот год…



Мэри вечно отпрашивалась в туалет, хотя ей было вовсе не нужно. Просто ей хотелось побаловаться с мылом в раковине. И однажды учительница сказала: «НЕТ, нельзя». А ей-то как раз было нужно по-настоящему! Угадайте, что случилось… Целый потоп.




А ещё выяснилось, что Мэри прячет в парте колбасу.



Ага, а в другой раз она сняла туфли, а потом не могла их найти… И никто не смог. Её было так жалко, что я одолжила ей свои.



Ещё она всем шептала на ухо неприличные слова.

И вечно забывала поднять руку. Выкрикивала с места. И на любой вопрос отвечала: «Курица».



– Прости, Мэри, но тебе придётся остаться дома. В прошлом году ты меня чуть с ума не свела.

Мэри мрачно говорит:

– Но без меня у тебя не будет друга.

– Я себе нового заведу. Настоящего.

– НЕЕЕТ! – ударилась Мэри в слёзы. – Пожалуйста, не надооооо!

Ночью я вся извертелась – столько вопросов жужжало в моих бедных мозгах.





Я разбудила папу и сообщила, что у меня болит животик.

– Не болит у тебя никакой животик, – сказал он.

– Откуда ты знаешь? – спрашиваю.

– Оттуда, что недавно ты рассказывала, что у тебя животик болит в ухе.

– Ну и что?

– Спокойной ночи, – сказал он.

Но я всё равно не смогла уснуть и позвала мистера Нагги.

 


У-ух! Быстро же он явился!

– Я боюсь школы, – говорю. – Не хочу туда идти. Ты должен мне помочь. Можешь махнуть волшебной палочкой? Можешь сделать так, чтобы её не стало?

– Спокойно, – сказал он. – У меня есть план. Сейчас скажу волшебные слова и превращу твою школу в блинчик с маслом, и тогда тебе не придётся туда ходить.

– В блинчик?

– Да, – отвечает он. – Но рецепт крайне сложный, мне понадобится несколько кур, и процесс может занять пару-тройку дней.

– Ладно, – говорю, – годится.

«Блинчик – это очень даже неплохо. Гигантский промасленный толстый блин вместо школы – как раз то, что нужно», – подумала я, закрыла глаза и наконец заснула.



Глава 2
Лучший из друзей

Когда я спустилась к завтраку, Виолетта расхохоталась:

– Мам! Вруша напялила тот же наряд, в каком проходила весь прошлый год! Ей же уже всё мало!

Мама сказала:

– Ну и что, подумаешь. Пусть одевается как хочет.

– Шапка Санты не мала, – возразила я.

– Но это шапка Санты! – завопила Виолетта.

Пока я ела, мама села рядом и сообщила, что я должна запомнить три важные вещи про школу.

1.

– Не двигай стулья и столы по классу.

– Я про это уже знаю! – воскликнула я.

– Ладно, ладно, не волнуйся.

2.

– Не снимай туфли.

– С чего бы мне их снимать?

– Не знаю, Дори. До сих пор в толк не возьму, как ты умудрилась в прошлом году потерять столько обуви.

3.

– Никаких туалетных слов, ни единого! Ты поняла, Дори? Я серьёзно. Говори их сколько влезет дома, в туалете, при закрытых дверях.

– СКУ-КО-ТА!

– Думаю, тебя ждёт супердень, – улыбнулась мама. – Я буду скучать.



Когда мы вышли из дому, Люк сказал:

– Мы с тобой не пойдём, если не снимешь эту шапку.

– Ну и пожалста, – буркнула я.



В школе Виолетта проводила меня до дверей класса. Я вцепилась ей в руку. Сидеть бы мне лучше дома в своей ночнушке.



– Не оставляй меня здесь, – попросила я.

Но Виолетта уже уходила по коридору.

Учительница встретила меня и говорит:

– Давай-ка уберём этот большущий рюкзак, – и с улыбкой проводила меня к шкафчику.

Я моментально в него влюбилась, в шкафчик.

Такоооой длинный! И общий. У него шесть дверок, а не отдельные кабинки, как в прошлом году, так что внутри можно лазать! Я повесила рюкзак на крючок и сразу хотела заползти в уютные тёмные глубины шкафчика, посмотреть, что там, позади рюкзаков, но учительница стояла и ждала меня.



– А теперь поищем твоё место, – сказала она.

Один ученик за моим столом застрял в рубашке.

Я оглянулась: где учительница? Но она помогала кому-то другому.



Ох, батюшки! Придётся самой этим заняться. Я ухватилась за рубашку и тянула, тянула, тянула изо всех сил, пока она не снялась! Это же Джордж! В прошлом году он тоже был со мной в группе.

– Спасибо, – сказал он и свалился со стула.

Поднявшись, он спросил:

– А где Мэри? Ты её привела?



– Нет, – говорю я, смутившись, что он помнит.

– Вот ёлки! Она такая забавная! Мне понравилось, как она передвинула всю мебель.

Рейтинг@Mail.ru