Попаданка для змея

Ясмина Сапфир
Попаданка для змея

Глава 2
Наг в замешательстве

Эманор

«Ты совершенно зря не назначил отбор и для себя тоже. Тебе давно бы пора жениться. Найти свою нари – это очень хорошо для нага. А для высокородного, тем более. Это даст тебе больше силы… Кто знает, может однажды ты станешь императором и все силы тебе еще понадобятся…»

Эманор вспоминал вчерашние слова Ненталя, прогуливаясь по улицам высокородных нагов. Думал. А так думалось значительно легче.

Без навязчивой услужливости челяди. Без императорских советников, которые вечно попадались то тут, то там во дворце повелителя нагов. Без лишних глаз и ушей.

Старший брат всегда был мудрее и предусмотрительней. И его советы никогда не оказывались лишними. Эманор очень любил Ненталя и уважал не меньше. Тот всегда защищал его перед родителями в детстве, и стал неплохим повелителем. Именно благодаря ему наги смогли сосуществовать с другими оборотнями без войн. Вот уже несколько сотен лет.

А высокородные меньше чудили, ощущая железную руку императора, который наказывал даже их за жестокости и злые проделки.

Раньше, попади нагиня из низших слоев в квартал высокородных, ее могли изнасиловать, покалечить и даже убить. Никто ничего не сделал бы. Родственники могли сотни раз взывать к правосудию, возносить молитвы Дельверу – верховному богу нагов. Все было бы без толку. Высокородных не наказывали за проступки против черни, что сама явилась к ним в поселок незванной. Вот если ее вызвали по делу, она служила у кого-то из знати или оказалась посланницей самого императора… Однако и в этом случае наказание прежде оказывалось минимальным. Можно сказать – чисто символическим.

Небольшой штраф, публичное осуждение и непубличное, за глаза – восхищение. Вот молодец! Отымел девку, как следует, клинок обтесал для более благородных нагинь.

В крайнем случае, если изнасилование или убийство совершалось с особой жестокостью – продержали полгода в камере. Со всеми удобствами и удовольствиями. Девки – пожалуйста, любая еда – только закажи. Теплая постель, связь с внешним миром – по первому требованию. Ведь он высокородный, второй после Дельвера. Первые после Дельвера – император и его родственники.

Ненталь медленно приручал народ к новым законам и правилам. Многие поначалу не принимали их. И слова брата Эманора о возможной смене власти не были бравадой… Страшилкой или ерничеством… На императора уже не раз покушались. В последние пару столетий волнения поутихли. Но Ненталь планировал новый переворот в умах и законах нагов…

Он собирался ввести законы и против агрессии в отношении других рас, что зашли в квартал нагов незваными. Раньше с ними дозволялось делать все, что только заблагорассудится. Как высокородным, так и черни. И сетхи нередко этим пользовались.

Убивали почем зря, насиловали соблазнительных женщин. Даже похищали и держали в заложницах, пока жертва не наскучит в постели.

Новые законы, которые готовил Ненталь, должны потрясти государство…

И очередных покушений не миновать. Даже если Эманор не хотел думать об этом, а его старший брат старался не говорить.

Вот почему вначале император решил жениться. Найти свою нари – избранную, ту самую для нага, означало стать сильнее в тысячу раз. Физически и магически.

Правда, само слово «нари» многие уже опошлили, свели до человеческого «сладкая телка». Однако, на самом деле, оно означало – истинная пара.

Лишь высокородные оборотни обладали магией. Причем, каждая раса – своей. Нагам достались боевая магия, внушение, чтение эмоций и способность путешествовать зеввами. Не все высокородные получали дар. И часто те, кто наследовал его, могли лишь что-то одно.

Ненталь умел внушать, подчинять своей воле. И даже не одного – многих. Вот почему ни одно покушение на него не сработало. Охранников можно зачаровать, даже если эти головорезы жизнь отдадут за своего повелителя. Но против сильнейшей в мире нагов магии не попрешь.

Эманор тоже унаследовал этот дар. А еще способность читать эмоции и видеть любые пространственные зеввы – не только те, что в горах – и путешествовать по ним.

