Жаркие ночи в оазисе

Эбби Грин
Жаркие ночи в оазисе

Глава 2

Настоящее время – через неделю после несостоявшейся свадьбы

Арким аль-Саид выглянул из окна своего роскошного кабинета. За последнюю неделю многие его страшные сны стали реальностью. Он был способен думать только о Сильви Девро, которую видел всего дважды… или трижды, если считать ее эффектное появление в церкви. И каждый раз легендарный самоконтроль покидал его.

Теперь Арким расплачивался за это, причем цена оказалась гораздо выше, чем он предполагал.

Гнев пылал в его сердце. Эта женщина – испорченная мерзкая змея, не желающая смириться с отказом. Она не пощадила младшую сестру и расстроила свадьбу.

Однако на подсознательном уровне Арким чувствовал свою вину. Он два раза моментально поддался ее очарованию. Ему приходилось бороться с собой. Это началось в тот момент, когда он впервые увидел ее в холле отцовского дома. Она положила руку на бедро, и можно было с наилучшего ракурса изучить ее соблазнительные формы.

Арким и теперь видел глаза Сильви, которые настороженно расширились, когда она впервые посмотрела на него, ощутила его силу и ринулась в атаку. Она подошла к нему с таким видом, будто весь мир лежал у ее ног. Будто Арким должен был пасть на колени по первому взмаху ресниц. Да, надо отдать ей должное, он тогда чуть не упал, увидев эти прекрасные глаза так близко.

Один глаз был синий, а второй – зеленый с голубыми крапинками. Интригующая аномалия на идеальном лице. К этому прилагались высокие скулы, аристократический нос и роскошные губы, способные мгновенно взволновать любого мужчину.

Тело Аркима оживало и начинало пульсировать под ее кошачьим взглядом, доказывая ему, что иллюзии по поводу того, что он сумел обуздать свои желания, так и остались иллюзиями.

Он крепко сжал губы, пытаясь стереть Сильви из памяти.

Женитьба на Софи Льюис не состоялась. Весьма серьезные инвестиции Аркима в бизнес Гранта Льюиса были под угрозой. Если с этой сделкой ничего не выйдет, он потеряет значительную часть финансов и, что самое важное, впоследствии утратит свое положение в обществе.

Его команда всю неделю отвечала на звонки клиентов, которые начали выражать сомнения в деловой репутации аль-Саида, полагая, что она может оказаться такой же переменчивой, как его личная жизнь. Курс акций стремительно падал.

Газеты раскрутили его историю, карикатурно изобразив персонажей: многострадальный отец держался стоически, ревнивая дочь-скандалистка взяла реванш, нежная невинная невеста стала жертвой, несчастная мать была в ужасе.

А Арким – сын богатейшего лидера порноиндустрии.

Сол Маркс жил, предаваясь излишествам, в Лос-Анджелесе, и Арким не виделся с ним с семнадцати лет. Он поклялся избавиться от гнета позорной репутации отца и даже официально сменил имя, выбрав одно из имен далеких предков со стороны матери. Правда, Арким не предполагал, что его родственники будут недовольны тем, что бастард пытается втереться в их семью.

Мать Аркима принадлежала к богатому аристократическому семейству, живущему в арабском государстве Аль-Омар. Она училась в университете в Штатах, там и встретила Сола Маркса, соблазнившего ее. Наивная и невинная, она сразу поддалась очарованию харизматичного американца.

К тому времени, когда она узнала, что беременна, Маркс уже перебрался к своей новой девушке. Он не желал иметь ничего общего ни с ней, ни с ребенком. Она умерла во время родов, и Сол был вынужден оформить опеку над сыном.

Детство Аркима прошло в английских пансионах и в окружении бесчисленных нянек, а порой с отцом, считающим сына обузой. Сола гораздо больше занимал бесконечный конвейер любовниц, которых он неизменно выбирал из числа порноактрис. У одной из них появился нездоровый интерес к Аркиму, и это научило молодого человека, насколько важен самоконтроль.

Но неделю назад свадьба десятилетия завершилась скандалом, и все его надежды и старания рассыпались в прах.