И вот пока он раздумывал на эти важные темы, послышалась возня в одном из переулков и приглушенные женские крики.

Эманор рванул туда и… попал.

Трое высокородных пытались насиловать женщину. Эманор не имел права спасать ее. Только лишь вызвать на поединок насильников. Не имел права, пока Ненталь не изменил еще законы и права знати. Но лейдере использовал всю силу императорской семьи нагов, что закипела в крови. Всю мощь, что дарила кровь первых после Дельвера и все свои военные навыки.

Спас и забрал женщину. Зная, что рискует головой. За такой проступок даже императорский родственник мог понести суровую кару. И Ненталь, как бы он ни любил брата, не стал бы делать тому исключение. Слишком он принципиальный и правильный… Слишком дорожит хрупким равновесием между справедливыми и суровыми законами и трепетом перед ними подданных.

Слишком важен для императора новый принцип. Неважно, кто преступник и насколько высок он по рождению, он должен получить по заслугам.

Но иначе Эманор просто не мог.

И у него в голове мгновенно родился план.

Сказать, что присмотрел эту женщину на отбор в качестве мейры – носительницы редкого дара. Ненталь не особенно любил человеческих женщин и ведьм. Так что вряд ли он ее выберет. А, значит, пройдя испытания, к которым Стелла ни дня не готовилась, она станет свободной в конце отбора.

Идея очень порадовала Эманора.

А женщина… просто манила. Он хотел касаться ее, ощущая, как дрожь пробегает по телу, и каждая клетка наливается желанием. Он хотел разговаривать с ней, чувствуя, как ее высокий, мелодичный голос звенит внутри. Будоражит и зачаровывает без всякой там магии…

Он хотел смотреть в ее глаза и не отрываться, чтобы не нарушить магию мгновения. Когда внутри что-то сжимается и расправляется тугой пружиной. Хочется одновременно смеяться и грустить, говорить что-то и просто молчать рядом со Стеллой. Жар разливается под кожей расплавленным золотом и становится невыносимо приятно.

Он еще никогда ничего подобного не испытывал. Как и такого сильного, почти животного желания. Хорошо, что уже много лет как наги начали носить набедренные повязки.

Разговор со Стеллой был подобен игре в человеческие шахматы. Ее ход, и его ответ. Новый ход и новый ответ. Чужая съеденная фигура и своя собственная, отданная на откуп.

Каждый хочет чего-то своего и не раскрывает своих планов.

Эманор пытался прочесть эмоции Стеллы, воздействовать на нее своим даром… Но его ждал неприятный сюрприз. Мейра не поддавалась на магию нагов. Совсем, ну просто ни капельки…

Впервые в жизни он не мог добиться от кого-то того, чего жаждал…

Да еще эта ведьма предпочла его обществу сытный ужин… Неслабый такой удар по мужскому самолюбию и по терпению тоже… Отличный щелчок по носу брата императора, первого после Дельвера.

А ведь лейдере задействовал все свое очарование. Буквально из кожи вон лез…

Эманор пользовался вниманием женщин. Не нагинь, а вообще – женщин. Он еще не встречал ни одну, которая устояла бы… Если не замужем. Да и замужние нередко соглашались на ночь страсти или даже несколько…

Стелла же предпочла жару тела Эманора вкусный горячий ужин…

Неожиданно и неприятно. Наг почти ничего не мог есть, чувствуя мейру рядом, изнывая от желания. Находясь в плену собственных фантазий о том, что можно сделать с ее губами… Которые сейчас блестели от масла… Казались такими лакомыми, такими чувственными, что дыхание спирало и пах словно на костре поджаривали… Колхар и его приспешники!

Какой уж тут ужин?! Лейдере кусок в горло не лез…

А когда Стелла медленно слизывала языком с губ остатки лакомства… Эманор сам не понимал, почему еще не набросился на нее. Не завалил прямо тут, наплевав даже на то, что в гостиную вполне могут войти слуги…

Мейра же уплетала за обе щеки. То одно, то другое! Брала добавки и выглядела донельзя довольной! Она вовсе не притворялась и не играла на публику! Она, правда, наслаждалась едой!

Это злило и одновременно порождало в Эманоре азарт.

Он воспринимал участие Стеллы в отборе Ненталя, как чистую формальность. И уже готовил план по соблазнению этой женщины.

Даже не думая о том, как отнесется к этому брат…

Не размышляя, зачем ему это понадобилось. И не отдавая себе отчета в том, что сейчас рассуждает, как те, кого презирал. Хочу – и все, а дальше – плевать.

– Ну и где вы меня поселите? – спросила мейра, даже не представляя насколько провокационным был этот вопрос.

Вообще-то изначально Эманор не сомневался в том, что поселить Стеллу нужно в его спальне. Со всеми вытекающими последствиями, естественно. Ее волновали касания нага, и он вполне мог разжечь этот костер сильнее. Эманор в этом не сомневался.

Опыта и терпения у него точно хватит! Эта попаданка еще не встречала подобного любовника. Придется проявить чудеса выдержки, потому, что от желания даже кровь шумела в голове. Но лейдере не сомневался, что справится…

Однако Стелла смотрела так, что наг, который уже готовил гостье сюрприз, неожиданно для себя передумал.

– Идем… Если ты уже закончила с трапезой.

Стелла оторвала кусочек хлеба, прихватила чайник, где оставалась еще почти половина горячего напитка, вскинула голову и заявила:

– Ведите!

Как же быстро она из напуганного маленького зверька превратилась в настоящую королеву! Эманору это понравилось. Она могла бы составить неплохую пару… Даже ему…

Колхар и его приспешники! Что за странные мысли? Не иначе, как гормоны совсем расплавили мозг.

Какая еще пара?! Бред! Глупости!

Она очень привлекательна для любовницы. Покувыркаться с такой в постели несколько часов – вот чего больше всего хотелось бы Эманору. Ощущать шелк ее кожи, пить сладость ее губ и вбиваться раз за разом, пока не насытится… Столько дней и ночей, сколько еще будет продолжать гореть внутри это ощущение. Неудовлетворенности от близости Стеллы. Похожее на нестерпимый, непроходящий и ежеминутно напоминающий о себе зуд. Она вполне может стать даже постоянной любовницей на долгие годы…

 

Вполне может… Но не более. Эманор еще не готов даже искать эту самую пару, нари…

Он поднялся и, когда Стелла двинулась к выходу, положил руку ей на спину. Словно ток пробежал по ладони Эманора, ударил в позвоночник, спустился ниже. Желание кипящей лавой разливалось по венам. И одновременно ему нравилось, как будоражит контакт с мейрой.

Все забываешь, все вылетает из головы, и только она становится центром внимания. Одна. И никто и ничто больше.

Даже насущные проблемы государства, Ненталя и отбора кажутся такими незначительными… Подул, как на пушинку – и нет их!

Эманор и Стелла поднялись по широкой лестнице в спальню, которую наг держал для высокородных нагинь, если те оставались в гостях.

Светло-бежевую, с бордовыми занавесками из дорогого бархата на окнах. С изящной мебелью из розового дерева.

– Я распоряжусь, чтобы тебе принесли сменную одежду и пижаму, – произнес наг, пока Стелла оглядывалась.

Почему-то захотелось, чтобы ей понравилось. Чтобы пожелала остаться. Здесь, в замке Эманора. Не на эту ночь… Вообще. Надолго… На сколько именно, лейдере не думал. Он просто не хотел, чтобы она уезжала… Возвращалась в свое общежитие для сотрудников Академии оборотней. Взяла – и переселилась в его замок.

Естественно, со всеми вытекающими последствиями.

Чтобы ночи напролет проводить в постели Эманора…

А свободное от работы мейры и государственных дел лейдере время общаться… Говорить о всяких пустяках, обсуждать, кто и как провел день… Вместе трапезничать…

Эманор вообще не думал сейчас, как подобное будет выглядеть в свете участия Стеллы в отборе Ненталя. Он словно забыл об этом напрочь. Выбросил из головы за ненадобностью…

– Вот тут ванная, – указал наг, стараясь прочистить горло.