И все из-за этой рыжеволосой ведьмы.

Ведьмы, которая сумела пробить его сверхпрочную броню. Аркиму было стыдно вспоминать, как трудно было отпустить ее тем вечером из библиотеки… как он хотел ее тогда… Когда Сильви вошла, ему показалось, что она похожа на школьную учительницу: волосы уложены в пучок, бледное лицо, закрытое платье.

Он пришел в себя, только когда Сильви поцеловала его. Что-то было в этом поцелуе, что-то невинное… Господи! Да она пыталась совратить его!

Единственное, что Арким вынес из семи дней унижения и публичного позора, так это желание заставить Сильви Девро заплатить за все. Месть наконец изгонит ее из его головы и из его тела. Раз и навсегда.

Четыре месяца Сильви неотступно присутствовала в секретных уголках его воображения. Она стала причиной бессонных ночей и горячечных снов.

Кроме того, Сильви испортила жизнь своей младшей сестре. Эта прекрасная девушка теперь непреклонна, она никогда не даст Аркиму второй шанс. И стоит ли ее винить? Кто поверит сыну человека, вся жизнь которого – сплошная вакханалия?

Слова, которые Сильви произнесла в церкви, до сих пор звенели у него в голове: «Этот мужчина провел ночь в постели со мной».

Даже сейчас его тело отзывалось на них горечью подавленного желания. Ведь он не спал с Сильви. Это была наглая ложь, сформулированная таким образом, чтобы нанести максимальный урон.

Сильви Девро так сильно его хочет? Что ж, она его получит – ровно до того момента, как он насытится. И тогда он выбросит ее туда, где ей самое место, – в мусор.

Но все будет на его условиях, вдали от ненасытных глаз общественности. Больше никакого вреда репутации.

Сильви выглянула в иллюминатор маленького частного самолета и увидела внизу море песка. А вдалеке, в волнах жаркого воздуха, мерцал город из стекла и стали.

Аль-Омар и его столица – Бхарани.

Считающийся сокровищем Среднего Востока, Аль-Омар был одним из самых прогрессивных государств. Им управляла современная и активная чета. Сильви только что прочитала статью о них в журнале. В статье была фотография, на ней султан Садык и его супруга, королева Самия, держали на руках двух ангелоподобных детей.

Королева Самия была моложе Сильви, и девушке стало грустно при взгляде на ее сияющее и счастливое лицо. Она была скорее приятной, чем красивой, но все же муж смотрел на нее так, будто, кроме Самии, на свете нет других женщин.

Когда-то ее отец так же смотрел на ее мать.

Сильви беспощадно подавила тоску. Она годами вырабатывала в себе цинизм. Султан Садык, возможно, стал другим человеком, но она помнила времена, когда он регулярно посещал кабаре «Амор» и не гнушался приватными свиданиями со звездами шоу.

Не с Сильви, естественно. Вне сцены ее волосы были стянуты в хвост, а одежда скромна, и она оставалась в тени своих гламурных коллег. Ее за это дразнили девушки, да и парни, которые работали в шоу, в основном геи. Ей дали кличку Монашка Сильви, потому что она торопилась домой, чтобы почитать или приготовить ужин, а не на вечеринку с богатыми клиентами. Те ценили кабаре «Амор» за то, что там умеют держать язык за зубами.

– Мисс Девро, самолет заходит на посадку.

Сильви взглянула на красивого стюарда с оливковой кожей, темными глазами и блестящими черными волосами и через силу улыбнулась, внезапно вспомнив о человеке с похожим цветом кожи, волос и глаз. Только тот мужчина гораздо сильнее и опаснее этого милого юноши.

Судьбоносный момент, произошедший две недели назад, вспыхнул в ее памяти. Она вновь ощутила жгучий стыд. Лицо Аркима было настолько мрачным, что было ясно: он не собирается прощать ей этот поступок. Взглядом он будто сдирал с нее кожу.

Арким пошел к ней, метая глазами молнии. Но его опередила мачеха. Она ударила Сильви по щеке с такой силой, что едва не выбила ей зубы.