– Спасибо, – Стелла двинулась вперед, словно нарочно разрывая контакт руки Эманора с ее спиной. Наг сдержал рычание. Колкар и его приспешники! Неприятно…

Стелла обернулась к лейдере, будто что-то такое почувствовала, и тот натянул на лицо каменную мину.

– Вы позволите мне отдохнуть? Или так и будете наблюдать?

Только теперь Эманор понял, что она хочет остаться в одиночестве. Тогда как его собственные мечты, фантазии и желания неслись совсем в другом направлении…

Наг задумался… Попытаться ее переубедить?

Внезапно мейра так посмотрела… У Эманора в горле пересохло и вдруг его собственные интересы резко отошли на второй план. Он снова сдержал рычание, стиснул зубы, развернулся и медленно устремился к выходу. Будто еще надеялся, что Стелла опомнится и передумает.

У дверей Эманор наткнулся на одного из слуг.

– Вам накрыть в вашей спальне, лейдере?

Наг вскинул голову. Колхар и его приспешники! Властелины подземного царства мертвых! Какого… Он понял, что не сможет спать через стенку от Стеллы.

Только не это! Постоянно чувствовать ее ауру и возбуждаться еще сильнее… Хотя куда уж еще сильнее?

Эманор скрипнул зубами. Неприятно так, что аж скулы свело.

– В нижней спальне. Я сегодня там переночую!

– Да, лейдере. Сейчас все будет готово.

Эманор двинулся вниз по лестнице. Еще ниже и еще… В цокольный этаж замка, где располагались три громадных бассейна. Наги любили плавать и зачастую делали это в холодной воде. Она разгоняла кровь и помогала усилить вторую ипостась.

Отблески воды кляксами света ползали по черным стенам и полу. Гладким, словно стекло. Эманор отстегнул доспех и сбросил набедренную повязку. Понимая, что еще очень возбужден и надо бы что-то с этим сделать, лейдере прыгнул в ледяную воду. Она прохладными пальцами прошлась по телу. Везде. В каждом месте. И мужское естество, что выпирало между роговыми пластинами, медленно спряталось внутрь. Возбуждение не прошло, нет. Просто организм спасал важный для него орган от переохлаждения. И то хорошо.

Одно дело ходить дома с такой штукой под набедренной повязкой, и совсем другое – явиться к Ненталю или еще куда по официальному поводу.

Впрочем, завтра утром Эманор снова встретится со Стеллой… Наг задвигался быстрее, рассекая воду.

Интересно, как она отнеслась бы, увидев Эманора в человеческой ипостаси. В привычной для мейры с Земли?

Идея показалась ему интересной.

Наг прибавил еще скорости, ощущая, как горит тело и словно мелкие иголки покалывают каждую клетку кожи.

Эманор еще никогда не чувствовал себя настолько самцом. Не мужчиной, а именно самцом, встретившим самку в период течки. Который раненый, голодный, еле живой все равно поползет, чтобы ей вставить…

Брр… Такого он еще не испытывал.

Холодная вода постепенно приводила в порядок голову и прочищала мысли. Гребки Эманора стали более размеренными, а движения более точными. Теперь он не раздирал поверхность воды резкими, порывистыми движениями, а скользил, как и положено нагу. Быстро, едва возмущая стеклянную гладь бассейна.

Почему он не может выкинуть эту женщину из головы? И с какой вдруг стати подумал о том, что она вполне ему пара? Это тревожило и не выходило из головы.

До сих пор Эманор воображал женщин где угодно. В своей постели в роли любовницы, в своем доме в качестве служанки. В своей гостиной, как гостий на праздниках… Только не в роли своей… нари…

И уж никак не мог он даже представить на этом месте… человеческую женщину. Попаданку с Земли, которую Академия приютила из-за редкого дара…

Наваждение вроде бы спадало. Эманор уже почти посмеивался над своей странной реакцией на Стеллу. Внезапно раздался звонкий плеск воды и… мейра очутилась практически верхом на наге.

Он машинально крутанулся, и также на инстинктах схватил девушку на руки. Прижал, ощущая, что снова поплыл. Не в смысле задвигался в воде, при помощи мощных гребков и толчков. Поплыл, проникаясь ее близостью.

Будто слабые разряды тока пробегали по коже лейдере – не больно, скорее приятно и будоражаще. Стелла смотрела на нага и все вокруг расширенными от удивления глазами и словно ничего не могла сообразить. Не понимала – как тут очутилась. А Эманор просто растерялся. Наверное, впервые в своей жизни в обществе женщины… Да нет, в принципе, впервые.

Там, где прохладная кожа девушки касалась нага, его тело буквально горело. Между ними прямо искрило. Эманор собирался что-то сказать. Думал что-то предпринять, наконец. Но почему-то сосредоточился на губах Стеллы. Приоткрытых от удивления: чувственных, маленьких, сладких. Чуть влажных, с мелкими выпуклыми каплями из бассейна…

Так и хотелось попробовать их на вкус. Здесь, сразу, ни на что не обращая внимания. Наг даже не понял, как ухватился хвостом за лестницу, на краю бассейна, зафиксировав их обоих в удобном, как ему казалось, положении.

Жар поднимался к голове, вытеснял все связные мысли и вдруг ухал куда-то вниз. Эманор ощутил, что уже даже холодная влага не спасает от жгучего желания. Он вновь чувствовал себя совсем как животное, буквально самец в момент гона. Мозги просто отключились. Эманор впился губами в губы девушки, стискивая ее тело и прижимаясь тем, что снова выскочило из плена роговых пластин, несмотря на холодную воду.

И тут… Стелла забилась в руках нага. Начала суматошно шлепать ладонями о воду, дергать ногами и мотать головой. Эманор ничего не понимал. Она не могла замерзнуть! Он держал Стеллу над водой, на руках, и тело женщины не касалось прохладной влаги.

А сам Эманор был таким горячим, что согрел бы сейчас весь бассейн, посиди он в нем чуть подольше.

Стелла дернулась, чуть не выскользнула из рук нага и тот, наконец-то, немного пришел в себя.

Да что за наваждение! Колхар и его приспешники! Почему ему сейчас плевать на все, кроме этой женщины. Даже не так! На все, кроме причин ее поведения?

Будто нет больше ничего важнее…

Эманор медленно положил Стеллу на край бассейна, и мейра обхватила себя руками… Хотя сейчас была совсем даже не голой. Видимо, все-таки замерзла.

Наг тряхнул головой, пытаясь привести мысли в порядок. Да хотя бы немного остыть! Все его инстикты требовали схватить Стеллу и немедленно, прямо здесь же, продолжить начатое…

Лейдере выбрался из воды и собирался приобнять гостью, согреть ее своим теплом, а потом… потом… Будь что будет… Но мейра вдруг отскочила. Не рассчитала и заскользила по гладкому камню пола мокрыми босыми ступнями.

Эманор не думал – резко двинулся следом, подхватил Стеллу у самого пола и снова стиснул ее в объятиях.

Она почти не трепыхалась. Только смотрела так странно… Словно и желает близости нага и готова сбежать, как только представится случай.

Она еще не проснулась, что ли? Она ведь хотела Эманора! В этом он точно не мог ошибиться!

Наг снова плавился под взглядом удивительных глаз мейры – карих, с янтарными искрами.

Глаза словно у лани, обрамленные длинными черными ресницами, изящно загнутыми вверх, смотрели неотрывно, совершенно не давая подумать о чем-то ином…

А тут еще прозрачный домашний сарафан облепил фигурку женщины так, словно она опять голая…

Эманор попытался сглотнуть, но во рту резко пересохло. Тягучее, странное ощущение упало в желудок и полилось ниже. И враз сознание затопило желание. Снова внезапно и полностью, вытеснив все связные мысли на задний план.

Колхар и его приспешники! Почему он так на нее реагирует?

Как будто женщин веками не видел! Готов сойти с ума от желания! Взорваться от гормональной бури!

– Что я здесь делаю? – неожиданно прошептала Стелла. – Что МЫ здесь делаем? Эманор! Отпустите меня! Я не хочу! Не хочу! Не хочу!