Ее сестренка побледнела. В огромных глазах Софи появились слезы. Девочка была в шоке, однако на ее лице было написано облегчение. А значит, игра стоила свеч. Сильви не жалела о содеянном. Софи не должна была стать женой Аркима аль-Саида.

Однако, с другой стороны, желание оградить сестру от брака с нелюбимым человеком не было ее единственной мотивацией. Девушка вмешалась в обряд венчания по более серьезной причине.

Арким был единственным мужчиной, который смог пробить защиту Сильви. Она никогда в жизни никого так сильно не желала. Он видел ее настолько обнаженной, насколько никто и никогда не видел, что забавно, учитывая ее профессию. И он грубо отверг ее. Стряхнул, как пылинку с идеального пиджака.

Он не является достойным человеком.

А ее сестра достойна самого лучшего. Того, чего она хочет. Ее красивая, светловолосая, нежная сестренка. Софи – любимица отца, потому что она не напоминает ему покойную жену…

Девушка застегнула ремень безопасности и попыталась не думать о болезненных моментах прошлого, направив ход мыслей в будущее. Однако она понятия не имела, что ее ждет впереди.

Сильви и несколько ее коллег получили приглашение выступить на частном празднике по случаю дня рождения шейха, причем Сильви попросили присоединиться к основной группе позже, и сейчас она летела одна.

Шоу время от времени выезжало на гастроли. Но это… Сильви чувствовала, что здесь кроется подвох.

Она пыталась убедить себя, что все это глупости. Ее ждут другие девочки, они вместе выступят, а потом отправятся домой.

Самолет заходил на посадку. Вокруг простиралась пустыня. Аэропорт вовсе не выглядел столичным: всего несколько зданий и взлетная полоса посреди песков. Сильви нервно сглотнула.

Как только самолет остановился, девушку проводили к выходу, и жара пустыни накрыла ее горячим одеялом. Она едва могла дышать. Сильви моментально вспотела, но не только из-за температуры. Будущее неумолимо приближалось.

Небо над пустыней сияло голубизной, а под ним покоились дюны. Сильви оказалась далеко от всего, что ей было знакомо. Она почувствовала себя чужой. Но за последние недели ее нервы стали гораздо крепче. Теперь мало что могло выбить ее из колеи.

 

– Мисс, вас ожидает машина.

Сильви огляделась и увидела роскошный черный автомобиль. Она надела солнцезащитные очки, спустилась по трапу и подошла к машине. Водитель распахнул заднюю дверцу. На мужчине была длинная светлая туника, из-под которой выглядывали брюки, а на его голове красовался тюрбан. Такому костюму здесь самое место. Сильви почувствовала себя некомфортно в джинсах, балетках и свободной майке.

Кто-то уже складывал ее сумки в багажник, и Сильви улыбнулась. Водитель поклонился и предложил ей садиться.

В салоне Сильви ощутила облегчение: работал кондиционер и воздух был прохладен. Она хотела было заколоть волосы повыше, но ее отвлек хлопок закрывшейся дверцы.

Одновременно произошло очень многое: дверцу заблокировали, водитель скользнул на свое место, поднялся разделительный экран. И наконец Сильви обнаружила, что не одна на заднем сиденье.

– Надеюсь, ты хорошо долетела?

Голос, такой низкий и холодный, такой знакомый, мгновенно отозвался болью в ее груди. Сильви обернулась. Дальше все происходило как в замедленной съемке.

Арким аль-Саид сидел на противоположном конце заднего сиденья. Шикарный автомобиль тронулся, но девушка почти не обратила на это внимания. Сильви бросило в жар и в холод одновременно. Внутри что-то оборвалось. Дыхание перехватило. Она была в таком шоке, что не смогла промолвить ни слова.

Арким был в своем коронном костюме-тройке. Как будто они находились в Лондоне или в Париже. В цивилизованном мире, а не в центре раскаленной пустыни. Он был мрачен.

Сильви услышала внутренний голос: «Ты думала, он ничего тебе не сделает?» Сердце ее бешено колотилось. В глубине души она понимала, что Арким не оставит без последствий ее выходку, но такого поворота не ожидала…

Он протянул руку и снял с нее солнцезащитные очки. Сильви моргнула. Он выглядел безупречно: темные волосы зачесаны назад, открывая высокий лоб, глубоко посаженные глаза блестят над высокими скулами, орлиный нос добавляет аристократичности.

А его губы… Она не забыла вкус его поцелуя, требовательного и страстного. Сейчас на губах Аркима играло подобие улыбки, но Сильви увидела в ней обещание возмездия.

Арким приподнял бровь:

– Ну, что ты молчишь, Сильви? Я буду очень разочарован, если ближайшие две недели ты не сможешь пошевелить языком.

Арким старался не обращать внимания на ускоряющиеся удары сердца, которое как будто проснулось, как только он увидел на трапе самолета привлекательную фигуру. Сильви была стройной и все же очень женственной даже в самой простой одежде.

Роскошные рыжие волосы сияли, как солнце над пустыней. Ее кожа, белая, как фарфор, без малейшего недостатка, была верхом совершенства. Разные глаза, казалось бы, должны были умалять красоту девушки, но только усиливали ее.

Арким начал злиться, потому что Сильви заставляла его думать о сексуальном желании.

Он собирался сказать что-то, но она немного сбивчиво проговорила:

– А где же остальные девочки?

Он бросил взгляд на часы.

– Должно быть, выступают на празднике по случаю дня рождения одного из советников султана, шейха Абделя аль-Хани. Завтра утром они вылетят обратно.

Сильви побледнела еще сильнее, хотя, казалось, это невозможно. Арким вздрогнул, вспомнив ее лицо в церкви, когда он направился к ней. Его опередила мачеха, ударила ее по лицу и разбила губу. Он чуть было не встал между ними, чтобы защитить Сильви. Сейчас это воспоминание было совсем не к месту.

Постепенно девушка успокоилась, на ее щеках вновь заиграл румянец.

– Так почему я не с ними? Что происходит, Арким?

Он был рад, что она рядом; остальные, более сложные, эмоции отступили на второй план. Арким откинулся на спинку сиденья.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, но меня тоже можно называть шейхом. Титул мне даровал султан, памятуя о школьной дружбе. Итак, настал час расплаты. Твоя маленькая вспышка ревности произвела эффект разорвавшейся бомбы, и это не сойдет тебе с рук.

Сильви задрожала. Он безжалостно подавил в себе волнение. Эта женщина заслуживает лишь презрения.

– Ты меня похитил?

Он смахнул пылинку с пиджака.

– Я бы назвал это… отпуском. Ты приехала сюда по доброй воле и сможешь уехать в любой момент… Однако уехать будет не так-то просто, ведь здесь не работает мобильная связь и нет общественного транспорта, поэтому, боюсь, тебе придется подождать, пока я сам не соберусь ехать. Через две недели.

Сильви сжала кулаки и стиснула зубы.

– Да если понадобится, я пойду через пустыню пешком.

На лице мужчины не дрогнул ни один мускул.

– Если повезет, ты продержишься сутки. Для тех, кто не знает, как обманчив песок, такой поход – верная смерть. Не говоря уж о том, что твоя светлая кожа поджарится на солнце.

Сильви чуть не потеряла сознание от страха, но старалась не показывать вида. Она чувствовала себя так, словно падала в кроличью нору, а весь мир перевернулся вверх ногами. Панический спазм сжал ее внутренности.

– А моя работа? Меня ждут.

Лицо Аркима оставалось пугающе спокойным.

– С работой все будет в порядке. Твоему боссу щедро компенсировали твое отсутствие. Наверное, он наконец-то сделает ремонт, который давно планировал. Кабаре на месяц закрывается. Они будут обновлять интерьер, и все благодаря моему пожертвованию.

У Сильви встал ком в горле. Пьер мечтал сделать ремонт и уже несколько месяцев пытался взять кредит в банке. А сейчас самое подходящее время: все будет готово к началу туристического сезона.

Она затараторила:

– Пьер категорически против сольных выступлений. Он всех поднимет на ноги, если я не вернусь, и не важно, сколько ты ему предложил.

Арким холодно ухмыльнулся:

– Пьер обычный человек. Он впадает в транс при упоминании крупных сумм. К тому же его заверили, что ты нанята в качестве учительницы танцев для одной из дочерей шейха и ее подруг. А о том, что ты сейчас со мной, ему знать совершенно не обязательно.

– Я удивлена. – Тон ее стал издевательским. – Я думала, что твои моральные устои не позволяют приближаться ко мне.

Арким больше не улыбался.

– Я решил рискнуть и пойти на компромисс со своей совестью, чтобы получить то, чего хочу, а хочу я тебя.

Сильви чуть не задохнулась.

– Я должна была догадаться, что у тебя нет никаких моральных принципов. Выходит, ты меня купил? Как какую-нибудь девушку по вызову?

– Да ладно тебе… мы оба знаем, что это недалеко от истины.

Сильви не смогла сдержаться. Она резко придвинулась к нему, размахнулась, но Арким схватил ее за запястье. Его пальцы сжались, как стальные наручники, и девушка почувствовала, что ей его не одолеть.

Однако, несмотря на гнев и панический страх, Сильви чувствовала, что между ними все же проскальзывает искра.

– Отпусти меня.

Лицо Аркима казалось высеченным из гранита, а в глубине его глаз сверкала ярость. По спине Сильви пробежали мурашки, хотя она и понимала, что физического вреда он ей не причинит.

– Ни за что. У нас есть незаконченные дела, и мы не уедем отсюда, пока с ними не разберемся.

– О чем ты говоришь? – спросила она, ненавидя себя за то, что ее голос предательски дрожит.

– Я говорю о том, что возьму тебя и буду делать это снова и снова, пока не смогу переключить свой мозг на что-то другое. – И он с горечью добавил: – Да, Сильви, ты сделала это, ты меня покорила.

Она наконец-то сумела высвободиться и отодвинулась.

– Я не хочу тебя, – сказала Сильви. «Лжешь», – шепнул внутренний голос, но она проигнорировала его. Она ненавидит Аркима аль-Саида. – Как только машина остановится, я уйду, и ты не сможешь меня удержать.

Аркима это только позабавило.

– Каждый раз, когда мы встречались, ты демонстрировала, как сильно меня хочешь. К тому же тебе потребуется неделя, чтобы добраться до Бхарани, и еще больше времени, если ты отправишься к границе.

Сильви скрестила руки на груди.

– Это просто нелепо.

Мысль о том, что она проведет ближайшие две недели наедине с этим человеком посреди пустыни, потрясла ее.

– Ты не сможешь заставить меня делать то, чего я не хочу.

В его взгляде мелькнуло что-то насколько откровенное, что девушка покраснела.

– Сильви, тебя не придется заставлять.

Она почувствовала себя такой же оскорбленной, как в тот вечер в библиотеке.

– Это доказывает, что ты ничего не испытывал к моей сестре. Если ты делаешь плохо мне, то делаешь плохо и ей.

Выражение лица Аркима стало скептическим.

– Ты не смеешь говорить о своей сестре! Ты же публично втоптала ее в грязь.

Сильви прикусила язык. Она никогда не предаст сестру. Софи для него слишком хороша. Ничего из этого не вышло бы. Она поступила правильно.

Внезапно Сильви увидела на горизонте какое-то строение.

Арким проследил за ее взглядом и сказал:

– Да, мы почти на месте.

Впереди показался еще один аэродром, меньше первого. На площадке стоял черный вертолет, готовый к взлету.

Сильви пребывала на грани истерики и пыталась вспомнить хоть что-то из курса самообороны, который она прошла после того, как ее пытались ограбить в Париже. Преподаватель говорил, что самое главное – любыми средствами не дать нападающему увезти тебя куда-нибудь. Ведь в таком случае шансы выжить значительно понижаются.

Арким не нападал на Сильви, но она не сомневалась, что, согласившись сесть в вертолет, потеряет надежду на спасение.

Машина остановилась.

– Пора, – сказал Арким.

Она покачала головой:

– Я отказываюсь выходить. Пусть меня отвезут туда, где я приземлилась. Или в Бхарани. Я слышала, что это отличный город. С удовольствием побываю там.

Она надеялась, что он не видит ее отчаяние. Арким повернулся к ней.

– Водитель этого автомобиля говорит только на одном языке, и это не твой язык. Он ответит только мне – больше никому.

– Куда ты хочешь меня отвезти?

– У меня есть дом на побережье, к северу от Бхарани и в ста милях от границы с Буркватом. Мерказад находится на западе, до него около шестисот миль.

Географические подробности несколько успокоили Сильви, хотя она до сих пор не понимала, где они. Она слышала названия, но не бывала ни в одном из этих мест.

Что-то щелкнуло у нее в голове.

– Этот… – ее губы скривились, – гонорар Пьер, полагаю, получит при условии моего согласия?

Арким кивнул:

– Думаю, ты согласишься.

Похоже, выбора у нее нет. Пока что.

– Когда ты приедем, ты не заставишь меня делать что-то против моей воли?

Арким покачал головой, в его глазах вспыхнули тревожные огоньки.

– Сильви, твое согласие обязательно. Я не садист.

Услышав его самодовольный голос, она снова захотела дать ему пощечину, но вместо этого лучезарно улыбнулась:

– Знаешь, в последнее время мне не хотелось работать. Я мечтала о каникулах, которые кто-нибудь оплатит. К сожалению, нам с тобой придется делить жилище, но мы можем не попадаться друг другу на глаза.

Губы Аркима медленно растянулись в улыбке. На его лице было написано неприкрытое сексуальное желание. Он был уверен, что ее бравада улетит с первым порывом ветра, как сорванный листок.

– Посмотрим.

Сильви никогда не летала на вертолете. Хотя она отказывалась признавать это, ее зачаровали волны дюн, которые с высоты напоминали изгибы человеческого тела. Все вокруг казалось ей интересным и незнакомым.

В наушниках раздался низкий голос:

– С левой стороны мой дом, Аль-Хибиз.

Сильви посмотрела налево, и у нее захватило дух.

Дом?! Это был небольшой, но внушительный замок, со рвом, плоскими крышами и стенами цвета охры. Стиль постройки был, очевидно, арабским. Вокруг раскинулись пышные сады, невдалеке сверкало Аравийское море. С высоты это напоминало чудесный оазис, иллюстрацию к сказке.

Вертолет плавно опустился на площадку перед замком, который вблизи оказался гораздо больше.

Их ожидали несколько мужчин в туниках и с тюрбанами на головах.

Лопасти перестали вращаться, и несколько секунд стояла блаженная тишина, а потом Арким выпрыгнул из кабины, и мужчины двинулись ему навстречу. Они сердечно приветствовали друг друга, переговариваясь на каком-то довольно мелодичном языке. Арким радостно улыбался.

Сильви задержала дыхание. Он впервые улыбался искренне. Надо признать, встречи с ней не вызывали у него подобную реакцию. Если не считать сексуальной улыбки, когда его рука оказалась у нее между ног…

– Сильви, выходи. Вертолету пора возвращаться, но тебя он обратно не повезет.

Сильви нахмурилась, стала отстегивать пряжку и отстранила его руку, когда он попытался помочь. Она не заметила, как натянулась майка на ее груди и как замер на ней голодный взгляд Аркима. Если бы она обратила на это внимание, забаррикадировалась бы в вертолете, и хоть трава не расти.

 

Но Сильви вышла наружу, чувствуя себя немного неустойчиво.

Слуги погрузили их багаж на тележку, а Арким повел ее к небольшой машинке, вроде тех, что ездят по полям для гольфа, только роскошной. Он кивком приказал ей сесть, и после молчаливого секундного протеста она подчинилась.

Она действительно здесь застряла. Рядом с ним.

Арким сел за руль и направил автомобильчик к огромным деревянным воротам. За воротами оказался прекрасный парк с фонтаном в центре.

Затормозив, Арким подал Сильви руку, но она проигнорировала этот жест и вылезла сама. На его лице была написана издевка.

– Добро пожаловать ко мне домой, Сильви. Надеюсь… твоя душа здесь очистится.

Рейтинг@Mail.ru