В нага словно молния ударила. Не хочет. Неважно чего. Всего. Его объятий, его близости, поцелуев и всего остального тоже.

В груди кольнуло и появилось странное, незнакомое до сих пор ощущение. Какой-то внутренней пустоты, ненужности… Горечь ощущалась на языке.

– Что я здесь делаю? – чуть менее нервно спросила Стелла.

Эманор только теперь понял – в чем заключалась суть вопроса мейры. Догадался, что попаданка еще не до конца осознала свой особенный дар. Она могла путешествовать зеввами. Которых в замках нагов было море разливанное. Видимо, Стелла просто никогда раньше не сталкивалась с этим видом перемещений. И поэтому ее дар не активировался. А когда Эманор понес Стеллу через пещерный зевв в замок Ненталя, связь между мейрой и пространственными туннелями установилась. И сразу окрепла. Дар заработал на полную катушку!

Мейра задремала и провалилась сквозь зевв из спальни в бассейн… Сама не отдавая себе в этом отчета…

Вот почему она выглядела такой дезориентированной, ошарашенной и напуганной…

Тут любая бы перепугалась!

Но это означало и другое. Магия Стеллы очень близка к магии нагов…

Эманору почему-то было приятно это открытие.

Как и кое-что другое… Мысли лейдере моментально потекли в выгодном ему русле… Он понял, как нужно теперь действовать. И как добиться желаемого…

Наг попытался благодушно улыбнуться.

– Мой замок пронизан зеввами. Ты воспользовалась одним из них. Ввидимо, совершенно бессознательно. Если немного потренируешься, начнешь чувствовать их и сможешь управлять даром. Но для этого тебе придется бывать в домах нагов и в нашем квартале. А здесь… как ты знаешь, небезопасно…

Эманору очень нравилась тщательно выстроенная цепочка рассуждений. Она вела к тому, что мейре ну просто необходимо посещать его замок… Жизненно необходимо.

Иначе дар начнет вытворять что угодно.

Лейдере дал мейре немного времени, чтобы свыкнуться с услышанным и добавил:

– Ты же, наверняка, уже знаешь, что зеввы буквально повсюду. Они есть и в вашей Академии, и в квартале людей, и в кварталах оборотней. В любой точке пространства. И если не умеешь ими пользоваться, но обладаешь даром перемещения, можешь в любой момент провалиться в незнакомый зевв. Вот как сегодня. И даже попасть в беду. В твоих интересах побыстрее оседлать дар…

Вдруг Стелла прервала Эманора, хотя никто прежде такого не делал. Да и сам наг примерно наказал бы любого, кто посмел перебить его речь.

– Я поняла. Я замерзла. Можно мне как-то снова попасть в прежнюю комнату? Или вы так и будете меня разглядывать? Честное слово, вы и так меня до ужаса пугаете…

Последние слова резанули по нервам и растеклись по телу ядовитой жидкостью. Он… ее… пугал… Меньше всего Эманор хотел бы добиться такого эффекта. Желания, страсти, подчинения… Все это было бы не лишнее… Особенно сейчас, когда терпение лейдере на исходе и возбуждение время от времени совсем отключает голову…

Только не страх…

Интерес, любопытство – они соединяют. А вот испуг… разделяет безвозвратно… Гонит прочь от того, что его вызывает. Если, конечно, мейра не боится ощущений, что порождает в ней близость нага…

 

Это нужно срочно проверить!

Эманор осторожно поставил женщину на ноги, с сожалением выпуская ее из объятий.

– А так? Так я тебя не пугаю?

Стелла тихо ойкнула и сморгнула, потому что Эманор обратился в человека. Правда, в полной боевой готовности. Ее близость не давала нагу расслабиться. Однако его это не смущало ни капли. Разве что причиняло неудобства. Нормальная мужская реакция на соблазнительную женщину, которая свалилась в бассейн и выглядит в мокром платье, как голая…

Стелла смутилась, покраснела и отвела глаза. Эманор усмехнулся – ему нравилась ее реакция. Наг повторил свой вопрос. Вкрадчиво, видя, как румянец заливает уже не только щеки мейры, но и уши, и грудь.

– А так я тебя не пугаю?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru